Семь дней и немного ещё

Гет
NC-17
В процессе
52
автор
Размер:
планируется Миди, написана 71 страница, 12 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
52 Нравится 53 Отзывы 16 В сборник Скачать

Часть 9

Настройки текста
Шатенка разлепила глаза. Серо-жёлтые линии расплывались перед двумя затуманенными зрачками, она тут же поняла, что не в своей комнате. Пару секунд, и воспоминания нахлынули волной. Тело ломило, но приятно. Ей стоило огромных сил прийти в себя, но потихоньку девушка рассмотрела уютную комнату врача: в комнате был порядок за исключением валяющихся на полу вещей и двух хрустальных бокалов. В воздухе витал совсем не противный, лёгкий запах перегара смешанный с женскими духами. Внезапное осознание того, что вчера она забыла поставить будильник заставило управляющую нервничать, но внутренний будильник не подвёл. Ксения потянулась за телефоном, но властная мужская рука, которая лежала у девушки на талии, рефлекторно вернула её обратно. Бабочки наполнил её живот, стоило лишь соприкоснуться с его телом, Ксюша пару секунд старалась не шевелиться, размышляя над тем, спит он или нет. За это время она ощутила неимоверное тепло и огромный прилив нежности, поэтому вынуждена была обернуться. Умиротворенное личико парня заставило девушку улыбнуться и потянуть к нему холодную руку, которая тут же коснулась щеки Юры, медленно её поглаживая. Спит. Она непозволительно долго его изучала: Одна рука врача лежала под подушкой, тем самым делая её выше, а другая крепко держала девушку, он словно опасался, что она убежит. Лицо скрывало все эмоции, нельзя было разобрать снится ему что-то или нет, тем не менее врач выглядел очень милым. Словно маленький котенок, которого хотелось потискать, сжать щёчки руками, погладить по волосам, обнять крепко-крепко. Слабый запах его кофейно-табачного парфюма все ещё оставался на коже. Тот же парфюм окутал большую серую футболку, которая каким-то образом оказалась на шатенке. Девушка поймала себя на мысли о том, что когда парень молчит — он идеален. Данные размышления заставили её тихо засмеяться. Юра внезапно открыл глаза, прерывая идиллию. Девушка дернулась от неожиданности, её щеки вмиг порозовели. — Ты слишком долго на меня смотришь — слегка хриплым голосом констатировал он, ухмыляясь. — Нельзя? — это прозвучало непринужденно, будто ей было комфортно в данную минуту, как никогда. На её глупый вопрос он лишь улыбнулся. Ксюша, до этого опираясь на локоть, опустила голову на подушку, не прерывая зрительный контакт. — Я думала после того, что ты вчера себе позволил, я могу рассматривать тебя бесконечно долго — это было сказано вовсе без упрека, скорее с лёгким флиртом. Но Юра по какой-то причине воспринял это по-другому.

боялся её потерять

— Если бы я выпил не так много, подумал бы о том, что ты пожалеешь — это прозвучало с неким холодом, но нотки сожаления присутствовали в его голосе. Врач действительно подумал, что вчерашняя ночь — всего лишь сильное действие алкоголя. Конечно, эта мысль была крайне неприятной, ведь он думала о ней каждую секунду с первого дня их встречи, сначала с некой иронией, скрывая, а потом рассчитывая на взаимные чувства. — Но… Я не жалею — Ксюша старалась уловить любую эмоцию на его лице, думая над тем, не считает ли он эту ночь ошибкой. Но Юра тут же обаятельно улыбнулся, спутывая её мысли. — А ещё я помню, что предложил тебе стать моей девушкой — улыбка, которая ему совсем не свойственна, расплывалась по лицу всё сильнее — И ты… — И я согласилась — перебила врача она, шепча предложение, находясь уже совсем близко к его губам. Она бесстыдно вторгалась в его территорию, было неожиданно получать внезапный поцелуй от той, которая казалась ему гордой и хладнокровной, не способной на первый шаг. Но, признаться, ему было приятно. Он все сильнее прижимая её к себе, не желая расставаться с такими родными губами. Их отвлёк звук сообщения, она отдалилась от него. Какой-то десяток сантиметров показался слишком большим расстоянием для них, ведь сейчас вообще не хотелось отпускать друг друга.

от кого: мама Надеюсь, ты была у того симпатичного доктора

Юра случайно заглянул в её телефон, пуская смешок. Ксюша смутилась, тут же вышла из диалога и положила телефон на полку. — Я опаздываю — как бы с сожалением сказала она. — Ладно — он грустно вздохнул,) поднимаясь с постели, дотягиваясь до своих смятых вещей. Медленно натягивая одну вещь за другой уже возле шкафа, Юра внезапно прервал молчание: — Ксюш… Я думаю, тебе стоит поговорить с Мамой — он смотрит на неё, замечая, что тема её задела, но сейчас или никогда. Он сел на кровать — рядом с ней, уже в чёрных джинсах и чистой, пока ещё расстегнутой, белой рубашке. — Я знаю, она любит тебя. Тебе стоит её выслушать, выговориться ей. Ксюша саркастически усмехнулась. — Моя мать любит только себя и свою работу. — Я так не думаю. Но даже если этот разговор не будет важен для неё, он будет важен для тебя — Ксюша с удивлением смотрела на Юру и не смела перебивать его — Именно сейчас, пока не поздно. Хватит бегать, Ксюш… Да, у вас разные взгляды на жизнь, но она твоя мама. И поверь, когда ты осознаешь, что хочешь с ней поговорить, провести время с мамой — с самым родным человеком, может быть уже поздно… И тогда ты тысячу раз пожалеешь, о том, что уделял ей мало времени, думала только о карьере — Врач заметно изменился в лице, кажется переводя стрелки на себя самого. Тоска гложет его, он набирался сил, чтобы закончить предложение. Она заметила — ему сложно. Поэтому тут же подвинулась ближе и поддерживающе положила свою ладонь поверх его руки. Юра не любил жалости от других людей, но сейчас это чувство было ему не противно, ведь оно было не фальшивым, девушка действительно переживала за него, хотела проявить свою заботу и дать ему почувствовать — она будет рядом даже в самой сложной ситуации. — Хорошо… Я проведу с ней сегодняшний вечер — Ксюша улыбнулась — спасибо тебе. Опытный, мудрый, взрослый. Она лишь маленький ангел в руках сильного демона. Парень снова воспрянул, печаль покинула его лицо, он улыбнулся и встал напротив Ксении, потянув её за руку к себе. Юра заключил её в крепкие объятия и коснулся губами её макушки. Ненадолго отпустив её, он стал рассматривать небольшие гематомы на её шее и ключицах, это показалось ему забавным.

* * *

— Юрец там ночью с кем-то зажигал, вот она и бесится — вчерашняя ночь дала о себе знать следующим же утром. Ксюша уловила данную теорию Регины Марковны, стоя у двери. Управляющую шеф-повар видела с утра, когда та отчитывала горничную, которая, несмотря на многочисленные замечания, продолжает воровать тапочки и полотенца с номеров. — А вам не кажется, Регина Марковна, что вы снова суете свой нос куда не следует?! Спешу вам напомнить о том, что я все ещё ваша начальница и могу уволить вас хоть сегодня — Ксюша резко открыла дверь, прекращая перешоптывания. Юра стал свидетелем данного высказывания, почти следом за ней входя в кабинет, в очередной раз опаздывая на планерку. — Ну, я думаю, что Федотов скоро это исправит — твердит та, не соблюдая никакой субординации. — Юрий Сергеевич, я бы попросила вас перестать опаздывать на планерку — управляющая говорит это на полтона ниже, но все же грубовато. Юру ставит в ступор не это замечание, а скорее очередное «Юрий Сергеевич». — Извините, Ксения Борисовна, но здоровье Льва Глебовича ждать не будет — съехидничал врач и занял свое место. Ксюшу поколебил его тон, она понимала, что слышать «Юрий Сергеевич» ему неприятно, но не хотела сейчас при всех присутствующих сознаваться в том, что вчера с Юрой «зажигала» именно она. «Скрывать, так скрывать» — с негодованием подумал врач. Всю планерку он был как никогда задумчив. Юру действительно расстроило ее желание скрыть ото всех их отношения, ведь сейчас ему хотелось кричать о своей любви. Но Ксюша — его строгая начальница, должна быть в авторитете, хотя продолжает вести себя как школьница. Только теперь его школьница. Планерку Ксения вела рассеяно, обстановка была крайне напряжённой. Она не хотела ссориться с ним в первый день отношений и подбирал слова для объяснения, с головой окунаясь в собственные мысли. Каждая планерка проходила в такой обстановке. Ксюша справлялась со всеми делами, многие из которых были не под силу даже Федотову, но найти общий язык с коллективом она не могла. Это было большой проблемой не только для Ксюши, но и для отеля, ведь умение работать в коллективе — одно из главных правил успеха. Но какие же они все-таки дети. Своими глупыми вопросами они раздражают её, но управляющая не в праве показывать свою слабость. Приходится терпеть. Планерка закончилась. Врач вырвал Ксению из раздумий, как только они остались одни в кабинете. — Ну и что это было, Ксения Борисовна? Я так полагаю, ты меня стыдишься? — иронично спрашивает парень, не покидая своего места. — Да нет. Конечно, нет. Просто… Юр я не хочу выставлять наши отношения на показ, у меня итак сейчас напряжённые отношения с коллективом, мы можем только усугубить ситуацию — Ксюша грустно вздохнула, ей не хотелось осознавать, что её ни во что не ставят, все считают, что она скоро вылетит и, по словам Регины, все будут безгранично счастливы. — Ксюш… — он улавливает меняющееся выражение лица девушки, которая вот-вот заплачет. Но так только казалось. Она сильная. — Может дело не в тебе? Овцы — непокорные, но безобидные существа. — он делает паузу, будто пытаясь вспомнить продолжение высказывания — а ещё иногда жестокие и потологически глупые — смешинки веднеются в его глазах — Я думаю, стоит быть с ними строже, но если решишь начать поиск новых сотрудников… начни с шеф-повора — Юра кидает усмешку, стараясь поднять настроение управляющей. Она подходит к нему и нежно прижимает парня к себе, обвивая его шею руками. Он ответно обнимает девушку за талию, роняя её к себе на колени, притягивая ближе, будто опасаясь, что она вот-вот упадет. Её волосы приятно пахли, что-то похожее на сладкую вату. — А вот этот не замазала — говорит парень с ухмылкой, проводя пальцем по её шее. Шатенка смущённо смотрит на него, тут же пряча глаза в ворот его рубашки. — Мне нужно работать, прости — она прикрывает нежный поцелуй, слазя с его колен. Он нехотя убирает руки с её талии, поднимая их вверх в знак того, что сдаётся.  — Как скажете, Ксения Борисовна — глаза приятно искряться, пропуская смешинки, Ксюша в ответ толкает его в плече — может хотя бы позавтракаем вместе? — Я не успею — Ксюша стыдливо оглядывает его, понимая, что ему очень не нравится её постоянные качели в приёме пищи. — Тогда обедаем и ужинаем. — убеждать её позавтракать совершенно бессмысленно, поэтому врач не стал тратить на это время, а просто поставил перед фактом. — Хорошо. Я напишу, когда освобожусь. — Договорились — Юра вышел из кабинете и с приподнятым настроением пошёл к себе.

* * *

День обещал быть сложным: согласовать изменения в меню, найти новую форму официантам, и, начать поиски новой горничной, которая заняла бы место Юли, ведь Валентина Ивановна уже не раз жаловалась на нехватку рук. Ксюша записывала данные дела в электронный планер, расположившись возле бара на высоком стуле. — Добрый день, Ксения Борисовна — саркастически говорит доктор, усаживаясь на соседний стул. — Добрый. — она не отказывает себе в удовольствии полностью осмотреть его: идеально выглаженная рубашка, которую она видела ещё утром, очень подходила к черным джинсам, в которые была заправлена. Часы, красовались на его руке, которая ещё несколько часов назад властвовала над талией и волосами девушки. Его лёгкая улыбка как всегда прекрасна, светлые глаза по-прежнему холодны. Как только бармен покинул рабочее место, направляясь на кухню, за каким-то ингредиентом для коктейля, оба расслабились, переходя на «ты». — Ты обещала позвать, когда будешь обедать. — он говорил это без капли обиды, но с неким упреком. — Да, но я только кофе пью, параллельно работаю — она сделала паузу, пуская в горло напиток — не думаю, что тебе было бы интересно сидеть и наблюдать за тем, как я залипаю в планшет. — Мне всегда интересно за тобой наблюдать — он хитро ухмыляться, заставляя её смущаться. От громких колёс чемодана Ксения обернулась. — Юлька — довольно громко сказала она и, бросив планшет на барной стойке, подбежала к подруге, заключая её в объятья — Ты чего тут? — удивленно добавила она. — Я подумала… Мне так вас всех не хватает, и решила, что буду ездить на работу из Москвы, а иногда оставаться тут — Рыжая широко улыбнулась, и ещё раз, как бы ответно, обняла подругу — надеюсь ты мне ещё не нашла замену? — хитро спрашивает она. Юра, наблюдавший за девушками, позволил себе ещё пару минут полюбоваться данной картиной детской непринуждённости, но вскоре слез со стула и поспешил вернуться в свой кабинет. Нет, не потому, что был обижен обделением внимания, просто ему вдруг захотелось обдумать все наедине. Он пока не отвык находиться в одиночестве, блуждая в собственных мыслях. Сегодня он думал о том, что она вдруг внесла свежую струю в его жизнь. Появилось больше поводов для улыбки, он каждый день ждал её посещения со строгим «Юрий Сергеевич, почему вас не было на планерке» или же ещё с каким-нибудь замечанием. Её игривость долгое время раздражала, но раздражала по-особому приятно. Её визиты волновали его, заставляя засидевшихся мурашек будоражит его кожу. Он поражался её умению находить плюсы даже в самых безнадежных ситуациях, хотя он заметил, что в последние дни она позволяла себе слабости: открылась ему, показала слёзы и свои чувства, которые так тщательно старалась скрыть ото всех теперь. Сегодня он знал её со всех, как ему казалось, сторон, но заканчивать познавать её он не собирался. Ксюше предстояла сложная встреча с Региной Марковной, чтобы согласовать некоторые новые блюда, названия и оформление меню. Идя на кухню она прокручивала в голове его слова: «Овцы — непокорные, но безобидные и патологически глупые» — это помогало справляться девушке с накатывающей волной гнева. Шеф-повар в своём стиле: «Ничего не знаю, всё будет, как я сказала, я главная, не хочу слышать», но все же Ксюше удалось добиться своего под предлогом «Я общаюсь с гостями и знаю, что им нужно, а не вы». Открытый оценивающий взгляд Регины раздражал, Ксюша знала обладателя подобного взгляда, но тот был желаннее. Их холодная война с поварихой заканчиваться не собиралась, её лишь подогревала каждодневная обязанность сотрудничать.

* * *

К четырём вечера дела были частично закончены, но Ксения так бы и не вспомнила про свое обещание, если бы не сообщение:

От кого: Юрий Сергеевич Ты хочешь оставить меня голодным?

Ксюша чертыхнулась, тут же ответив:

Кому: Юрий Сергеевич Жду тебя в ресторане

Девушка улыбнулась тому, что в её телефоне он по-прежнему остался высокомерным Юрием Сергеевичем, она решила пока не трогать столь волнующий её контакт. Парень тут же спустился в ресторан, присаживаясь с ироничным вопросом: «Можно, Ксения Борисовна?». Их завтрак прошёл буднично, как коллега с коллегой, ведь лишних глаз и ушей было предостаточно, но паре было достаточно столь малого расстояния между ними. Он наслаждался любым её взглядом в его сторону, её смущением, тем, как она изредка рефлекторно проводила языком по губам. Ей нравилось наблюдать за его действиями: за тем как он медленно пережевывает еду, как бы наслаждаясь, затем глотает не сладкий зелёный чай, совсем не морщась, Ксюша себе даже не представляла как это — пить такой крепкий чай ещё и без сахара. У него было неординарные вкусы. Он любил самый что ни на есть крепкий кофе, любой чай без грамма сахара, если чёрный, то с имбирем, зелёный — с лимоном. Кислая брусника и горький шоколад, брокколи и грейпфрут. Что особенно забавно — малиновое мороженое. Она знала. Спустя полчаса им пришлось прервать обед, так как Льву Глебовичу срочно понадобился врач, хотя, наверное, не столько врач, сколько собеседник. Ксюша, оставшись одна, наконец, оформила заказ на форму для горничных, и позвонила Юле, предлагая посидеть на веранде. Рыжая встретила управляющую в лобби и они направились к выходу. — Ксюх, может вина? — она не могла не предложить. — Нет, прости, мне пока хватит — Ксюша улыбнулась — в последнее время я стала употреблять алкоголя чуть больше разрешенного. — Так, так, так… Я вижу что-то происходит, да? — Юля читала все по глазам, которые блестели, как никогда, по улыбке, которая не покидал лица шатенки. Ксюша лишь довольно ухмыльнулась, не зная, что ответить.

Flashback

Юрий Сергеевич направлялась в номер к неугомонному Гостю, Ксения следовала за ним, немного отставая. Врач нарушил личное пространство, заходя в номер без стука, на возражения он не реагировал. «Он бесстыдно ворвался в личное пространство Ксении Борисовны, я отвечу тем же» — оправдывал себя врач. — С чем связан ваш интерес к Ксение Борисовне? У неё много работы, для ваших прихотей есть другой персонал. — Юра говорил это с нервозностью в голосе, стараясь держать себя в руках. — Ты кто вообще такой? Айболит что ли? — гость мерзко хмыкнул, рассматривая халат Юрия Сергеевича, что выводило на эмоции все сильнее — У меня личный интерес к вашей управляющей. — Ксения стояла за дверью, ей был слышен весь разговор — Слушай, что тебе нужно? — он был похож на приступника 90-х, мерзкий и уродливый, с огромными синяками под двумя некрасивыми серыми глазами. — Чтобы ты не трогал Ксению — снова надменный тон. Ни капли страха, лишь нарастающий гнев. — Слушай, это тебя не касается, если сейчас же не свалишь от сюда… — гость подошел немного ближе к врачу, видимо желая что-то добавить, от него противно несло мятой. Юра его опередил — без предупреждения врезал по морде. Удар был сильным, но как врач, Юрий Сергеевич сумел все рассчитать, чтобы потом не пришлось лечить ненавистника. Гость был не в силах сопротивляться, поэтому молча вытирал кровь, капающую с носа, не вставая с пола. — Урод — соскочило с его губ. Видимо преступник из 90-х он только внешне. Юра вышел, размышляя над тем какую «награду» он получит от Льва «главное, чтоб Ксении не влетело…»

. . .

— Ну, Юра, конечно… Красавчик — Юля широко улыбается, радуясь за подругу. — повезло тебе с парнем — она сделала особый акцент на последнем слове, хитро хмурясь. Ксюша на это лишь нелепо улыбнулась. Говорить о нем было так трепетно, сложно. — Ксюх, я че ещё сказать хотела… Вообщем, твой стафф, они говорят про тебя… Я слышала — рыжая заметно поменялась в лице, будто сама была в чем-то виновна. — Я знаю — Ксюша перебила её и притворно, но уверенно улыбнулась — но я не обязана их слушать. — спокойствии царило в её голосе, будто ей плевать, хотя ещё днем сказать так было нельзя — ты кстати, тоже. Овцы — патологически глупые животные, но покорные. Такая дерзость со стороны подруги нравилась Юле. Какая-то метаморфоза присутствовала в её рассуждениях. — Горжусь — проронила рыжая, широко улыбаясь, пуская в горло глоток игристого. — Оооо. Скажи мне, почему я должен искать свою управляющую по всему отелю? — Лев подошёл к столику девушке, опираясь на него. — А позвонить? — Ксюша виновато улыбнулась. — А не умничай — Федотов говорил с притворным раздражением, хотя сегодня был в добром расположении духа — Доктор просил там какие-то препараты новые, для моего лечения, обсуди с ним — Ксюша кивнула — и ещё… Так что же ещё? — Лев задумался — Ладно, симпапулька, отдыхай пока, вспомню — позвоню. Лев отошёл от столика, но девушкам удалось расслышать его бурчания: «Позвонить… Точно, а че я не позвонил?» Ксюша усмехнулась и выдохнула. Такие неожиданные визиты её пугали, ведь обычно ничем хорошим они не заканчивались.

* * *

В полвосьмого вечера управляющая набрала столь волнующий её контакт, слушая протяжные гудки. — Да?! — его голос был тихим, немного хриплым, как будто она его разбудила. — Привет, ты хотел поужинать вместе. А ещё Лев сказал обсудить какие-то препараты — говоря с ним, Ксения улыбалась, краснела, менялась в голосе, испытывая спектр эмоций. — Да, конечно. Сейчас спущусь — Юра почистил горло, эта фраза прозвучала более ясно. — Я жду тебя на веранде. На нашем месте — нашем — крайнем столике, окруженном фиалками и прочей растительностью. Так волнительно произносить объединяющий их фразы. Но ей хотелось иметь с ним общее… много общего. — Не говори, что ты хочешь заказать кофе — кидает парень с ухмылкой. — Тогда закажи на свой вкус — Ксения улыбается, желая поставить его в неловкую ситуацию. Не удалось. Он бойко вынимает меню из её рук, находя нужное название. — Что насчёт бельгийского горячего шоколада с миндалем? Так неожиданно. Она запомнит. — И часто ты такое пьёшь? — она с любопытством рассматривает парня, по-детски улыбаясь. — Крайне редко. Именно тут ещё не пробовал, но если его делают из настоящего горького шоколада, то получается безупречно. Ты должна это попробовать — Он точно знал — ей понравится. Глаза горели нетерпением, когда она смотрела на напиток, сверху взбитых сливок приправленный корицей и шоколадной стружкой. В огромном стакане, специально предназначено для горячих напитков он выглядел вдвойне манящим. В нос бил одуряющий аромат шоколада, корицы и чего-то горячего. Она сделала глоток, убеждаясь в своих предположениях, с этой минуты ей не хотелось ничего кроме этого волшебного эликсира. Терпкий, грубоватый дух Америки. — Ммм… Ничего вкуснее не пробовала< — Её волосы приятно развивались на ветру, Юре нравилось наблюдать за тем, как она смакует напиток, выражая благодарность ему за возможность это попробовать. Сам он пускает лёгкую ухмылку и, повторяя за ней, тоже делает небольшой глоток. Сидеть на веранде войдёт в их привычку, семейный обряд — он надеется на это. — До 19-го века горячий шоколад использовался как средство для лечения заболеваний желудка и печени. — Хм… — его врачебные ремарки — его образ. Ксюше нравилась эта особенность. Пустынная веранда, прохладный ветер, отсутствие надоедливых сообщений начальника — вечер был идеальным. Он накинул на неё свою кожаную куртку, так не подходящую к его образу «с иголочки», делающую его простым, одновременно особенным. Ладонь парня покрыла её руку. Уединение сводило их с ума. Кожа девушки прохладная, от чего еще глаже и приятнее. Они молча поддерживали зрительный контакт. Атмосфера вечера была любима обоими, желание не заканчивать этот волшебный ужин было огромным. Очередное сообщение. Снова их прерывают. Снова нарушают их сокровенную, недоступную для чужих глаз идиллию.

От кого: мама Надеюсь, ты не забыла про обещанный ужин. Не забудь бутылку белого сухого

Точно. Мама. Ксюша не любила белое вино, но сегодня она готова была пожертвовать своими вкусами. Она доверилась Юре. Он был прав. — Юр… я маме ужин обещала. Прости — девушка виновато улыбается, перехватывая его руку своей. — Отлично — в знак своей выигрышности он одарил её улыбкой — Я закончу недоделанную работу. Хорошего вечера. — Он встаёт и целует ее в щёчку. — Работу… Блин, мы должны были обсудить какие-то лекарства! — и снова нотки вины в её голосе. Он задурманил её разум. — Сам разберусь, а завтра утром принесу на подпись — он говорил это без капли обиды на неё, наоборот, он был доволен тем, что она отдохнёт, параллельно проведя время с матерью. — Точно? Прости… — Ксюша на прощание его обнимает, срывая со своих плеч его куртку и протягивая врачу. — Не стоит. Отдашь потом, на улице холодно. Как раз будет повод заглянуть — он подмигивает, ловко вынимает куртку из её рук и накидывает на девушку, делая её образ более небрежным.
Примечания:
Жду ваши отзывы и максимальную критику :)
Обязательно нажимайте "прочитано", мне важна ваша поддержка. Если есть ошибки - сообщите.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты