Кладбище слонов

Слэш
NC-17
В процессе
29
«Горячие работы» 19
автор
Sad Winston бета
Размер:
83 страницы, 10 частей
Описание:
— Знаешь, наши отношения давно мертвы. Если бы они были слоном, они бы давно уже отправились на поиски кладбища.

— Кладбище слонов — выдумка, его не существует. Поэтому слоны умирают на месте, где их застает смерть.

— Наш слон давно скитается по Саванне, надеясь побыстрее освободиться, испустив дух. Но вот только он не может. Что-то заставляет его двигаться, топтаться на месте. Позволь ему умереть, отпусти его, прошу.

— Но слон не хочет умирать, ему очень страшно.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
29 Нравится 19 Отзывы 12 В сборник Скачать

3

Настройки текста
      Шум шагов глухо разносится по пустому коридору. Намджун входит в просторный кабинет, забитый рабочими столами, за которыми тихо восседают работники, стуча пальцами по клавиатурам. Вокруг царит покойная тишина, лишь блоки компьютеров еле слышно гудят. Ким обводит сидящих за мониторами людей взглядом, кивая им в приветствии. Замечающие его сотрудники, в свою очередь, поднимаются над столами, уважительно кланяясь. Ким проходит дальше, минуя, кажется, нескончаемые лабиринты из стеллажей. Подходя к своему кабинету, он застывает, нерешительно потянувшись к дверной ручке. Он тихо выдыхает, устало прикрывает глаза и открывает дверь. — Господин Ким, я Вас заждался, — пожилой мужчина, что сидел в кожаном кресле Намджуна, развернулся лицом к нему. — Наверное, Вы очень заняты, раз не торопитесь на встречу со своим отцом. — Отец, — утомлённо вздыхает младший Ким, подходя к креслу, что стоял возле дубового стола, после присаживаясь на него, — я не ожидал, что ты приедешь. — Я не мог не приехать, — мужчина ставит локти на стол, переплетая свои пальцы, — акции компании падают, инвесторы недовольны, заказчики отказываются от задуманных проектов!       В кабинете повисло напряженное безмолвие. Намджун тупит взгляд, рассматривая ровно выложенный плиткой пол. Он нервно оттягивает галстук, чувствуя подступающий накал. Отец Кима молчит, выжидающе смотря на сына. Атмосфера вокруг кажется слишком натянутой. — Я посадил тебя на эту должность не для того, чтобы ты меня по меру пустил! — мужчина неожиданно ударяет кулаком о деревянную поверхность стола, заставляя Намджуна вздрогнуть. — О чём ты вообще думаешь? О том бездарном мальчишке, что целыми днями просиживает штаны в твоей квартире? — Отец, — Ким поднимает пропитанные злостью глаза, рассматривая скривившееся из-за раздражения лицо отца, — Юнги тут не при чём, не надо говорить о нëм в таком тоне! Мы уже это обсуждали! — Обсуждали, обсуждали, — старший Ким разворачивается на кресле к панорамному окну, несмысленно рассматривая стоящую напротив высотку. — Знаешь, я был рад, когда после выпуска ты пришëл ко мне и сказал, что одумался и готов продолжать семейное дело. Я был рад, что ты забыл о своей глупой музыке! — хмуро молвит он, прикрикивает в конце. — Я был бы ещё радостнее, если бы ты выбросил того мальчишку и начал встречаться с девушкой из хорошей семьи! — Отец! — Намджун резко поднимается на ноги, собираясь сделать шаг вперёд, но замирает. — Намджун, — голос мужчины стихает, становится более спокойным, — ты сам пришёл сюда, я тебя за руки не тянул. Так будь добр, работай нормально и не позорь меня! Приятны слухи, что ты занимаешь эту должность только из-за родства со мной?       Старший Ким смотрит проницательно, и Намджун неуютно ëжится, ведёт плечом. Ким слышал перешёптывание коллег, когда он только пришëл в компанию, занимая сразу руководящую должность. Но он не обращал внимания на слухи, старался всегда работать усердно, засиживаясь в офисе до глубоких ночей, желая показывать лучший результат. — Не поднимешь стоимость акций за последующие два месяца — я выброшу тебя из этой должности, как щенка! Будешь полы мыть по вечерам! — мужчина поднимается с кресла, недовольно сводя брови. — Если этот дворняжка мешает тебе, то выкинь его и начни уже жить нормально! — Я только из-за него здесь и работаю! Если бы не он, я бы ни за что… — младший Ким не успевает договорить, как его прерывает брюзгливый взмах руки отца. — Довольно, — сдержанно произносит тот, проходя мимо, — ты сам пришёл ко мне, сам попросил устроить тебя, так будь любезен выполняй свою работу! — мужчина дёргает ручку двери, намереваясь уйти, но застывает, напоследок обернувшись, — Если из-за него ты лишился своей мечты, то в этом виноват только ты. Не смей топить мою компанию!       Входная дверь кабинета с хлопком закрывается, Намджун рычит, скидывая бумаги со стола, ударяя по гладкой поверхности кулаками.

***

      Юнги панически вздрагивает, когда слышит громкий стук металлической двери. Он оборачивается, замечая, как загорается свет в коридоре. Внутри нарастает чувство тревоги, Юнги шумно выдыхает, закрывая крышку ноутбука. Парень беспокойно встаёт с кресла и выходит из комнаты. Намджун резкими движениями стягивает с шеи раздражающий его галстук, откидывая его на полку, где уже лежали ключи. Разувшись, он проходит в гостиную, не удосужившись поставить обувь в полку. Юнги, неуверенно облокотившись плечом о стену, наблюдает за ним из-за угла. Ким стягивает с себя пиджак, небрежно бросая его на просторный чёрный диван, не заботясь о том, как долго Мин гладил его. Мужчина устало садится на мягкую обивку, досадливо потирая лицо ладонью. Юнги наблюдает за профилем любовника: брови сдвинуты, на шее красуется вздутая венка, думая, стоит ли выходить из своего укрытия. Он хочет развернуться и уйти обратно в кабинет, но в груди жжёт проснувшаяся совесть. Мин выдыхает, и тихими шагами выходит из-за угла, приближаясь к дивану. Сев рядом, он осторожно кладет ладонь на чужую ногу, успокаивающе поглаживая. Они сидят молча, Намджун не двигается, лишь его грудная клетка тяжело вздымается. Юнги продолжает ненавязчиво поглаживать, ожидая, когда любовник заговорит. — Что случилось? — негромко спрашивает парень, не дождавшись, когда Ким первым подаст голос. — Проблемы на работе, — бурчит Намджун, смотря перед собой в одну точку. Он поднимает руки, намереваясь расстегнуть ворот рубашки. Пальцы скользят по пуговицам, расстёгивая первые три, он освобождает скованную тканью шею.       Намджун облокачивается о спинку дивана, проезжаясь ладонями по плотной ткани брюк, а Юнги смотрит на него, не отрываясь, улавливая подвешенное настроение. Мин невольно кидает взор на тёмный дисплей, что высвечивает ярко-зелёными цифрами ровно десять часов вечера, как мужчина хватает его кисть, грубо отталкивая от себя. Ладонь с шлепком приземляется на колено Юнги, брови на бледном лице ползут вверх, губы приоткрываются, возмущение застревает в горле. Мин сдержанно поджимает уста, вздёргивает плечами, намереваясь невозмутимо подняться с дивана. Намджун отводит взгляд в сторону, но, замечая безразличие любовника, развязно перехватывает его руку у локтя, стискивая на ней длинные пальцы. — Ну и куда ты собрался? — мужчина резко поворачивает голову, заглядывая в робеющие глаза Юнги, подмечая нарастающую раздражённость в лице: брови сведены вместе, смотрит в ответ исподлобья, сухие губы плотно сомкнуты. — Тебе вроде не нравится моё присутствие? — Мин пытается вырваться из хватки, но Намджун выдыхает через нос, сильнее сжимая его руку. В комнате повисает неприятное молчание. Атмосфера постепенно накаляется, оба парня чувствуют это, но не решаются двигаться. Замерев в немой схватке, они смотрят друг другу в глаза. — Не хочешь меня накормить? — сквозь зубы цедит Ким, наконец выпуская локоть Юнги из тесного плена мощной ладони. Мин вскидывает пальцами отросшую чёрную чёлку и шарко направляется в сторону кухни. Намджун молча встаёт и следует за ним.       Юнги щёлкает выключателем, и мрак комнаты рассеивается холодным светом ламп. Он подходит к белому холодильнику, резко открывая дверцу. Достав сковородку, он наплевательски кидает её на кухонный гарнитур, и та с громким стуком ударяет по мраморному покрытию. Стеклянная крышка соскальзывает со сковороды, пачкая ровную поверхность столешницы. — Приятного аппетита, — недовольно проговаривает Мин, дотянувшись до тарелки с верхней полки, озлобленно пихая её в руки любовника.       Юнги, скрестив руки на груди, делает шаг к двери, желая быстрее оказаться в другой комнате. Намджун хмурит брови, хватая парня за плечо, грубо одёргивая. Каждая мышца в теле Юнги напрягается, он выпрямляет спину, сталкиваясь взглядом с глазами Кима. Намджуну кажется, что в тëмных зрачках Мина разгорается настоящий огонь. Если бы тот мог, он бы спалил всю эту кухню вместе с любовником, но лицо парня остаётся бесстрастным, лишь плотно сомкнутые губы выдают всё напряжение. — В чëм дело, Юнги? — на выдохе произносит Ким, крепче сжимая длинные пальцы на чужом предплечье. — Ты чем-то недоволен? — Отпусти, — шипит парень, грозно скалясь, — отпусти мою руку, и я пойду. — О, а куда ты так спешишь? — Намджун тихо посмеивается, растягивая сухие уста. — Ты занят чем-то важным?       Ким дёргает Юнги сильнее, трясёт, словно тряпичную куклу. Мужчина скользит взглядом по чужому бледному лицу, рассматривая, каждый сантиметр кожи. Намджун резко отпускает руку Мина, но тут же хватает парня за лицо, крепко впиваясь подушечками пальцев в чужую челюсть. — Ты, наверное, спешишь на работу? — Ким склоняется, опаляя лицо Мина горячим дыханием. От низкого голоса любовника по спине Юнги пробегают острые мурашки. — Или начальник отправил тебе отчëт по почте, и его нужно быстро переделать?       Намджун чуть отодвигается, приподнимая голову, смотрит сверху вниз. Уголки губ бегут вверх, образуя ухмылку на лице младшего. Он крепко держит Мина за лицо, поглаживая пальцем нежную кожу. — Ах, да, — Ким на секунду замолкает, задумчиво отводя взгляд, — ты же нигде не работаешь.       Намджун цыкает, дерзостно отталкивая голову Юнги от себя, вкладывая всю ярость в это действие. Мин чуть пошатывается, хватаясь руками за тумбу позади себя. Огонь в карих глазах разгорается с новой силой, Юнги мысленно умоляет себя молчать. — Ты целыми днями сидишь дома, пишешь музыку, — Ким обводит взглядом кухню прежде, чем остановиться на любовнике, — я тебя ни в чëм не ограничиваю. Покупаю всё, что пожелаешь. Пашу в грёбанном офисе, как ишак, — голос мужчины стихает, становясь утробным, — а ты не можешь просто позаботиться обо мне, когда я прихожу уставший с работы?       Намджун смотрит выжидающе, крепче стискивая стеклянную тарелку пальцами. Юнги прикрывает веки, считает про себя до десяти. Он выдыхает сквозь приоткрытые уста, ощущая в чужом взгляде укор, что бьёт прямо в грудь. Чувство вины начинает медленно душить, смыкаясь вокруг горла. Он молчит, отталкивается от тумбы, выпрямляясь. — Чего притих, Юнги-я? — Намджун резко вскидывает руку с зажатой тарелкой между пальцев, бросая её над головой Мина, побуждая того лихорадочно склониться. Парень пугается, слыша, как та сталкивается с ровной стеной, громко разбиваясь и разлетаясь на осколки. — Или ты, как провинившийся пёс, готов всё стерпеть?       Ким сжимает кулаки, крупные пальцы бледнеют, он смотрит на парня, ожидая хоть какого-то ответа, но его не следует, Юнги лишь закусывает губу, напряжно дыша. Мин скребёт ногтём по своему большому пальцу, надрывая тонкую кожу. Опущенный взгляд в пол даёт Намджуну понять, что ответа так и не будет. Ким смиряет взглядом стоявшего напротив парня и громко хмыкает. Он разворачивается, попутно расстёгивая остальные пуговицы на белой рубашке, и выходит в коридор. — Мудак, — нервозно шепчет Мин.       На лице Намджуна заходят желваки, на крупной шее взбухает толстая вена. Он разворачивается, ударяя кулаком по светлой стене с громким рыком. Повернувшись, мужчина замечает, как склонившийся над осколками Юнги невольно вздрагивает, поднимая взгляд в коридор. Их глаза встречаются вновь, когда Ким возвращается на кухню. Его белая рубашка распахнута, открывает взору голый подтянутый торс Намджуна. Мужчина резким движением дёргает за манжеты рукавов, и маленькая пуговица отрывается от ткани, с тихим стуком ударяясь о пол. Закатав рукава рубахи до локтей, Ким неспешными шагами приближается к любовнику. Юнги медленно поднимается, зажимая в тонкой ладони крупный осколок. — Не подходи, — злобно смотря исподлобья, шипит он сквозь зубы, замечая уверенные движения мужчины в его сторону.       Намджун останавливается, его плечи мелко дёргаются. Он закидывает голову, и по кухне разносится его хриплый смех. Мин внимательно следит за ним, осторожно сдвигаясь в бок, переводя взгляд с мужчины на выход. Ким замечает, как быстро бегают глаза любовника, в один шаг приближаясь. Крупная ладонь перехватывает тонкое бледное запястье Юнги, поднимая чужую руку. Пальцами он подставляет торчащее из ладони парня стекло к своей шее, откидывая свою голову назад. Юнги видит, как надрывно двигается кадык Кима, и сам шумно сглатывает, чувствуя лёгкую дрожь в ногах. — Ну, — тянет Ким, усмехаясь, — давай же, — Мин медленно проводит языком по сухим губам, крепче сжимая осколок в ладони, чувствуя как в кожу впиваются острые края, — чего же ты медлишь, Юнги-я?       Лицо Намджуна становится серьёзным. Он разжимает тонкие пальцы, и кусок стекла выпадает из чужой руки. Ким замечает тонкие порезы на ладони любовника, пока Юнги чувствует дрожь во всём теле, как злость растекается по нутру. Он видит насмешку, ощущает, как мужчина упивается своим превосходством над ним. Мин выдыхает, вырывая свою руку из чужой хватки, и с громким шлепком ударяет ладонью по щеке любовника. На чужом лице остаëтся краснеющий отпечаток пальцев парня. Намджун замирает, касаясь грубыми пальцами своего лица, осязая исходящий от кожи жар. Мин машинально вздрагивает, когда видит резкий взмах чужой руки, и чувствует, как крупные пальцы, сжимают его тонкую шею. Ким стоит вплотную к Юнги, но продолжает наступать, заставляя парня делать спешные шаги назад. Его крепкая рука держит чужую, такую хрупкую шею, оставляя следы на бледной коже. Парень открывает рот, словно рыба, жадно хватая воздух, желая больше пропустить в лёгкие. Юнги больно ударяется затылком о стену, вжимаясь в неё. Сердце стучит быстрее, когда он понимает, что отступать некуда. Мин рывком сгибает ногу в колене, ударяя с силой в пах Намджуна. Ким сгибается пополам, приглушая вырвавшийся стон из уст, обхватывая себя руками, освобождая Юнги. Сердце парня бешено бьётся о рëбра, он быстро дышит, ощущая неприятную пульсацию в висках. Волнение скапливается внизу живота, скручиваясь в тугой узел. Мин дёргается вперёд, желая убраться подальше, запереться на замок в спальне. Затылок пронзает резкая тянущая боль. Юнги чуть оборачивается, сталкиваясь гневными карими глазами, чей обладатель нещадно вцепился в тёмные волосы, крепко сжимая их в своей ладони. — Страшно? — Ким тяжело дышит, шёпотом обжигая ушную раковину Мина. — Отпусти, — цедит Юнги, ощущая, как неприятно слезятся глаза, — блять!       Намджун с силой бьёт ногой под колени Юнги, отчего ноги парня непроизвольно сгибаются. Мужчина свирепо тянет его на себя, схватив за ворот футболки, заставляя сесть на холодный пол. Ким выпускает волосы Мина из крепкой хватки, быстро обходя его. Он давит на чужие плечи, побуждая лечь, седлает узкие бёдра. Юнги дёргается под Намджуном, шипит, размахивая руками, что сжаты в кулаки, стараясь попасть по лицу. Ким склоняется, раздраженно обхватывает тонкие запястья, зажимая в своей крепкой ладони, прижимая их к полу. Мин продолжает беспорядочно дёргаться, сухие губы мужчины вновь расплываются в усмешке. — Почему ты опять вынуждаешь меня делать это? — крупная ладонь с хлопком ударяет по чужой щеке. Юнги на секунду замирает, закончив дëргаться. Лицо охватило огнём, горло спёрло из-за нахлынувшей обиды. — Почему ты постоянно делаешь из меня чудовище? — Чудовище? — хрипит Мин, задирая голову, ударяясь затылком о ламинат. Его кадык мелко дрожит, он отводит глаза, в уголках которых скапливались жгучие слёзы. — Я делаю из тебя чудовище?       Юнги сипло смеётся, мотая головой из стороны в сторону. Руки над головой значительно затекли, а тонкие пальцы онемели из-за нещадной сцепки на запястьях. Он чувствует чудовищную усталость и ломкую боль во всём теле, он перестаëт брыкаться окончательно, расслабляясь под чужим массивным телом. — Если я делаю из тебя чудовище, не лучше ли прекратить всё это? — голос Юнги тихий и измученно хриплый. Оскал на лице Намджуна, восседавшего на его бëдрах, пропал. Карие глаза внимательно бегали по бледному лицу с красным отпечатком ладони на щеке и скуле. Мускулистая рука была занесена, готовясь снова ударить, но Ким замялся. — Ты всегда говоришь одно и то же, — вторая рука Намджуна выпускает кисти из плена, — каждый раз ты говоришь ровно одно и то же.       Мужчина поднимается с чужих бёдер, отводя взгляд в сторону. Юнги шумно выдыхает через нос, разминая затёкшие руки, всё так же лежа на ледяном полу с закрытыми глазами. Он чувствует себя утомлённым, переживая один сценарий раз за разом. Ссоры и драки слились с их жизнью в единый поток, становясь неотъемлемой частью их отношений. Мин так же, как и в дни ранее, лежит на полу, ощущая, как ноют мышцы лица и, кажется, сердце. Пока Намджун выдерживает молчание, Юнги прокручивает начало их отношений, пытаясь понять, как всë могло до этого дойти. Тогда, в свои двадцать три года, он не мог подумать, что милый и заботливый Ким может превратиться в убивающего былую любовь неврастеника. Мину хотелось бы разрыдаться в голос, перевернувшись на бок, прижав острые колени к груди, но он остаëтся лежать неподвижно, не показывая никаких эмоций. — Ты так этого хочешь? — Намджун отходит к светлой стене, облокотившись спиной о неё, скрещивая руки на крепкой груди. — Хочешь расстаться? — Ким выдерживает паузу, смотря как любовник равнодушно разминал свои кисти. — Если хочешь, поднимайся и уходи. Я тебя не держу!       Юнги раскрывает глаза, приподнимаясь на локтях, и смотрит на любовника, пытаясь распознать чужие эмоции. Мин не верит, покачивает головой, усмехается. — Я серьёзно, Мин Юнги, если ты действительно хочешь, то собирай вещи и уходи, — Ким отводит глаза, не выдерживая цепкого взгляда любовника. Он опускает голову, на лице проскальзывает нервная улыбка. Он медлит секунду, и выходит из кухни.       Юнги поднимается и, оставаясь в сидячем положении, смотрит на стену, у которой совсем недавно стоял Ким. Он проводит пальцами по глазам, смахивая слёзы. Спину ломит, Мин разминается поворачивая корпус из стороны в сторону, пока в голове мысль сменяет одну за другой, он пытается переварить сказанное Намджуном. — Уйти? — еле слышно произносит он, поднимаясь на ноги. На ватных ногах Мин бредёт в ванную комнату, желая умыться. Склонившись над раковиной, повернув ручку крана, он плещет холодной водой по лицу. Юнги рассматривает себя в зеркало, скользит взглядом по наливающемуся синяку на скуле, к проступившим на шее следам от чужих пальцев. — Это лучшее решение.       Парень выходит в коридор, сдерживая себя, чтобы не побежать. Он осматривается, пытаясь понять, куда ушёл Намджун. В гостиной всё так же горит свет, но комната пуста. Осторожными шагами он продвигается в кабинет, в котором работал до прихода Кима. Тихо приоткрывая дверь, он проскальзывает в комнату, забирая мобильный со стола. Обратно он срывается на бег, ощущая тревожную тягость в груди, боясь, что любовник появится на пути, и принятое решение покажется сомнительным. Он спотыкается в прихожей о раскиданную обувь мужчины. Чертыхаясь, он пинает дорогие туфли, откидывая те в разные стороны. Юнги достаëт из полки кроссовки, падая на пол, спешно обуваясь. Он цепляется пальцами за дутую куртку, резко потянув на себя, отрывая петлю, на которой она висела. Наспех он засовывает тонкие руки в плотные рукава, и застёгивает молнию, прищемляя подбородок. Мин щурится, поджимая губы из-за резкой мелкой боли. Остановившись напротив двери, он тянется к замку. Останавливаясь на секунду в паре сантиметров от него, не решаясь. — Да к чёрту, — Юнги вводит код и дверь открывается.

***

      Парень сидит на спинке скамейки, поставив ноги на сидение. В его пальцах зажата тлеющая сигарета. Юнги подносит её к сухим устам, сминая ими мягкий фильтр, глубоко затягиваясь. Кажется, вся его куртка пропиталась резким запахом, и Мин усмехается, когда в голове проносится мысль, что Намджуну это не понравится. — А всë, — замёрзшие пальцы обжигает, когда тлеющий огонёк подбирается ближе к фильтру. Он ярко светит сквозь тëмно-серый пепел, который Юнги стряхивает на свои брюки, — похуй на Намджуна.       Деревья беспокойно покачивали обнажёнными ветвями. Холодный ветер пробирался сквозь куртку, заставлял поëжиться от холода. Тонкие пальцы давно покраснели, Мин тщетно пытался согреть их в карманах. Юнги замёрз сидя на усыпанной снегом лавочке около часа. Он думал, куда ему пойти. Денег на счету было немного, всего пару тысяч вон. Юнги смешно от мыслей, что в итоге он остался на улице, словно выброшенный кот. Он старается гнать поедающие мысли о былом доверии к Намджуну. Гонит их как можно дальше, стараясь переключиться от пробегающими картинками ссоры перед глазами, старается не думать, как там Ким. Парень мысленно ругал себя за то, что не удосужился сразу же забрать документы. У него не было с собой ничего кроме телефона. Юнги блокирует экран, подмечая, как быстро испаряется уровень зарядки. Он открывает записную книжку, прокручивая до нужного номера. Немного мнëтся, смотрит на цифры, понимая, что звонить другу совершенно не хочется. Перед глазами вырисовывается картина, как он в ночи заваливается к нему домой, и как долго после придëтся выслушивать муторные монологи о том, какой Мин идиот, а Ким конченный мудак. — Мин Юнги? — Юнги отвлекает голос. Он поднимает голову от смартфона, замечая напротив парня с пакетом в руках. Мин щурится, пытаясь рассмотреть стоявшего напротив. Лицо его было укутано в плотный шарф. — Это я, Чон Хосок.       Юнги удивленно приоткрывает рот, когда парень тянет мешающий шарф вниз, показывая лицо. Чон вымученно улыбается, скользит взглядом по Мину. Юнги спрыгивает со скамейки, выбрасывая истлевший бычок, что недавно крутил в пальцах. Он протягивает руку старому знакомому. Рука Хосока тёплая, жмëт ладонь крепко, а в карих глазах проскальзывает радость. — А ты чего тут сидишь так поздно? — между ними чувствуется неловкость. Они стоят напротив друг друга, и, не выдержав долгого взгляда, Юнги отворачивает голову, рассматривая заснеженные сугробы. — Да я, — Мин заносит руку, нервно потирая ледяную шею, — гулял.       Хосок замечает покрасневшие уши и щёки. Он опускает глаза ниже, подмечая, что Мин в спальных брюках. Чон хмыкает, отводя взгляд. — Тебе некуда пойти, хён? — напрямую спрашивает тот. Юнги удивляется столь прямому вопросу, поджимает губы, думая, что ответить. Он долго мнётся, понимая, что действительно некуда, но сказать это Чону не может. — Хочешь остаться у меня сегодня? — тихо спрашивает Хосок, кутаясь в тëплый шарф. — Мы давно не виделись.       Юнги жмётся, смотрит вниз на мысы своих кроссовок. Ему действительно некуда пойти, но беспокоить Чона не хочется, так же не хочется подвергаться расспросам, как получилось, что Мин остался ночью на улице. Но парень не успевает ответить, как чувствует тëплое касание к своей руке. Хосок неловко улыбается, разматывая шарф со своей шеи, накидывая его на Мина. Он плотнее оборачивает его, натянув капюшон на голову Юнги, пряча его розовые щëки в мягкой ткани. — Пойдем, хён, тут недалеко, — Хосок забирает пакет в другую руку, сжимая полиэтиленовую ручку, освободившейся ладонью он нежно касается руки Мина. Он смотрит выжидающе, не смея насильно тянуть. Дождавшись слабого кивка Юнги, он осторожно ведёт его за собой.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты