Baby Driver

KISS, Paul Stanley (кроссовер)
Гет
NC-17
В процессе
119
Размер:
31 страница, 4 части
Описание:
Они не искали отношений, не желали страстно любви, предпочитая не впускать в свою жизнь чувства. Они скрывались за масками своих образов: Звёздного мальчика и девушки, дарящей всем наслаждение. Их встреча была случайностью и способом развлечь себя, не снимая при этом свои маски. Их желания стали поводом начать историю, растянувшуюся почти на десять лет. Что это было? Жажда утолить одиночество? Восхитительные сексуальные отношения или все же нечто большее?
Посвящение:
KISS за их музыку)
Ане, как моему вечному соавтору, пусть и мы больше ничего не пишем вместе
Моей сестре, чтобы я делала без тебя
Моим любимым читателям, которые уже не первую работу про рок комментят.
Примечания автора:
Итак, будет много секса и про секс, так что, если вы банально не готовы читать про порно-индустрию, то лучше проходите мимо. Я не собираюсь затирать реальность, поэтому все будет так, как оно и должно случится в прошлом.

Музыка:
Kiss - Baby Driver
Cliff Richard - Devil Woman
Kiss - Take Me
Sparks - Sextown U.S.A.
Kiss - Uh! All Night

ОЖП (Виктория Принсипал)

Обложка:
https://sun9-38.userapi.com/impg/cegI7JhyBtu9EmQOqIn6kqfAojhz9AibPnks5Q/jgThXZ8GQ2w.jpg?size=1280x1024&quality=96&sign=af799954a72cc975a1d2b8f830810c20&type=album

Альбом:
https://vk.com/album-93632626_278243412

Группа:
https://vk.com/clubdubo.savanski.dupont
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
119 Нравится 138 Отзывы 60 В сборник Скачать

Глава 3. Женщины, которых мы любим

Настройки текста
Джин слушал внимательно откровения Пола, ему было не привыкать. Иногда на Пола накатывали такие моменты, когда начинал рассказывать про свои похождения, впрочем, Джин и сам все знал. В турах мало что для кого было секретом: все знали, кто и чем занят, особенно если учесть тот факт, что они всегда снимали «курятник», где собирались все самые красивые девушки города, в котором они давали концерт. Оставалось лишь только выбрать, с кем именно провести ночь, снять, так сказать, напряжение и насладиться любовью прекрасных нимф, готовых отдаваться так, словно ты Бог. Этих девушек было много. Очень много, и если Джин старался вести счет, то Пол этим совсем не занимался. Конечно, их общая подружка как-то заметила, что все эти тренажеры для снятия напряжения ничего не имеют общего с реальными отношениями, но они сейчас вообще мало кому были нужны. — Ты-то сама как снимаешь напряжение? — как-то спросил Джин, пристально смотря на англичанку в полупрозрачном черном платье. — Иди ты на фиг, у меня есть парень, — отмахнулась она сразу же. — И вообще я верная. — Если не считать загулов с Робертом, — вставил Пол, и она на это рассмеялась. — Ну, ему дозволено все, что нельзя другим. Все, кроме одного. Звездные девицы, что добились уже чего-то по жизни, были более разборчивыми, но они никогда не отказывались от секса, считая его прекрасным развлечением. В любом случае женщины, которых они любили, отличались разнообразием. Джин вообще любил их фотографировать, правда, Пол всегда смеялся на эту тему, что этого для того, чтобы потом не забыть, с кем он трахался. Джин откинулся на спинку дивана, продолжая внимательно слушать Пола. Он и сам переживал нечто похожее, когда незнакомка попадалась такая, что можно было и продлить встречи, не ограничиваясь одноразовым сексом. Но, с другой стороны, Пол сделал все верно, что не стал брать у нее номер телефона — судя по тому, где он ее подцепил, что она делала, то девица совсем свободных нравов. Ей все равно с кем спать, в отличие от группиз, которым уж точно было не все равно с кем трахаться. Они всегда шли напролом к намеченной цели — кто ограничивался одноразовой связью, а кто предпочитал стать на время походной женой и хотя бы пару месяцев сопровождать музыкантов во время утомительных гастролей. — Ну, смотри, ты можешь пойти снова в клуб, и возможно, она там будет. Может быть, это ее вотчина, и она там охотиться, подцепляя мужчин. Она не воровка. Она просто нимфоманка, которая любит трахаться, — предложил Джин. — Да ну его, — отмахнулся Пол. — Не буду я прочесывать Нью-Йорк, чтобы повторить один из лучших трахов в моей жизни. — Один из лучших? — решил уточнить Джин. — Бывало так же, — Пол потупил глаза. Действительно, бывало ничуть не хуже, иногда может быть и лучше. Пол помнил ту соседку, которая была старше его на несколько лет, заманившая в свое логово и подсадившая на секс так конкретно, что слезть с него не представляло возможности. Хотя это были всего лишь первые впечатления, что въедались в память навсегда, они словно пронизывали весь мозг и клетки тела, становясь частью него. Нельзя придавать большое значение тому, что является частью человеческой натуры, но и нельзя отметать в сторону тот факт, что секс приносит множество положительных моментов. Джин не стал ничего на эту тему говорить. У него, в отличие от Пола, была жизнь вне группы. Он знал, как убить свободное время, при этом не ощущая, будто вся его жизнь замыкается в группе. Но Джин не лез в личную жизнь каждого участника KISS, пусть все делают то, что они хотят — главное, чтобы это никак не мешала рабочему процессу. Они еще немного обсудили то, как будут записывать предстоящий альбом. Пару идей уже были и оставалось лишь только засесть в студию, чтобы реализовать их всех. Потом каждый отправился по своим делам. Это же Нью-Йорк, детка, тут все всегда чем-то да заняты, и неважно, вставляют ли в вену шприц или же ждут, когда шлюха принесет денег. Джин пытался представить, что за девица попалась Полу. Всю дорогу домой он гадал, кем она могла вообще быть. Ему на ум много приходило вариантов, но он решил не делиться этим с Полом, он все равно уже забудет про свое ночное преступление. Вот именно таких женщин все любят: пришла, доставила удовольствие, насладилась этим сполна, и в итоге ушла, оставив море эмоций про себя. Других по сути и не надо. Это только дураки отказываются от подобных развлечений, но они — рок-музыканты — знают правду жизни.

***

Три выходных дня Тони просто провалялась дома. К ней приходил ее друг Мартин Грасс, которые играл в разных театрах города. Они пили вино и курили, говорили о работе. Мартин позже стал изливать душу, рассказывая про своих любовников, которым ничего не надо было кроме секса. Тони ничего на это не ответила, лишь только думала, а чего он хотел, ведь в это время все только и делают, что просто трахаются. Тони вышла из дома, потому что надо было ехать в студию. Ее машину наконец отремонтировали, а парень с мастерской сделал ей приличную скидку, отчего пришлось ему отсосать, но Тони не испытывала по этому поводу никакого дискомфорта. Почему бы не сделать парню приятное, учитывая, что он познакомился со своей невестой во время просмотра «Неоновые ночи», где Тони играла диско-певицу, за которой бегал весь город. «Мустанг» был как новый, и Тони пообещала, что больше не будет ездить на нем, выпив три бокала вина. Но она скрестила пальцы, когда давала обещание Тревису, парню из мастерской. Если она захочет повеселиться, то ее мало что остановит, и пусть она снова разобьет бампер, у нее есть средства, чтобы все исправить. Тони поехала в этот раз за город. На Лонг-Айленде жил друг Ноэля, и он предоставил свой дом для съемок. Сегодня они собирались снять сцену секса и убийства. Тони чувствовала, как ее потряхивает от ожидания, как она в предвкушении от будущей сцены. Она оставила машину у дома, и увидела часть съемочной команды. Она прекрасно понимала, что если бы не друг Ноэля, то они вряд ли снимали такую сцену. За все публичные места надо платить или договариваться с властями, которые не очень-то спешили давать разрешение. Все съемочные дни стоили денег, и Тони понимала, если она плохо сыграет, то все полетит к черту. — Тони, — к ней подлетела Люси Лайл, которая тоже сегодня снималась. Люси может и была красивой и хорошо трахалась на камеру, но она дико раздражала Тони своим писклявым голоском и интригами, что она плела как паухича. Конечно, ее рвение оказаться на вершине порноиндустрии было вполне понятно, хотя бы по одной причине — Люси была проституткой, и ее, видно, задолбало спать со всякими извращенцами или толстыми мужиками, которым никто просто так не давал. Люси была любимым типом для мужчин — именно на таких они ходили смотреть в кабинки в магазинах для взрослых. Холодные блондинки с пухлыми губами и томным взглядом во все время ценились в киноиндустрии. — О, привет, — просто сказала Тони, закрывая дверь машины. — Выглядишь невероятной свежей, — Люси улыбнулась. — Я просто сидела дома, ничего не делала и ни с кем не трахалась. — Ты всегда говоришь, что лишь только секс продлевает жизнь и это самый лучший спорт, — напомнила Люси. — Дорогая, даже спортсмены устраивают себе выходные. У нас все должно быть так же, — они шли по прекрасному саду, ведущему в дом. В вечерних сумерках таилась какая-то опасность, а соленый запах будоражил воображение. Они прошли в дом. Тони быстро принялась делать макияж. После она быстро оделась в белую майку и джинсовый сарафан. Наверное, это был один из многих фильмов, где героине не надо было одеваться как сексуальной штучке. Порой Ноэль намеренно делал из Тони серую мышь, аргументируя все тем, что даже в монашке беснуются демоны. Сначала была сцена убийства, пусть и потом надо отмывать бутафорскую кровь. Эмбер говорила, что это нелогично, потому что вдруг испачкается одежда. Ноэль заставил купить два комплекта. Они снова ругались, впрочем, Ноэль был не тем человеком, кто мог им заправлять и вить из него веревки. Это не женщины пользовались им, это он пользовался ими. — Дорогая, после такого траха в ней просто не останется никакого запала, — объяснил он Эмбер. — Я хочу получить несколько наград за свои старания. Призвание — это все, что мне нужно. И если надо сначала снять убийство, а потом секс, то мы так и сделаем. Тони была хороша в той сцене. Невинная секретарша, которую достала жизнь, когда ею все помыкают, стала настоящей тигрицей. В порыве злости она убивает ножницами своего босса, который только то и делал — заваливал ее на стол, чтобы отыметь ее жестоко и безо всякой ласки. У Тони так горели глаза, что стало по-настоящему страшно. Она отыгрывала все свои реплики так, словно действительно стала убийцей. Конечно, для порно не требуется такой блестящей игры, но Ноэль совсем не хотел притормозить Тони. Через несколько часов они смогли приступить к групповому сексу. Жестокий босс просит свою милую секретаршу заняться любовью с несколькими мужчинами, которые совсем уж с ней немилосердны. Такое Ноэль подсмотрел в одном клубе, где как раз практиковали подобные вещи. Он все время был в поисках вдохновения, и всегда искал, что еще такое можно показать на экранах, надеясь, что сейчас точно удивит всех. Тони редко отказывалась от таких вещей. Она отдавалась, как настоящая шлюха, при этом действительно получая удовольствие от процесса, и именно за это ее все и любили. Тони знала, как принять нужную позу, как максимально расслабиться и выдать при этом прекрасную игру. Она и сейчас занимаясь на камеру сексом, то с одним парнем, то с другим, смаковала каждую минуту. Большие члены и слишком нетерпеливые мужчины ее мало волновали, ведь в порно ценились именно такие. Напористые жеребцы, готовые заниматься сексом на камеру по минут тридцать. Все эти жеребцы не обладали голливудской внешностью, чаще всего они были обычными, потому что в кино ценилось нечто иное. Харизма, и самое важное — умение трахаться. На ночь вся съемочная команда осталась в доме. Процесс несколько затянулся до поздней ночи. Ноэль всё был недоволен оператором, что сегодня заменял Лоуни, а Стив и Харви все никак не могли попасть в тему сцены. Приходилось все начинать сначала: партнерам снова возбуждаться, Тони приводить себя в порядок. Она уже несколько устала от всего, но старалась выдавать правдоподобные эмоции. — Дам тебе два дня отдыха. Пока я могу снять пару сцен без твоего участия, — Ноэль дал ей косяк марихуаны, когда они остались вместе в спальне. — Что ж, меня не надо жалеть, — Тони затянулась. — Ты не должна выглядеть так, словно тебе так затрахали, что ничего по жизни уже не надо, — Ноэль откинулся на подушки. — Ладно, между делом я все равно ищу приключения, — Тони улыбнулась. — Я понял: ты — нимфоманка, — и они оба рассмеялись на это. — Ты меня такой сделал. — Нет, это был точно не я, — и снова смех. — Ты очень хотела остаться в порно. — У меня не было выбора, но я не жалею об этом, — несколько грустно произнесла она. — Так и надо жить и ни о чем не жалеть, дорогая. Тони вернулась в Нью-Йорк днем, она решила, что самое время выпить кофе с вишневым пирогом, а потом уж отправится домой. Тони подумывала сегодня отправится в «Max’s», где можно было просто послушать новую музыку. Ей точно надо было расслабиться после всего. Преимущество порнозвезд было в том, что за ними так не охотились папарацци, как за обычными актерами. К ним не было столько внимания, сколько оказывали тем, кто снимался в серьезном кино, им же, звездам фильмов с рейтингом «Х» [1], не сулила такая известность, ведь порно смотрели не все люди. Конечно, многое начало меняться, и герои подобного жанра давали интервью, ходили по телешоу, вели радиоэфиры и украшали обложки, разумеется, эротических журналов. Тони дала за свою жизнь несколько интервью, особенно после нашумевшего успеха «Розового бархата». Один раз появилась на телешоу, после чего ей позвонила мать, вспомнив о ее существование за столько лет, сказав, как же хорошо, что она взяла псевдоним. Ну, раз десять вела радио-эфиры, где они с ди-джеем ставили ее любимые песни, между делом рассуждая о сексе. У нее был хрипловатый сексуальный голос, способный очаровать и возбудить чуть ли не каждого, и конечно, Тони подумывала после того, как ей придется уйти на пенсию, стать ди-джеем. Век порнозвезд и правда был очень коротким. Пока женщина молода и прекрасна, то ее будут приглашать во многие фильмы, и самое важное — она должна меняться, чтобы не успела приесться публике. Конечно, можно как Джорджина Спелвин [2], которая стала звездой в тридцать семь лет, но Тони не особо надеялась, что в этом возрасте будет согласна сниматься в порнухе. Она понимала, что молодость уйдет, и пыталась задержать ее всеми силами. Однажды она помнила, как в их студии делали фотосъемку для Бетти Данлер. Тогда все девушки хотели узнать, что одна делает, чтобы выглядеть так сногсшибательно. Секрет оказался очень даже простым: спорт, крема и масла для кожи, и конечно, секс. Этого у Тони было хоть отбавляй, все остальное она стала делать почти каждый день. Тратила деньги на разные средства по уходу за кожей, стала делать дома растяжку. Тони не хотела быть списанной на свалку и прилагала для этого достаточно усилий. Сегодня, после того как она приняла ванну, быстро сделала макияж, облачившись в комбинезон из синей кожи, поехала в клуб. Она решила встретиться там с Маршей Уайтт, бывшей проституткой и порноактрисой сейчас. Они редко общались, подругами не были, но иногда было приятно поговорить с людьми об простых вещах. Марша много читала, а еще обожала картины, Тони пусть и была далека от этого всего, но слушала всегда внимательно. У клуба, как всегда, толпилось много народу. Сегодня, кажется, играли начинающие группы, в надежде, что в толпе будет хоть кто-то из представителей лейбла и они смогут получить контракт. Недостатка в разнообразии жанров, голосов, и самое главное, песен никогда не было. Что в Нью-Йорке, что в Лос-Анджелесе музыкантов было столько, что всех и не запомнить. Тони окинула внимательным взглядом толпу, посмотрела в зеркальце, подправила помаду и вышла из машины. Тони положила ключи от машины в небольшую сумочку, она сразу же направилась ко входу, не собираясь стоять в очереди. Местные вышибалы знали ее, ведь она тут бывала, и не один раз — кто-то смотрел ее фильмы, а кому-то несколько лет тому назад сделала минет, чтобы ее впустили. Это было в самое первое посещение, кажется, когда Тони еще не прославил «Розовый бархат». — Эй, мисс Плежант проходит, — сказал чернокожий вышибала по именно Джек. — А вот тебе, — он указал на светловолосого парня в джинсовой крутке, — придется подождать. — Почему она? — Потому что она звезда. Тони засмеялась на это. Она скинула с себя шубу, отдавая ее в гардероб. Всеобщему взору предстала ее белоснежная гладкая спина. Тони любила такие наряды, которые подчеркивали бы все, а еще она любила обнажаться. Хейли Данс, ее агент, как-то устраивала ей съемку у самой Кэнди Руфин, которая уже почти десять лет снимала обнаженную натуру и рок-звезд. Кэнди отметила ее ухоженное тело, а еще сексуальность, которая могла скрываться и в простом наклоне головы. Но сама Тони не любила намеки и тайные знаки, ей нравилось, когда одежда, язык тела говорят обо всем напрямик. Пусть у нее сегодня не было цели подцепить мужика на ночь, но она хотела быть желанной для всех в этом большой зале. Марша уже была у барной стойки, потягивая мартини с яблочным соком. Она всегда восхищала Тони тем, что смогла без сутенера накопить денег, купить квартиру и в итоге стать актрисой. Для ее среды это было очень необычно. У шлюх обязательно должны были быть сутенеры, которые считали, будто только они могут сберечь их денюжки, словно уличные девки были такие тупые и не знали, каким тяжелым трудом им доставались эти шелестящие купюры. Марша обошлась без покровителя, пусть и порой на нее нападали, отбирали заработок, били, но она все равно продолжала делать то, что делала, потому что у нее была цель. — Вообще-то у меня есть дочь, — как-то рассказала Марша. — Она живет с моей мамой, а папа выгнал меня, потому что для него, чертового католика, родить ребенка в пятнадцать лет просто немыслимо. Но сейчас мне дозволено приезжать домой, потому что я даю денег. — Это гребанное лицемерие! — сказала Тони. — В мире еще осталось много лицемерных людей. Марша, увидев Тони, помахала ей рукой. Тони стала пробираться через толпу, слушающую грубую музыку, где вокалист кричал, а не пел. Вот если бы сейчас в городе были кто-то вроде Led Zeppelin, то все слетелись бы туда, где обитали музыканты. Но группа должна была приехать в город лишь только в июне. — Привет, — она поцеловала Маршу в щеку. — Привет, — Марша подозвала официанта. — Виски со льдом. Сногсшибательно выглядишь! — О, спасибо, — Тони села на крутящийся стул. — Спасибо за приглашение. Я все думала, чем заняться после съемок. Хотела пойти в «Студию 54», но я там была недавно. Нельзя ходить в одни и те же места, быстро приедается, — Тони достала пачку сигарет. — Да и порой в таких местах тусуются одни и те же мужчины, а я люблю выбор. — Тебе мало партнеров по съемке? — Марша подперла рукой голову. — Это работа, а случайный секс — для души. И вообще, я маньячка, — Тони взяла стакан с виски. — Что-то мода совсем странная пошла. — Это панк, говорят, что как The Stooges, только еще круче, — Марша улыбнулась. — Хотя по мне все это временное, а не вечное. — Ну, время покажет. Вообще надо достать билеты на какую-нибудь нормальную группу, — предложила Тони. — Оторваться, так по полной программе. — Думаю, что летом будет веселье. Опять весь город встанет на уши, потому что Led Zeppelin здесь будут с Бетти Данлер, — Марша тоже решила закурить. — Пусть и она тебе не особо нравится, но признайся, она лучшая в своем деле. — Давай не о ней, — отмахнулась Тони. — Может быть, поговорим о твоем новом фильме. — Премьера через месяц, вот тогда и поговорим, — Марша затянулась. — Не знаю, что выйдет из всей это авантюры, но думаю, что ничуть не хуже «Дьявола в мисс Джонс» [3]. А как у тебя дела? — Ноэль как и всегда в ударе, но я подумываю после этого фильма поработать с Джерардом Дамиано [4], — Тони бросила взгляд на противоположную сторону, где смеялись девицы. Она сразу же узнала его голос. Пусть и они виделись несколько раз, но узнала его голос. Слышала пару раз на пластинках и радио, да и запомнила внешность. Она вся напряглась. Тони не любила встречаться со своими прошлыми любовниками: всегда ощущаешь такую неловкость, когда надо сказать слова приветствия, а потом задать вопрос про дела и спросить, помнят ли про нее. — Что случилось? — Там Джин Симмонс, — просто сказала она. — Флиртует с девчонками, которые сто пудов знают, что именно он скрывается под маской Демона. — Ты можешь сделать вид, что не заметила его, — предложила Марша. — Как же не заметил… Он же всех своих куколок снимает на камеру, чтобы не забыть никого, — в ее голосе не было и ноты возмущения и презрения. Скорее некая обида, что именно сегодня она встретила Джина. Тони и Джин встречались пару раз в прошлом году. Они познакомились в Лос-Анджелесе, в феврале прошлого, когда у KISS были концерты, а у Тони — съемка. Они провели вместе всего лишь три дня, но Тони запомнила все. С Джином было весело и, самое важное, хорошо, и она смогла проверить все легенды о его длинном языке. Джин тоже заметил ее. Он кивнул, а потом жестом показал, что сейчас подойдет к ней. Тони быстро допила виски, пусть и Джин не пил и не ширялся, но она именно так привыкла топить волнение. Музыкант подошел к ним с Маршой. Тони быстро всех представила. Рядом с Джином были две девицы-блондинки в коротких платьях. Понятно, на что именно они сегодня рассчитывали. Группи — они такие. — Как у тебя дела? — О, все хорошо, — ответила Тони. Он знал, кто она на самом деле. Джин сказал, что видел пару фильмов с ней и запомнил. Тони никогда не стеснялась этого, ведь именно к славе она и стремилась. Джин не стал скрывать, кем он является, да и пару девиц проболтались о том, что в городе группа из Нью-Йорка. Слухи всегда разносились быстро, подобно пожару, и потушить их было просто невозможно. Именно таким образом всегда все узнавали новости. Группи всегда были чуть ли не самым надежным источником информации. — А как ты? — Только недавно вернулись из тура. Сейчас засядем за альбом, и снова в тур, — объяснил Джин. — А как же отдых и личная жизнь? — поинтересовалась Марша. — Ну, популярность — она вещь уходящая, если ничего не делать, то множество молодых групп столкнет тебя с твоего пьедестала, — объяснил Джин. — Да, но отдыхать точно надо, — не унималась Марша. — Наш лучший отдых — секс и женщины, которых мы любим, — из-за спины Джина появился мужчина — высокий, темноволосый. Тони сразу же узнала его, и тут она все поняла. — Кстати, привет, — сказал ей Пол. — Привет, — ответила она. — Так, что там про секс?
Примечания:
[1] рейтинг Х - до 1990 года в Америке рейтинг присваивался фильмам с матом, сексом и насилием, в народе прочно закрепилось, что это рейтинг порно, в 1990 заменили на NC-17
[2] Джорджина Спелвин — американская актриса и порноактриса
[3] Дьявол в мисс Джонс — американский порнофильм 1973 года с Джорджиной Спелвин и Гарри Римсом в главных ролях.
[4] Джерард Дамиано - американский режиссёр порнофильмов. В 1972 он создал известный фильм «Глубокая глотка», в котором снялись Линда Лавлейс и Гарри Римс

Музыка:
Barry White - It's Only Love Doing Its Thing
Kiss - Anything For My Baby

Группа:
https://vk.com/clubdubo.savanski.dupont
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты