(А)моральные

Слэш
NC-17
В процессе
154
автор
Размер:
планируется Макси, написано 133 страницы, 22 части
Описание:
- Попасть в плохую компанию не так страшно, когда у тебя есть свои секреты. Да, Стэн?
Посвящение:
Крис♥
Примечания автора:
Мой твиттер @AlinaSharp5, где я публикую все, что касается работы. Можете писать там отзывы, теории, все что угодно под хэштегом аморальные
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
154 Нравится 313 Отзывы 42 В сборник Скачать

Глава 15. Ричи (2 часть)

Настройки текста
      Прошла ровно неделя после девятого декабря. Я не помнил ни одного дня. Вроде бы, я даже ходил на работу… И, кажется, я опять покалечил руку, потому что пальцы посинели и болели… Кажется, я игнорировал Билла. На телефон приходили десятки сообщений. Может, стоило ответить? Но я не мог. Ричи: Стэн, прости меня, пожалуйста. Я не должен был так реагировать и ставить тебя перед выбором. Между нами всё хорошо? 😟😟😟😟Я правда-правда не обижаюсь. И прости меня за эти дурацкие фанфики. Я не должен был. Ты только скажи и я сразу же все удалю. Обещаю! Ответь, пожалуйста🙏🙏🙏🙏. Я звонил тебе уже десять раз и написал кучу сообщений. Я переживаю. Очень переживаю😔😔😔😔 Билл: Ты там не сдох? Ричи: Стэн, ответь😟😟😟😟😟 Ричи: Пожалуйста, ответь. Мне очень жаль, что мы поссорились. Я скучаю по тебе🥺🥺🥺🥺🥺 Билл: Если у тебя не отсохли руки, то я не понимаю, почему ты не отвечаешь Беверли: Ответь Биллу. Стэн, у тебя все хорошо? Клаус: Весь дом пропах травой. Хватит накуриваться! Если хочешь, мы можем поговорить.       Мне не хотелось никого видеть и ни с кем разговаривать. Моим единственным занятием была трава. Я накуривался до бессознательного состояния, но даже этого было мало. У меня не получалось заглушить воспоминания. Мой собственный ад меня медленно убивал. Боль, запах травы и спутанные мысли стали для меня отдушиной. Но я знал, что это не помогало.       Билл писал мне несколько дней подряд. В моменты здравого (почти здравого) рассудка я видел его сообщения и пропущенные звонки, но я не мог ответить. Хотел, но не мог. Знаете то чувство, когда тебе настолько плохо, что хочется умереть? И я хотел. Клянусь! Но я не был самоубийцей. Если бы меня переехал автобус и сравнял с асфальтом, то я был бы только рад. Похороны, выборы гроба и слезы (хотя кто бы по мне плакал?) были бы не моей проблемой. Так было бы лучше для всех и для меня в том числе. Но сдохнуть — слишком просто, поэтому я продолжал жить.       Я сидел на подоконнике в своей комнате и курил. От травы уже было дурно. Моя одежда, волосы, вся моя сущность пропитались этим запахом. Меня тошнило от своей беспомощности и жизни. Не помню, когда я потерял контроль и перестал отвечать за свои действия. Я очнулся, только когда услышал знакомый голос в динамике. Это был Билл, и я сам ему позвонил. Зачем? Я и сам не понимал. — Ты опять накурился? — он по голосу сразу понял, в каком я состоянии. Отрицать не было смысла. Все и так было понятно по моему заплетающемуся языку. Нужно было сбросить вызов. Нужно… Но дыхание на том конце успокаивало, и я просто слушал, — Стэн?! — Да, я здесь, — ответил я, делая глубокий вдох, — мне плохо… Во всех смыслах. — И зачем ты говоришь это мне? — меня обожгло безразличием. Я не ожидал, что Билл примчится по моему первому зову, но я думал… — ты пропал на неделю. На гребанную неделю! Ты читал каждое моё сообщение, но так и не удосужился ответить. — Знаю. — Ну и? Блять, Стэн, — Билл замолчал, а я не знал, что сказать. Почему-то мне хотелось его увидеть, почувствовать запах сигарет и хотя бы на час забыть о том, что произошло девятого декабря. — Можешь приехать? Пожалуйста, — просьба соскочила с моих губ быстрее, чем я успел подумать. Под травой было проще быть искренним и делать то, что действительно хочется, — Билл? — Если ты думаешь, что я буду за тобой бегать и приезжать по первому зову, то хочу тебя разочаровать. Меня это заебало! — Билл… Я… — Что?! Накурился и решил обо мне вспомнить? И хватит, блять, себя травить! — Ты мне не мамочка, — огрызнулся я, до боли впиваясь ногтями в подоконник. — Папочка, блять! — Заткнись! Не лезь не в свое дело! Ты не знаешь, почему я это делаю! — меня передёрнуло от слов Билла. Он пытался меня спасти, но мне это было не нужно. Я не хотел. Саморазрушение стало рутиной, и я не нуждался в помощи (ложь). Тем более в его (ещё большая ложь). — Больше не буду. Не беспокойся, — Билл сказал это тихо, без эмоций. Он раньше никогда так со мной не разговаривал. Стало не по себе. — Скажу тебе только спасибо, — я фыркнул, пытаясь перевести разговор в наши обычные перепалки. Агрессия почти сразу сошла на нет. Я не хотел ссориться с Биллом. Я просто его хотел. От этого осознания хотелось спрятаться, не существовать. Нельзя привязываться к людям. Нет! Я начал искать новый косяк. Нужно было ещё. Я не хотел чувствовать. Эмоции скакали от раздражения до ощущения собственной ничтожности. В одну секунду я хотел сбросить вызов, а в другую сделать все, чтобы Билл приехал. Я не понимал себя, — так ты приедешь? — выпалил я быстрее, чем подумал. — Ты, блять, издеваешься?! — Мне одиноко. — Одиноко?! — Билл рассмеялся, а я до боли закусил щёку изнутри, — я писал тебе неделю! Как ты там обычно говоришь? Похуй? Вот мне сейчас на тебя похуй. Иди нахуй, Стэн!       Билл отключился, а мне стало невыносимо. Не знаю, чего я ожидал от нашего разговора, но точно не этого. В голове на повторе звучал его голос — «Мне на тебя похуй». Снова и снова и снова. Захотелось накуриться до коматозного состояния. Прямо сейчас. Что я, в принципе, и сделал.

***

      Мысли ускользали. Я чувствовал себя как после наркоза: на гране сна и реальности. В одну секунду я выныривал из дымки, а в другую тут же падал в бессознательную пропасть.       Кто-то прикасался ко мне мне? Или мне это показалось? Лёгкое поглаживание по щеке, чьё-то горячее дыхание на лице и шее. Не показалось.       Билл…       Он всё-таки приехал.       Веки были тяжёлыми. Я хотел открыть глаза, но тело не слушалось, проваливаясь в сон. У меня был словно сонный паралич: я все чувствовал, но не мог пошевелиться.       Чужие тёплые руки ощущались по всему телу. Меня гладили по груди и бокам, опускаясь ниже. — Пришел всё-таки, — тихо сказал я, пытаясь звучать внятно. Язык прилип к нëбу и казался неподъемным. Перед глазами все плыло, и я не понимал ничего.       Хотелось сосредоточиться на ощущениях. Я услышал, как лязгнула пряжка ремня, шорох спускаемых джинсов и звуки поцелуев на бёдрах. Наверное, я бы уже возбудился, но трава блокировала ощущения. — Тебе же не нравится, когда я накуренный, — вместо ответа я почувствовал язык рядом с резинкой белья и руку на члене, — ну, если ты хочешь… Но если у меня не встанет, то это все трава, — я засмеялся, поддаваясь навстречу и все ещё пытаясь справиться со своим телом, — жёстче… Ну?       Я резко втянул воздух, когда почувствовал губы на члене. Влажный, горячий рот. Мне ещё никто и никогда не сосал. Я начал теряться в ощущениях. Непривычно, но хотелось ещё. Инстинктивно я запустил руку в чужие волосы, надавливая на голову. Но тут же замер. Было ощущение, что что-то не так, но я не мог за него ухватиться.       Теплые руки без холода металла от колец, кудрявые волосы, а не жёсткие обесцвеченные. Нет запаха сигарет.       Стоп.       Усилием воли я открыл глаза, пытаясь сфокусировать взгляд: — Блять, Ричи! — от неожиданности я дёрнулся вверх, проталкивая член ему в горло. Ричи закашлялся, вытирая губы от слюней, но тут же снова взял в рот. Меня бросило в жар. Очень тесно. Я не понимал, что происходит и как я здесь оказался. Все плыло, — Ричи! — Пожалуйста, Стэн… — он посмотрел мне в глаза, оставляя поцелуй на члене, который все ещё не стоял, — я все для тебя сделаю. Пожалуйста. — Ричи, нет, — я хотел отодвинуться, но Тозиер придержал меня за бёдра, облизывая член. — Можешь сделать со мной все, что хочешь, — голос Ричи был жалким, как и он сам. Он меня не возбуждал. Я не хотел его, — пожалуйста. Я так долго этого ждал, Стэн… — его поцелуи начали подниматься по моему животу к груди. Это ощущалось неправильно. Нежно. Отвратительно. Ричи не он и не Билл.       В голове пролетали обрывки воспоминаний. Укусы и засосы Билла, его грубые руки на шее и бедрах. Мне не хватало воздуха, но в тот момент он был мне не нужен: — Если скажешь ещё хоть слово, то я закрою тебе рот кляпом, — Денбро отвесил мне звонкую пощёчину, а я подпрыгнул на кровати, возвращаясь в реальность.       Я был с Ричи. — Пожалуйста, Стэнли, — прошептал Тозиер, утыкаясь мне в шею, а меня отбросило в другой, запретный отдел памяти. Я пытался не думать, но воспоминания накрыли меня волной. — Я никогда не сделаю тебе больно, Стэнли, — он гладил меня по груди, прижимал к себе, а мне хотелось ещё, — тебе же нравится нежность? — мой ответ «да» растворялся в стоне, и я отдавался, раз за разом, хотя этого нельзя было делать.       Билл, он, Ричи…       Билл. — Ещё раз раз назовешь меня Стэнли! — я и сам не понял, как у меня получилось так быстро поменять положение и нависнуть над Ричи. Меня шатало, но каким-то чудом у меня получалось удерживать равновесие. Внутри что-то оборвалось. Захотелось выместить злость. На Ричи, на ком угодно. Плевать, — хочешь, чтобы я тебя трахнул? — я влепил Ричи пощёчину и схватил за подбородок, надавливая на нижнюю челюсть. Он испугано на меня посмотрел, но только кивнул, — почти как в твоих фантазиях, да? Но только я буду сверху. — Стэн, я хочу. Пожалуйста.       Перед глазами все плыло. Я не думал, а делал. Запутавшись в своих пальцах, я стягивал с Ричи джинсы и бельё, а он скулил, как побитый щенок. Это не возбуждало. Мой член по прежнему был вялым, и я ничего не мог с этим сделать. Он поднимался, но тут же падал. Отвратительно. — Ложись на живот, — скомандовал я, проводя рукой по своему члену. — Но… — Ричи хотел возразить, но я только посмотрел на него, и он сделал то, что я сказал. Безотказный, даже не сопротивлялся. Это не возбуждало.       Нужно было думать о Билле. Его татуировки, его грубость и грязные словечки, которые он шептал мне прямо в ухо, пока трахал… То, что нужно. Тело начало реагировать. Я дрочил себе, пытаясь найти в Ричи хоть что-нибудь привлекательное для себя, но все было мимо. Он был слишком костлявым, с синюшней кожей и волосатой задницей. Я поморщился и прикрыл глаза, представляя на его месте Билла. Так лучше.       Тогда я не думал ни о презервативах, ни о смазке. Мне не хотелось сделать Ричи приятно. Во мне кричало желание обладать, как он это делал со мной. Но он это делал нежно, аккуратно, без остатка, а я наоборот.       Я плюнул себе на руку и провёл ей по своему члену, подвигая Ричи к себе. Меня начинало тошнить. Либо от травы, либо от себя. Я не должен был, но делал. — Стэн, пожалуйста, — Ричи поерзал на кровати, а я дотронулся до его небольшого кривого члена, — я… Хочу тебя.       Сомнения отошли на второй план. Тозиер сам попросил. Это не моя вина. Я резко ударил его по заднице и схватил за худые бёдра, пытаясь войти. — Блять, — выругался я, потому что ничего не получалось. Я пробовал ещё и ещё, но бесполезно. — Стэн… Аккуратнее, пожалуйста, — слова Ричи доносились отдаленно. Я был настолько не в себе, что едва понимал, что делаю. Нужна была смазка… Но обкуренный мозг заблокировал эту мысль, и я решил обойтись слюнями. Я плюнул прямо на задницу Ричи, размазывая все у входа и попытался снова.       Больно. И мне, и ему. Ричи всхлипывал, но просил продолжать. Говорил, что любит, а я прижимал его к матрасу, не давая пошевелиться. Я трахал его грубо и без любви, потому что я никого в жизни не любил кроме него.       Я не помнил, как все началось и как закончилось. Сам секс остался где-то за пределами памяти. Трава не отпускала, а должна была. Мне было плохо, я себя ненавидел. Господи, я даже не был уверен, что кончил. Это была ошибка. Хотелось отключиться. Так было лучше.

***

      Просыпаться было сложно. Ещё не открыв глаза, я почувствовал боль по всему телу. Но мне не привыкать. Я потянулся и почувствовал, как кто-то закинул на меня руки и прижался со спины. — Уже проснулся? — я сразу узнал голос Ричи и немного успокоился, но вспышка воспоминаний заставила меня подскочить с кровати. — Что ты здесь делаешь?!       Я чуть не упал, запутавшись в джинсах и белье, которые болтались где-то на уровне щиколоток. — Скорее, что ты здесь делаешь? — тихо засмеялся Ричи, — ты у меня в комнате. И доброе утро.       Голова закружилась, но я не мог отвести взгляд от Тозиера. Он выглядел потрёпанным, но счастливым. Нужно было что-то сказать, но я не мог. Мой взгляд хаотично бегал по комнате, выискивая доказательства вчерашней ночи. Пожалуйста, пусть это будет галлюцинация от травы. Твою мать, у меня бы даже не встал на него! — Нет, нет, — от бессилия я запустил пальцы в волосы и потянул со всей силы, — нет, блять! — Да, — Ричи улыбнулся и сел на кроватт, подтягивая одеяло до подбородка, — я… Я рад, что это был ты. Правда, Стэн. — Сука! — я сдёрнул второе одеяло на себя, глядя на простынь. Там были кровь и засохшая сперма. Мерзко. Я был мерзким. Вчера как будто что-то переклинило в голове, и я сорвался с цепи. Ссора с Биллом, трава, Тозиер, — Ричи… Я сделал тебе очень больно?.. — у меня не было слов. Это не должно было произойти. Господи, у нас же даже не было презервативов… Что я наделал?! — Я… Я не жалею. Стэн… Я… Не волнуйся. Все хорошо. — Хорошо?! Зачем ты ко мне полез? Зачем?! Ты же видел, что я был накуренным! Хочешь, чтобы я ненавидел себя ещё и за это?! — Ты сам меня притянул. Что-то ты вчера не возмущался, когда я начал тебе отсасывать, — щёки Ричи вспыхнули красным, и он отвел взгляд. А я в очередной раз пожалел о нашем сексе. — Да потому что я думал, что это был Билл, — я сказал это быстрее, чем успел сообразить. Лицо Ричи тут же изменилось, и я понял, что он начинает злиться. Денбро был для него больной темой. — Конечно, все дело в Билле! — Ричи встал с кровати, складывая руки на груди. Мой взгляд зацепился за следы от пальцев у него на боках и запястьях. Стало дурно, — стоило ему появиться, и ты только о нем и говоришь. А меня не замечаешь… А я… Я… — запинаясь на каждом слове, Тозиер отвёл взгляд, — я люблю тебя, Стэн.       Признание Ричи оглушило. Я и так это знал, но знать и слышать — разные вещи. Мне были не нужны его чувства и он сам. Меня накрыло безразличие. Было пугающе все равно. Мне еще никто не признавался в любви, и если это и есть то самое заветное «я тебя люблю», то любовь переоценивают. — А я тебя не люблю, — я сказал это по слогам, обрубая мосты. Нужно было решить этот вопрос раз и навсегда. Ричи не должен был надеяться на невозможное. Мы никогда не будем вместе. — Но… — Ты думал, что после секса что-то изменится? Нет, Ричи, — я взмахнул ладонью, пытаясь взять себя в руки, — это был просто секс. Отвратительный секс. Я тебя не люблю, — я чеканил каждое слово, глядя, как у Ричи начинают наворачиваться слезы. — Это все из-за Билла? — эмоции Ричи менялись слишком быстро. Он и плакал, и злился, но по-прежнему меня не ненавидел, — если бы не он, то ты бы был со мной? — Блять, да причем здесь Билл? — Ты любишь его! — Нет, Ричи, — это была правда. Я его не любил, но Денбро был мне… Дорог? Не знаю… Мне нравилось, что он появился в моей жизни и мне с ним было не так плохо, как обычно. Терпимо, а не пугающе никак. — Тогда почему? — Ричи кусал губы, заламывал пальцы, а я не знал, как ему ещё объяснить, — ты… Если хочешь, то… Стэн, я тебе все разрешу. Клянусь. Только будь со мной. Я люблю тебя, — каждый раз, как я слышал это признание, меня передёргивало. Его «люблю» вызывало только отвращение. Так нельзя, так не должно быть. — Мне жаль, что я тебя трахнул. Правда, — сказал я, делая глубокий вдох, — прости. Но Ричи, мне на тебя похуй. Я всегда это говорил. — Похуй на меня, но не на Денбро! Да?! — от бессилия Ричи топнул, а я промолчал, глядя в пол. Мне было нечего сказать, — если ты не будешь со мной, то я… — Что — ты? Перестанешь мне навязываться? Не будешь отправлять сотни сообщений? Что, Ричи?! — эти детские угрозы начинали действовать мне на нервы. Я больше не хотел это слушать. Ричи начал меня бесить. Да, я был виноват перед ним, но Тозиер сам ко мне полез. Я себя не контролировал, а он прекрасно видел в каком я был состоянии. — Я расскажу отцу, кто разрисовал администрацию! — показалось, что мне послышалось. Такого я не ожидал. На какую-то секунду я растерялся, глядя на него в упор. — Ты не посмеешь, — зло прошептал я, ощущая, как сжимаю кулаки, — и это был Эдди. А мне плевать на Каспбрака. — Ты думаешь, что твой драгоценный Билл не заступится за дружка? Я сделаю это, Стэн. Клянусь тебе. — Если ты это сделаешь, то я больше никогда с тобой не заговорю. Ты меня понял?       Я понимал, что если Ричи не блефует, то Билла, как минимум, задержат на несколько суток. Я не мог этого допустить. Нет. Билл не должен был расплачиваться за мои поступки. Я не хотел, чтобы у него были неприятности. Почему-то я беспокоился за него. — Ты и так со мной почти не разговариваешь, — Ричи вытер слёзы с щёк, глядя мне прямо в глаза, — мне это надоело. Я для тебя пустое место… — Ричи… — Недостаточно красивый для тебя? Недостаточно умный? Что во мне не так? Чем Билл лучше меня? Этот уголовник! Типичный плохой парень, который бросит тебя через месяц! — Ты говоришь бред, — я отмахнулся. Хотелось быстрее уйти из этой комнаты и выбросить из памяти вчерашнюю ночь и это утро, — дело ведь вообще не в этом. — Бред?! Ты говоришь, что не любишь его, но ты его хотя бы трахаешь!       В своей истерике Ричи перешел грань. Я хотел послать его. Мне надоело это выслушивать. Своими угрозами Ричи ничего не добьется. Мне не верилось, что у него хватит смелости сдать Билла. А значит плевать. — Это он меня трахает, Ричи! И ты, блять, ничего не знаешь о нас и наших отношениях. Поэтому завали ебало и отвали от меня.       Я был грубым. Наверное, стоило объяснить мягче, но Ричи не понимал. Он застрял в каком-то сказочном мире, где одной любви хватало на двоих. Бред. Я не давал ему надежду, ничего не обещал. В чем моя вина? Я просто не любил его. Не чувствовал ни-че-го. — Я тебя предупредил. — Мне похуй, — по привычке сказал я. Но это была ложь, и я сам удивился, что так беспокоюсь за Денбро. — Как скажешь, — Ричи отошёл к письменному столу и отвернулся от меня. Было видно, что он дрожал и обхватывал себя руками. — Если ты настучишь папаше, то клянусь. Можешь забыть обо мне. Я тебя не то что трахать, я с тобой даже здороваться не буду. Не смей трогать Билла.       Я хлопнул дверью и почти вылетел из его дома. Сердце выбивало рёбра. Я проклинал себя за вчерашнюю ночь, но увы. Ничего нельзя было исправить. Нужно было отоспаться, выбросить из головы Тозиера и его истерику. Поэтому я пошёл домой и завалился спать. Но через несколько часов проснулся от сообщения, которое заставило лёгкие сжаться, а меня самого хватать воздух ртом. Я забыл как дышать. Только не это. Блять. Ричи: Я тебя предупреждал. Полицейские едут в квартиру к твоему любимому Биллу. Как думаешь, они найдут там что-нибудь запрещённое?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты