Северус.

Джен
NC-17
В процессе
2837
Размер:
176 страниц, 25 частей
Описание:
Северус Снейп в начале третьего курса учебы ГП подвергается нападению дементоров и его место занимает наш соотечественник. Этим все сказано.
Посвящение:
Самому Снейпу. Думаю он этого заслуживает.
Примечания автора:
Попаданцев в этого персонажа мало, а без слэша еще меньше.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2837 Нравится 1098 Отзывы 1221 В сборник Скачать

Глава 15

Настройки текста
      — Фууух... Ну ты крут! Это, вообще, что было?!! У тебя каждый поход так? Как тебе в голову пришло девушку тащить в такое место? Чем ты думал? А если бы мы погибли? — выдает тираду Тонкс, стоит ей только отойти от неприятных последствий аппарации, — Это. Это...       — Недопустимо, — смеясь, подсказываю я.       — Да, недопустимо... Тьфу, да ну тебя. Знаешь, как мне было страшно? Я хрупкая девушка, между прочим, а не аврор.       — Как хорошо, что ты об этом вспомнила. Надо добавить в программу развлечений романтические ужины при свечах, балы, светские рауты, примерки нарядов...       — Ай, да ну тебя, я чуть не об... Чуть не умерла со страха, а он еще издевается. Никогда больше не попрусь с тобой неизвестно куда.       — Убедила, я полностью осознаю свою ошибку, на следующее дело пойду один.       — Только подумай об этом! Я тебе этого никогда не прощу! Никогда не думала, что наш профессор зельеварения так отрывается! Только не сразу, давай хоть немного времени пройдет, чтобы это все хоть как-то переварить.       — Договорились. Предлагаю отметить удачное заключение сделки парой рюмок чая.       — Точно! Пара стаканов огневиски точно не помешает. И не надо мне говорить, что мне еще рано, я уже давно все пробовала... Ой! Только маме не рассказывай... — завершает она смущенно.       — То есть обо всем остальном, ты думаешь, рассказывать можно?       — Нет, то есть да, то есть... Короче, ты мужчина, ты и думай, — выдает девушка столь нужное мне философское суждение, — Что будем делать дальше?       — Я уже сказал — снимаем твой стресс в Хогсмите.       — А ты не забыл, что наше появление вместе может вызвать у окружающих некоторое?.. Удивление, — Ехидно спрашивает она.       — На память не жалуюсь. И в зеркало с утра смотрел. Оборотка, по-твоему, на что? — усмехаюсь я, доставая флакон. Девочка все еще не отошла от шока.       Спустя минуту Нимфа уже находится в компании сероглазого блондинчика со смазливым лицом и пухлыми губами. Осталось только сменить мантию. Этим и занимаюсь, пока Тонкс пытается справиться с приступом хохота. — Ну что, мисс Тонкс, в путь? — спрашиваю я, удерживая фирменноей Снейповское выражение лица на неприспособленной для таких "упражнений" физиономии, чем вызываю новую волну веселья.

***

      В Трех Метлах сегодня людно, однако свободный столик нашелся, хоть и, как назло, на самом видном месте. Из алкогольных напитков в этом заведении — только сливочное пиво и огневиски. Пить тошнотворный напиток, именуемый здесь пивом, я могу только под наркозом. Значит придется ограничится вискарем, что тоже не вызывает восторга. Как не крути, это самый нелюбимый мною алкогольный напиток, даже водка в дружной мужской компании, да под хорошую закуску — и то лучше.       — Ну что? Готова к строгому взысканию от своего декана? — спрашиваю, разливая отраву по стаканам.       — И что со мной сделают? Отчислят? — фыркает Нимфа, — Скажу, что с женихом могу делать, что хочу.       Слава Богу, мы еще не выпили, иначе подавился бы. Интересно, это она серьезно уже настроилась, или это шуточки такие? В мимике Снейпа на такие случаи "масок" не предусмотрено, поэтому пришлось продемонстрировать голливудскую улыбку, от которой поперхнулась уже Тонкс.       — За такое не грех выпить до дна, — поднимаю стакан, лихорадочно прощупывая эмоции девушки. Вроде серьезно, с нотками иронии.       — Не представишь нам своего кавалера, Тонкс? — раздается звонкий голос.       Черт. Только стоит расслабиться и на тебе, нарисовалась компания из трех старшекурсниц. Две когтевранки и барсучиха.       — Питт. Брэд Питт, — слегка киваю головой, не вставая, и вновь демонстрирую белоснежную улыбку, пока Нимфа соображает с ответом.       — О, что-то новенькое, — протягивает блондинка, бесцеремонно усаживаясь за наш столик, — А как же?..       — Не твое дело, Мэри! — обрывает ее моя "невеста", которая сейчас вдруг стала сверкать фиолетовыми волосами.       — Да ладно тебе, подруга. Как долго ты собиралась скрывать от нас такого интересного мужчину? — пропела девица, которая, по видимому, была главной в этой компании, — Может, твой друг сам расскажет о себе?       — Мой любимый цвет черный, родился в июле, окончил Дурмстранг, квиддичем не интересуюсь, нравятся умные и тактичные девушки, — отвечаю, раздумывая, как бы поэлегантнее сплавить этих дур, — Надеюсь, я полностью удовлетворил ваше любопытство, леди Мэри.       — Мужчина, который не болтает о квиддиче? Да вы просто идеал, — продолжает доставать Тонкс барсучиха, — Случайно, не в конце июля, как наш национальный герой Гарри Поттер? Слышали о таком? Он победил Темного Лорда.       — Не имел чести быть представленным, должно быть, он великий боец, хотя с вашим "Лордом" я тоже не знаком. И как самочувствие обоих дуэлянтов?       Тонкс уже поняла, что я издеваюсь, и злость сменилась на веселье, что тут же отразилось на ее " окраске".       — Невероятно, вы не знаете? Я думала, об этом известно во всем мире, Гарри Потер единственный, кто пережил попадание Авады, — сообщила мне невероятную новость неугомонная.       — Авада? Я вас умоляю, это проклятие и на маглах работает через раз. Что в нем особенного? — небрежно бросаю я.       Ответом мне послужили три ошарашенных взгляда.       — Чему вас только учат в Хогвартсе? — добавляю презрения в голос, — Я слышал, что уровень образования в Британии упал ниже среднего, но не настолько же.       — Как это, через раз? — выдавливает одна из ворон.       — Как известно, от Авады зачищает любой физический объект достаточной плотности, не соприкасающийся с телом, — начинаю менторским тоном, — У рыцаря, даже в полном доспехе, вполне может оставаться пространство между телом и броней в месте попадания, легко вооруженный пехотинец вполне может прикрыться щитом, так как это проклятие летит на тридцать процентов медленнее большинства боевых заклинаний, а при хорошей реакции — просто отбить мечом.       — Но... Но как... Получается, рыцарь для волшебника неуязвим? — в разговор вступает вторая пернатая.       — О, боги! — картинно закатываю глаза, — Вас намеренно думать отучают? Рыцаря проще запечь в панцире, как краба или запустить Бомбардой. Авадой можно убить в спину, да и то с трудом, потому что обязательно требуется вербальная формула — и волшебник, посещающий уроки по боевым искусствам или что у вас тут это заменяет, рефлекторно уйдет в сторону. Можно убить привязанного или ребенка, да и то в упор.       — Гарри тогда и был ребенком, — находится блондинка.       — Это не делает чести, как вашему "Темному Лорду", так и вашим аврорам, которые не могут скрутить маньяка, который охотится на детей, — припечатываю я дезориентированной троице.       — Но почему тогда оно непростительное? — опять вступает в разговор русоволосая когтевранка.       — Ваш вопрос, леди, выдает полную некомпетентность ваших преподавателей, как специалистов, а также директора школы, как руководителя, — повышаю градус презрения в голосе, — Кто у вас ведет уроки по боевой магии?       — У нас это называется защита от темных исскуств, — робко отвечает Мэри, — В прошлом году их вел Гилдерой Локхарт, а в этом профессор Люпин, но его убил наш профессор зельеварения...       — Первый клоун, второго не знаю, но если дал убить себя зельевару, то недалеко ушел.       — Профессор Снейп страшный человек, он бывший Пожиратель Смерти, его все студенты боятся, — не унимается Мэри, остальные "безымянные" молчат.       — Значит единственный нормальный профессор в этом рассаднике невежества, который, наверное, уже отчаялся вбивать знания в головы тупых баранов.       — Вы сейчас прямо как он говорите...       — Во все светлые головы умные мысли приходят одновременно, — пытаюсь съехать со скользкой темы, — Возвращаюсь к вашему вопросу о непростительных. Первое непростительное дает абсолютную власть над другим человеком, а власть, как известно развращает. Чужая боль вызывает у большинства людей удовольствие...       — Неправда! — не удерживается русоволосая.       — Неужели? У вас на факультете нет человека, который подвергается издевательствам, просто так, без всякого повода? — задаю ей правокационный вопрос.       У девушки хватило совести промолчать. Зато у барсучихи еще не вышел запал.       — Это другое, — приводит она убойный аргумент, — Я, вот, не такая!       — Конечно, не такая, — пристально смотрю ей в глаза, — Именно поэтому вы подошли к нашему столу и начали задавать неудобные вопросы в крайне неудачном месте. Наверное, с целью вызвать исключительно позитивные эмоции у моей невесты. Прислушайтесь к своим мотивам и ощущениям на тот момент, когда ставили ее в неловкое положение, и ответьте сами себе на обсуждаемый вопрос. Озвучивать ответ не обязательно, он и так очевиден.       Ну вот, почти довел девушку до слез, гордись, Вова, своим великим достижением. Смягчить надо ситуацию, пусть она и стерва, но совсем загонять в депрессию ее не стоит.       — Не переживайте сильно, — опять пытаюсь сместить акцент с личности на общество, — Большинство обывателей такие, взять, к примеру, узников Азкабана, осужденных пожизненно испытывать боль и страдания, служа кормом для дементоров.       — Это другое, — повторяет аргумент последней надежды левая ворона, — Они заслужили это.       — В точку, леди, — бросаю я, — Общество, вместо того, чтобы обезопасить себя от убийц раз и навсегда, просто казнив их, рискует жизнями мирных граждан — а такой риск вполне высок в случае их побега, дабы удовлетворить свои животные наклонности под соусом: "Они заслужили."       Похоже, подействовало. Вина, боль, обида — такие эмоции гораздо проще переносятся, если разделить их на всех.       — Пожалуй, мы пойдем, — спохватывается одна из подружек, — Да, да, у нас куча дел, — подхватывает вторая.       — Жестоко ты с ними, — высказывает свое мнение Тонкс, дождавшись, когда компания наконец-то свалит в туман.       По ней и не скажешь, что ей хоть немного жаль однокурсниц. Сидит со стаканом в руке, откинувшись назад, в глазах ни капли сочувствия, а по эмоциям напоминает сытую львицу, которая лениво наблюдает за стадом антилоп.       — Думаешь, не стоило их так резко отшивать?       — Стоило, стоило, — отвечает Нимфа, — Мэри давно напрашивается на показательную порку, может теперь перестанет думать, что она звезда, а весь мир крутится вокруг нее.       Мндааа... Куда делась добрая, сострадательная, общительная девушка? Все мое тлетворное влияние, надеюсь, это не навсегда. Сегодня как раз собирался возможности Выручай-комнаты опробовать, в плане дружбы организмами. Хорошо быть молодым и здоровым, после тридцати жизнь для волшебника только начинается.

***

      Планы, как известно, не всегда удаются в полной мере. С Тонкс мы развлекались до вечера, приходилось еще несколько раз пить оборотку, но в общем и целом день удался. После ужина меня поймала Трелони, уже на выходе из обеденного зала.       — Северус, ты забыл о своем обещании? — спросила она.       — Как-нибудь в другой раз, Сивилла, у меня на вечер другие планы, — бросаю ей и поворачиваюсь, собираясь уходить.       — Твоим планам не сбыться, — усмехнулась гадалка, с неженской силой удерживая меня за руку, — Сегодня ты должен быть у меня.       Что за хрень? Страх эта ушибленная на голову потеряла, или что? Разворачиваюсь и впиваюсь в нее взглядом, ломая щиты разума. Стоп. Щиты? Какие щиты? Их попросту нет. Вместо этого я попадаю в водоворот ярких, психоделических образов, который крутит меня, как щепку в горной реке. Невероятным усилием воли вырываюсь из ее разума.       — Ты совсем забыл, с кем имеешь дело? — ухмыляется она, — Сегодня, Северус, сегодня. Посидим, выпьем вместе, как раньше, не бойся, я не собираюсь посягать на твою "честь".       Усмехнувшись, прорицательница разворачивается и уходит, оставляя меня в полном обалдении. С?%*, б;%*, че за херня? Привык считать себя самым крутым менталистом, и тут такая оплеуха. Знал же, что нельзя, и все равно полез ей в голову. Минутку, как это знал? Копаюсь в памяти — и, действительно, знал. Но забыл. Также, как и забыл, что Сева действительно иногда бухал на пару с Трелони. И это я — человек с почти идеальной памятью. Что-то тут не чисто. Если хорошо напрячься, то можно вспомнить, но воспоминания как будто затерты и находятся в архиве "незначительных", наряду с цветом мантии случайного прохожего трехлетней давности.       Это просто невероятно! Похоже, придется идти, отписываюсь Тонкс, что на сегодня все отменяется. Иду к себе, по пути пытаясь вспомнить все, что знал о Трелони раньше. Прежде всего пытаюсь размотать эмоции, чтобы за ними потянуть образы. Приятельские отношения, ненависть, благодарность, жалость. Так, Снейп и Трелони действительно выпивали вместе, ненависть за гибель Лили, благодарность, как это ни странно, за то же самое — избавление от знания того, что любимая женщина замужем за твоим врагом. Жалость? Непонятно.       Продолжаю напряженно думать о том, чем же этот персонаж так отличается от других. Кажется, что все лежит на поверхности, осталось только ухватить ускользающую мысль. Точно! Очки! Только Дамблдор и она носят очки, хотя в магмире проблем со зрением ни у кого нет, если это не результат семейного проклятия. Очки явно артефакторные, которые позволяют видеть... Что? Нечего гадать, в процессе разговора пойму. Либо напрямую спрошу. Надо идти.

***

      Херес белый, крепкий, трехлетней выдержки, не менее девятнадцати градусов — Сивилла на полусладкую бурду не разменивается. Кручу в руках бокал тюльпановидной формы, букет действительно прекрасный.       — Время пришло, Северус, — спокойно говорит гадалка, снимая очки и пристально смотря мне в глаза.       Без очков, если сделать нормальную прическу, наложить макияж и прилично одеть, может получиться вполне привлекательная женщина. У Снейпа с ней ничего не было, это точно, однако их связывает какая-то тайна, возможно, не одна.       — Конечно же ты не помнишь, — задумчиво роняет она, — Я вот тоже не помню всего, но знаю, что должна сделать.       Удивленно вздергиваю брови, эта манера говорить загадками уже начинает раздражать. Профдеформация, чего тут скажешь.       — Время пришло, хотя я и не думала, что это наступит так скоро. Я была уверена, что оно не наступит до самой твоей смерти, но ошиблась, к счастью... А может быть к горю, — с этими словами она достает из складок своего балахона склянку и протягивает мне.       Беру в руки предмет, ради которого женщина пошла на огромный риск, почему-то я в этом уверен.       — Я не знаю, что ты спрятал там, не помню. Все эти годы я знала, что должна отдать тебе это, когда ты освободишься от всех обетов и клятв, — предвосхищает женщина мой вопрос.       — Я стерла тебе память выборочно, за большой промежуток времени. Только об одном событии, не трогая остальное, тем самым узнала твою тайну, которая находится здесь, — она указала глазами на флакон с моей памятью, — Затем, ты полностью стер мою память за последние десять минут, не копаясь в ней. По крайней мере, это предположение — единственное объяснение всему. Я могу ошибаться, но другого у меня нет.       Бля... Интриги мадридского двора. Все, что было раньше — "противостояние" с Дамблдором, игры Люпина и Блэка, похожи теперь на возню в песочнице. Что там может такого быть, раз мой предшественник пошел на столь радикальные меры? Тут кровью проступают следы авантюрного романа. Доступа к думосбору у меня нет, единственный в ближайшем окружении находится в кабинете директора, а я еще не настолько двинулся умом, чтобы воспользоваться им. Поэтому просмотр придется отложить на неопределенное время.       — Северус, — прерывает мои мысли Сивилла, — Это еще не конец, ты знаешь что делать.       — Один последний вопрос. Почему я доверил это именно тебе? — спрашиваю я.       — Я не помню всего, да и теперь это не имеет значения. Возможно, просто больше некому. Жаль, что все так вышло... — Горько усмехнулась она.       К сожалению, я так и не узнаю, что связывало этих двоих, да и не нужно оно мне. Я не он, а от лишних знаний — лишние печали. Смотрю в глаза женщине, которая пошла на смертельный риск по неясным мне мотивам. Сейчас она должна вытащить на поверхность сознания все мысли о том, что была должна мне, и они исчезнут вместе с памятью о последнем часе ее жизни. Очень не хочется этого делать, возможно, я совершаю большую ошибку, но решение уже принято. Поднимаю палочку... — Обливиэйт...
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты