Маховик времени: звёзды не дадут третий шанс

Гет
NC-17
Заморожен
152
Размер:
166 страниц, 17 частей
Описание:
Когда каждый обитатель Магического мира наконец смирится с гремящим кровью поражением, найдется только одна волшебница, в руки которой Вселенная доверит единственный шанс все исправить.
1943 год. Последний маховик времени переносит девушку в Хогвартс, в стенах которого только начинает познавать вкус крови Том Марволо Реддл. Переубедить волшебника, увлекшегося темными искусствами, который уже имеет один крестраж – задача не из легких. Но если звезды дают шанс – права на ошибку нет.
Примечания автора:
В рассказе идут большие отклонения от оригинальной истории. Персонажи переброшены во времени, но чисто потому, что мне хочется представить юношество этих героев и посмотреть, что получится, если сделать их одной компанией. Некоторые позиции и убеждения героев изменены, отклонены от каноничных и подстраиваются под мое "хочу" и "вижу".
Так же хочу сказать, что в рассказ я добавляю некоторые дополнительные возможности у героев. Поэтому, прошу, давайте не будем кричать, что такой магии нет, что это невозможно или что это полнейший абсурд. Как говориться, я художник – я так вижу.
Мне просто хочется добавить от себя что-то новое и интересное в историю. Изменений и моих личных правок достаточно много, поэтому всем, кому начало сразу не понравится, читать дальше не стоит.

Коварный маховик времени может запутать не только героев рассказа, но и нас с вами, поэтому не ищите логики в годах со сравнением оригинальной истории.

А оставшимся волшебникам и волшебницам я попробую показать мир немного с другой стороны. Давайте посмотрим и подумаем, что будет, если... <...>

https://www.pinterest.com/volkonskayam/%D0%BC%D0%B0%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D0%BA-%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8-time-turner/ – доска на pinterest, где желающие могут посмотреть обложку к фанфику и арты с действующими персонажами.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
152 Нравится 61 Отзывы 51 В сборник Скачать

XVI. Дорога домой

Настройки текста
Примечания:
Playlist :

SYML — Where's my love ;
AURORA — Runaway ;
Ursine Vulpine feat. Annaca — Wicked game.

P. S. Мы просим извинения за задержку с главой. У автора начался сложный период занятости, когда она не может писать так часто, как раньше. Поэтому и следующая глава будет с задержкой. Надеемся на ваше терпение и понимание.
Звон искрами отбивался от тёмных каменных стен дуэльного зала. Два острых лезвия словно танцевали друг с другом, пока державшие их волшебницы следили за выпадами друг друга, стараясь отражать каждый новый удар соперницы. После совместных тренировок стойка Аннабелль становилась твёрже, а удары всё более сильными и смелыми. У когтевранки определённо был талант и рвение к боевым искусствам и магии. Она с поразительной точностью запоминала все движения Алисии, а к следующему занятию воспроизводила их сама, причем её приёмы не уступали техникой навыкам гриффиндорки. Она даже не могла определить, какой из стимулов повлиял на Кирхайс больше – жажда защитись себя от влияния дяди, или же заняться карьерой аврора. Алисия отступала на несколько шагов назад, и уже в следующий момент неслась навстречу, чтобы нанести новый удар. Каждый раз волшебница доставала из своей сумочки две длинные катаны, и зал на несколько часов заполнялся только их тяжёлым дыханием и обоюдным подшучиванием. Когда тело выходило из строя, девушки принимались оттачивать боевую магию. Аддерли рассказывала подруге обо всех известных ей заклятиях защиты и нападения. Они даже придумывали для себя ситуации, а затем стратегии, благодаря которым из них лучше выпутаться, при этом не пострадав самой и не потеряв времени. На какую-то долю секунды гриффиндорка замешкалась, а в следующий момент её уже поразило обездвиживающее заклятье Белль. Алисия мигом вытянулась, словно натянутая струна, и упала на пол. В висках всё ещё неприятно постреливало, а перед глазами ходили тёмные пятна. Заливаясь победным смехом, Кирхайс подошла к подруге и сняла с неё чары. ㅤㅤ− Неужели ты уже устала? ㅤㅤ− Иди к чёрту, Аннабелль, - не торопясь вставать, девушка с лёгкой улыбкой перевернулась на бок. ㅤㅤ− Выглядишь скверно. Думаю, пора заканчивать, - та протянула гриффиндорке руку и подняла её на ноги, − Приключения с бессонными ночами продолжаются? ㅤㅤ− Ты будто удивлена, - саркастично засмеявшись, Алис отряхнула одежду и отвернула рукава своей рубашки. ㅤㅤ− Ты не думала заняться анимагией? Самое веселье начинается ночью. Ты могла бы гулять в Запретном Лесу вместе с Мародёрами. ㅤㅤ− Этого мне только не хватало. Сириус днём достаёт меня на каждом шагу, ещё и ночи в его компании я просто не вынесу. Алисия забрала из рук Аннабелль её катану, подцепила пальцами своё оружие, и отошла к дальней стене дуэльного зала, где надёжно спрятала оба клинка в своей сумочке. ㅤㅤ− Может, ты бы попросила помощи у профессора Дамблдора? Совсем скоро экзамены, а ты выглядишь так, будто каждый вечер у Гриффиндора новая пьянка. Подруги вместе спустились с помоста и направились к выходу из зала. ㅤㅤ− Да брось, я ведь не маленькая, чтобы обращаться с такими вопросами к профессорам. Мне вполне хватает тех ночей в выходные дни, когда я могу отоспаться в любое удобное для себя время. На отмашку подруги Белль лишь пожала плечами. После недавнего кошмара с участием Реддла, который совершенно выбил волшебницу из колеи, она перестала так остро реагировать на подобные сновидения. Скорее, даже стала относиться к ним с некой иронией, ведь магический мир вокруг неё наполнен волшебством и сказками, а ночь обращает всю магию против неё. Когда девушки уже шли по коридору, где располагался кабинет зельеварения и вход в гостиную Слизерина, Алисия заметила Адриана. Он, прислонившись к стене и вяло опустив голову, старался делать вид, что внимательно слушает Беллатрису. Его стеклянный взгляд и тёмные круги под глазами говорили сами за себя. Блэк, несомненно, видела, что однокурсник совсем не внемлет её словам, но всё равно продолжала говорить, словно её голос мог послужить подобием колыбели. Гриффиндорка тяжело вздохнула, а сердце пронзил укол совести. Она ведь так и не решилась поговорить с Эйвери о худшей стороне создавшейся между ними связи. Слова кентавров о том, что она сама ответственна за эту одностороннюю нить, крутилась в голове Алисии ежесекундно, но удобного повода, чтобы обсудить это с юношей пока не представлялось. ㅤㅤ− С самого утра пытались убить друг друга? – Блэк смерила Аддерли и Кирхайс усмешкой. ㅤㅤ− В следующий раз обязательно возьмём тебя с собой, - парировала Белль. ㅤㅤ− Как ты? – едва слышно просила Алисия, приблизившись к Адриану. ㅤㅤ− Доброе утро, - парень тут же натянул приветливую улыбку, заключая гриффиндорку в объятия. ㅤㅤ− Встретимся в библиотеке через полчаса? – девушка грустно рассматривала его потускневшую кожу и явный недосып, − Давно пора научить тебя отгораживаться от нашей связи. ㅤㅤ− Звучит грустно. Выгоняешь меня, Аддерли, - засмеялся слизеринец, небрежно поправляя выбившуюся прядь волос Алисии. ㅤㅤ− Видеть твоё прекрасное лицо таким уставшим ещё грустнее. ㅤㅤ− Значит, моё лицо прекрасное? – парень тут же заметно оживился и гордо вздёрнул подбородок. ㅤㅤ− Не придирайся к словам! – засмеялась девушка, − Через полчаса у библиотеки. За недолгое время до назначенной встречи, гриффиндорка успела принять душ и сменить наряд на более презентабельный и тёплый. Кто знает, сколько времени они просидят меж книжных полок. Мысли лихорадочно стали сменять друг друга, ведь Алис не имела ни малейшего понятия, какие советы ей дать Адриану, чтобы он больше не терпел её ночных странствий и эмоциональную нестабильность. Мало того, она вовсе не слышала, чтобы подобное когда-либо случалось в волшебном сообществе. Поэтому обратиться за помощью к учебникам тоже не удастся. Девушка надеялась только на то, что эта связь работает по принципу контроля, и Эйвери удастся натренировать себя, дабы самостоятельно выбирать время и ситуации, когда на нём будет отражаться всё происходящее с ней. А если быть точнее, вовсе закрыть этот односторонний канал, ведь с каждым днём он становится всё больше похожим на побочный эффект. Когда Алисия спускалась по ступеням у библиотечного крыла, Адриан уже ждал её и явно скучал. Уж куда, а сюда он пришел бы в последнюю очередь, тем более в свой выходной. ㅤㅤ− Наконец, и я дождался своих приватных уроков, - юноша усмехнулся. ㅤㅤ− Я рада, что усталость не делает твой язык менее острым. ㅤㅤ− Приму за комплимент, - он придержал дверь, и гриффиндорка первой вошла в огромный прохладный библиотечный зал. Девушка повела слизеринца к излюбленному тихому уголку, куда не заходила даже смотрительница, чтобы сделать замечание разговаривающим во весь голос ученикам. Ни учебников, ни научных работ по волнующему их вопросу не существовало, поэтому Алисия устроилась на одном из стульев и подобрала под себя ноги, кутаясь в вязаную кофту. Адриан же устроился напротив, развалившись в деревянном кресле. ㅤㅤ− Есть какие-то идеи? ㅤㅤ− Я точно не уверена… Но кентавры сказали мне, что я должна сама научить тебя закрывать свой разум, - она пожала плечами и стала подбирать слова. ㅤㅤ− А им откуда знать? ㅤㅤ− Они ведь способны видеть будущее. ㅤㅤ− Им есть дело до будущего кучки подростков? – усмехнулся Адриан. Алисия склонила голову на бок и смерила парня гневным взглядом, на что тот лишь засмеялся и жестом позволил ей продолжать. ㅤㅤ− Не отшучивайся, Адриан. Через год ты окончишь школу и покинешь эти стены. А я вовсе могу раньше вернуться назад в своё время. Сокрушительная мысль о потерянном маховике сделала эту фразу пустой, но в данный момент помощь слизеринцу была гораздо важнее. ㅤㅤ− Меня не будет рядом… Думаю, дело пошло бы лучше, будь мы на одном факультете. Ночью в гостиной можно было бы практиковаться. ㅤㅤ− На одном факультете, или в одной постели, - пожал плечами Эйвери. ㅤㅤ− Мерлинова борода, Адриан! – Алисия залилась краской и толкнула слизеринца ногой. ㅤㅤ− И что ещё тебе сказали кентавры? – возвращаясь к прежней теме, голос его стал ниже и спокойнее, будто он и сам не верил в возможный успех этой затеи. ㅤㅤ− Больше ничего. Но мы должны хотя бы попробовать. Я думала, и нашла только один способ. Вряд ли есть какие-то заклятия, которые помогут тебе закрыть разум. Разве только окклюменция, но это разные вещи. ㅤㅤ− С твоей указки хоть яду выпью, - слизеринец выпрямился и поддался вперед, выражая готовность принимать любые идеи. ㅤㅤ− Все просто. Профессор Дамблдор говорил, для того, чтобы вызвать Патронус, нужна концентрация на светлом воспоминании. Давай попробуем сделать то же самое, только контролировать ты будешь не свою память, а ощущения в целом. Выстроить стену в голове, отгородить себя и защитить. Убедить своё тело и мозг, что всё, что ты чувствуешь – нереально и происходит не с тобой. ㅤㅤ− Звучит вполне логично. ㅤㅤ− Только палочку использовать не надо. Давай попробуем, - Алисия так же выпрямилась и прикрыла глаза, − Не знаю, получится ли у меня, но я попробую вызывать сильную тревогу и страх. Не гарантирую, но ждать следующую бессонную ночь тоже не выход. Алисия глубоко вздохнула, а затем позволила разрушающим волнам своей тьмы выйти из берегов. Утащить себя на беспросветное дно, где не останется ни воздуха, ни пути к отступлению. Горечь собственной скорби стала комом в горле. Она больше не старалась контролировать страхи и навязчивые мысли. Одна за другой из призрачных очертаний они превращались в реальные угрозы. А что, если маховик действительно утерян и её сердце разорвётся от его замедлений? Что, если Тому надоест играть роль терпеливого слушателя, и он силой заставит её показать всё необходимое? Что, если он разрушит стену лжи между ней и Мародёрами? Бедное сердце за считанные секунды удвоило частоту своих ударов, воздух вокруг становился горячим и тяжёлым. Сонная артерия на шее девушки постепенно вздувалась и опасно пульсировала. Тёмное Озеро утаскивало Алисию всё ниже и ниже, на лбу начали появляться крошечные бисеринки пота. Девушка почувствовала, как рука Адриана сжалась в кулак, а сам он задержал дыхание в попытках концентрироваться на создании ментальной стены. Загнать себя в тупик у неё получилось, а вот выбраться из этой ловушки было гораздо сложнее. Глаза начало неприятно щипать от накативших слёз, но веки гриффиндорки всё ещё были закрыты, поэтому ни одна капля не слетела с густых чёрных ресниц. ㅤㅤ− Алис… Издалека тихий шепот Адриана был почти неразличим. Алисия продолжала тонуть в оглушительном хоре внутренних голосов, которые пытались перекричать друг друга и быть услышанными. ㅤㅤ− У меня получилось, - он крепко сжал прохладную ладонь девушки, − Не сразу, но постепенно все эмоции стихли. Думаю, если проделывать это изо дня в день, я даже смогу заранее чувствовать исходящую от тебя панику. Веки волшебницы дрожали, грудь высоко вздымалась. Чтобы понять и осмыслить маленький успех понадобилось ещё около минуты. Алисия жадно схватила губами глоток воздуха, словно заталкивая тёмные волны обратно в бездонное озеро. Её голубые глаза всё ещё блестели от сдерживаемых слёз, но обезоруживающая улыбка Адриана предавала покою сил. ㅤㅤ− Ты в порядке? – он придвинулся ближе, беря вторую руку девушки в объятия своих пальцев. ㅤㅤ− Правда получилось? Это работает? Он лишь кивнул. ㅤㅤ− Если завтра я снова увижу тебя уставшим, буду мучить до самой ночи, - с натянутой улыбкой проговорила Аддерли, всматриваясь в глубину карих глаз слизеринца. ㅤㅤ− Что такое Маховик Времени?.. Кровь в жилах волшебницы вмиг превратилась в лёд. Зрачки её расширились, а сердце, казалось, вовсе остановилось. Алисия была уверена, и успокаивала себя мыслью, что в этом времени сведений о маховиках достаточно мало. Но тогда откуда Адриану известно о её маховике? ㅤㅤ− Что? – она часто заморгала и постаралась отогнать явное изумление со своего лица. Быть может, удастся разыграть искреннее непонимание? Рассказывать кому-то о маховике, когда он был утерян и когда Реддл не раз грозился отобрать у девушки все пути возвращения в своё время, было настоящим самоубийством. ㅤㅤ− Я не хотел тебя волновать… Но бессонница – не единственное, что мне достается от этой связи. В моменты, когда мост между нами прокладывается достаточно прочный, я, буквально, слышу каждую твою мысль. Гриффиндорка отдёрнула свои пальцы из его рук, словно от раскалённого железа. Он слышал их, всё это время. Знал каждую тревожную мысль, каждый страх, слышал каждое слово. Неужели её Адриан лгал? ㅤㅤ− Я понимаю, что тебя это не радует, - юноша попытался успокоить подругу и оправдать свои слова, видя замешательство и растерянность на её лице, − Я не должен был ничего слышать, не должен вторгаться в твоё пространство, в твои мысли. Но я беспокоюсь. Ты так встревожена, я не могу сидеть, сложа руки, когда в тебе всё разрывается на куски. ㅤㅤ− Что ещё ты видел? – отворачивая голову, шепотом проговорила Алиса. Слизеринец промолчал и поднялся со своего места, словно его же собственные слова отравляли его ядом. Он встал спиной к волшебнице, завёл руки в карманы и достал оттуда футляр с сигаретами. Но почувствовав на своём затылке гневный взгляд Алисии, спрятал его обратно. ㅤㅤ− Он обидел тебя? Том причинил тебе боль? ㅤㅤ− Нет. Он ничего не сделал, - Алисия отрицательно мотнула головой и плотнее запахнула свою кофту на груди, − Но сделает, если я не расскажу ему то, что он хочет. ㅤㅤ− Что ему нужно? ㅤㅤ− Он разве… Не рассказывал тебе? – гриффиндорка удивленно склонила голову на бок, вставая рядом с Адрианом. ㅤㅤ− Нет. Мы мало разговариваем, - юноша пожал плечами. ㅤㅤ− Он не отказался от своей идеи бессмертия. Том хочет, чтобы я открыла ему свой разум и показала все его ошибки и неверные решения на этом пути. Слизеринец свёл брови в изумлении и перевёл взгляд на девушку. ㅤㅤ− Иначе говоря, с моей помощью он хочет добиться того же, что разрушило магический мир в моём времени. ㅤㅤ− Но мне казалось, что он другой рядом с тобой. Я думал, что тебе удалось выбросить эти глупые мысли из его головы. ㅤㅤ− Мне тоже так показалось, - Алисия горько улыбнулась и поджала губы. Увидев огонёк отчаяния в голубых глазах девушки, Эйвери положил руки на её плечи, заставляя смотреть только на себя, а затем со спокойным шепотом ворвался в бурю её растерянности: ㅤㅤ− Мы что-нибудь придумаем, Алис. Мы заставим его передумать. ㅤㅤ− А если нет, то один из нас уничтожит другого, - нервно сглатывая дрожащим голосом ответила гриффиндорка. ㅤㅤ− Вот ты где! Римус окликнул волшебницу с противоположного конца библиотеки и с широкой приветственной улыбкой направился к паре. Адриан отпустил её плечи и прислонился к одной из полок в небрежной и расслабленной позе. ㅤㅤ− Что-то случилось? – Алисия одарила своего старосту проницательной широкой улыбкой. ㅤㅤ− Нет, всё в порядке. Но мы с Беллатриссой подумали… ㅤㅤ− Вы с Беллатриссой? – Адриан удивлённо вскинул бровь и с ехидной улыбкой выпрямился. ㅤㅤ− Заткнись, - шикнула на него темноволосая, неловко улыбаясь от осознания намёка Эйвери. ㅤㅤ− Мы с Беллатриссой, - продолжил Люпин, − Подумали, что если сегодня намечается вылазка в Хогсмид, то было бы неплохо собраться всем вместе в «Трёх Мётлах» на кружку сливочного пива. ㅤㅤ− Звучит, как прекрасное начало повторения нашей ночи после Рождественского Бала, - засмеялся слизеринец. ㅤㅤ− Сомневаюсь, что после всех заданий кто-то согласится ещё раз сыграть в эту игру, - Римус тихо засмеялся и перевел взгляд на Алисию, ожидая её ответа. ㅤㅤ− Думаю, это замечательная идея. Нужно позвать Аннабелль. ㅤㅤ− Они с Северусом уже в курсе. Если хочешь, можешь позвать Реддла, - последняя фраза была адресована Адриану. Пальцы Аддерли непроизвольно сжались в кулак, а приветливая улыбка напряженно дрогнула. Такая реакция не могла остаться незамеченной самим Эйвери, поэтому он выпрямился и постарался, чтобы его нежелание приглашать своего старосту не вызвало лишних вопросов. ㅤㅤ− Не думаю, что Том согласится. Он никогда не любил выходные в Хогсмиде, к тому же, во второй половине дня он должен помогать мадам Пинс с книгами. ㅤㅤ− Тогда встретимся в полдень у главного входа, - Римус пожал плечами, а затем поспешно удалился. Алисия проводила его взглядом, и только когда юноша скрылся за длинными книжными полками, напряжённое наваждение отступило. Девушка тихо выдохнула и обняла себя за плечи, одарив слизеринца благодарным кивком. Её нежелание встречаться с Томом было почти осязаемо чёрными тенями, витавшими вокруг неё. И пусть в компании друзей им вряд ли представился бы случай обсудить разговор, который состоялся на берегу Чёрного Озера, но выдержать на себе взгляд его гранитных серых глаз было испытанием, к которому гриффиндорка была пока явно не готова. Не сегодня, ведь для попытки помочь Адриану закрыться от связи, девушке пришлось поддаться навстречу страху и переживаниям. Не сегодня, ведь в голове до сих пор судорожно крутилась мысль о том, что переубедить Реддла уже не удастся. Не сегодня, ведь Вселенная решила отсрочить время на один день и позволить угомонить мысли в компании близких друзей. Уверять Эйвери, что с ней всё в порядке, волшебнице пришлось недолго. Именно потому, что именно он без лишних слов и напора чувствовал все потребности в уединении, с ним было проще всего общаться. Ровно, как и находиться рядом. Он давал Алисии столько времени, сколько ей требовалось, чтобы вначале привести в чёткую последовательность свои собственные мысли, а уже затем делиться ими с окружающими. Он не был взбалмошным Сириусом, который любой отказ и промедление обращал в напускные обиды. Он не был Джеймсом, который ставил своё мнение выше остальных, а, чтобы переубедить его, требовалось столько аргументов, сколько не требовала даже профессор МакГонагалл на своих занятиях. Он не был Томом, молчание рядом с которым порождало сомнения. И даже несмотря на то, что Алисия с Адрианом до сих пор не обсудили ту ночь в коридоре, где юные Пожиратели усердно выбивали дурь из гриффиндорки, волшебница знала, что сам Эйвери накажет себя за это гораздо сильнее, чем требовалось. Со слизеринцем Алисия рассталась у библиотеки примерно за несколько часов до назначенного для встречи времени. Оставшееся свободное время она провела, слоняясь по зимним пустынным коридорам замка. Если учащиеся и попадались на её пути, то это были либо те, кто собирался заняться домашним занятием и направлялся в сторону библиотеки, либо те, кто направлялся в сторону выхода из замка, чтобы отправиться в Хогсмид. Погода сегодня радовала последними морозными, но достаточно солнечными днями. Зима в Англии заканчивалась гораздо раньше, чем в Европе, сменяя обильные снегопады на проливные дожди, а высокие сугробы − на непроходимое серое болото. Если Адриан всё это время чувствовал через их связь сильные тревожные ощущения и мысли, то сомнений не оставалось – он знал и о страхе Алисии выдать друзьям свою тайну, которая, с каждым днём оттягиваясь, становилась обильно кровоточащей раной на сердце. Он знал и о вертевшейся на задворках сознания мысли об утерянном маховике, благо, что не знал его предназначения. Знал о животном страхе, зародившемся в ту кошмарную ночь. Но если Том до сих пор не высказал ни один из этих козырей, чтобы напугать или манипулировать, значит Эйвери не рассказывает своему старосте ничего из того, что видит. Девушка думала, что его мнение о лучшем друге изменилось в ту самую ночь, когда Адское Пламя едва не убило его, а наутро он попросил ни при каких обстоятельствах не возвращать Реддлу медальон. ㅤㅤ− Чёртов медальон Салазара Слизерина… - пробурчала себе под нос Адисия, когда мысль о наследии основателя в который раз вспыхнула в её сознании. А ведь он до сих пор покоился в недрах спасительной сумочки. Её волшебница не выпускала из рук, когда носила с собой, а в спальне Гриффиндора она была под надёжной защитой самого замка. Том знал, что с той самой ночи медальон был у Аддерли. Этот факт никогда не оглашался вслух, но стал для слизеринца простой истиной. Медальон был ещё одной причиной, по которой Реддл желал держать гостью из будущего при себе. ㅤㅤ− Только постарайтесь не напиться и не разнести бар в щепки… - предостерегающе покосившись на друзей, Римус вышел на несколько шагов вперёд, − Мы хотим просто расслабиться, а не устроить подобие ваших вечеринок в гостиной. ㅤㅤ− Блэк и не напиться – вещи, которые не стоят в одном ряду, - насмешливо бросил Лестрейндж. В этот же момент в него прилетело два огромных и крепко сбитых снежка. Беллатриса и Сириус дружно рассмеялись. ㅤㅤ− Это тебе предостережение держать язык за зубами, Рудольфус. От обоих Блэков, - гордо вздёрнула подбородок Белла, отвечая на одобрительную улыбку Римуса. ㅤㅤ− Только давайте перед «Трёмя Метлами» зайдем ещё в Зонко. Мои вечные запасы заметно поредели после исполнения всех заданий с зачарованного пергамента, - Аннабелль шла под руку с Северусом, который удерживал строптивую когтевранку от порывов пройтись по перилам мостиков и сваленным колодам на обочине. ㅤㅤ− И в Сладкое Королевство! – радостно улыбнулась Лили, − Хочу послать сестре немного лакомства. ㅤㅤ− Это уже обойдется без нас, - хмуро бросил Джеймс, переглядываясь с Сириусом, − Хозяйка Сладкого Королевства запретила нам с Сириусом приближаться к её магазинчику. ㅤㅤ− Нечего оставлять открытой дверь в кладовую, - без зазрения совести, Блэк дополнил фразу друга. ㅤㅤ− А вам так и не терпится приложить руку к тому, что не заперто или неправильно лежит, - усмехнулся Адриан. ㅤㅤ− Она отправила письмо МакГонагалл, и после та две недели оставляла нас на отработки. ㅤㅤ− Балбесы, - со смехом проговорила Алисия, − Вам повезло, что она вовсе не запретила вам выбираться в Хогсмид. ㅤㅤ− Ты же знаешь, у нас и без её разрешения есть способы попасть сюда, - Сириус подмигнул волшебнице, после чего та закатила глаза и состроила скучающую гримасу, пропуская мимо ушей намек на их Карту Мародёров. ㅤㅤ− Интересно, какие же это способы? Тебе известно то, чего не известно нам? – вскинул бровь Лестрейндж, подхватывая любопытный для себя намек. ㅤㅤ− Нам известно намного больше, чем ты думаешь, - ехидно усмехнулся Поттер, − Если мы с Гриффиндора, это не значит, что нам не знакомы методы, как отыскать все лазейки в Хогвартсе. Но твоё змеиное самолюбие не справится с этим фактом, да? Сириус громко засмеялся, показывая неприличный жест слизеринским друзьям. ㅤㅤ− Мерлинова борода, не мозольте мне глаза, - Аннабелль вывернулась от Северуса и взяла с одной стороны Алисию, а с другой – Лили под руки, − Мы идём в Зонко и в Сладкое Королевство. Через полчаса вернёмся в «Три Метлы». ㅤㅤ− Постарайтесь занять хорошее место, - кивнула Аддерли, − И чтобы вас не выгнали. ㅤㅤ− Я прослежу, - с ласковой улыбкой Адриан проводил гриффиндорку дальше. ㅤㅤ− Мамочка Адриан, а разреши нам выпить по бокальчику огневиски! – с наигранной мольбой, Джеймс вцепился в руку Эйвери. Сириус и Беллатрисса смеялись так громко, что жители деревушки провожали их настороженными и недовольными взглядами. Меньше, чем через час, Алисия, Белль и Лили покинули Сладкое Королевство с полными карманами сладостей. В карманах пальто Аннабелль что-то потрескивало и рвалось вырваться наружу. Хозяин лавочки был так рад видеть свою постоянную покупательницу, что продал ей новинки за полцены, поэтому улыбка на лице Кирхайс сияла ярче снежных куч на обочинах. Аддерли наблюдала, как Лили выбирала сладости для своих родных, чтобы отправить их домой, и крошечный укол тоски на миг поразил её сердце. У неё не было больше ни родных, ни дома. Только эта разношёрстная компания, каждый из которых, по невесть каким причинам, всё ещё проводил время друг с другом. И волшебница была уверена, что ни один из них не подозревает о том, какое большое значение этой дружбе она придает, и что, скорее всего, она так и останется «чужой» не только в этом времени, но и в этой компании. Когда подруги переступили порог уютной таверны «Три Метлы», Алисия сразу услышала волны раскатистого смеха с балкончика на втором этаже. Хозяйка заведения, одна из родственниц будущей владелицы мадам Розмерты, как поняла гриффиндорка, приняла мудрейшее решение – предложить шумной компании учеников место подальше от остальных посетителей. На большом столе, который соорудили из двух средних, уже возвышались высокие бокалы со сливочным пивом и несколько закупоренных бутылок, напиток в которых девушке распознать не удалось. Волшебница рассматривала ничуть не изменившийся с годами интерьер: деревянные столики и стулья, ярко пылающее пламя в каменном камине, охотничьи трофеи на стенах, и масса занятых своим отдыхом посетителей. Казалось, будто время совсем не коснулось этого шаткого заведения. Алисия медленно поднималась по деревянной узкой лестнице и под её ногами скрипнула та самая ступенька, которая так и будет потрескивать через шестьдесят лет. Улыбка непроизвольно коснулась уголков губ волшебницы, а через несколько мгновений она едва не столкнулась с высокой и крепко сбитой женщиной. Она взмахнула волшебной палочкой и три пустых стакана поплыли по воздуху на первый этаж, чтобы избежать столкновений. Женщина лучезарно улыбнулась ученице и кивком головы посоветовала присоединяться к остальным. Осматривая уже изрядно расслабленных друзей, Алисия сложила руки на груди и тяжело выдохнула. Обвинительный взгляд скользнул по заставленному алкоголем столу, мол, она догадывается, кому принадлежала инициатива заказать столько кружек пива, но не успела гриффиндорка и слова вразумительного сказать, как кто-то справа дёрнул её за руку и усадил к себе на колени, вручая до краев заполненную белой пеной кружку. Рекой в этот день лился не только алкоголь, но и смех. Одна тема перетекала в другую, и их разнообразие с каждым выпитым глотком переставало поражать Алисию всё меньше и меньше. Этот день не был похож ни на один из совместных ужинов или завтраков в Большом Зале, ни на одну из встреч где-то в коридорах замка. Сегодня ученики не разбивались на маленькие компании по двое или по трое, обговаривая какие-то свои вещи. Сегодня они были единым кругом, где один говорил одно слово, а второй поддерживал его другим. Они спорили, обсуждали до невозможности возмутительные и глупые вещи, ссорились. Доставали в порыве эмоций свои палочки, пока Сириус не разбил несколько бокалов своими неуклюже пьяными руками. Хозяйка лишь молчаливо вздыхала, но ни единого раза не обрушила на шумную компанию ряд замечаний. Наверное, она и сама вспоминала, как в свои времена подобным образом проводила время с друзьями. ㅤㅤ− А мне вот интересно, - Лестрейндж одним рывком осушил полбокала тёплого сливочного пива, − Каким это место станет через полстолетия? Аддерли, ты ведь наверняка была здесь в будущем. Скажи, новая хозяйка будет симпатичнее этой? Невинный вопрос, повисший в воздухе, заставил весь выпитый алкоголь в желудке девушки превратиться в раскалённый свинец. Он обжигающими струями стекал по её горлу, не давая вырваться ни единому слову. Сириус и Джеймс дружно засмеялись, а затем Блэк положил руку на плечо пьяного слизеринца. ㅤㅤ− Кажется, тебе уже хватит. Бредишь о каком-то будущем. ㅤㅤ− Ну как же… Брежу, - насмешливо хмыкнул Рудольфус, выпрямляясь и скидывая с плеча чужую руку, − Можешь спросить у Алисии. Тело волшебницы вмиг натянулось, словно струна, а лицо потеряло всю краску. Даже румянец, вызванный расслаблением после алкоголя, пропал, отчего лицо её стало белее снега. Адриан, сидевший рядом, перевел взгляд на Лестрейнджа и наклонился вперед, игриво выгибая бровь. ㅤㅤ− Спросить у Алисии что? Что ты не умеешь пить и следить за своим языком? Рудольфус несколько секунд глупо смотрел на угрожающе блестящий огонёк в глазах Эйвери, а затем поочередно посмотрел на Блэка и Джеймса. ㅤㅤ− Алис, ты вся побледнела, - Римус подался вперед, чтобы лучше рассмотреть явно застывший страх на лице гриффиндорки. ㅤㅤ− Может, кто-то объяснит, что здесь происходит? – Сириус, как и остальные гриффиндорцы, включая растерянную Аннабелль и Северуса, устремили взгляды на заметно испуганное лицо Аддерли. ㅤㅤ− Мы все не умеем пить, здесь нечего объяснять, - Адриан до последнего одаривал всех присутствующих ленивой улыбкой. ㅤㅤ− Не надо, - почти шепотом проговорила девушка. Она подняла глаза, и каждый из любопытных и непонимающих взглядов друзей превратился в ядовитые стрелы. Они стремительно впивались в тело, требуя разъяснений, но каждое слово застывало на языке волшебницы горечью сожаления. Лестрейндж, который давно понял, что сморозил настоящую глупость и невольно явил миру чужую тайну, старался не встречаться ни с кем взглядом. На его висках проступили бисеринки пота. В глазах Адриана застыла холодная ярость на развязанный язык своего однокурсника, но Алисия не могла никого винить в невпопад брошенной фразе. Наверное, звёзды подают незримый знак, что момент, который она оттягивала, больше не может храниться во тьме. Он начинает гнить, отравлять душу ложью. Причинять с каждым днём всё больше боли, от скрываемой от самых близких тайны. ㅤㅤ − Алисия, - в голосе Сириуса не было больше ни привычной расслабленности, ни шутливости. Юноша поднялся со своего места и сделал несколько шагов навстречу девушке. ㅤㅤ− Давайте вернемся в замок. Я должна вам кое-что рассказать, - стараясь скрывать дрожь в собственном голосе, Алиса выдержала буравящий взгляд Блэка. ㅤㅤ− Я так понимаю, это что-то остается неизвестным только нам? – он кивнул головой в сторону Лили и Джеймса, намекая на то, что ни один из круга близких не был в курсе. Кроме слизеринцев. Ответное молчание Аддерли было слишком красноречивым, чтобы ожидать дальше каких-либо слов. Сириус первым покинул «Три Метлы», оставляя остальных в оторопи собирать свои вещи. На обратном пути в Хогвартс никто в компании больше не смеялся и ничего не обговаривал. Они больше не были единым целым, до недавна наслаждавшимся временем, проведенным вместе. Тишина осязаемой тьмой заполняла пространство, в котором каждый был оставлен на растерзание своим угрюмым мыслям. И ни у кого не было потребности выяснять, насколько тяжёлым окажется предстоящий разговор – каждый и так чувствовал это. Каждый следующий шаг на пути к Выручай-Комнате был тяжелее предыдущего. Без каких-либо прощаний и дружных улыбок слизеринцы отправились в подземелья. Они угрюмо переглядывались между собой и, двигаясь дальше по лестницам, Алисия уловила на себе мимолетный и сочувствующий взгляд Беллатрисы. А ведь она проводила время с Люпином, точно так же вынуждая себя молчать о чужой тайне. Волшебница смотрела на возвышающиеся в тёмных коридорах спины друзей, не решаясь даже нагнать их и идти рядом. Рой беспокойных мыслей подчинился неумолимому происходящему, обращая гул голосов в непроницаемую тишину. Какая-то часть сознания была рада поведать друзьям обо всём, что уже полгода скрывалось под покровом страха, а вторая часть судорожно продолжала заламывать пальцы в ожидании самого худшего исхода событий. Она столько раз видела в своих кошмарах этот момент. Момент, когда крепкие и надежные узы дружбы разрушаются по одному хотению Тома. Да, именно Тома. Он каждый раз, снова и снова примерял на себя маску главного злодея в кошмарных видениях. Он разрушал её спокойствие и твёрдую почву под ногами одними лишь словами, которые ядовитой рекой лились из его уст, открывая глаза на правду её происхождения. А что же оказалось в действительности? Хватило одной невпопад брошенной по пьяни фразы, чтобы прочные стены спокойствия разлетелись на мелкие осколки. Вселенная вновь играла с её сознанием в свои злые игры. Казалось, когда она обезопасила себя и своих близких от единственного источника опасности, от Реддла, звёзды дали понять, что вовсе не он является антагонистом в этом красноречивом рассказе, а её собственная трусость. Алисия так плотно погрязла в этой трясине чёрных мыслей, даже не замечая, что через все коридоры за ней ступал Адриан. И его тепло больше не предавало уверенности. Его спина больше не казалась надежным укрытием, где можно набраться сил перед следующим словесным боем. Юноша мягко коснулся её онемевших от холода пальцев, отчего гриффиндорка остановилась и вздрогнула. ㅤㅤ− Мне пойти с тобой? ㅤㅤ− Они мои друзья. У меня больше нет никого ближе. И вряд ли будет… - с грустной улыбкой она предавала осязаемость тяжёлой мысли о невозможности вернуться в своё время, − Они имеют полное право знать, кто я такая. И если меня ждет скандал, что же, я это заслужила. У высокой двустворчатой двери, которую призвал Сириус, Алисия заметила, как Северус прощается с Аннабелль. Его молчаливый кивок был высшим проявлением уважения, ведь сама Аддерли не была в таких тесных дружеских отношениях со Снеггом. И если Кирхайс решит, что ему следует знать о теме прошедшего разговора, то поведает ему всё без утайки. Джеймс пропустил вперед себя Лили, следом вошли Сириус, Белль и Римус. Алисия заходила последней, закрывая за собой высокую дверь. Её тихий жалобный скрип был похож на смыкающуюся над головой волшебницы толщу воды, утаскивающую на самое дно. ㅤㅤ− Ну, может, ты прекратишь молчать? – раздраженно, теряя терпение, отозвался Сириус. Он вальяжно развалился в одном из кресел у ярко пылающего камина, в то время как остальные нерешительно разбрелись по комнате. Весь его тон, каждый оттенок его холода говорил о том, что его больше волновала не сама тема неизвестного ему диалога, как тот факт, что она была известна слизеринцам. Слизеринцам, а не самой близкой компании. ㅤㅤ− Заткнись, Сириус, - оборвал его Джеймс, устраиваясь на краешке заваленного книгами стола. ㅤㅤ− Алисия… - Лили стояла совсем рядом, пытаясь мило улыбаться, − Ты хотела о чём-то нам рассказать? Её рыжие пряди блестели и переливались в бликах огненных языков, пляшущих по всем стенам тёплого помещения. Зелёные изумрудные глаза вспыхивали, словно драгоценные камни, а небрежная успокаивающая улыбка была просветами солнца над бушующим океаном эмоций внутри самой Алисии. ㅤㅤ− Да, - лёгкая улыбка на миг коснулась уголков её губ, стараясь приобрести видимость уверенности и твёрдости голоса, − Я хотела сказать вам это ещё давно… Очень давно. Но не смогла. ㅤㅤ− Дрожишь так, словно мы тебя убивать собрались, - усмехнулась Кирхайс, устраиваясь в соседнем от Сириуса кресле. ㅤㅤ− Полгода назад, в одну из сентябрьских ночей, я, воспользовавшись маховиком времени, перенеслась в это время из будущего. Будущего, в котором Магическое Сообщество потерпело поражение в войне. Войне, на которой погибло слишком много невинных, - её голос отбивался от каменных стен, холодом обдавая каждого из учеников, − Я чужая здесь. ㅤㅤ− Это какой-то новый розыгрыш? Ты придумала какую-то шалость и сейчас испытываешь её на нас? – с саркастическим смешком, Блэк не сводил с волшебницы взгляда. ㅤㅤ− Нет, Сириус. Это правда. ㅤㅤ− Зачем? – послышался голос Джеймса с другой стороны комнаты. ㅤㅤ− Зачем я переместилась сюда? Чтобы не дать одному одинокому слизеринцу обратиться в настоящее чудовище, которое через шестьдесят лет поднимет на землю Преисподнюю, - рассказывать всё в мельчайших подробностях было бы величайшей ошибкой, а их на счету Алисии и так было лишком много. ㅤㅤ− Но… Как же это возможно? – в недоумении прошептала Лили, − Мы же… ㅤㅤ− Были знакомы с первого курса? – перебила её Алиса, − А вы не замечали, что не помните ни единого дня со мной перед тем, как я очутилась здесь на шестом курсе? Ни единого воспоминания. Вы просто были уверены в том, что мы всегда дружили. Я… Я не знаю, как это вышло. Будто замок сам вписал меня в историю этих стен ещё задолго до того, как я родилась. Когда я поднялась в спальню, там была пустая кровать. Моя кровать. Будто так и должно было быть. ㅤㅤ− Я помню, как профессора были внезапно удивлены тем, что не замечали твоих успехов ранее, - задумчиво протянула Кирхайс. ㅤㅤ− Именно. А то заклятье, тогда в библиотеке. Когда я показала тебе небо, Римус. Ты был удивлен, откуда я знала столько заклинаний. Их попросту нет в ваших книгах, я принесла их с собой из будущего. В своей памяти, - она перевела взгляд на гриффиндорского старосту, который невидящим взором буравил пол, в попытках уложить новую информацию в голове, − То, зачем я здесь, слишком опасно. Опасно для того, чтобы я вовлекала ещё и вас с это… ㅤㅤ− Довольно! – Сириус рывком поднялся из своего кресла, − Хоть что-нибудь из того, что мы делали вместе, было правдой?! Хоть одна капля воспоминаний о тебе была настоящей? Глаза волшебницы защипало от сдерживаемых слёз. Юноша встал напротив неё, и в его глазах бушевала такая обида, такое возмущение, что, глядя на его лицо, на его всегда весёлое лицо, которое теперь было перекошено яростью, Алисия просто не могла подобрать слов. Да и какие могут быть слова, когда каждый заданный вопрос ставил в тупик её саму? Как она могла ответить на то, чего сама попросту не понимала? Не понимала, каким чудом Хогвартс принял её появление. Не понимала, почему никто не удивлен внезапным появлением «чужой». Не понимала и даже не знала, какие из воспоминаний были в головах этих людей. Её друзей. ㅤㅤ− Я… - дрожь в голосе стала просто нескрываема, − Это было слишком опасно, Сириус. Я не могла вам рассказать всего. ㅤㅤ− Ты хоть что-нибудь делала с нами без притворства? Без лжи? Слова осколками битого стекла застряли где-то в горле, пока крошечные обжигающие слёзы катились по щекам. ㅤㅤ− Ты смеялась нам в глаза только потому, что это было твоим прикрытием? Потому что у тебя была какая-то высшая цель? «Нет! Нет! Нет!» Алисия молила всё бесчисленное количество звёзд, чтобы хоть одна из них позволила сказать одно единственное слово. Сказать, как разрывалось её сердце при каждой мысли о нарастающем с каждым днём обманом. Сказать, каким горьким был вкус скрытой тайны. Сказать, как много дней она спасалась лишь желанием уберечь тех, кто заменил ей семью. ㅤㅤ− С меня довольно, - он выплевывал каждое слово, словно оно они самому причиняли ему нескончаемую боль, − Довольно твоего притворства, Алисия. Ты сама всё решила. Решила за нас, как будет лучше. Решила так, как будет проще для тебя. Ещё несколько секунд он всматривался в полные слёз голубые глаза девушки, будто надеялся, что она станет отрицать всё сказанное. Что она зальется громким смехом и спишет всё на неудавшуюся шутку. Но повисшее молчание только подтверждало все произнесенные слова. Блэк отвёл глаза и покинул Выручай-Комнату. Следом за ним со своего краешка стола поднялся Джеймс. Он не бросил даже прощального взгляда в сторону волшебницы, глядя куда-то вперед себя, где его размышления становились осязаемыми чудовищами. После того, как двое друзей покинули комнату, пространство заполнилось горячим напряжением. Лили всё так же стояла вблизи, потупив взгляд и обнимая себя за плечи, словно правда обдала её ведром холодной воды. Римус подошёл почти неслышно, его присутствие рядом Алисия заметила по его тихому вздоху. ㅤㅤ− Нам всем нужно время. Ему это время нужно особенно. Ты знаешь Сириуса, он не способен здраво принимать подобные новости, - в его спокойном голосе не было ни тени обвинений. Гриффиндорка подняла стеклянный взгляд на своего старосту и его собственную реакцию выдавала лишь грустная полуулыбка. Юноша коснулся плеча Лили, кивая в сторону выхода из комнаты. Она хотела что-то сказать, набирая в лёгкие воздуха, но затем передумала и лишь тихо всхлипнула. Когда Эванс и Люпин покинули Выручай-Комнату, Белль всё ещё сидела в одном из кресел у камина. Она неотрывно смотрела на пляшущие языки пламени, но в один из моментов всё же перевела взгляд на Алисию, как только та опустилась в кресло, где недавно сидел Сириус. ㅤㅤ− Когда Северус подслушал наш разговор, ты поддержала меня. Ты сказала, что никто не имеет права осуждать меня, если я страшилась быть отвергнутой, и потому молчала, - она протянула руку и осторожно коснулась напряжённо сжатой в кулак руки Аддерли, − У тебя были свои причины. Я на твоей стороне. Сколько времени девушки так просидели они не знали, но когда обе переступили порог комнаты, то обнаружили, что из окон льется тусклый лунный свет. Оставалось только догадываться – начался ли комендантский час, или им ещё удастся спокойно добраться до собственных гостиных. Алисия намеревалась остаться в Выручай-Комнате, и переночевать там парочку ночей, но Белль убедила подругу, что такой способ сбегать от проблемы будет далеко не лучшим. Простившись с когтевранкой за очередным поворотом, волшебница плотнее укуталась в свою вязаную кофту. До приближения весны оставалось совсем недолго, однако ночи по-прежнему были объяты стужей и морозом. И только когда она возвращалась тёмными коридорами в своё «лживое пристанище», девушка поняла, что шла к этому разговору, словно на расстрел. Расстрел, где каждый имел полное право быть возмущенным и рассерженным. Где все опасения быть отвергнутой, быть недостойной прощения, стали явью. Вдалеке Аддерли услышала чьи-то торопливые шаги, поэтому она поспешила нырнуть в нишу за гобеленом, поскольку не была уверена, что комендантский час ещё не наступил. Но она не успела спрятаться полностью, как перед ней возникла высокая фигура директора Дамблдора. ㅤㅤ− Мисс Аддерли, я вас искал, - профессор улыбался, а затем с заметным облегчением выдохнул, − Пойдёмте. Без единого вопроса и пояснений она двинулась вслед за преподавателем, отставая от него на несколько шагов. В груди ныло уставшее сердце, подтверждающее истину, что самые серьёзные раны наносит далеко не оружие, а слово. Её спутанные локоны частично прикрывали бледное лицо, а опустившиеся плечи издалека выдавали изнеможённость. ㅤㅤ− Вы выглядите расстроенной, - останавливаясь перед каменной статуей горгульи, которая служила входом в директорский кабинет, мужчина оглянулся. ㅤㅤ− У меня был тяжёлый день, профессор, - с лёгкой хрипотцой в голосе проговорила волшебница, поднимая глаза на Дамблдора. ㅤㅤ− Уверяю, его завершение принесет Вам больше радости, - он вновь воссиял добродушной улыбкой, когда назвал кодовые слова для входа и статуя начала вращаться, являя каменную круговую лестницу. Бывать в директорском кабинете в своём времени Алисии приходилось не часто. Поэтому сейчас его увешанные живыми портретами стены, заставленные стеклянными вещицами шкафы, и, заваленные изобилием книг столы, встретили ученицу оживленным потрескиванием и шуршанием. Словно, здесь всё жило своей собственной жизнью. Предыдущие директора и директрисы любопытно рассматривали полуночную гостью, но никто не сказал ни слова. Даже перешептываний и приветствий не было, несмотря на то, что вслед за Алисией в кабинет зашел сам Альбус Дамблдор. Множество расставленных в разных концах кабинета свечей парили по воздуху, дополняя холодное свечение луны в окнах своим тёплым огнем. Девушка застыла в небольшом полукруглом помещении, не решаясь ступать дальше. Профессор молчаливо пригласил гриффиндорку подняться к его столу и взмахом палочки отодвинул один из удобных стульев. ㅤㅤ− Мисс, думаю, Вам лучше присесть, - старший волшебник остановился возле выдвинутого стула и что-то взял в руки со стола. Что именно это была за вещь, Алисии рассмотреть не удалось. Свечи отбрасывали причудливые тени на небольшой предмет. Но по приглашению профессора она всё же поднялась по небольшим ступеням, оказываясь перед директорским столом. После разговора в Выручай-Комнате, больше ничего не заботило и не интересовало девушку. Чёрная дыра на месте сердца неумолимо расширялась, словно раскрытая правда была большей угрозой, чем Том Реддл. Пляшущие тёмные тени осветили поблеклые глаза волшебницы и её бледное лицо, но когда она опустила взгляд к предмету, который держал в руках Дамблдор, расширяющаяся темнота в груди замерла. Она окоченела. Покрылась инеем и пошла трещинами. Невесть откуда появившийся ветер пробивал до дрожи, выбивал землю из-под ног Алисии, словно она стояла на песчаном берегу или на шатком краю обрыва. Зрачки заполнили чернотой всю радужку её глаз, а дыхание стало таким тихим, что, казалось, гриффиндорка и вовсе перестала нуждаться в воздухе. ㅤㅤ− Это… Что? Сквозь сбивчивый и неуверенный шёпот не проскользнуло больше ни единого слова. В руках директор держал ту самую шкатулку, в которой ещё полгода назад спокойно покоился золотой маховик времени. Чёрная коробочка с витиеватой резьбой. Он осторожно поддел крышку кончиками пальцев, а на бархатной отделке поблёскивали золотые оси повелителя времени и его крошечная колба песочных часов. Нереальность происходящего была похожа на то самое ощущение, когда маленькая пятилетняя девочка тонула, но крепкие руки отца сумели вызволить её из коварных вод. Так же и сейчас, она стояла с головой погруженная во мрак, а профессор, открывший маховик, был спасительным лучом света.

«Домой. Я смогу вернуться домой.»

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты