Семь дней и немного ещё

Гет
NC-17
В процессе
52
автор
Размер:
планируется Миди, написана 71 страница, 12 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
52 Нравится 53 Отзывы 16 В сборник Скачать

Часть 10

Настройки текста
Мы гуляли по ровно выложенной камнями дорожке. Федотов позаботился о том, чтобы любая мелочь была доведена до идеального состояния. Его отель — рай для перфекциониста. Дорожка украшена фиалками, нарциссами и прочей растительностью. Она в платье винного цвета, и снова распущенные волосы. Она так поменялась с тех про, как я занял определённое место в её сердце. Я на шаг отставал от неё, позволяя себе рассмотреть каждый сантиметр её тела, её изгибы сводили с ума, распущенные волосы однозначно её прическа. — Обожаю фиалки — она вырывает меня из раздумий столь непринуждённой фразой, и как она так беззаботно радуется жизни, каждым её мгновением? — В детстве они росли около нашего дома… Мама не разрешала срывать. Этот цветок был для меня таким недоступным, поэтому впал в душу и до сих пор остался каким-то особенным — я внимательно выслушиваю забавный монолог, она берет меня за руку, мило улыбаясь, снизу смотрит на меня, как маленький ребёнок, я беру её в охапку и прижимая к себе.

так захотелось подарить ей эти чёртовы фиалки

Такая прогулка была не одна. Я старался как можно чаще вытаскивать её из душного отеля на природу, где нет лишних глаз, которые её так смущали. Легче дышится, вместе с тем легче отдаться чувствам, окунуться в них с головой. Такие прогулки были одним из наших ритуалов, ещё — ужин на веранде с горячим шоколадом, посиделки в её кабинете, совместный сон под лёгким дуновением ветра из окна. Такие мелочи были маленькими радостями в наших отношениях, ведь мы по-прежнему вынуждены были их скрывать.

* * *

— Вы прикиньте, стою, делаю коктейль для гостя, а они «Ксения Борисовна», «Юрий Сергеевич», как только отхожу, переходят на ты — слухи разносились по отелю со скоростью света, кажется, уже все догадывалались об их отношениях. Скрывать то, о чем хочешь кричать, было действительно трудно, а скрыть что-то от коллектива с которым живёшь по соседству — невозможно. Поэтому перешептываний за спиной было не избежать, но Ксения старалась держать планку, не реагируя на провокации. — Он ей такой: «Мне нравится за тобой наблюдать», а он прям цветёт — бармен говорил это со смешинками во взгляде, скрывалась ли за ними зависть? Неизвестно. — Да сто пудов они спят вместе — Констатировала портье. — А Юра то точно с кем-то спит, мне за стенкой прекрасно слышно — ухмылки и смех раздовались по всему холлу. Стафф совершенно забыл о работе, загораясь новой темой для обсуждения. Но Ксюше было плевать, абсолютно. Знают — флаг им в руки, но выставлять отношения на показ она не собиралась. Это управляющая пыталась объяснить рыжей подружке, которая разбудила её в семь утра, чтобы это обсудить. Данная тема уже не раз проскальзывала в разговоре двух подруг, Ксюша убеждала Юлю в том, что ей все равно, хотя до определённого момента это было чистой ложью. Сейчас же управляющая действительно перестала обращать внимание на плевки в спину. Тем не менее, Юлька была вечным агентом 007, который докладывал обо всем, что творилось в отеле за пределами поля зрения Ксении Борисовны, ведь управляющая хотела быть в курсе всего, все держать под контролем. — А что думает Юра? Ты уверена, что ему хочется скрывать ваши отношения? — Юля печально посмотрела на подругу, как бы обвиняя себя за эти слова, но продолжила — Ты не хочешь подрывать авторитет, а он страдает. Ксюша задумалась. Эта теория пошатнула её уверенность. Ему все равно, что говорят другие, но вдруг эти «прятки» приносят ему дискомфорт. Врачу не спалось сегодня. Он проснулся в пять утра и уже в пол седьмого был на работе. Он надеялся встретить её, ведь Ксения Борисовна часто приходит на работу раньше. Но не сегодня. Юра сидел у себя в кабинете, изучая медицинские сайты, но думая о своём. Громкий стук в дверь вырвал его из собственных мыслей: врач нехотя оторвал взгляд от компьютера, нервозно отъезжая от стола. — Можно? — в кабинет вошёл Зуенок. Он виновато взглянул на врача, но перед тем, как уловить этот взгляд, Юра успел рассмотреть кровавое пятно чуть выше лба. — Проходите, присаживайтесь — Юра указал ему на стул, тот послушно сел. Несмотря на внутреннюю ненависть: он врач — это его работа. Юрий Сергеевич достал нужные препараты и бинт. Он молча приступил к обработке раны, совсем не желая что либо спрашивать. Ему все равно. — А вы с Ксюшей встречаетесь, да? — Алексей решил прервать неумесное молчание. Он спрашивал с неким любопытством, но без особой заинтересованности. Юра на это лишь хмыкнул. — Слушай, я когда приехал в отель, встретился с ней, подумал, может это судьба. Ну, понимаешь, мы встретились с ней в каком-то захолустье, я думал таких случайностей не бывает — Лёша задумалась, а Юра воспользовавшись моментом прервал его монолог. — Я не понимаю, к чему вы это? — врач продолжает ловко заматывать голову бинтом, совсем без интереса к его словам и к тому, откуда данное ранение. — Так вот, я ошибся. Я наблюдал за ней некоторое время…аййй — на непонравившейся фразе врач чуть сильнее потянул бинт, доставляя говорящему неприятные ощущения — Она хорошая девушка, но так изменилась, да и я изменился, времени много прошло вообщем. Поэтому я хотел извиниться. — В таком случае, Алексей, вам стоит извиниться перед ней, а не передо мной. — Так в том то и проблема: она бегает от меня, и слова сказать не успеваю. Повисло недолгое молчание. Юра закончил с раной и отошёл. — Короче, можешь сказать ей о том, что я не буду её донимать? И ты прости, неудобно вышло. — Скажу — Юра притворного улыбнулся — что-то ещё? — Не с того наше знакомство началось… Может выпьем после работы? Юра не хотел тратить вечер, который он мог провести с ней, на бесполезные разговоры и алкоголь. Он не видел в этом смысла, поэтому вежливо отказался — Нет времени, в другой раз. Юра не имел друзей. У него были знакомые, которых он когда-то считал друзьями, но общение сходило на «нет». Кто-то, заняв денег, навсегда исчезал из его жизни, кто-то предавал, кидал в трудную минуту. В связи с этим он считал дружбу бесполезной тратой времени и денег. После того, как парень «увлёкся» наркотиками и друзья вмиг исчезли из его жизни, он фактически ни с кем не общался. Как только подруга покинула комнату Ксении, шатенка пошла в душ. Она была очень задумчива после разговора с Юлей, ведь подружка была права. Оказавшись лишь в нижнем белье, девушка нанесла прозрачную увлажняющую маску, как вдруг услышала слабый стук в дверь. Ксюша обвязала вокруг тела короткое белое полотенце и открыла дверь — небольшую щель, чтобы убедиться в том, что это Юра, ведь в восемь утра было мало желающих заявиться в комнату управляющей. Но она ошиблась. Человек в странной одежде — видимо рабочей форме, стоял перед ней, ожидая каких-то действий. Ксюша, наконец, нормально открыла дверь, забыв про полотенце, которое в любую минуту могло съехать с её худого тела. Она одной рукой держала его, а другая по прежнему лежала на ручке двери. — Вы Ксения Завгородняя? — ошарашеный взгляд парня её смешил. Но она сдерживалась. — Я — Ксюша с интересом смотрела на парня, в руке которого был странный предмет — что-то в упоковочной бумаге цвета картона, обмотаное бичевкой, напоминающее букет, но слишком маленькое: не больше двадцати пяти сантиметров. — Вам доставка, распишитесь. — Ксюша на автомате черкнула ручкой по бумаге и взяла протянутый ей букет. Фиалки. Улыбка непроизвольно расползалась по её лицу, как только дверь закрылась. Девушка приступила рассматривать каждый цветочек, а после окинула взглядом комнату в поисках самого идеального места для любимых цветов. Конечно он. От кого же еще? Несмотря на вечную задумчивость и витание в облаках он слышал каждое её слово. Слышал и запоминал. Она приблизилась букет к лицу втягивая нежный запах. Это был первый букет от него, и в целом первый букет фиалок, который ей дарили. Еще один небольшой символ их отношений.

* * *

После планерки она попросила его остаться стандартным: «Юрий Сергеевич, задержитесь, пожалуйста». И плевать, что это лишь подогревало слухи. Кабинет снова превращается во что-то слишком символичное, интимное, как только дверь захлопывается, и они остаются наедине. Он встал со своего места и подошёл к управляющей, когда та уже стояла около стола, опираясь на него. Юра обвил свои руки вокруг её талии, нежно прижимая к себе. Эти десятки минут по окончании планерки были каждодневным ритуалом. Очень волшебным и особенным. Сегодня они зашли слишком далеко. — Спасибо… — шепчет она ему на ухо, нежно касаясь ладонями его шеи. Он сразу улавливает о чем она — в ответ лишь улыбается. Ксюша недолго думая вцепилась в его губы наслаждаясь его запахом — что-то очень свежее, будто он только после душа, этот аромат делал атмосферу ещё уютнее. Он водит руками по её спине, вырисовывая узоры пальцами. Нежно подхватив её, врач посадил девушку на стол. Так было удобнее. Они не могли оторваться друг от друга, представляя слишком длинный день, предстоящий им обоим. Нужно насладиться друг другом по-полной. Он хитро улыбается ей в губы. Её глаза закрыты, но она чувствует. Что он задумал? Пару секунд и молния её платья не спеша сползает вниз, разум также медленно отключается. Его поцелуи окутали её шею, которая пахла всё тем же ароматом духов — таким родным теперь. — Ты сводишь меня с ума — тихо шепчет он, рукой скользя под платье, пытаясь уловить резинку чулка. Ксюша улыбается, на миг отрываясь от поцелуя, громко вздыхает, блуждая ладонями по его волосам. Она слишком долго мечтала зарыться туда пальчиками, доставляя ему неимоверное удовольствие. Как только рукава платья опустились на девичьи плечи, Ксюша отдалилась от его губ с тихим: — Дверь — переводя взгляд на связку ключей, торчащую из замочной скважины. Юра, быстро улавливая ситуацию, подошёл к пластиковому сооружению, поворачивая ключ по часовой стрелке. Парень не спешил возвращаться в тёплые руки Ксении, он, остановившись у двери, некоторое время рассматривал её: оголенные изящные плечи, красивые ноги, которые казались длиннее обычного, нежные руки, опустившиеся на колени. Её волосы растрепаны, взгляд рассеянный, тело требует ласки. — Ты так и будешь там стоять? — нетерпеливо роняет она, невольно прикусывая губу. Он ухмыляется, будто бы ждал именно эту фразу. Он подошёл в плотную, раздвигая её соблазнительные ножки, сияющие от бронзового шиммера. Врач крепко прижал её к себе, девушка обхватила его ногами, они слились в нежном, чувственном поцелуе, который постепенно переходил в страстный, пылающий огнём. Мужчина одним резким рывком стянул с неё платье, обжигая дыханием оголенные участки тела. Его распирало от желания, пробивало током от её прикосновений. Ксюшу захлестнула волна эмоций, мурашки то и дело будоражили её горящую кожу. Она стянула с него футболку, открывая вид на рельефный торс и возбуждающе красивые руки, которые, наконец, добрались до застежки бюстгальтера, высвобождаясь от ненужной вещи. Он целовал её грудь — довольно эрогенную зону девушки, от чего та слабо постанывала ему в губы. Хотелось отдаться эмоциям, но Ксюша контролировал себя, Юру это ни капли не обижало. Он понимал. Ему даже начинали нравится их тайные отношения. Это как-то по особому возбуждало. Их маленький секретик, который они не собирались с кем-то делить. Он стянул с неё последнюю ткань — красную, кружевную. Переводя дыхание он отстранился от её губ, помогая Ксении расстегнуть ширинку его джинс. Резким движением мужчина приспустил эту и последующую вещь, внезапно ощущая руки девушки на возбужденном органе, от этого он слабо дёрнулся, резко наполняя лёгкие воздухом. На автомате он нащупал в кармане штанов контрацептив, зубами открывая упаковку. Его дыхание стало тяжелее, а укусы больнее, он намеренно жесток, а она только этого и добивалась. Парень играет не по правилам, отвлекая ее на поцелуй, нежно входит как можно глубже, от чего непроизвольный, сладкий стон срывается с губ шатенки. Ему это нравиться, но управляющая тут же берет себя в руки и сдерживается, терпит из последних сил. Тело пылает, перед глазами что-то серое, неразборчивое. Всё мысли исчезли, образы потускнели. Его то грубые, то нежные ласки возбуждали, с каждым толчком все сильнее. Она сильно поджимала губы, не в силах совладать со своими эмоциями, он, контролируя ситуацию, уловил её состояние и крепко, но без боли, закрыл ей рот рукой. Нет, он не боялся, что их услышат. Скорее боялся того, что больше она не позволит ему сделать это на её столе, в кабинете, где все началось. Страсть захватывал в плен, все сильнее приближая их к разрядке. Низ её живота наполняется сладкой истомой, она падает на его плечо, заглушая протяжный стон. Податливое тело содрогается. Он кончает следом, прижимая ее к себе, запуская руки в гладкие волосы, которые по прежнему имеют запах сладкой ваты. Волна удовольствия, а следом удовлетворения, накрывает их. Наконец, выровняв дыхание, они смотрят друг другу в глаза: она — смущённо, он — лукаво, хитро ухмыляясь. Юра натянул джинсы и подал ей белье, которое сам закинул куда-то под стол. — Ты останешься сегодня у меня? — Юра улыбнулся, дотрагиваясь пальцами до её щечек. — Да… — тихо ответила она и осторожно спрыгнул со стола. Они оделись, но Ксюша не спешила его отпускать. — Юр… Я хотела спросить — девушка задумалась, подбирая слова — тебя не смущает то, что мы скрываемся? Ну… Может тебе доставляет это дискомфорт? Они не поднимали эту тему больше с того дня — первого дня их отношений, Ксюша боялась одного — задеть его чувства, поэтому сама начала этот разговор. — Нет. Мне, честно, это начинает нравиться — он сказал это с серьёзным выражением лица, лишь на последней фразе игриво улыбаясь. Замечая, как это важно для его девушки, Юра не хочет в очередной раз смеяться с её ребячества. Он не хочет навредить ей, задеть её нежные, подобно детским, чувства. Она нравится ему такой — обычно гордая и строгая управляющая с ним была маленькой, беззаботной девочкой. Точно подметила медсестра в первый же день их встречи — ангел. Резкий стук в дверь заставил пару отвлечься друг от друга. — Симпопулька, а ты че закрылась то? — слышится из-за двери — или ты не одна? Лев, стоя у кабинета, насмехается над ней, хотя нагнетающее раздражение заставляет его стучать всё громче. — Блин… Что делать? Пока Юра осознавал ситуацию, вникая в слова Льва Глебовича, Ксюша толкала его в сторону небольшой уборной комнаты. — Добрый день, Лев Глебович — впопыхах сказала Ксюша, как только совладала с собой и сумела открыть дверь. — А ты че шифруешься то? — владелец вошёл в кабинет, падая на удобный офисный стул управляющей. — Закрылась, чтобы сосредоточиться на бумажной работе — оправдалась Ксюша, кивая в сторону документов, которые она должна была разобрать после планерки. Лев, поглощенный в свои мысли, совсем её совсем не слушал. Его взгляд падал на окно, сложилось ощущение, что он то ли кого-то ждёт, то ли чем-то расстроен. Хотя первый вариант удачнее, ведь когда начальник в плохом настроении, он неплохо отрывается на коллективе, особенно на управляющей. — Завтра приезжают гостиничные черви. Ну эти, которые на практику. Познакомь их с коллективом, проведи экскурсию по отелю: кухне, номерам и так далее. И смотри мне, если наш отель в одном из самых популярных журналов прославиться не в лучшем свете — вылетишь, как… — пока Федотов старался придумать сравнение, Ксюша пыталась осознать сказанное, признаться, после того, что было минут двадцать назад, настрой был вовсе не рабочим. Тем не менее Ксюша натянула «дежурную» улыбку, ожидая пока Федотов соизволит покинуть её кабинет. — Ладно, пошёл, я — Лев было уже направился к двери, как внезапно остановился, заставляя девушку снова напрячься — Кстати, ты не знаешь, где Юрец? Все утро его не видел, а то че-то мне хреново. — Нет — кратко. Лишь бы уже ушёл. Как только дверь захлопнулась, Юра вышел, еле сдерживая смех. Ксюша взяла со стола канцелярский клей и легонько кинула в него. — Не попала — шутливо произнёс парень, поднимая клей. А после подошёл ближе и заключил шатенку в крепкие объятья. — Ладно. Пойду к Льву схожу, а то ещё помрёт — Юра усмехнулся, а Ксюша с негодование на него взглянула — шучу — виновато добавил тот и покинул кабинет управляющей, на прощание оставляя мокрый след на её щеке. Как только Ксюша удобно устроилась в кресле и заказала кружку утреннего латте, погружаясь в работу, на её телефон пришло сообщение. Девушка раздражённо вздохнула, но все же взяла телефон.

от кого: Лев Глебович Кстати, забыл сказать. Моя Рита тоже будет с этими практикантами, наконец-то за ум взялась. К ней, как ты понимаешь, особое отношение

— Черт… — случайно вырвалось из уст девушки. Дочь Федотова не хотела оставлять управляющую в покое, доставляя ей кучу проблем. Как же не хотелось бы сейчас, когда, казалось бы, даже Лев начал в неё верить, портить все одной неправильной фразой. Но рядом с такими людьми как Маргарита Львовна было сложно промолчать. За чашкой ароматного латте с миндальным топингом, Ксения наконец успокоилась и настроилась на работу.

* * *

Вечером девушка закончила основные дела и прошлась по отелю, чтобы предупредить главный персонал о завтрашнем заезде. Она лично проверила все до мельчайших деталей, и только убедившись в идеальном состоянии всего окружающего, успокоилась. Она устало добралась до кабинета врача, плюхаясь в кресло со словами: — Завтра меня целый день будет радовать худшее творение Федотова… Его чокнутая дочурка — Ксюша устало прикрыла глаза ладонями, совсем не замечая реакции Юрия Сергеевича. — Маргарита? — риторический спрашивает он. — Ага — на автомате отвечает Ксюша, а лишь потом, подумав, добавляет — Вроде, после того, как ты сюда устроился она не приезжала… вы знакомы? — Да так… Лев рассказывал. он заметно напрягся

* * *

Она уснула на его плече, руку перекинув через него, как бы обнимая парня, а ногу удобно переплела с его ногой. Её сон, умиротворённое личико, тихие посапывания — все это заставляло несвойственную ему улыбку становится шире. Ксюша всегда спала очень крепко, её не мучили кошмары, она не разговаривала во сне, лишь изредка крепче сжимала его руку. Юра нежно прижал её к себе, положив свою теплую ладонь на её талию. Мужчина повернул голову в сторону девушки, вглядываясь в её детское личико, и легонько коснулся губами её щеки. Сейчас она такая нежная и беззащитная, его накрывало чувство умиления и почему-то страха. Не только сегодня. Так было каждую ночь, когда она засыпала первой. Иногда ему становилось жаль девушку. Почему? Он сам этого не понимал. То ли из-за выкидонов Льва Глебовича, то ли из-за того, что сам её так долго мучил. Тем не менее он не отказывал себе в удовольствии наблюдать за её сном, в каждую такую ночь испытывая спектр эмоций, а после удовлетворённо засыпая. Но сегодняшней ночью ему сложно было уснуть, какая-то внутренняя тревога не давала покоя.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты