suspense

Слэш
NC-17
В процессе
36
автор
The_Taraxacum бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 78 страниц, 7 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
36 Нравится 22 Отзывы 10 В сборник Скачать

pt.3

Настройки текста
«Я прилетел?» Первое, что проносится у Уёна в голове, стоит крышке капсулы под ровное пиканье открыться. Прошло ровно семьсот триста дней? Он долетел до станции, которая поймала его сигнал бедствия? Держась за голову, потому что ещё подкруживается, Уён из капсулы вылезает. Он фотографию, что до этого в руке сжимал, в карман штанов убирает. Если бы он долетел до нужной точки, к нему бы отправилась группа спасателей, чтобы вытащить его отсюда. Так почему ещё никого нет? Опираясь на стены, Уён в центр управления заходит и замирает. В иллюминаторах, в которых он раньше только своё отражение видел, теперь звёзды виднеются. Он за несколько шагов ближе к стеклу подходит и лбом прислоняется, рассматривая. Вот они — звёзды, к которым он отправился. Светят, освещают такой тёмный космос и дают Уёну надежду, только он ещё не решил на что. Просто смотря на них, Уён чувствует, как в груди тепло становится от осознания, что он больше не в пугающей темноте. Нехотя отрываясь от иллюминатора, он к мониторам подходит и устало на стул опускается. До станции ещё несколько недель пути из-за того, что двигатель больше не работает с такой же скоростью, как это было до остановки несколько сотен лет назад, от чего время пути увеличилось. И что же ему делать всё это время? Опять лечь в крионическую капсулу? Частые погружения в подобный сон и скорые пробуждения тоже не есть хорошо, поэтому Уён откидывает эту идею. Всего-то несколько недель. Не так страшно. Два года назад он провёл полтора месяца один на один со своими мыслями без какой-либо надежды, но сейчас же он верит, что где-то там, через миллионы километров есть кто-то, кто его ждёт. Даже если это только командир станции, который принял сигнал. Воодушевлённый тем, что скоро он будет не один, Уён решает каждый день свой прописать. Во столько-то завтрак, обед и ужин. Вот в это время он почитает, а в это время покопается в файлах, которые есть на корабле. Он найдёт чем себя занять. Может, два года назад он боялся и просто не мог взять себя в руки, но сейчас, когда до часа спасения осталось так мало, он сделает всё, чтобы не сойти с ума от одиночества. "Если ещё не сошёл", — неожиданно быстро проносится в голове, и так же быстро Уён прогоняет эту мысль, встряхнув головой. /// День шёл за днём, неделя за неделей, а Уён продолжал следовать своему ежедневному плану, что составил после пробуждения. Были моменты, когда хотелось выбросить планшет, в котором он записи вёл, потому что всё бесило до чёртиков. Особенно бесило то, что ему никто не отвечает. Он какие-то вопросы задаёт, а в ответ только шум двигателя. Уён пытался концентрироваться на чём-то одном, не думать о том, что на этом корабле нет никого, кроме него, не считая, конечно же, остальных пятнадцать членов экипажа, которые закрыты за толстой дверью, и у Уёна нет никакого желания заходить и смотреть на то, во что превратились их тела. Он каждый день смотрел на звёзды, которые теперь можно было видеть через иллюминаторы. Они далеко, но освещают космос так ярко, что просто невозможно отвести взгляд. В какой-то момент он поймал себя на мысли о том, что хотел бы показать эту красоту лишь одному-единственному человеку, да вот только он остался на Земле тысячу лет назад, отпустив Уёна. Как бы космонавт не пытался, но мысли о жизни, которая у него была до экспедиции, проскальзывали в голове всё чаще и чаще, пока в конце концов не поселились там на постоянной основе. Завтракая безвкусной кашей из тюбика, Уён вспоминает о том, как раньше они вместе с Саном оставались на ночевку у Сонхва — их лучшего друга. Почти до самого утра, когда им не надо было на пары, а в основном только на выходных они и могли себе позволить такую роскошь, как посиделки у друга с баночкой пива и просмотр фильма в гостиной старшего. Уён всегда удобно устраивался головой на коленях Сана, из-за чего его постоянно клонило в сон. Вспоминает неудобный диван, на котором они с Саном постоянно спали, и неожиданно застывает... Уён и не замечает, что плачет из-за нахлынувших воспоминаний, пока слёзы об руку не разбиваются. Всё это произошло тысячу лет назад, а для Уёна это было будто вчера. Будто только вчера он Сана обнимал в их однокомнатной квартирке, говорил, как любит, и обещал провести с ним всю жизнь. Врал прямо в лицо, потому что глубоко в душе надеялся, что его отберут в эту экспедицию. Ведь с самого детства мечтал попасть сюда, к звёздам. Он хочет узнать, как закончилась жизнь его друзей. Но всё, что ему остаётся делать, это надеется, что они приняли его выбор, смирились с тем, что он променял любимого человека и лучших друзей на мечту. Уён ладошками слёзы по щекам размазывает, шмыгая носом. Всё, что у него осталось, это только воспоминания и уже пошарпанная фотография с любимым человеком. Эту фотографию они сделали в день выпуска Сана из университета. Хоть на дворе был конец февраля, солнце светило ярко, чем сильно раздражало Уёна. Он то и делал, глаза ладошками прикрывал и бубнил себе под нос о том, что нужно было взять солнцезащитные очки.. Сан и их лучшие друзья, Сонхва-хён и Соён-нуна, которые учились вместе с Чхве на одном факультете, вот вот должны были выйти из здания университета,получив несколько минут назад дипломы. Уён наделал кучу фотографий, а когда хотел сфотографироваться с выпускниками, они настойчиво попросили его подождать на улице, чтобы не толпиться в здании. — Уён-а! — Сан на спину парня запрыгивает, радостно крича прямо в ухо. — Теперь твой парень больше не студент! Ещё чуть-чуть и моё имя будет у всех на устах: «тот самый журналист Чхве Сан». — Так и «тот самый», — усмехается Соён, подходя к друзьям. — Ты для начала работу хоть найди. —А вот и найду!— уверенно говорит Сан, опускаясь на землю. Уён улыбается, рассматривая диплом своего парня. Ну вот, теперь у него не будет возможности издеваться над друзьями, что они ещё студенты, ведь сам Уён ещё год назад закончил университет и сейчас работает в одной небольшой конторке, которая на грани банкротства. Это, конечно же, была версия для всех родных. На самом деле ещё в университете он привлёк внимание одного сотрудника НАСА и сейчас проходит подготовку для будущих космонавтов. Тяжело хранить тайны от друзей, а тем более от любимого человека, когда хочется поделиться эмоциями после каждого занятия. Но это запрещено, строго настрого запрещено, ведь если он кому то скажет об этом, то возможность полететь в такой любимый Уёном космос полностью отпадёт. — Стойте так, как стоите! — восклицает подруга, вырывая свой фотоаппарат из рука Уёна. — Вы такие милые, — довольно улыбается Соён, рассматривая фотографию, которую только что сделала. Счастливый Сан, потому что только что получил диплом, и теперь перед ним открывается большое количество возможностей, а рядом любимый человек, который так же счастливо улыбается, прижимая к груди диплом своего парня. В тот день он и правда был счастлив, и мысли о том, что он когда-то должен будет оставить Сана там, на Земле, приходили очень редко, ведь он до конца не был уверен, что пройдёт отбор в эту экспедицию. Но сейчас он здесь, в огромном, до сих пор ему неизвестном космосе, и всё, что у него есть, это воспоминания о лучшей жизни на Земле. /// 2961 год. 17 сентября. Именно эту дату показывает монитор одного из компьютеров в центре управления, когда к кораблю пришвартовывается колчан со станции, что появилась в поле зрения Уёна час назад. Космонавт верить боялся, что это действительно происходит. Он глаза несколько раз кулачками протёр, чтобы понять, что это реально, что он долетел, и тот голос, что принял его сигнал бедствия, не был шуткой воображения, мысли о чём начали возникать несколько недель назад. Уён пальцы нервно теребит, когда слышит в коридоре голоса. Он побоялся идти навстречу космонавтам, что прилетели на колчане, поэтому дожидался их в центре управления, решив, что именно тут его и будут искать в первую очередь. Страшно встретиться с кем-то настоящим и живым, проведя столько времени в одиночестве, наедине со своими мыслями. А что, если за почти тысячу лет люди так сильно изменились, что сейчас напугают Уёна? Вдруг они не спасут его, а, наоборот, сделают с ним нечто страшное? А, может, это вовсе и не люди, а жители каких-то других планет, которые были открыты человечеством за столько лет. Уён ведь без понятия, что было найдено в этой огромной Вселенной за время его долгого сна. Когда дверь издаёт пиканье, оповещая о том, что она открывается, Уён спиной в пульт управления вжимается, боясь увидеть кого-то другого, но никак не людей. Воображение у него разыгралось не на шутку. Он бы и глаза от страха зажмурил, да вместо страшных чудовищ, что он себе уже успел представить, в центр заходит девушка, крутя головой из стороны в сторону, и, когда её взгляд натыкается на Уёна, уголки её губ поднимаются в улыбке. — А ты чего не вышел нас встретить? — Уёну не слышится? Это правда — с ним разговаривает настоящий человек? Это всё на самом деле происходит? Его действительно пришли спасти? Ему всё ещё тяжело осознать это, ведь последние недели в голову всё чаще и чаще лезли мысли о том, что на самом деле нет никакой станции и его мозг просто решил облегчить предсмертные страдания. Но сейчас к нему на несколько шагов приближается девушка, убирая светлые пряди, что выбились из косы, за уши. — Мы ждали тебя, Чон Уён, и рады, что ты наконец-то добрался до нашей станции, — девушка протягивает руку. – Чон Рюджин. Младший механик станции STAR 1117, — представляется девушка. — Подожди, ты ведь старше меня почти на тысячу лет, мне стоит обращаться к тебе на "Вы"? — Ждали меня? — Уён пропускает мимо ушей все слова после «мы ждали тебя». Его ждали! — Конечно. Два года назад наша станция поймала твой сигнал бедствия, и с того самого дня ждали, когда же твой корабль доберётся до нас, — Рюджин опускает руку, так и не получив ответа от парня. — Со мной прибыло на борт ещё два парня, они сейчас осматривают корабль. Есть что-то на корабле, о чём нам надо бы знать? — Уён бы и рад ответить девушке, но он будто язык проглотил, потому что не верится, что перед ним настоящий человек. — Извини? Уён? – Рюджин машет рукой перед глазами парня, привлекая его внимание. — А? — выходит из ступора космонавт. — Извини, просто… Я давно ни с кем общался. Чон Уён. Старший инженер корабля INCEPTION. — Уён протягивает руку, и Рюджин вкладывает свою ладошку в его. — Да понятно, что давно, почти тысячу лет, да? — улыбается девушка. — Ага… — грустно выдыхает парень. — В секторе В находятся остальные члены экипажа, я не смог их выпустить в открытый космос. Не знаю, в каком состоянии сейчас их тела. Получив информацию, Рюджин передаёт её по наушнику двум космонавтам, что прибыли вместе с ней. Ещё раз окинув взглядом центр управления, девушка интересуется у Уёна, есть ли вещи, которые он заберёт с собой с корабля на станцию, и, получив утвердительный ответ, кивает и даёт несколько минут на сборы, ведь после того, как Уён зайдёт на колчан, у него ещё не скоро появится возможность вернуться на корабль. Скидывая вещи в рюкзак, которые Уён взял с собой в экспедицию с Земли, он думает о том, что его теперь ждёт на той станции. Его оставят жить на ней или отправят куда-то? Ведь, как он думает, каждая станция предназначена для определённого количества людей, и он просто-напросто может не вписываться в жизнь данной. Рюджин ещё несколько вопросов по поводу корабля задаёт, чтобы передать всю информацию другим космонавтам, которые останутся тут на несколько дней, чтобы разобраться со всем, а девушка вернётся на станцию вместе с Уёном. — Я всё, — сообщает космонавт и, поправляя рюкзак на плече, подходит к Рюджин, которая стоит возле входа на колчан. — Вау, да у тебя ведь вещи с Земли, да? — девушка заглядывает парню за спину, рассматривая рюкзак. – Сейчас такое очень трудно достать, потому что Земля от нас за миллионы и миллионы километров, — сообщает Рюджин, пропуская парня вперёд. — Земля….она ещё существует? — Конечно, и люди на ней живут, только тебе и жизни не хватит, чтобы долететь до неё, – пожимает плечами девушка. – Конечно, можно лечь в крионическую капсулу, наподобие той, в которой ты спал, только их сейчас в несколько раз улучшили. Так, давай я тебе всё расскажу, когда мы вернёмся на станцию, хорошо? Уён молча соглашается и больше вопросов не задаёт. Пристёгивается, как ему говорит девушка, и взгляд в иллюминатор устремляет. Перед ним большая космическая станция, на которой процветает жизнь не хуже, чем на самой Земле. Тысячу лет назад такое только можно было в фантастических книгах прочитать или в фильмах увидеть, а сейчас Уён это всё видит своими собственными глазами. — Если что, нам лететь несколько часов. Это отсюда кажется, что станция близко, а она просто такая огромная, – сообщает девушка, нажимая кнопки, запускающие двигатель. — Долетим с ветерком. *** — Что сегодня у нас на ужин? – интересуется Юнхо, лопая очередной пузырь из жвачки. Сан на него только недовольный взгляд кидает и возвращает всё своё внимание к планшету в руках. Он всё ещё злиться из-за того, что не уследил за Юнхо, и тот прикупил несколько пачек жвачки на станции COSMO 10, ведь на их станции уже несколько месяцев не было никакого привоза. Несколько месяцев назад они с Юнхо были отправлены на соседнюю станцию за лекарствами, которые закончились у них, а заодно пройти несколько дополнительных курсов по космомеханике. Некие привилегии для сына командира станции и его друга. Сан обычно бесится из-за этого, потому что ему хочется делать всё самостоятельно, без этого статуса, но в данном случае он решил не отказываться от такой возможности. Ведь знания, полученные на другой станции, могут в будущем помочь отправиться в экспедицию. То, о чём сейчас мечтает Сан, это исследовать такую манящую неизвестность. — Хм, у нас такой большой выбор. Овсяная каша или гречневая, – Юнхо рассматривает тюбики и тяжело вздыхает, потому что они питаются едой из этих тюбиков уже месяц, а впереди ещё полторы недели пути. – Если честно, я уже соскучился по безвкусной еде у нас в столовой. Всяко лучше, чем это, что даже едой нельзя назвать, – Юнхо откидывает тюбики обратно в коробку и возвращается на сиденье второго пилота. – Хотя, если сравнивать еду на нашей станции и станции COSMO 10, то это просто небо и земля. Может нам нужно было забрать несколько поваров к нам? Или хотя бы узнать, что они такое делают, что их еда хотя бы по вкусу напоминает еду? — Ты замолчишь? — бурчит Сан, поднимая недовольный взгляд на друга. — Что ты там всё читаешь? — Лекции, которые выдал профессор. — Ты такой зубрила, знаешь об этом? – Юнхо толкает ногой сиденье друга, из-за чего тот случайно пальцем на экран планшета нажимает, пролистывая страницы. — Может, поболтаем? — Может, ты перестанешь жевать свою жвачку? — Да ни за что, – Юнхо показательно лопает ещё один пузырь. — Вот и болтать я с тобой не буду. Напиши Рюджин, с ней поболтай. — Она мне, кстати, писала сегодня утром, что корабль этого Уёна появился в поле зрения станции, – Юнхо довольно улыбается, замечая заинтересованный взгляд друга. Стоит заговорить об этом парне по ту сторону космоса, как Сан откидывает все свои занятия на задний план. Чуть больше двух лет прошло с того сигнала бедствия, а Сан всё успокоиться не может, ждёт почему-то, хотя сам это каждый раз отрицает, научным интересом отнекивается. — И? — Как только корабль подлетит ближе, они отправятся туда. — Почему я в этот момент не буду там? – говорит себе под нос Сан, но Юнхо его прекрасно слышит. — Да успеешь ты с ним увидеться, со станции он точно никуда не денется, по крайне мере до твоего прилёта точно будет ещё там. Сан ничего не отвечает, возвращает внимание на экран планшета, только лекции от профессора закрывает и открывает свои заметки, которые делал на протяжении двух лет, с того самого сигнала бедствия. Сан ничего так в своей жизни не ждал, как этой встречи с космонавтом. Он его даже не знает, даже фотографии не видел, их не было в личном деле парня, которое они с Юнхо достали два года назад. Всё, что у него есть, это запись разговора Уёна с командиром станции, и то с помехами. И Сан не понимает, почему даже спустя столько времени продолжает думать об этом парне, почему продолжает его ждать. И почему расстраивается сейчас из-за того, что не он будет первым человеком, которого Уён увидит спустя столько времени. *** Уён рассматривает комнату, что выделили ему для проживания: встроенная кровать и стол, небольшой комод для вещей, которых у космонавта как таковых нет. Это его новый дом на неопределённое количество времени. Командир станции сказал, что Уён может оставаться на их станции столько, сколько ему потребуется, хоть до самой смерти, ему тут найдут занятие. Не пропадать ведь космическому инженеру просто так. Но если он захочет, то может полететь на любую другую станцию или даже на Землю. Всего-то надо вновь погрузиться в крионический сон и проспать несколько десятков лет. Уён, если честно, уже выспался. — Ну как, ты уже обустроился? – входная дверь, которую, как оказалось, Уён не запер, отодвигается в сторону, и на пороге появляется Рюджин. – А, ты ничего ещё не сделал, – делает вывод девушка, когда окидывает взглядом пустую комнату. Рюкзак, что Уён взял с собой со своего корабля лежит брошенным на кровать. — Я…ещё даже не начал. — Тебе ведь нужны вещи всякие там. Может, что-то в комнату, чтоб уютней стало? Можем сходить в сектор магазинчиков. Там, конечно, небольшой выбор, но ведь лучше, чем ничего, – улыбается девушка, проходя в комнату. — Тут.. даже такое есть? — удивляется парень. Для него всё это в новинку. Всё за это тысячелетие продвинулось настолько, что Уён слов не может подобрать, в каком он шоке. Он, чёрт возьми, на космической станции, которая находится от Земли за немереное количество километров, что до неё можно добраться только за несколько десятков лет! — Конечно! – восклицает Рюджин. – Я тебе всё-всё расскажу за ужином, поэтому мы должны успеть купить всё, что тебе нужно до ужина. Если мы не успеем на ужин, то придётся ждать завтрак, – девушка смотрит на часы. – Тут с этим очень строго. Уёну ничего не остаётся, кроме того, как согласиться на предложение девушки, в конце концов, у него и правда нет вещей. Только его форма, в которой он был всё время на космическом корабле, а тут, как он заметил, все ходят в простой одежде, такой же, как носили тысячу лет назад на Земле. Но у работников разных зон всё равно есть своя отличительная форма, которую они снимают, как только заканчивается рабочий день или ночь. Чтобы на станции всё шло как надо, приходится следить за всем даже ночью. Командир станции выделил Уёну карточку, на которой была небольшая сумма, чтобы он был в состоянии купить всё нужное, пока не начнёт работать. Командир Чхве дал ему пять дней на размышления: остаться на станции или полететь в другое место. Пока Уён выбирает вещи, Рюджин вопросами его заваливает о жизни на Земле, ведь Чон первый человек, из всех, кого встречала девушка, которые бывали на планете. Она была знакома с несколькими людьми, которые отправились на Землю около десяти лет назад, но они уже никогда не вернутся на станцию, поэтому Рюджин безумно рада познакомиться с Уёном. Несколько дней назад, как только она узнала о том, что корабль, которого они ждали два года, наконец-то появился на радарах, девушка незамедлительно начала упрашивать отправить её туда. Если бы не хорошо сданные экзамены год назад и высокий авторитет на станции, её бы даже слушать не стали. Но Рюджин всегда добивается своего. И этого добилась. — А снег мягкий? – спрашивает девушка, закидывая в рот рис. Вопросы не закончились даже к ужину. В зоне с магазинчиками Уён купил себе несколько вещей и наконец-то сменил надоевшую за всё это время серую форму на простые спортивные штаны и толстовку. — Когда как, – отвечает космонавт. Любому другому человеку надоело бы отвечать на глупые вопросы девушки, но Уён слишком долго был один, поэтому он спокойно утоляет любопытство девушки. — Когда как? – переспрашивает Рюджин и наблюдает за тем, как Уён палочками ковыряется в еде. Это его первый полноценный приём пищи с момента покидания Земли, до этого он питался едой из тюбиков, которая была на корабле. И сейчас, видя перед собой поднос полный еды, не очень на самом деле аппетитной на вид, Уён просто не может заставить себя съесть хоть чуть-чуть. Начинает сразу тошнить. –Мой друг, вот, утверждал, что он мягкий, – задумывается девушка, вспоминая слова Сана, – хотя он это в книжке прочитал. — Иногда он бывает пушистым и мягким, а иногда колючим. Всё зависит от температуры на улице, – поясняет Уён и отодвигает от себя поднос. — Думаю, тебе стоит завтра зайти в медзону. Тебе нужно что-то съесть. — Я бы не отказался сейчас от каши в тюбиках. Она хоть противна, но почему-то, смотря на этот поднос, тошнить начинает невыносимо. — Мои друзья сейчас питаются едой из тюбиков, и брат написал, что она просто ужасна, – смеётся Рюджин, вспоминая сообщения Юнхо. – Они вернутся через полторы недели. Мы все просто обязаны дружить. Они классные, я классная, ты классный. Просто идеально! – счастливо улыбается девушка. Найти нового друга всегда замечательно. Хоть и два года назад она была настроена негативно в его сторону, считая его космическим пиратом, сейчас, встретившись с его потерянным и просящем о помощи взглядом, Рюджин поняла, что никакой он не преступник. Он простой человек, который ради мечты отправился в космос, оставив любимых людей на Земле, а в последствии, потерял всю команду, и теперь он остался один. Совершенно один. И Рюджин намеренна исправить это, став его первым другом в космосе. — А.. где они? –наконец-то что-то о жизни в космосе спрашивает Уён. У него много вопросов на языке весь день крутилось, но ему совершенно не хотелось перебивать девушку. И Рюджин рассказывает о том, что запасы на станции нужно как-то пополнять. Раз в десять лет на станцию прилетает корабль с Земли с многочисленными продуктами — редкость, которую потом перепродают, так сказать, подпольно. В космосе есть больше десяти станций, который расположены друг за другом от Земли, их станция самая дальняя, поэтому к ним так редко прилетают не то, что корабли с Земли, но и с других станций тоже. Самая ближайшая станция к ним, это COSMO-10, на которую и отправились друзья девушки за лекарствами, что закончились, да и курс по космомеханике пройти заодно. В одну сторону путь занимает полтора месяца, и это самая ближайшая станция, до которой обычно летят без крионического сна. До другой — уже несколько лет пути. Рюджин не видела друга и брата почти полгода, и она безумно по ним соскучилась, даже учитывая то, что они переписываются почти каждый день. Лежа уже у себя в комнате, Уён слова Рюджин обдумывает. Как же они далеко он всего находятся. Это страшно и увлекательно одновременно. Это первая его ночь в новом доме, на станции STAR1117, на которой он решил остаться, потому что лететь куда-то он больше не хочет, о чём сообщит завтра же командиру, а позже и Рюджин. Уён уже представил, как новая знакомая будет прыгать от радости, ведь перед сном, она сообщила о том, что хотела бы, чтобы Уён остался здесь. Ведь он классный, она классная, они просто обязаны стать друзьями. И Уён решил, что это достаточно весомый аргумент. Завтра командир сообщит, что для работы на станции ему будет необходимо походить на несколько занятий со студентами, чтобы познакомиться с техникой, что во многом отличается от той, с которой учился работать Уён тысячу лет назад. Ему ещё многое предстоит узнать о жизни на станции, со многим познакомится, и ,самое главное, встретить человека, который пообещал вспомнить его в следующей жизни. Но сейчас Сан только на пути к дому, а Уён засыпает, всё также сжимая в руке их общую фотографию, сделанную в день выпуска Сана. *** — Уён! — вскрикивает Сан, просыпаясь. Сначала он не понимает, где он, но бурчание со стороны возвращает его в реальность. Он всё ещё на корабле на пути к дому. — Ты вообще нормальный? – недовольно бурчит Юнхо, ведь Сан своим криком разбудил парня. На часах ещё только четыре утра, они легли спать несколько часов назад, а до этого разбирали конспект профессора, по настоянию Сана, конечно же. — Просто… приснилось что-то, – Сан потирает глаза, вылезая из кровати. Он не может вспомнить, что конкретно ему снилось, всё какими-то обрывками, которые никак не получается собраться в единую картинку. Чхве выходит из небольшой комнатки, что служит на корабле спальным местом, всего с двумя кроватями и направляется в центр управления. Спать уже совершенно не хочется. Он останавливается напротив большого иллюминатора и вглядывается в своё отражение. Отросшая чёлка спадает на глаза, и Сан зачёсывает её назад. По ту сторону толстого стекла — открытый космос и звёзды, к которым он так мечтает отправиться. Где-то там его ждёт что-то интересное, но сейчас он вынужден жить на космической станции, иногда отправляясь в полёты на полгода. Когда-нибудь он обязательно улетит куда-то, откуда уже не вернётся на родную станцию, ведь он так мечтает исследовать что-то новое, потому что космос огромен и всё ещё не изведан даже на половину. До конца пути осталась неделя полёта, и Сан уже представляет, что первым делом пойдёт обедать в их столовую, потому что еда из тюбиков уже в горло не лезет. Хочется простого риса с кусочками свинины, даже если на вкус это никогда не будет похоже на настоящее мясо и рис. Всё выращено искусственным путём. А как ещё в космосе-то выживать? Сан садится на сиденье, в котором обычно проводит большую часть полёта, читая лекции профессора или книгу, которую успел скачать в электронной библиотеке другой станции. Юнхо проснётся ещё не скоро, поэтому он может спокойно посвятить несколько часов изучению нового, потому что с другом это делать просто невозможно. Иногда он бывает серьёзным, тоже вливается в учёбу, но чаще всего он только отвлекает Сана жеванием жвачки и пустыми разговорами. Разблокировав планшет, Сан натыкается на уведомление о новом письме от Рюджин. Она прислала его несколько часов назад. Опять спать легла поздно, не выспится как следует, потому что на работу вставать рано. Сан переживает за подругу, потому что последний год она только и делала, что пахала на станции, чтобы добраться до того места, которое она сейчас занимает. Младший механик на станции, негласный помощник старшего механика, совсем чуть-чуть и станет вторым старшим механиком. Сан улыбается, открывая сообщение подруги, ведь в первую очередь она прикрепляет фотографию. Чаще всего это фотография, сделанная в разгар работы, но в этот раз Рюджин сфотографировалась в зеркало в ванной комнате, высунув язык, объяснив этом тем, что весь день была занята, потому что летала на корабль, который они так долго ждали. Сан останавливается на середине сообщения, перечитывает вновь слова, где Рю рассказывает о том, что сегодня она наконец-то встретилась с Чон Уёном. «И никакой он не космический пират. Просто одинокий человек, потерявший всех» Сан сообщение подруги быстро до конца прочитывает в надежде, что она расскажет ему ещё что-то, но Рюджин только пожелала доброго утра, ведь знала, что друг прочитает сообщение уже после сна, и обещала рассказать всё при встрече и обязательно познакомить его и Юнхо с Уёном. С парнем, чьё имя Сан сегодня во сне выкрикивал, с космонавтом, который иногда снится ему уже в течении двух лет, с человеком, которого он неосознанно ждал не только больше двух лет, но всю жизнь. *** Уён откидывается на спинку стула и уже в который раз перечитывает лекции, которые ему передала Рюджин, и совершенно не понимает, о чём написано на станицах. Как говорится, "смотрю в книгу, вижу фигу" — именно этот случай. Он бы у девушки спросил что да и о чём тут говориться, она бы объяснила, как делает каждый вечер у него в комнате, ведь люди открыли и изучили то, что не было известно ещё тысячу лет назад, но она пока не пришла на ужин. Слишком много информации, которую Уён понимает, но медленно, он просто ещё не привык и до конца не освоился на станции. Он здесь уже больше недели, за это время он получил карточку жителя станции STAR 1117, ему нужно посещать несколько занятий со студентами в течении двух месяцев, а после сдать экзамен, и только тогда его допустят к работе на станции. До этого момента он может только помогать старшим инженерам. За прошедшую неделю он прошёл медицинское обследование, всё таки почти тысячу лет в криосне пролежал. Никаких отклонений в здоровье не было найдено, врач прописал несколько витаминов пропить, и всё. Вот только проблемы с едой продолжаются до сих пор. Он ест, но совсем немного, поднос постоянно остаётся на половину полным. Рюджин только тяжело вздыхает, смотря на то, как за эту неделю Уён похудел, по сравнению с тем, каким он был на своём корабле. Но он придёт в норму, так сказал папа, когда девушка рассказала ему о ситуации Уёна, для него это большой стресс, ведь недавно он был совсем один на корабле, где были трупы всего экипажа, и он питался только едой из тюбиков. Сейчас же его окружают живые люди. Скорей всего есть многое, что напоминает ему о жизни на Земле, ведь для него эта тысяча лет пролетела как одно мгновение. — Ну что, как успехи? — Рюджин громко ставит на стол поднос и садится напротив парня. За это время они с Уёном стали близки, и он уже сейчас готов назвать девушку своей подругой, потому что с ним больше никто так тесно не общается, как она. Они всегда вместе завтракают, обедают и ужинают, девушка постоянно рассказывает какие-то смешные истории о жизни в космосе, но никогда не спрашивает о том, какая была жизнь Уёна до полёта в космос, потому что понимает: ему больно вспоминать это, по его глазам видит. А по смятой фотографии, что выглядывает из-под подушки, понимает, что скучает. Скучает по кому- то, кого оставил на Земле. — Я ни черта не понимаю, – раздражённо говорит Уён, откладывая планшет в сторону. — Такими темпами я не сдам этот экзамен и просто буду тут бесполезен, из-за чего меня выкинут в открытый космос. —Тебя просто отправят на Землю, — задумчиво говорит подруга, отпивая чай. – Да ладно, ещё столько времени впереди. Я и мои друзья тебе поможем всё выучить и понять. Они, кстати, скоро должны прилететь, – радостно сообщает подруга, только Уён пропускает её слова о друзьях мимо ушей. — Правда они мне уже несколько дней на сообщения не отвечают. Я сначала решила, вдруг что-то случилось в пути, но в центре управления сказали, что они каждый день на связи. Игнорщики. Эй, ты меня слушаешь? – Рюджин махает перед глазами Уёна палочками, привлекая внимание. – Да не переживай ты из-за этого, ты всё поймёшь. Тебе просто нужно отдохнуть. Сегодня день кино, может, сходишь? В прошлый раз ты отказался, но это потому что ты только тут обустраивался, а сейчас ты просто обязан сходить. Не знаю, какой фильм будут показывать, но ты сто процентов его ещё не видел, ведь фильмы продолжают снимать и по сей день… Уён коротко кивает на предложение Рюджин сходить посмотреть кино и в пол-уха слушает о том, что она рассказывает о фильмах, которые до сих пор снимают на Земле, и они к ним поступают только с привозом оттуда, потому что между планетой и станцией миллионы километров, и связь работает не ахти, её только и хватает на передачу важной информации о состоянии станции. Уёну сложно привыкнуть к жизни тут, потому что не понимает, отчего так много запретов? Почему вход везде только по пропускам, почему многие зоны отмечены как запретные, что скрывается за толстыми дверьми? Неужели и на этой станции есть свои страшные секреты, прямо как в фильмах, которые Уён любил смотреть в подростковом возрасте? Но прошло только немногим больше недели, а адаптация к новому месту может затянуться и на полгода, и дольше. Космонавта из мыслей вырывает радостный крик девушки. Уён настолько погрузился в свои мысли, что не заметил как к их столику подошёл незнакомый ему парень, и по реакции подруги, можно понять, что они близки. Настолько близки, что она накидывается на него с объятьями. — Вы поэтому меня игнорировали, чтобы сделать сюрприз? Вы должны были прилететь только через несколько дней! – радостно говорит Рюджин, отлипая от Юнхо. — Сюрприз! — улыбается парень, и когда девушка успокаивается, переводит взгляд на Уёна, который без всякого интереса его рассматривает. На самом деле новые знакомства здесь даются в сто раз труднее, чем это было раньше. – Так, ты, наверно, Чон Уён? Тот самый космический пират? – Юнхо не перестаёт улыбаться, даже когда сестра его в плечо несильно кулачком ударяет, заявив, что это уже устаревшая шутка. – Приятно познакомиться, я Чон Юнхо, брат этой сумасшедшей, – Юнхо садится рядом с сестрой и руку для рукопожатия протягивает. – Мне нужно обращаться к себе как к хёну, тебе ведь… тысяча лет? – они точно брат и сестра, ведь Рюджин спросила у него тоже самое в первую их встречу. — Нет, не надо, просто Уён, – выдавив из себя улыбку, парень руку Юнхо пожимает, а потом вновь в поднос взгляд устремляет. — Офигеть, я просто в шоке, вы что, там какой-то новый двигатель установили, что прилетели раньше назначенного срока? – интересуется Рюджин, пододвигая к брату свой поднос с едой. — Да, просто Сан хотел как можно быстрее вернуться домой, – пожимает плечами Юнхо, а Уён голову вскидывает, едва услышав больно знакомое имя. Больно, потому что точно так же звали его любимого человека, которого он оставил ради мечты на Земле, человека, который пообещал вспомнить его в следующей жизни и что они обязательно встретятся. За всё это время Рюджин ни разу имён друга и брата не произносила, и сейчас, слыша как зовут лучшего друга девушки, Уён начинает думать, что это всё происходит не просто так. А вдруг это Сан? Его Сан? — Кстати, а где он? — Рюджин не замечает перемен в лице Уёна, когда говорит. — Это, кстати, он поймал твой сигнал бедствия, просто случайно нажав на кнопку. «Никогда ничего не происходит случайно», — думает Уён, нервно подёргивая ногой. — Да вон идёт, – Юнхо кивает головой за спину Уёна, возвращая всё своё внимание к еде на подносе сестры, а Уён резко разворачивается и сталкивается с глазами, которые снятся ему по ночам. С глазами любимого человека. Сан, сам не понимая почему, нервничает, когда видит, что за столиком с Рюджин и Юнхо к нему спиной сидит парень, и он понимает, что это тот самый Чон Уён, с которым ему так не терпелось познакомиться. И вот сейчас, когда между ними несколько метров, Сан шаг прибавляет, ведь его замечает Рюджин, когда Юнхо в его сторону головой кивает, и начинает рукой махать в знак приветствия. Ей не терпится повиснуть на шее друга. Но ноги сами по себе замирают, стоит Уёну повернуться, потому что в одно мгновение их взгляды пересекаются, и Сану кажется, что всё вокруг них замирает, что есть только они вдвоём, вроде не знакомые ещё друг с другом, но кажется, что такие близкие. Перед глазами какие-то непонятные обрывки проскальзывают, и Сан головой дёргает, чтобы прогнать это из своей головы. Он потом подумает о том, почему глаза Уёна кажутся до боли знакомыми, перед сном, а сейчас он должен не останавливаться, подойти к столику, протянуть руку, представиться и сказать, как долго он его ждал. —Сан… — тихо выдыхает Уён, чтобы никто не слышал. Всего в нескольких шагах от него стоит человек, которого он так долго ждал. Человек, чью фотографию он каждую ночь рассматривает и к груди прижимает, проливая слёзы из-за того, что скучает. Перед ним Сан, который пообещал не забывать его. Вот только розовые очки, через которые Уён всё время смотрел на эту ситуацию разбиваются, стоит Сану руку протянуть и сказать: — Привет, я Чхве Сан, рад наконец-то с тобой познакомиться, – ведь Уён понимает, что так смотрят только на новых знакомых. Во взгляде Сана нет ни намёка на то, что он его помнит. Уён для него просто космонавт, чей сигнал бедствия он поймал немногим больше двух лет назад. В то время как Сан для Уёна — вся жизнь, которую он оставил тысячу лет назад на Земле.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты