Малиновый чай

Гет
R
Завершён
28
Размер:
100 страниц, 19 частей
Описание:
В ее голос можно закутаться, как в пуховую шаль, и позабыть о всех неприятностях, горестях и проблемах, которые навалились на плечи после войны. Только вот обстоятельство, которое заставило ее спеть - отнюдь не радостное. У Малфоя вновь замирает из-за этого сердце. Черт бы побрал эту Грейнджер.
Посвящение:
Ребятам с канала https://www.youtube.com/channel/UCEHky4TJcwmlHhLgUbFhlYQ. Я правда очень хотела сделать сергерину, но в итоге все уперлось в драмиону. Надеюсь, вы зацените мои душевным (и не только) муки.
Примечания автора:
Не бойтесь читать кроссовер. Основная история - драмиона. Но последние главы будут для фанатов сергирины( если вы не знаете , что это, значит вы не знаете, что такое юнафанфикшин)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
28 Нравится 27 Отзывы 14 В сборник Скачать

13.Поспеши

Настройки текста
      Малфой сидел за обеденным столом и наблюдал как Нарци –девочка ложкой ест шоколадный торт, отчего прислуживающие домовики были в шоке.       Шестидесятилетняя женщина счастливо улыбалась, проглатывая еще одну ложку лакомства и будто бы не чувствовала перемен, которые произошли в их жизни за последние месяцы.       Сначала Малфоя, который в первое время соображал туго, это не беспокоило, но сейчас что-то едкое поднималось у него в душе, стоило умалишенной матери улыбнуться еще раз столь беззаботно. — Тилли, спасибо за ужин. Если что я у себя в кабинете, пришли туда снотворного зелья ближе к ночи.       Домовик только грустно посмотрела на хозяина, который почти не притронулся к еде и, как всегда, спокойно пошел в свой кабинет, где уже несколько месяцев подряд работала на очередным проектом.       Все домовики жалели молодого хозяина, у которого два месяца назад умерла супруга, обожаемая всеми эльфами. — Поттер, если тебе так нужны результаты исследования, то ты с легкостью мог бы отправить сову с просьбой. Я бы тебе отослал отчеты, — принялся ругаться Драко на незваного гостя, который нежданно-негаданно встретил его около двери в столовую. — Думаешь я горю желанием видеть тебя? Ну в общем, немного все же да. Но официально, Джинни попросила меня навестить тебя, потому что беспокоится. И Джеймс беспокоится. Даже миссис Уизли переживает. Твои домовики сказали, что ты плохо ешь и спишь — я вижу что это не слухи. — Сам Гарри Поттер пришел спасти меня? Что за ирония. Если серьезно, Поттер, я очень благодарен за неравнодушие, но я справляюсь. Сам справляюсь со всем этим.Спасибо еще раз. Ты наверное хотел забрать исследования черномагических ошейников, который передал мне на прошлой недели. Так я его сделал, — парень взмахнул палочкой и вынул из воздуха необходимые бумаги. — Драки Малфой, я вижу, что ты хороший работник, что и говорить. Но кроме твоей работы, ты должен хотя бы попытаться вернуться к прежней жизни. Попытаться — это ключевое слово.Джинни приглашает тебя на ужин.Мы приглашаем тебя на ужин. И Джеймс будет крайне зол, что его любимый крестный не придет.       Драко замер, вглядываясь повнимательнее в лицо Поттера, которое не излучало больше прежнего раздражения или злости, которое можно было заметить при их встречах до этого. — Для Джеймса, только ради Джеймса. И да, я что-то должен принести к столу? Это правила хорошего тона.       Гарри усмехнулся и пожал плечами. — Себя принеси, это уже будет слишком много.       Начальник отдела магических преступлений коротко простился и сразу же аппарировал, оставив Малфоя в растерянности и в каком-то предвкушении, смешенным с безнадежностью.       Такое же чувство зародилось в душе в ночь, когда умирала Гермиона.       С одной стороны тогда он чувствовал, что это конец, но вместе с тем в душе жила ребяческая надежда на чудо. Но магия, какой бы силой они не обладала, оказалась бессильно.       Драко мог лишь уложить сотрясающейся тело девушки на колени и смотреть в ее глаза, наполненный смертным ужасом, который серебряной паутиной слез спускался по лицу.       К этому времени Гермиона уже практически не могла двигаться, говорить и даже дышала с трудом, но светлый разум плескался в ее глазах. В ту ночь же на лице образовались две черные дыры. Гермиона Грейнджер тогда буквально на руках у него превращалась в окоченевшее тело, кровь в котором остывает с каждой минутой все больше и больше.       И когда судороги прекратились, а черные дыры превратились в остекленелые омуты — Драко как-то запоздало понял, что чудо не произошло.       Чудо вообще происходит редко и как то странно, не справедливо. Почему этот гребаный воскрешающий камень не мог принадлежать Грейнджер — она не меньше Поттера сделала для этой войны. Почему не была найдена эта проклятая живая вода, о которой он писал куда только мог. Но ее не присылали.       Бесконечные вопросы продолжали множиться даже на следующий день, когда домовики пытались привести его в чувства, после ночи, когда их хозяин разнес спальню в припадке ярости. И даже, когда Гермиону Малфой помещали в семейный склеп Малфоев под дружный плач ее друзей и близких, мысли никуда не исчезали — их становилось только больше. Пока они все не вытесняли на поверхность одну — а что если она сказала правду?       Речь конечно шла об истории с кубиками. Про второй мир, где есть Гермиона Грейнджер, живущая в другом теле и под другим именем. И вот, что заставило Малфоя выйти из оцепенения и начать делать хоть что-то.       Только вот со стороны он все еще выглядит подавленным мужчиной, которого съедала тоска по жене. Но его съедала тоска по тому миру, вход в который он пока что не может найти.       Вот и сейчас Драко хотел провести вечер копаясь в древнекельтских манускриптах, где были собраны мифы о существовании «отраженных» миров. — Черт бы побрал этого Поттера, — недовольно прошипел себе под нос Малфой, автоматически приглаживающий отросшие белесые волосы. — Тилли, пожалуйста попроси приготовить шоколадный торт. Да, такой который нравился миссис Малфой.И упакуйте его. Я наведаюсь в гости.

***

      Дом Поттеров в Годриковой лощине был похож на уютное жилище волшебников, которые могут себе все позволить, но не кичатся этим.       Ухоженный газон с аккуратными рядами желтых цветочков (подобранных без сомнения по цвет факультета), детские качели, игрушки рядом с ними, шикарная летняя веранда с уютной кованной скамейкой. А это Малфой еще даже внутрь не вошел.       Прискорбно.       Драко откашлялся и аккуратно постучал в дубовую дверь. — Иду, иду. О боже!!! Драко! — ему на шею сразу же кинулась Джиневра Поттер, изрядно раскрасневшаяся после стояния у плиты. — Я тоже рад тебя видеть, Джиневра. Подозреваю, что еще минута — и мы больше не увидимся, — с опаской глядя на стоящего в дверном проеме Гарри, заключил мужчина. — Джеймс! Дядя Драко принес твой любимый торт. Отнеси пожалуйста на кухню, солнышко, только не вздумай вместе с Альбусом его съесть сразу же.       Джеймс как раз протиснувшейся к Драко широко улыбнулся, демонстрируя отсутствие передних зубов и, схватив коробку, тут же исчез. — Ну. Что встал? Проходи, — Гарри пригласил мнущегося на пороге блондина внутрь. — Как-то неловко даже. Обычно Грейнджер задавала вам все самые важные вопросы — а сейчас как-то странно. Как хм, работа? Как дети? Как дела с магическим садом?       Джинни грустно улыбнулась, услышав неуклюжие вопросы мужчины. Гарри лишь вздохнул. — Иди лучше с мальчишками повозись. Они всегда с тобой как-то легче находят общий язык. Я подойду позже — надо помочь миссис Уизли переправить все то, что она приготовила в Норе. — Ну вот опять она со своей едой. Я ей говорила, что…       Драко уже не слышал семейные разборки, а шел на кухню, где удобно устроившись на высоких деревянных стульчиках сидели мальчишки Поттеры и по очереди облизывали ложку, которую терли о бок шоколадного торта. — Мамку боитесь да? — произнес Драко, заставив пацаненком дернуться от неожиданности. — Ешьте, только тихо. Я потом сжимающее заклятие применю, никто и не заметит, что вы немного покусали торт.       Младшенький Альбус, который всегда очень осторожно относился к Драко вдруг счастливо взвизгнул и сразу же отправил полную ложку шоколадной массы в рот. — Только уж сильно не злоупотребляйте. Пара-тройка ложе и ни-ни. А то ваша мама заподозрит. А эта женщина страшна в гневе.       Джеймс, уже съевший свою часть лакомства, медленно и задумчиво произнес. — Жалко, тете Гермиона бы позволила. — Это тебе бы она позволила, а потом на меня бы обрушилась пострашнее вашей матери. Ну ладно, пойдемте, ты говорил, что тебе подарили настольный квиддич. — Да!!! Папа подарил, но так ни разу не сыграл с нами — слишком много дел на работе. Сыграешь с нами? — Думаю да. Квиддич — это то, во что я в любое время не прочь сыграть. — А почему ты не играешь в команде аврората? Ты же хороший игрок? — Боюсь, роль ловца в аврорате уже занята, а на других позициях я не играл никогда. — Да, папа ловец, но он сам говорит, что это не честно — что квиддич слишком неуравновешенная игра. — Какой Поттер умный, заслужил свои десять очков. Ладно не отвлекайся, выбирай команду.       Так прошло полтора часа — время которой впервые за внушительный промежуток жизни, Драко не заметил. Ему просто до безумия было весело рубиться с детьми в волшебный квиддич, лишний раз негодуя, что в его детстве такого не было.И как всегда их идиллию нарушила мисси Уизли, зашедшая к комнату к своим внукам без предупреждения. — Джеймс-Сириус Поттер, почему твои носки разбросаны по всей комнате, а кровать не заправлена? Сейчас ты бежишь целовать бабушку, а потом наводить порядок.А ты Альбус? Почему лежишь на спине мистера Малфоя? Разве воспитанные дети так себя ведут? — Ну мисси Уизли он мне не мешает… — попытался оправдаться мужчина. — А то-то я не знаю отчего тебя так перекосило. Через двадцать минут ужин, чтобы все были в полном составе. Вас, мистер Малфой, это тоже касается, — сказала старушка, прикрывая за собой дверь. — Бабуля всегда так. Сейчас еще папу ругать будет по чем свет стоит? Да, Джеймс? — Да. Но раньше бабушка практически не злилась, видимо, девушка останавливал. Но дедушка умер… — Дядя Драко, а тетя Гермиона вмести с моим дедушкой теперь живет? — хлопая огромными зелеными глазищами спросил Альбус. — Или она с дядей Роном? — Я думаю, это был бы хороший расклад, по крайней мере тетя Гермиона была бы рада. Идем руки мыть, что ли, — слегка замявшись сказал Драко.       Когда они с мальчишками садились за стол Драко все еще пребывал в своих невеселых мыслях, крутящихся вокруг одиночества после смерти.       Но Миссис Уизли не была настроена сидеть с кислой миной и окружающим это не могла позволить, отчего начала весело щебетать о успехах малыша Фреда, который рос точной копией Флер, о успехах Чарли, о Перси, который дослужился уже до неведомых вершин в министерстве. — Драко? Ты почему не ешь? Я это что ли зря готовила? — озорная старушка осуждающе на него посмотрела.       Драко выдавил из себя полуулыбку и проглотил ложку мясного рагу, которое, как и вся еда для него, не имело вкуса. — Ну, я же говорила. Вкусно, правда? Это я для Джинни приготовила, это ее любимая еда — ей после родов надо бы вкусно питаться.       Джинни на это лишь улыбнулась и проглотила еще одну ложку. — Гарри Поттер, ты не рад что ли тещу свою видеть? Али какие дела поинтереснее есть в газете твоей? — Простити Миссис Уизли, это по работе. Мне нужно закончить читать донесение, на недели готовиться спецоперация по поимке особо опасного оборотня… — Это все отговорки, мог бы и после ужина почитать. Эх. Ну и черт с тобой.       Миссис Уизли еще недолго о чем-то говорила, но Малфой ее не слышал — его сморил сон после сытной еды, которую его впервые за несколько недель заставили съесть не в микроскопических количествах. — Драко? Ты спишь? Ты уснул что ли? Проснись, — кто-то тряс его за плечо. — Да… — Драко резко вскочил на ноги и чуть не упал о резкого движения.       За столом уже никого не была, посуду и грязные тарелки терли зачарованные щетки, остатки еды экономная Джинни уже разложила по контейнерам. — Ты совсем не спишь, да? И похоже не ешь? — Почему, вот сегодня, я даже смог задремать, возможно из-за того, что это был единственный шанс сбежать, — неумело пошутил Драко. — Это серьезно, Драко! Нельзя так над собой издеваться. Гермиона очень не хотела, чтобы было так, переживала за тебя. До последнего переживала. Знала, подруга, что так будет, поэтому оставила для тебя письмо, которое ты должен был бы получить в случаи, если перестанешь справляться. Похоже ты терпишь фиаско.       Драко благоразумно промолчал, затаив дыхание в ожидании письма.       Джинни пошла в спальню за посланием, а в этот момент в кухню вбежал Джеймс, беспокойно защебетавший — Дядя Драко, тебе плохо? Ты заболел? Или у тебя так же болит серце из-за тети Гермионы, как и у бабушки по дедушке? — Немного. Я скучаю. Мне теперь не с кем пить чай, говорить. И это кто-то странно. Но…       Мальчишка от чего–то просиял, полез в шкаф, где Джинни держала посуду и извлек оттуда кривоватую зеленую кружку. — Смотри это я сам трансфигурировал камень. Папа сказал, что это мусор. Но я подумал, что тебе понравится. Правда? Я дарю ее тебе, чтобы ты не умер от печали. Чтобы ты всегда думал о нас, когда пил чай. Хорошо? Не умирай, дядя Драко, — ребенок обнял за туловище сидящего мужчину, опешевшего от такого напора. — Джеймс… Спасибо. Ты настоящий друг. И вместе с тем лучший в мире крестник.       Сероглазый парнишка призвал и, заметив дверном проеме маму, выскользнул из кухни. — Опять своего любимого Джеймса с пути истинного сбиваешь. Ну в общем ладно, сегодня можно.       Джинни протянула голубой конверт запечатанный красным сургучем.       Драко лишь открыв его почувствовал прилив небывалого счастья. Письмо было написано тремя разными чернилами с буквами, скачущими то вверх то в низ, не очень напоминало идеальные работы Грейнджер, но очевидно было, что это писала она.       Гермиона писала письмо для него, когда руки уже не очень слушались. Драко Малфой — начну с очевидной вещи. Ты хороший человек, если не сказать большего. Ты может быть не самый открытый приветливый, но несомненно, зла в тебе нет. И даже не пытайся сейчас спорить со мной. За злодея, кем ты себя почему-то считаешь, я никогда бы ни вышла.       Я знаю, что ты храбришься. Знаю, что прячешься от меня в своем кабиненте, где страх выгоняешь бесконечно работой, доводя себя до одурения. Я знаю, что после того, как меня не станет, ты будешь делать ровно то же самое. Я не хочу встретить тебя в раю раньше времени — дай мне время отдохнуть, хорошо? Поживи, заботясь о себе. Пожалуйста. Не хочешь ради себя — подумай о Джеймсе и Джинни, о Гарри и Нарциссе. А как же домовые эльфы? Ты не можешь оставить их без руководства. И наконец вопрос, который ты поднял совсем недавно. Почему ты решил, что я тебя не люблю? Как эта шальная идея прокралась в твою светлую голову? Не спорю, я люблю Рона и сейчас, но он для меня как светлый образ человека, которой был рядом и многое значил. А ты мое настоящее, которое я выбрала. Прошу заметить, я сама тебя поцеловала — ты бы наверно так не решился бы, настроив между нами преград из условностей. Я люблю тебя сегодняшнего и откровенно веселюсь, как глупо ты вел себя в Хогвартсе. Представляешь как бы упростилась наша жизнь, начни мы наши отношения тогда?       Я знаю что тебе нравятся мои песни. Я знаю, что ты в восторге от моего голоса. Который ты должно быть уже и не услышишь. Но я знаю, что у тебя золотая память, особенно если разговор идет об исполненных мной песнях. Вспомни ее и прокрути тот момент, как я ее пела.

Разбить дорогую посуду об стол, Шандарахнуть противный шкаф. Это конечно — не хорошо, Но лучше так, чем никак. Иди- не бойся сделать первый шаг, Не бойся казаться смешным. В жизни так много напастей, чудак. Поэтому ты поспеши. Поспеши пожить, как хочешь, как хочешь Поспеши пожить о души. Угнать на край света на старом авто Убежать, улететь, унестись. Это, мой друг, совсем не легко, Так за поручни крепче держись. Сказать все обиды «хорошим» друзьям, Разбив пару сердец. Это, парень, не лучший вариант. Но все же, шагни уже в жизнь. Иди- не бойся сделать первый шаг, Не бойся казаться смешным. В жизни так много напастей, чудак. Поэтому ты поспеши. Поспеши пожить, как хочешь, как хочешь Поспеши пожить о души.

Еще живая и любящая тебя Гермиона Малфой.
      Драко долго смотрел на бумагу, прокручивая в своей голове момент, когда она, завернувшись в белую шелковую простыни сидела рядом с ним на кровати и пела эту незатейливую маггловскую песенку. — Джинни, спасибо. Вы сегодня меня с Гермионой спасли.       Джинни в ответ лишь крепко обняла мужчину, которого до самого последнего момета любила его лучшая подруга.       Вечером, вернувшись в удивительно пустой, по сравнению с домиком Поттеров Менор, Малфой попросил у домовых принести ему в комнату чай, его любимый, малиновый.       Драко улыбнулся, усаживаясь в кресло, которое в последнее время ему заменяло и кровать одновременно, налил красной жидкости в подаренную крестником кружку. Сделал глоток. И почувствовал что мир вокруг погас.
Примечания:
У меня есть одна идея, которую я в меру своих способностей плохо могу осуществить. Я хочу сделать песни, которые пела Гермиона реальными. Прям тречки замутить. Но музыку написать я не в состоянии. Поэтому сделала пробную версию только со своим голосом. Если вдруг кто хочет поучаствовать в сеем мероприятии и сможет помочь с музыкой - буду благодарна( пишите).
Кто сможет послушать песню без музыки - вот мелодия https://vk.com/music/playlist/150910681_3
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты