Восхождение до небес

Слэш
NC-17
Завершён
179
автор
Hellish.V бета
Размер:
31 страница, 4 части
Описание:
Рику в жизни посчастливилось иметь за спиной надежного человека, лучшего друга, одно присутствие которого придавало сил и заставляло двигаться вперед, наплевав на все преграды. Это дорогого стоило.
Посвящение:
Всем этим отчаянным людям, лезущим в горы, несмотря ни на что. Восхищаюсь их упертостью!
Примечания автора:
Написано на #Блиц_БМ в группе https://vk.com/violetblackish по руне Эваз https://d.radikal.ru/d02/2012/a1/04daf3eb8b7f.jpg

Обложка https://a.radikal.ru/a09/2012/10/1abee6913ce2.jpg

Все события этого рассказа выдуманы, любые совпадения, в том числе и с именами героев, являются чистой воды случайностью.
При описании восхождения на вершину Эвереста и спуска с нее я опиралась на подробное описание маршрута по Северному хребту, чтобы хоть постараться сохранить достоверность)) А понять и описать ощущения героев так высоко в горах мне помогли воспоминания, личные дневники и блоги реальных восходителей, находящиеся в открытом доступе в сети. Очень затягивает))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
179 Нравится 40 Отзывы 38 В сборник Скачать

2. Между небом и землей

Настройки текста
— Надо спускаться, — прокричал Рик Тайлеру и фотографирующему их на фоне красивейших гор планеты Нами. Ветер ревел в ушах, буквально сдувая их с вершины, прогоняя из своих владений. Приходилось держаться друг за друга, кошками вонзившись в заледеневший снег. С севера надвигалась густая облачность, все быстрее скрывая вид на долину. Это нервировало. Очень. Сняв варежку, Рик задеревеневшими пальцами ткнул в дисплей смарт-часов. По времени они вполне укладывались, но если буря продолжит двигаться в этом направлении, то их накроет прямо на спуске. Словно услышав его мысли, зашипела рация, и раздался чуть искаженный помехами голос Лиз — их куратора в базовом лагере: — Ребята, Свен. Кто меня слышит? — Да, Лиз, — Рик поспешил ответить, нажав клавишу приема у закрепленной на пуховике в районе груди рации. — Это Рик. Мы слушаем тебя. — Где вы, Рик? И где Свен? — обеспокоенно спросила Лиз. — С долины надвигается буря. Это будет что-то адское. По прогнозам она накроет спуски и вершину часов через пять. — Мы еще наверху, — ответил Рик, обеспокоенно переглянувшись с Тайлером. — До второго лагеря нам спускаться часов шесть. Свена мы видели часа полтора назад, они уже шли вниз. — Мы миновали Вторую ступень, — сквозь треск помех пробился усталый голос Свена, вклинившегося в разговор. — Тяжеловато спуск дается. Будьте аккуратнее, Рик. Мы чуть не потеряли Маркуса, под ним лед обвалился, — он часто дышал, прерываясь. — Хорошо шерпа из другой группы успел его на страховку зацепить. — Ребята, — снова заговорила Лиз. — Вам нужно скорее возвращаться. Спускайтесь как можно ниже. В третьем лагере есть кислород? — Не знаю, — Рик понимал, что ночевать в третьем лагере без кислорода сравнимо с самоубийством — организм не выдержит так долго в «зоне смерти». — Не проверяли, когда были там. Мы не планировали в нем останавливаться при спуске, — он снова посмотрел на своих попутчиков, и они почти синхронно кивнули. — Будем пытаться спуститься на семь пятьсот. Там заночуем. — Мы собирались спуститься на шесть четыреста, — откликнулся Свен. — Но теперь по ситуации. Если буря будет стремительно приближаться, мы тоже заночуем на семь пятьсот. — Удачи! — пожелала Лиз. — Оставайтесь на связи, буду держать вас в курсе. Снег повалил, когда они подошли ко Второй ступени. Крупный, тяжелый, он сильно снизил их скорость. Порывистый ветер превращал его в почти непроницаемую метель, швырял в лица до предела изможденным альпинистам, залепляя стекла очков, ухудшая и так не идеальную видимость. Резко потемнело, хотя до заката оставалось не меньше четырех часов. Грязно-серые сумерки окружили скалы, метр за метром захватывая территорию, зловещими тенями наполняя ущелья, пиявками прилепляясь к голым камням. Теперь они шли в обратном порядке — Тайлер первым, Рик снова в центре, а Нами замыкающий. При спуске с почти отвесной скалы, к которой шерпы еще в начале семидесятых годов для удобного подъема и спуска прикрепили лестницу, пришлось расцепиться. Спускаться по ней в связке было невозможно. Рик старался не выпускать из виду фигуру друга, спустившегося уже почти до середины. Навалившись грудью на каменный утес, он прижимал своим весом страховочный трос. В этом не было необходимости, но так ему самому было гораздо спокойнее. — Давай же, Тай, давай, — шептал он скорее себе, ведь тот вряд ли бы расслышал, даже примись он кричать изо всех сил. — Еще немного… Ветер вгрызался в камни, с ожесточением нападая на глупого человека, забравшегося туда, где ему быть не предназначено. Он словно мечтал проучить. Закрутить. Скинуть в четырехкилометровую пропасть, разверзшуюся под ногами. Чтобы знал свое место и больше никогда не покушался на чужую территорию. Но Тайлер был ему достойным соперником. Рик увидел, как заметался луч его фонаря, сместившись левее, уходя с узкого опасного карниза. Справился. Он перевел дыхание и, закрепив свой трос к страховочной веревке, тоже полез вниз. Спускаться ему было гораздо проще, там внизу ждал Тайлер, и эта простая мысль очень помогала Рику, заставляла собраться — все действия выходили слаженными и четкими. Пока дожидались Нами, сошли с карниза, укрывшись от ветра, который усиливался с каждой секундой, в неглубокой нише в скале. Фигура спускающегося шерпы была почти неразличима в налетевшей метели. И их неподвижные тела тоже засыпал снег, постепенно превращая в ледяные статуи. Постоянно стряхивать его с одежды сил уже не оставалось. Они экономили последние крохи, пытаясь сохранить драгоценный запас на то, чтобы вернуться. Веки потяжелели, набрякли. Казалось, что на каждом висит по пудовой гире, и Рику огромного труда стоило держать глаза открытыми. Но невероятным образом удавалось. Только благодаря этому он и увидел, что произошло. Нами ступил на карниз, отцепляя карабин от страховочного троса, чтобы снова закрепить его уже на перилах, но резкий порыв ветра буквально сбил его с ног и швырнул в пропасть. Бедный шерпа только и успел взмахнуть руками, тут же исчезая в темноте. — Нами! — попытался крикнуть Рик, но вышло лишь хриплое шипение. — О, господи… Нет… Тупое оцепенение, вызванное холодом и кислородным голоданием, отступило. Осознание того, что Нами больше нет, в полной мере пока еще не дошло до его сознания. Рик сел, встряхнувшись, как собака. И застонал в голос, начиная понимать в какой ситуации они с Тайлером оказались. У Нами в рюкзаке остались все запасы кислорода, предназначенные на спуск, и теперь они покоились на дне пропасти, вместе с телом несчастного шерпы. Рик судорожно завозился, проверяя датчик на своем баллоне. Оставалось еще больше половины — они сменили их на новые перед Второй ступенью. Проклятье! Этого все равно не хватит для того, чтобы спуститься до второго лагеря. Максимум до третьего. Но и в этом Рик уверен не был. Усилием воли подавив поднимающуюся откуда-то из глубины панику, он наклонился к Тайлеру. — Тай! Поднимайся, — Рик потряс задремавшего друга за плечо. — Нам надо идти, слышишь? — Рикки… — еле слышно прохрипел Тайлер в ответ. — Да, я сейчас иду. Давай еще пару минут посидим?.. — Нет, Тай, нет, — сев на колени и загородив его от ветра, Рик пытался образумить, потерявшего ориентиры друга. — Мы не можем сидеть! У нас кислорода даже до восьми тысяч не хватит! — Так у Нами же есть еще? — недоуменно спросил Тайлер, понемногу приходя в себя. — Нами нет! — крикнул Рик, поднимаясь. — Его сдуло! Упал! — Черт… — в шоке пробормотал Тайлер. — Черт… Буря превратилась в самый настоящий буран, когда они, оскальзываясь и падая, имея перед собой только один ориентир — веревку, к которой были пристегнуты, добрались до Первой ступени. Кислорода у Тайлера совсем не осталось. Он остановился, сняв маску, уперся руками в колени и часто тяжело дышал. Выглядел при этом так, словно сию секунду грохнется на снег и больше не поднимется. Рик, хоть и сам чувствовал себя ужасно, за друга все же переживал гораздо больше. — Потерпи немного, — просил он, подойдя ближе, и подставил свое плечо, чтобы Тайлер мог на него опереться. Прислонил к его лицу свою кислородную маску. — Дыши, вот так. До лагеря метров триста. Продержишься? — Постараюсь, — прохрипел Тайлер, распрямляясь. — Надеюсь, там все-таки есть кислород. — Я тоже, — еле слышно прошептал Рик и обхватил его одной рукой за талию, помогая двигаться. До третьего высотного лагеря им предстояло преодолеть еще одно серьезное препятствие, и Рик молился, чтобы у Тайлера хватило сил пройти его. Он слабо себе представлял, как в таком состоянии будет карабкаться по этой шаткой лестнице, протянутой между льдинами. А тащить по ней бесчувственное тело друга — вообще казалось невыполнимой задачей. Кислород из последнего баллона, который они разделили на двоих, неуловимо таял. Уже сейчас было понятно, что до убежища растянуть его не получится. Перед глазами у Рика то и дело возникали черные точки, которые невыносимо хотелось отогнать рукой. Страдающий от кислородного голодания мозг выкидывал непонятные фортели, и отлавливать такие моменты становилось все сложнее. Холод, терзавший тело последние часы, вдруг сменился удушающим жаром, и Рик огромным усилием удерживал себя от желания расстегнуть или даже сбросить к чертям ставшую неимоверно тяжелой куртку. Еще и Тайлер, которого он заставил держаться за обвязку на своей талии, то наваливался на него, резко догоняя, то, наоборот, дергал назад, когда отставал. Скорость передвижения упала почти до нуля. Лестницу они проползали на четвереньках. Рик пропустил Тайлера вперед, лично пристегнув карабин его страховки к перилам, и упал на колени на краю пропасти, руками вцепившись в крайнюю перекладину, таким образом, пытаясь хотя бы по вибрации узнать, дошел ли тот до другого края. Видимость была всего на пару метров, и Тайлер очень быстро пропал из его поля зрения. Когда железо перестало подрагивать под его пальцами, Рик, как был на карачках, так и пополз вперед, сосредоточив все внимание на том, куда он ставит руки и колени. Добравшись до противоположного края, чуть в стороне он обнаружил Тайлера, лежащего на боку без движения. Подполз к нему ближе и попытался прислонить кислородную маску к лицу. Но бросив взгляд на датчик, с ожесточением отбросил ее и бесполезный баллон в сторону. Кислорода у них больше не было. Это даже не хреново. Это смерть. Дышать и так практически невозможно, а ветер и снег еще больше усугубляли проблему. — Тай, — позвал он друга, почти наваливаясь сверху. Больше всего хотелось лечь рядом и закрыть глаза. Дать своему телу долгожданную передышку. — Тай… Нам надо идти, поднимайся. Осталось совсем чуть-чуть, — Рик уговаривал не столько Тайлера, сколько самого себя. Он понимал, что от почти отключившегося друга добиться сейчас чего-либо практически нереально и тормошил его только для того, чтобы самому не поддаться панике. А паника, как спрут, уже запустила свои отравляющие щупальца в сознание. Накатывала волнами, путая мысли. Они с Тайлером оказались совершенно одни, словно на краю вселенной, вдали от цивилизации и людей. Помощи ждать не от кого, в такую бурю на высоту, где они застряли, не полезет ни один альпинист. Надеяться и полагаться можно было только на свои силы, но Рик не чувствовал уверенности в том, что он сможет вытащить и себя, и Тайлера из этого дерьма. Воспаленные глаза обожгли злые слезы, тут же подмерзая коркой на нижних веках. Он рывком сел. — Хрен вам, — бормотал он под нос осипшим от холода голосом, приподнимая Тайлера. — Не собираюсь умирать. Точно не здесь. Подняться с двойной ношей оказалось совсем не просто. Тайлер весил тонну. Он хоть и был в сознании, но помощи от него ждать не приходилось. Рик скинул всю свою экипировку: рюкзак, веревки, карабины. Онемевшими руками стянул то же самое с Тайлера, оставив им только кошки. Сверился с навигацией в часах — до третьего лагеря осталось чуть больше ста метров. Даже если там нет кислорода, то они хотя бы смогут укрыться в палатке и переждать в ней бурю. Лишь бы дотянуть. — Держись, Тай, черт тебя дери! — ругался Рик, пытаясь взвалить безвольное тело друга на спину. Еле переставляя ноги, придерживая Тайлера, всем весом навалившегося на него, Рик чувствовал себя медведем-шатуном, которого выдернули из спячки, и он потерянный бредет по лесу неизвестно куда. Хоть деревьями и даже самыми зачуханными кустами тут и не пахло, в помутненном сознании Рика рисовалось, что они находятся в непролазной чаще, где-нибудь в лесах Амазонки, а не на продуваемом всеми ветрами хребте высочайшей горы в мире. Внутри все дрожало от напряжения. Глаза уже мало что различали из-за залепившего очки снега, видимость была нулевая. Но в голове билась одна единственная мысль. Он. Должен. Дойти. Рик поздно понял, что склон под ногами резко пошел под уклон. По голому камню заскрипели кошки, и он, вскрикнув, полетел вниз, из последних сил вцепившись в Тайлера, чтобы не потерять его. Пару метров пролетев по склону, Рик врезался бедром в небольшой уступ, остановивший их нелепое падение. Боль отрезвила и на удивление прояснила в мозгах. Отряхнувшись, Рик подполз к Тайлеру, который лежал поодаль все так же без движения. Казалось, он и не заметил их короткого, но стремительного полета. — Тай, ты как? — стерев рукавом снег с очков, Рик пытался определить урон, нанесенный другу. — Очнись, слышишь! — он потряс его за плечо. — Мы должны двигаться, иначе все… Тайлер еле слышно застонал и что-то сказал. В вое ветра Рик не смог разобрать. Он наклонился еще ближе, прикоснувшись лбом к его виску. — Я не смогу, Рикки, прости… — расслышал, наконец, он слабый голос друга. — Иди без меня… — Ты с ума сошел? — от злости у Рика даже усталость отступила. Он отпрянул, заглядывая Тайлеру в лицо. — Я не оставлю тебя здесь! — У одного… больше шансов… — прохрипел Тайлер, собрав последние силы. — Иди… Только… — он судорожно вздохнул и непослушными одеревеневшими пальцами стянул с лица маску. — Поцелуй меня… и иди, Рикки… От шока Рик даже не нашелся, что ответить. Так и нависал над ослабевшим другом, глядя прямо на его потрескавшиеся от холода губы, и думал, что от нехватки кислорода у него уже начались слуховые галлюцинации. Тайлер сейчас действительно это сказал? Попросил его… поцеловать? — Ну же, Рик!.. — надрывным шепотом воскликнул Тайлер. — Не хочу… умирать, не испытав, каково это… целовать тебя… Со… — он задыхался, выдавливая из себя слова. — Со старшей школы… об этом мечтал… Все, что задержалось в воспаленном мозгу Рика, когда он, поддавшись на уговоры не вполне адекватного друга, сорвал с себя маску и, наклонившись еще ближе, прижался к ледяным губам, — это то, что Тайлер не хочет умирать! Эта фраза билась в голове набатом, пока они нелепо шевелили обмороженными губами, изображая подобие поцелуя. Не хочу умирать!.. Не хочу умирать!.. Не хочу… И в этот момент Рик понял, что не сдастся на милость смерти. И Тайлеру не позволит. Великая гора не получит свою жертву. Не в этот раз! Не сегодня! Оторвавшись от Тайлера, который, потратив на эмоции последние силы, снова отключился, Рик огляделся по сторонам. Ветер чуть поутих, и видимость улучшилась. Спасительный лагерь, с наполовину заметенными снегом палатками, был от них всего лишь в десятке метров. Стиснув зубы, Рик обхватил Тайлера под грудью и поволок в сторону ярко оранжевых пятен, видневшихся на пологом склоне. Затащив безвольное тело в палатку и задернув молнию, Рик обессиленно повалился на скрученный спальник. Под веками распускались ярко-алые цветы. Розы. Как в замедленной съемке — лепесток за лепестком, прямо до черной, как бездна, сердцевины. Сердечный ритм снизился до критической отметки. Рику казалось, что время между сокращениями жизненно-важной мышцы растянулось на часы. Он судорожно вдохнул разреженный воздух и потерял сознание. Сколько он провалялся в отключке, понять было невозможно. Очнулся резко. Сел, со стоном хватаясь за голову. В ней словно миллионы микробомб взорвались одновременно. Кровь отхлынула к конечностям: кисти со ступнями горели огнем, словно Рик без подготовки опустил их в кипяток. Рядом в бреду метался Тайлер. Значит жив! Они оба живы. Снаружи все также завывал ветер. Стенки палатки сотрясались под его порывами, но прочная ткань сдерживала удары стихии, прогибаясь, но не сдаваясь яростному напору. Рик нашарил в кармане фонарик и, достав его, включил. Широкий луч света, словно ножом разрезал темноту и задрожал, прыгая из угла в угол. От холода мелко потряхивало. Взяв себя в руки, Рик первым делом обыскал палатку. Кислород! Им очень нужен кислород! И когда под вторым спальником обнаружились два полных баллона с драгоценным газом, Рик чуть не заорал от радости. Сейчас он держал в руках их с Тайлером жизнь. Продышавшись сам, он попытался надеть кислородную маску на Тайлера, но сделать это оказалось не так-то просто. На смену апатичному состоянию, в котором он пребывал последнюю часть пути до лагеря, пришла лихорадочная активность. Он мешал Рику, откидывая его руки, срывал с лица маску, бился и вертелся. — Жарко, — прохрипел Тайлер, сдернув с себя перчатки, и попытался расстегнуть куртку. — Почему так жарко, Рикки?.. — Тише, тише, — Рик удерживал друга, прижав его руки к груди. — Успокойся, Тай! — борьба отнимала жалкие крохи последней энергии, которую просто необходимо было восполнить, дав организму долгожданный отдых. — Ты должен расслабиться. Жар сейчас спадет. Это от обморожения, — он снова натянул ему перчатки. — Ну же, Тай. Ты же все это знаешь. Подыши. Рик снова прислонил к лицу Тайлера маску и облегченно выдохнул, когда тот притих, успокоившись. — Вот так. Хороший мальчик. Он устало повалился рядом. Хотелось спать, глаза слипались, но Рик заставил себя снова приподняться. Сначала следовало оповестить базовый лагерь, что они с Тайлером в относительной безопасности. По пути к лагерю несколько раз кто-то пытался вызвать их на связь, но у Рика не было ни желания, ни сил ответить. Нащупав рацию на груди, он нажал на кнопку, вслушиваясь в треск помех на линии. — Лиз, это Рик, — наконец произнес он. — Слышите меня? — Да, Рик, — тут же отозвался взволнованный голос Лиз. — Где вы? Тайлер и Нами с тобой? — Мы в третьем лагере, на восьми тысячах. Тайлер со мной, но очень плох. А Нами… — Рик немного помолчал. — Нами сорвался на Второй ступени. Его нет. Мне очень жаль. — Боже… — выдохнула Лиз. — Как вы? Сможете ночь продержаться? Утром мы вышлем вам помощь. Сейчас невозможно подняться, сам понимаешь, — в голосе Лиз прозвучали извиняющиеся нотки. — Все нормально, думаю, ночь переживем, — оптимистично ответил Рик, понимая, что в такую погоду спасатели не выйдут из базового лагеря, иначе они рискуют и сами не вернуться. — У нас есть немного кислорода, до утра растянем. Надеюсь, удастся поспать. — Если что, вызывай в любой момент. Я всегда на связи. И… Удачи, Рик! Он поблагодарил Лиз и, отключив рацию, откинулся обратно на спальник. Извернувшись, достал и развернул второй. Подтянулся ближе к Тайлеру и накрыл их сверху, с облегчением закрывая глаза. Тайлер дрожал от холода, но хотя бы успокоился, не метался больше в лихорадочном припадке. Уже балансируя на тонкой грани яви и сна, Рик расслышал его слабый голос: — Обними меня, Рикки, так холодно… Не став разбираться, показалось ему или нет, Рик повернулся на бок и, неловко обхватив Тайлера, притянул к себе. Сквозь маску кожу щеки согрело горячее дыхание. Так вот — вдвоем, тесно прижавшись друг к другу, было действительно теплее и… спокойнее, что ли. Даже сквозь слои объемной высотной экипировки Рик вдруг ощутил, как гармонично и естественно размещается в его объятиях худощавое, поджарое тело Тайлера. Сам он был покрупнее, более широкоплечий, более мускулистый, а Тайлер был… изящный. Слово всплыло в голове как-то само собой, и Рик понял, что именно так и думал всегда о друге. Он казался именно изящным. Тонковатые, по сравнению с его, запястья, длинные пальцы, тонкая талия и узкие бедра. Высокий. Красивый. Словно пшеничный колосок. Даже волосы — светло-русые, выгорая на солнце, становились золотистыми. Но, несмотря на всю свою внешнюю хрупкость, этот чертяка был вынослив, как слон. В этом Рик ему всегда уступал. И во всех их авантюрах именно Тайлер являлся тем, кто поддерживал, подбадривал, делясь с Риком своей неуемной энергией. Но в этот раз… Поддержка требовалась ему самому, и, похоже, пришла пора Рику быть опорой для своего самого близкого друга. Ведь по сути никого роднее Тайлера у него не было. С родителями, как уехал из родного города, созванивался только на праздники, а навещал и того реже. Школьные приятели давно отдалились — никто из них больше не разделял их страстное увлечение горами. А с Таем не проходило и дня, чтобы они не увиделись или хотя бы не созвонились, не говоря о том, что восемь из двенадцати месяцев в году они мотались по всему свету в поисках приключений. Вдвоем. Всегда. Ни разу порознь. Проснулся Рик от… поцелуев. Как бы странно это ни звучало в той ситуации, в которой они находились. Несмотря на дикий холод, царящий в палатке, было даже как-то жарко. И темно. Фонарь погас, израсходовав весь свой заряд, пока они спали, и Рик не различал даже силуэтов, только чувствовал. Чувствовал, как чужие губы скользят по его освобожденной от маски щеке, спускаются на заросший щетиной подбородок, проходятся по губам, задевая запекшиеся кровью трещинки. Сухие, нежные поцелуи. Легкие касания, на грани невинности, но почему-то будоражащие невероятно, до замершего дыхания. — Тай… — выдохнул он, окончательно выныривая из сна и в полной мере осознав, что происходит. — Что ты?.. — Рикки, — хриплый голос в темноте полоснул по и так напряженным до предела нервам. — Я не хотел тебя разбудить, прости. — Какого ты творишь?.. — Рик настолько растерялся, что даже не предпринял попытки скинуть разлегшегося на нем Тайлера. — У тебя с головой все в порядке? — Нет, — как-то на удивление спокойно ответил Тайлер, отстраняясь. — Давно уже не в порядке, — он глубоко вздохнул, словно перед прыжком в воду. — Я окончательно и бесповоротно свихнулся. — Объяснить не хочешь? — Рик извернулся в поисках баллона с кислородом, машинально отметив хриплое, с присвистом дыхание Тайлера.  — А ты еще не понял? Лица Рика коснулась маска, и он с удовольствием почти до головокружения вдохнул живительного газа. В голове чуток прояснилось. — Что я должен понять? — он перехватил руку Тайлера, прижимавшую маску к его лицу, и наощупь, ориентируясь на шумное дыхание друга, прислонил уже к его. — Я ни хрена не понимаю, что происходит. — Люблю я тебя, вот что происходит… — на грани слышимости ответил Тайлер через несколько вдохов. — Давно уже… Я столько лет пытался бороться с собой, а где-то полгода назад пришло ясное осознание, что это не изжить уже никогда, — слова полились из него неиссякаемым потоком. — Я бесился и мотал тебе нервы, прости. Хотел признаться и боялся твоей реакции. А сейчас сломалось что-то. Мы никогда раньше не были так близко к смерти, и еще больше я испугался, что так никогда и не скажу. Зашуршала одежда, и Рик почувствовал, как Тайлер улегся рядом, прижимаясь к его боку. Шока от неожиданного признания он, на удивление, не испытал, словно всегда подсознательно знал это и был готов. А может, просто организм в условиях выживания не был способен на сильные эмоции, экономя тем самым энергоресурсы для борьбы за жизнь. Но никакого отвращения к Тайлеру не появилось, наоборот — пришла странная нежность, захотелось утешающе обнять, пригладить вечно торчащие прядки светлых волос, заглянуть в глаза и сказать что-нибудь ободряющее, по типу «мы что-нибудь придумаем, не переживай, дружище». Эта фраза, прокрутившись в мыслях несколько раз, показалась Рику до безобразия глупой, и он промолчал. Но, повернувшись, все же обнял Тайлера, притянул ближе, зачем-то уговаривая сам себя, что так теплее, правильнее и вообще… им еще немного осталось продержаться до утра.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты