suspense

Слэш
NC-17
В процессе
36
автор
The_Taraxacum бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 78 страниц, 7 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
36 Нравится 22 Отзывы 10 В сборник Скачать

pt.4

Настройки текста
Уён смотрит пустым взглядом в потолок. Никаких ярких звёзд и Луны, что когда-то были развешаны в его комнате. Простой серый металлический потолок, за которым скрывается открытый космос. Час назад он видел Сана, не его Сана, не того самого Чхве Сана, которого оставил на Земле много лет назад. Этот Сан его не помнит, не знает. Для него Уён — такой же новый человек, как если бы это был кто-то из его экипажа. Больно, безумно больно видеть любимого человека и не сметь прикоснуться к нему. Но ещё больней осознавать, что что это не он. Они вместе поужинали — он, Сан и Рюджин с братом — только Уёну кусок в горло не лез, а позже и вовсе тошнить начало. Сан был рядом, но так далеко. Через десять минут они должны встретиться в зоне С, чтобы пойти на вечер кино. Рюджин безумолку пол-ужина говорила про то, что сегодня покажут что-то интересное. Уён не хочет никуда идти, ведь там будет Сан, чьё присутствие будет вызывать воспоминая о жизни, которой у Уёна уже никогда не будет. О жизни с любимым человеком в небольшой квартирке-студии. Но, когда до встречи остаётся 3 минуты, Уён, накинув поверх серой футболки толстовку, выходит из своей комнаты. Уж лучше он попытается сосредоточиться на фильме этим вечером, чем просто будет залипать в потолок, прижимая к груди фотографию, и проливать слёзы по былым временам. Когда Уён выходит из–за поворота, его радостно встречает Рю, махая рукой. Рядом с ней стоит Сан, облокотившись на стену с засунутыми руками в карманы спортивных штанов. — Если ты ищешь Юнхо, то он присоединится к нам уже в зале вместе с Минки, — сообщает девушка, когда встречается с вопросительным взглядом друга. Она хватает его за руку и тащит дальше по коридору. — Минки — почти парень Юнхо, они пару раз целовались, но оба слишком трусы, чтобы уже обозначить, что они в отношениях, — поясняет Рюджин, хотя Уён даже ещё не успел спросить. Он знаком с Минки, пересекался с ним несколько раз, чтобы тот объяснил ему работу некоторых механизмов на корабле. Сан идёт позади подруги и Уёна, не спешит их догнать. Он ждал эту встречу два года, ему Уён даже несколько раз снился, но Сан никак не ожидал, что он будет выглядеть точно так же, как в его снах. Разве такое возможно? Откуда его подсознанию было известно, как выглядит этот одинокий парень, что потерял всю команду и сам потерялся в огромном космосе? Сейчас их ждёт вечер кино, но Сан, на самом деле, предпочёл бы остаться в своей комнате, чтобы перечитать все записи об Уёне, что он делал в течении двух лет, в том числе те, где он записывал отрывки своих снов, пока они ещё не успели улетучиться из памяти на утро. Но провести время рядом с Уёном хочется не меньше, и Сан сам не понимает откуда эта потребность. Заметив как парень выходит из–за угла, приближаясь к нему и Рю, у Сана мысль в голове проскользнула, что Уён его друг, с которым их давно разлучили. Когда они заходят в зал, что предусмотрен для вечера кино, половина мест уже занята, но они находят пять свободных стульев в ряд в конце зала. Рюджин садится в центре и тянет на соседнее место Уёна, и чтобы Юнхо и Минки сидели рядом, Сану приходиться сесть по левую сторону от Уёна. — Жаль, что тут нет попкорна, — говорит девушка и, заметив вопросительный взгляд Уёна, поясняет: — я читала, что обычно в кино едят попкорн, его делают из кукурузы, но, сам понимаешь, её тут не выращивают. Хотя я бы всё отдала, только бы раз попробовать попкорн. А ты любил при просмотре фильмов есть попкорн? — интересуется Рюджин у Уёна. — Какой твой любимый вкус? Я знаю, что есть сладкий, солёный, клубничный… — Как ты осведомлена-то, — прерывает подругу Сан, наклонившись в вперёд чтобы увидеть девушку. Та только недовольно язык показывает ему. — Я это, вообще-то, в твоей детской книге вычитала. — Тебе уже двадцать четыре, а всё ещё детские книги читаешь. — Я не очень любил ходить в кинотеатры, — прерывает диалог Сана и Рюджин Уён, те сразу же сосредотачивают всё своё внимание на парне. Девушка с интересом слушает то, что Уён рассказывает из своей жизни на Земле, а Сан прислушивается к голосу парня, будто слышал его когда-то, помимо того сигнала бедствия, да и тогда были помехи, он не смог расслышать его как следует. — Мы часто собирались у нашего друга, чтобы посмотреть что-нибудь, и тогда мы закупались разными гадостями: чипсами, мармеладками, заказывали пиццу с картошкой фри. Я не любил попкорн, но… — Уён запинается, и от Сана не уходит, как его взгляд опускается на руки, пальцы на которых он всё время перебирал, рассказывая. Вспоминать свою жизнь на Земле больно. — Но мой любимый человек очень любил сладкий, карамельный попкорн, а я его вообще терпеть, если честно, не мог, — грустно усмехается Уён. Заметив перемену в настроение парня, Рюджин тему переводит на то, что тут как-то целую неделю показывали все фильмы «Форсаж». Она поняла, что не стоит затрагивать эту тему — про любимого человека Уёна — ведь он до сих пор чью-то фотографию под подушкой хранит. Хоть чаще друг говорит, что всё хорошо, что он потихоньку привыкает к жизни на станции, девушка понимает — это ложь. Как смириться с тем, что никогда не сможешь обнять того, кого любишь, будь это кто-то из родственников или любимый человека? Даже если ты осознанно оставил их на Земле, отправляясь добровольно в экспедицию, из которой нет пути назад. Рюджин даже представить не может как больно Уёну. Минки с Юнхо присоединяются за минуту до начала фильма, и разговор про попкорн больше не поднимается. Уён погрузился в воспоминания о посиделках у Сонхва в квартире, пока Сан и Рюджин ещё перекинулись несколькими словами, а там уже и свет погас, сообщая о том, что фильм начнётся с минуты на минуту. В последний раз Уён смотрел какой-либо фильм в компании Сана, Сонхва и Соён на квартире старшего. Они тогда с Саном уже прекратили отношения из–за того, что через считанные месяцы Уён должен был отправиться в Космос, но никто, кроме него самого, этого не знал. Уён сейчас и не вспомнит, какой фильм они смотрели. Помнит только то, что всё закончилось их с Саном ссорой, ведь второй искренне не понимал, почему Чон его бросил. Уён головой встряхивает, прогоняя больные воспоминания из головы, и сосредотачивается на фильме. Он вчитывается в имена актёров на экране, которые мелькают на фоне того, как один, как думает Уён, из главных героев стоит на платформе. Он не узнаёт ни одного имени, ни одного популярного актёра, которого он мог бы знать. И когда парень кидается под поезд, картинка сменяется, и Уён на экране успевает прочитать, белым по чёрному.

«По одноимённому роману Пак Сонхва»

Пак Сонхва. Его лучший друг? Его роман? Роман его лучшего друга, на диване которого в гостиной он часто ночевал? Уён чувствует, как начинают подрагивать руки. Он сжимает их, надеясь унять не пойми откуда взявшуюся дрожь. Он на сюжете фильма пытается сосредоточиться, не замечает встревоженного взгляда Сана, который заметил перемену на лице рядом сидящего. Когда Уён понимает, что сюжет книги Сонхва был основан на его собственной жизни, он резко вскакивает и удаляется из зала. Ему всё равно, что его тихо окрикивает Рюджин, плевать на косые взгляды остальных зрителей, потому что он потревожил их просмотр. Ему хочется уйти отсюда и больше никогда не видеть этот фильм. Фильм, снятый на основе книги Сонхва, где он рассказал свою собственную историю. Где хоть и под другими именами есть он сам, Уён, и Сан. И Чон без понятия, как именно там показаны взаимоотношения лучших друзей главного героя. Рассказал ли Сонхва в книге о том, что он улетел в Космос? Уён не хочет этого знать. Он останавливается возле большого иллюминатора в коридоре, за которым простирается Космос, хранящий в себе множество тайн. Он всматривается в своё нечёткое отражение, пытаясь найти того счастливого парня, что мечтал о полёте в Космос много лет назад. Но давно его уже там не видит. Тысячу лет назад он не задумывался о том, как ему будет больно от того, что навсегда потерял возможность увидеть свою семью. Он совершенно не задумывался о том, что больше никогда не выпьет соджу на диване в квартире Сонхва, не думал, что больше никогда не услышит от Соён-нуны такое родное «дурачок» и больше никогда не проснётся в объятьях любимого человека на том самом диване в центре гостиной хёна. Он мечтал только о Космосе, который хранит в себе тайны. Но увидев в фильме квартиру одного из главных героев, что так сильно похожа на квартиру Сонхва–хёна, он наконец-то до конца осознал, что потерял. Он даже не знал, что его хён писал книгу, по которой в итоге сняли фильм. Уён вздрагивает, когда в отражении видит позади себя Сана. Тот вышел сразу же, как только за парнем закрылись электронные двери. Сначала за ним порывалась Рюджин, но Сан знает, как подруга любит фильмы. Сана же больше волновало, почему Уён так неожиданно выбежал из зала. — Всё хорошо? — спрашивает Сан и касается плеча Уёна, привлекая внимание. Тот оборачивается, вглядывается в любимое лицо, пытается отличия от его Сана найти. Но они похожи как две капли воды. Даже небольшой шрам, что был у Сана тысячу лет назад, над бровью имеется. Интересно, как его получил этот Сан? Так же врезался лбом в косяк двери в шесть лет? — Ты уже видел этот фильм и знаешь, что там нет счастливого конца, поэтому решил поскорее покинуть зал, чтобы никто не видел твоих слёз? О, Уён прекрасно знает чем закончится фильм. Для главных героев финал будет счастливым, чего не скажешь о двух лучших друзьях главного героя. Один улетит в Космос, бросит всё ради мечты, исполнение которой, как он думал, сделает его самым счастливым. И ведь ещё не будет знать, что счастлив он был как раз тогда, на Земле, в окружении родных, а не там, в холодном и одиноком Космосе. — Просто…фильм снят по книге моего лучшего друга, — Уён взгляд от лица отводит, смотрит куда-то за спину Сана. — К сожалению, я даже не знал, что он написал книгу, — грустно усмехается Уён. — Я улетел раньше. — Ты был знаком с Пак Сонхва? Если Рю узнает, она тебе весь мозг вынесет, — удивляется Сан. Он никогда не был фанатом творчества Пака, но вот лучшая подруга в подростковом возрасте все его книги перечитала. Они все занесены в электронную библиотеку. — Я как-то нашёл в одной запретной зоне две его книги, они все у неё. Это такой раритет, одна даже с его автографом, из первого тиража. Совершенно без понятия, как она сюда попала. Её должны на аукционах продавать, а она валялась в пыльной комнате. — С автографом? Правда? — Уён словам Сана не верит. Да не может быть такого, чтобы у Рюджин была книга, которую когда-то подписал Сонхва сам лично. Судьба не может так над ним шутить. — Спроси у неё после фильма. Я так понимаю, ты возвращаться туда не собираешься? — Я всё равно знаю, чем закончится фильм, не вижу смысла смотреть. Но ты не обязан стоять тут со мной, вернись и посмотри. Он того стоит. — Ты ведь не читал книгу. Откуда знаешь, чем всё закончится? — Сан голову наклоняет, ему хочется со взглядом Уёна столкнуться, в глаза его заглянуть. Ведь правду говорят, что глаза — это зеркало души. Значит, в них можно увидеть то, что чувствует сейчас человек. Если он улыбается, не значит, что ему не больно. — Просто знаю, — Уёну совершенно не хочется посвящать Сана в то, что это история любви Сонхва и Хонджуна. И именно основываясь на этом, Уён попросил Сана тысячу лет назад дать обещание вспомнить его. — Я хочу вернуться в комнату. — Да-да, конечно. Я ведь тебя тут не держу, — Сан на шаг отходит, чтобы Уёна пропустить к выходу из зоны С. — Тогда, до завтра? — неуверенно спрашивает Уён. Как бы не было больно видеть Сана, но ему всё равно хочется увидеть его за завтраком. Может, увидев сегодня его, Сану приснятся его прошлые воспоминания и на утро он вспомнит, подбежит к столу, за которым он уже будет сидеть с Рю, посмотрит в глаза, в самую душу, и скажет: «Я выполнил своё обещание, я тебя вспомнил». — До завтра, — Сан улыбается, и улыбка ничем не отличается от той, которой Сан тысячу лет назад его ещё в школьные годы провожал. Уён быстро отворачивается, не желая больше старые воспоминания будить. Сан смотрит в удаляющую спину Уёна и задумывается над тем, почему его до сих пор не отпускает мысль о том, что он должен быть рядом с ним, с этим потерявшимся в открытом Космосе космонавтом. /// — Если бы я знала, что будут показывать фильм по первому роману Пак Сонхва, я бы запаслась платочками, — говорит Рюджин, перемешивая в тарелке кашу. — Так ведь всё хорошо закончилось, — Юнхо давно доел свой завтрак, поэтому сейчас сидит, качаясь на стуле с жвачкой во рту. — Да какая разница, что всё хорошо закончилось. Ревела-то я в середине фильма, — возмущается девушка, потому что брат совершенно не понимает тонкостей. Уён слушает в пол уха, потому что сосредоточен на записях в планшете. Ему хочется поскорее разделаться с этой учёбой, чтобы уже приступить к работе. Он планировал перечитать все свои записи перед сном, но никак не мог сосредоточиться из–за Сана, который так прочно засел в голове. Всё произошло слишком быстро. Он глупо надеялся, что где-то тут его ждёт Сан, но не думал, что это действительно так. Точнее…Сан-то его совсем не ждёт, он его даже не помнит. Но как Уёну удостовериться, что это действительно его Сан, которому просто нужен катализатор, чтобы он его вспомнил? Рядом с его планшетом опускается поднос с едой, а затем отодвигается соседний стул, на который в итоге плюхается Сан. Рюджин спрашивает у друга, почему он сегодня пришёл почти под самый конец завтрака, а тот отмахивается, что долго не мог заснуть и в итоге проспал. — Что изучаешь? — Сан заглядывает в планшет Уёна, а тот сдерживается, чтобы не отпрянуть в сторону. Слишком близко, даже если Сан отодвигается через считанные секунды, как только узнаёт знакомые чертежи на экране. — У меня есть более понятные конспекты, ну, то есть у тебя они, конечно, понятны. Я в смысле, что профессор тут объясняет не ахти, и чтобы разобраться нужно немерено времени. У меня есть конспекты по лекциям одного профессора со станции COSMO10, там всё намного проще и понятней. Могу тебе перекинуть, — Сан даже не смотрит в его сторону, всё так же сосредоточен на помешивании своей каши. — Я буду тебе очень благодарен, если ты поделишься ими. Потому что, если честно, я уже несколько дней пытаюсь разобраться в работе двигателя этой станции и ничего не понимаю, — Уён смотрит на то, как Сан помешивает кашу, и воспоминания о том, как Чхве в свой выходной вставал раньше самого Уёна и готовил завтраки — чаще всего это была такая ненавистная им овсяная каша, но которую до безумия любил Уён. И сейчас Сан не показывает свой любви к каше, морщится, пробуя одну ложку, а после и вовсе отодвигает тарелку Юнхо, который с удовольствием принимает вторую порцию. — Отлично, тогда, давай, ты зайдёшь ко мне после ужина. И, если будут какие-то вопросы, то можешь задавать их, — Сан поворачивает голову к Уёну и улыбается, когда тот кивает. — Вообще-то, Уён всегда мне вопросы задавал, если ему что-то не понятно, — недовольно говорит Рюджин, ведь Сан хочется забрать её единственного ученика, а ей было приятно, что кто-то к ней обращается за помощью. — Рю, не в обиду, но Сан из нас троих лучший во всём — зубрилка, который и объясняет ещё лучше какого-нибудь профессора с того же самого COSMO 10, — говорит Юнхо, отправляя в рот последнюю ложку каши Сана. Тот же позавтракал одним единственным бутербродом с маслом и какао. Этот Сан считается лучшим среди недавно выпустившихся инженеров, он с физикой и цифрами на "ты", в то время как тысячу лет назад Сан терпеть не мог что-либо связанное с вычислениями, да и лучшим студентом его нельзя было назвать. Закончил университет только потому, что рядом были хён и нуна, которые не давали ему забить на учёбу, утверждая, что в будущем он будет жалеть. Все четверо расходятся после завтрака: Рю, Сан и Юнхо — на работу, а Уён — на учёбу. Они с Саном договорились встретиться у него, чтобы тот передал ему конспекты, но Уён хочет попросить его ещё и объяснить то, что он не понимает. Он знает: будет больно находиться с парнем один на один, ведь воспоминания о жизни, что он ставил на Земле так и будут лезть в голову. Одно его спасает от того, чтобы закрыться в комнате и больше никогда не пересекаться с Саном: тысячу лет назад Сан с восемнадцати лет волосы в блонд осветлял, здесь же Сан ходит со своим натуральным цветом волос, ведь как говорит Рю, на станцию краска для волос никогда не поступала. Уён настраивает себя на учёбу, когда стоит возле входа в кабинет. Ему нужно думать о ней на занятиях, а о Сане он успеет подумать и ночью. Глубоко вдохнув, он карточкой по сенсорному читателю проводит, заходя в класс, где уже собрались ученики, которые младше его на два года. Да какие два, почти на тысячу. /// Сан на стуле вокруг своей оси несколько раз крутится, пока Рюджин копошится в двигателе корабля, на котором они с Юнхо летали на соседнюю станцию. Всё же то, что они решили ускориться, чтобы прилететь раньше, немного повредило двигатель, и сейчас девушка пытается разобраться, в чём именно проблема. Голова же Сана занята Уёном, как и всю ночь, а потом и утро. Его слишком много в мыслях для простого нового знакомого. Сегодня Сану приснился странный сон, который он даже сейчас прокручивает в голове. Всё было настолько реально, что проснувшись, он на пару секунд усомнился в реальности того, что они живут в Космосе, будто его настоящая жизнь — это длинный затянувшийся сон, а на самом деле он сейчас на Замле, с Уёном, как было во сне. — Мне приснилось, что я встречался с Уёном с самой школы, — говорит Сан, остановив стул. — Так и знала, что ты на него запал, — Рюджин выглядывает из–за двигателя, чтобы рассмотреть эмоции на лице парня, и, заметив только замешательство, вновь возвращает свой взгляд к двигателю. — Это было ещё понятно и два года назад, когда тебе так приспичило узнать всё о нём. — Я не знаю, почему так. Он мне снился чуть ли не каждую ночь на протяжении всего времени, но на утро я ничего уже не мог вспомнить. Только то, что это был Уён. И какие-то обрывки. Моё подсознание даже угадало его внешность, будто я с ним уже когда-то виделся. — Ты сейчас серьёзно? — девушка уже полностью с колен поднимается и подходит к столу, за которым сидит Сан. — Ты вот вчера не вернулся досмотреть фильм, а он был про то, что человек помнит свои прошлые жизни. Может ты, это… жизнь свою прошлую вспоминаешь? А представь, что ты тысячу лет назад с Уёном был знаком, а может даже и встречался! — восторженно говорит девушка. — Рю… — вздыхает Сан. Рюджин всегда была из тех, кто верит во всё, что показывают в фильмах и о чём пишут книги. — Сегодня ночью я очень долго не мог уснуть, потому что Уён был просто везде: в мыслях, перед глазами, даже потом во сне. Да, увидев его вчера в первый раз в столовой, он мне понравился, но это не значит, что я на него запал. Мне симпатична его внешность, но кто знает, какой он человек? — Человек, который больше никогда не встретит своих близких, тот, кто потерял всю команду, единственный выживший. Тот, кому нужны друзья несмотря ни на что. Он классный, мы классные, он точно идеально впишется к нам, — девушка разблокировала свой планшет, что лежал на столе, и рассматривает схему двигателя. — А теперь лучше помоги мне понять, в чём тут проблема. Может, это поможет тебе избавиться от странных мыслях об Уёне. Это действительно отвлекает Сана на какие-то несколько часов, но позже он всё равно возвращается ко сну, который помнит до последней детали, когда записывает всё в свои записи на планшете после обеда в комнате. /// Когда Сан пропускает Уёна в свою комнату, тот слегка теряется от того, как тут всё обустроено. В этой комнате веет теплом и домом, в то время как у себя в комнате с пустыми стенами Уён чувствует себя не в своей тарелке. Там ему хочется просто вернуться домой. У Сана комната больше его собственной, на стенах развешаны плакаты с супергероями из комиксов, с которыми знаком даже Уён. Стол завален различными бумажками с записями и книгами с немереным количеством закладок на страницах. Кажется, Сан любит читать не меньше, чем любил тысячу лет назад. И почему же Уён до сих пор уверен, что это его Сан, который в конце концов его вспомнит, а не просто дальний родственник, как это было у Сонхва? Ведь хён так и не вспомнил свою прошлую жизнь, в то время как Хонджун верил, что это Хва, которого он потерял семьдесят лет назад. Но больше всего в комнате Сана Уёна привлекает иллюминатор, не уступающий в размерах тем, что установлены в коридорах. Рядом расположен подоконник, который обустроен для того, чтобы сидеть и наблюдать за звёздами. Заметив то, как Уён удивлённо уставился на иллюминатор, Сан улыбается и подталкивает его. — Ты можешь там посидеть и посмотреть, вдруг на твоих глазах погаснет одна из звёзд, пока я перекидываю все файлы тебе на планшет, — Уён заторможено кивает и подходит к иллюминатору ближе, будто никогда и не видел Космоса. За толстым стеклом звёзды, а рядом с ними планеты и Солнце, к которым Уён стремился всю свою осознанную жизнь. Он не садится на подоконник, смотрит несколько минут на яркие звёзды, а после вновь поворачивается к Сану, который занят копированием файлов на своём планшете. Он неуверенно шаг к нему делает, а после опускается рядом на его кровать. Она застелена синим пледом с различными созвездиями, и Уён задерживает на них свой взгляд, рассматривая знакомые. — Этот плед ещё принадлежал моей маме, — с улыбкой на лице сообщает Сан, когда замечает на чём сконцентрировал своё внимание Уён. — Когда ты впервые увидел звёзды? Вот так в Космосе? — начинает разговор Сан. — Когда я очнулся от крионического сна, то ничего кроме темноты за иллюминатором не увидел. Испугался, что корабль сбился с пути и мы вообще попали в чёрную дыру. Как после мне сказала Рю, корабль попал в область тёмного тумана. Его ещё до конца не смогли изучить, и до сих пор никто даже не знает, что это. Так что, получается, звёзды я впервые увидел, когда проснулся после второго сна. Это было что-то нереальное, — улыбается Уён, — я всегда стремился сюда, к звёздам, но моя радость была мимолётной, ведь после я сразу вспомнил, что за дверью пятнадцать трупов моей команды, а сам я уже никогда не увижу свою семью, — Уён снова взгляд к толстому стеклу поднимает. — Сейчас же, смотря на эти звёзды, я даже восхищения не чувствую, я просто скучаю по семье, — грустная улыбка вновь появляется на лице Уёна, когда он поворачивается к Сану, чтобы спросить, скоро ли он закончит перекидывать файл. Это ведь всё делается за одну минуту. Почему он так тянет, не понятно. Идя после совместного ужина в комнату Чхве, Уён ещё хотел попросить объяснить всё, что он не понимает, но сейчас, когда не его Сан смотрит прямо в глаза, заглядывая в самую душу и будто читая всё, что там скрывается, оставаться в этой комнате пропало какое-либо желание. Хочется вернуться в свою пустую и холодную не от того, что её не топят, а из–за одиночества комнату и снова поддаться воспоминаниям. — Я с самого рождения вижу эти звёзды, и я даже не устал, — Сан отводит взгляд первым. Он наконец-то смог заглянуть в глаза Уёна, и та боль, с которой он столкнулся, не сравниться ни с чем. Рюджин права. Он потерял всех и ему очень больно, хотя продолжает натягивать улыбку. — Я мечтаю когда-нибудь сбежать с этой станции и отправиться дальше, к тому же самому туману, чтобы изучить его. В Космосе ещё куча всего, что не изведано, потому что многим это уже стало не интересно. Мы живём на станциях, хотя тысячу лет люди о таком только фильмы снимали. Все просто боятся найти что-то, с чем они не знают как справиться, вот и сидят, никуда не отправляя экспедиции. Готово, — Сан протягивает Уёну его планшет, — если будут вопросы, помни — можешь ко мне обратиться. Уён принимает планшет из рук, смотрит несколько минут на него и уже готовиться уйти, вернуться к фотографии, что лежит под подушкой, но что-то его останавливает. Тут тепло и уютно, почти как дома. И рядом Сан. Не его, но всё равно Сан, возможно даже его потомок. — Наша экспедиция провалилась. Как показали записи на корабле, мы потеряли связь с Землёй спустя пять лет. И если мы улетели на столько километров, нас никто и не искал, да? — Уён смотрит на Сана в надежде, что он что-то знает. Вопрос о том, почему его корабль не искали, мучил Уёна почти с самого пробуждения. — Все файлы про вашу экспедицию засекречены, но у меня есть несколько документов. Я их нашёл после того, как получил твой сигнал бедствия, — Сан с кровати вскакивает, но всего на минуту, чтобы со стола ноутбук взять, и садится на прежнее место. — Я тебе сейчас на планшет скину всё, что у меня есть. Посмотри потом у себя, там совсем немного. Кажется, из–за того, что НАСА потеряли связь с вами, они решили просто стереть вашу экспедицию из всех документов, будто её никогда и не было, чтобы никто не узнал об их ошибке. Но Уён не уходит к себе в комнату изучать файлы, а остаётся у Сана, просматривая всё, что есть в папке, вместе с ним. Там совсем ничего, только анкеты всего экипажа да один-единственный документ о неразглашении, который заставили подписать всю команду. И именно из–за этого Уёну приходилось скрывать от Сана то, где он работает. Это было тяжело — обманывать любимого человека, — но он не мог по-другому, ведь мечта о полёте в Космос были сильнее. Просматривая файлы каждого погибшего члена команды, сердце Уёна сжимается от боли... На его месте мог оказать любой. Но только его капсула не убила его, а разбудила. И он не знает, считать ли это подарком судьбы. Сан замечает, как начинают подрагивать руки парня, когда он листает анкеты команды. Ему хочется сжать его ладошку в своей и тихо сказать, что он не виноват в том, что в живых остался только он. Это всё — ошибка системы, не его. Но вместо этого спрашивает: — Вы были близки? С командой? — Да я за эти полторы недели с Рюджин стал намного ближе, чем с ними за два года подготовки к экспедиции, — тихо смеётся Уён. — Нет, мы совсем не были близки. Нас можно было бы назвать незнакомцами, которых посадили в одну комнату. Иногда, бывало, мы собирались за бутылочкой соджу по вечерам, но так делает любой коллектив. — Если ты не хочешь вспоминать о Земле, я больше не буду задавать вопросы, — говорит Сан, заметив, как Уён начинает перебирать пальцами. Ещё вчера он понял, что парень это делает, чтобы успокоить себя. — Чаще всего мне больно вспоминать всё, но ты можешь задавать вопросы. Если я не захочу, я просто не буду на них отвечать. Но Сан больше вопросов про членов экипажа не задаёт, он возвращается к лекциям, которые перекинул Уёну на планшет, и тогда второй уже просит его объяснить то, что он не понимает. В комнате всё ещё тепло и уютно, а рядом с не его Саном Уён чувствует себя лучше, чем в своей комнате наедине со своими мыслями и помятой фотографией. Хоть они больше и не возвращались к разговорам про экспедицию Уёна, тот всё равно потом, уже ночью, вернувшись в свою комнату, будет думать о том, почему это произошло именно с его командой? Потому что эта экспедиция была первой, что организовало НАСА, и когда они поняли какую-то ошибку, то просто решили перестраховаться, чтобы в последствии к ним не было вопросов? Они знал об ошибке в их капсулах, из–за которой все пятнадцать членов экипажа погибли? Они всё знали и просто решили стереть их из истории? Улетая, Уён думал, что об их экспедиции будут в учебниках писать, рассказывать о том, что шестнадцать космонавтов из разных страх мира отправились в неизвестность, не зная, вернуться ли когда-нибудь. Их фотографии с именами будут на страницах книг про Космос. А в итоге их просто стёрли, будто шестнадцать космонавтов никогда и не существовало. Они остались в памяти лишь у своих родных, которые, смотря на звёздное небо, молились о благополучии своего сына, брата, друга и любимого человека. Им было так же больно, как и сейчас больно Уёну, который остался один в этом мире, без семьи, друзей и любимого человека. Родным людям космонавтов пришлось смириться с тем, что они никогда не вернутся, пришлось отпустить, ведь, говоря о полёте в Космос, у будущих космонавтов глаза святились, как никогда прежде. Когда Уён вышел из комнаты, Сан на подушку опустился и закрыл лицо ладошками. Он полночи объяснял Уёну принцип работы двигателей станции, а тот, на удивление, всё быстро схватывал. То, что он не понимал всю неделю обучения, он понял за какие-то считанные часы с Саном. Сану с Уёном тепло и уютно, хоть они и знакомы от силы всего сутки, но по ощущениям, будто всю жизнь, да и провели один на один всего несколько часов.Сан не знает, почему это происходит: из–за снов, которые ему снились на протяжении этого времени, или Уён настолько подходящий ему человек, что это происходит само по себе? Ведь часто нам хватает и одной лишь секунды, чтобы понять, что этот человек твой и никак иначе. *** Теперь каждый вечер Уён проводит в комнате Сана, который помогает ему разобраться с новой информацией. Они завтракают вместе с Рюджин и её братом, и к ним присоединяется Минки. Они с Юнхо наконец-то разобрались и теперь официально встречаются, но до сих пор не рассказали друзьям, кто всё взял в свои руки. Каждую неделю они все вместе посещаю вечер кино, и Уён больше не выбегает в начале фильма. Так проходит первый месяц Уёна на космической станции: с новыми друзьями, один из который выглядит так, как его любимый человек, чью фотографию он до сих пор сжимает каждую ночь. Через три недели ему нужно будет сдать экзамен, чтобы, наконец-то, приступить к работе на станции. В его комнате появилось несколько плакатов. Однажды зайдя за Чоном на завтрак, Сан столкнулся с серой комнатой, будто в ней никто и не живёт. Тем же вечером он вручил Уёну два своих старых плаката, что когда-то откопал в одной из запретных зон вместе с книгой Пак Сонхва, которая сейчас стоит на полке у Рю в комнате. Уён хоть и отнекивался, но когда Сан грозился сам придти и всё повесить, то молча принял. Два плаката по сериалам, которые Уён смотрел вместе с друзьями: Игра Престолов и Доктор Кто. Ни Сан, ни Рю с Юнхо и близко не знакомы с этими сериалами, поэтому для них эти плакаты просто красивые картинки. Но для Уёна теперь в несколько раз больнее просыпаться по утрам и встречаться взглядом с любимым одиннадцатым доктором. Это их любимый сериал с Саном, и они часто его пересматривали в гостиной хёна. Вместе с плакатами в комнате Уёна на столе появилось несколько книг, которые ему надарили Сан и Рю. Иногда, когда ему совсем никак не заснуть из–за мыслей о прошлом, он погружается в воображаемый мир, что запечатлён на страницах. Книги на станции — большая редкость. Если хочешь что-то почитать, для этого всегда есть электронная библиотека. Бумажные книги — раритет, который продают за огромные деньги на аукционах, или они валяются в запретных зонах, пылятся, забытые всеми, пока Сану с Юнхо не приспичит полазать в поисках сокровищ. Сану до сих пор сняться сны с Уёном, но как только звенит будильник, сновидения растворяются, и он с трудом может вспомнить хоть что-нибудь, кроме того, что там был Уён. Недавно к ним во снах начали присоединяться парень и девушка, которых Сан называет хёном и нуной, но ни имён, ни уже тем более лиц парень вспомнить не может. Рюджин очень хотела, чтобы Уён стал их лучшим другом, но никак не ожидала, что Сан сблизиться с парнем так сильно. И она безумно рада видеть улыбку на лице Уёна. Он наконец-то начал нормально питаться, и к его лицу вернулся здоровый цвет, насколько это возможно без Солнца. Он адаптируется к новому дому, а Сан этому способствует. — Это твоя мама? — интересуется Уён, рассматривая фотографию, которая выпала из книги, когда он взял ее с полки в комнате Сана. Уён опускается рядом с кроватью, где сидел Сан, изучая в ноутбуке схемы одной из запретных зон, чтобы попробовать её привести в порядок. По просьбе отца. — Да, — отвечает, коротко бросив взгляд на фотографию, которую несколько лет назад засунул в книгу, чтобы она не мельтешила на глазах. — Твой отец ведь — командир станции, а мама? — Уёну действительно интересно, ведь за этот месяц Сан ни разу не обмолвился о своей маме, как и Рюджин с Юнхо. Они все говорят про своих отцов, и никогда про матерей. — Она… — Сан тяжело вздыхает и откладывает ноутбук в сторону. — Она улетела на Землю. — На Землю? — Ты ведь уже слышал, что каждые десять-пятнадцать лет к нам прилетают корабли с Земли с разными запасами, и здесь набирается команда людей, которым надоела жизнь в Космосе, и они решают дожить свои года на Земле, со свежим воздухом и под палящем Солнцем, — Уён чувствует, как Сану не приятна эта тема, и, когда собирается сказать, что Сан не обязан ему рассказывать, тот его останавливает, продолжая: — моя мать выбрала палящее солнце и свежий воздух, вместо своей семьи, — даже спустя двенадцать лет он держит обиду на маму, которая оставила его, двенадцатилетнего мальчика, одного с отцом, который вымещал свою злость на сыне, что так похож на мать. — Скорее всего она даже ещё не долетела до Земли, — грустно усмехается Сан. — Может, у неё не было другого выхода? — аккуратно интересуется Уён. Он понимает, как может быть больно Сану, но ему не хочется, чтобы тот держал обиду на мать, с которой больше никогда не сможет встретиться. — Выбор есть всегда, Уён. Она никогда не мечтала о семье, никогда не хотела выходить замуж за сына командира станции, она всегда знала, что улетит на Землю. Моё рождение просто отложило её путешествие до следующего корабля. Вот и всё, — Сан поднимается с пола и подходит к иллюминатору. — Жизнь на станции — не сахар. Ты здесь всего лишь месяц и до сих пор не знаешь и половины подводных камней. Сан какое-то время смотрит на звёзды, а после вновь поворачивается к Уёну. Но не возвращается на место, а запрыгивает на подоконник, свешивает ноги и смотрит прямо в глаза. В глаза, в которых до сих пор лишь боль и одиночество видит, ведь даже спустя столько дней Уён не отпустил своё прошлое, грезет о нём каждую ночь. — Знаешь, где сейчас мама Юнхо и Рюджин? — спрашивает Чхве и, когда Уён отрицательно качает головой, ошарашивает его: — она где-то в открытом Космосе, — Сан сообщает это буднично, будто они говорят о погоде на Земле. — В открытом Космосе? — переспрашивает Уён, потому что совершенно не понимает, что имеет в виду Сан. — Ты ведь прекрасно знаешь, что станция предназначена для определённого количества людей, — Уён кивает. — Одним человеком больше, и всё идёт не по плану. Родилась Рюджин, и её мама отдала своё место ей. Тут всё просто — хочешь второго ребёнка, освободи место. — Она ведь могла отправиться на Землю, почему сразу же открытый Космос? — всё это Уёну напоминает сериал, который он смотрел когда-то давно, только никак не мог подумать, что такое и правда может случиться в реальной жизни, хотя ещё тогда никто и не думал о жизни на космических станциях. И где они все сейчас? — Отец Рю и Юнхо умолял моего дедушку дождаться следующего корабля на Землю, хотя последний улетел на тот момент всего несколько месяцев назад. Мой дедушка даже слушать не стал, — Сан видит, как Уёну неприятно слышать страшные вещи, которые, оказывается, происходят на станции. — Да, многим повезло, и, отдавая своё место ребёнку, они улетали на Землю. Но это редкость, в основном их тела потом можно было увидеть из иллюминатора, пока их не уносило в другую от станции сторону. — Это ужасно. — Это не сказка, о которой ты, возможно, мечтал, отправляясь в Космос, а реальная жизнь, с которой только и остаётся что смириться, — Сан не хотел грубить Уёну, но то, что тот спросил про его маму и утверждал, что, возможно, у неё не было выбора, вызвало у него не пойми откуда взявшуюся злобу. Выбора не было у мамы Рюджин и Юнхо, когда её выкинули в открытый Космос, а мама Сана всегда могла остаться на станции и родить ещё хоть десять детей, ведь она жена будущего командира станции. — Сейчас на станции не максимально возможное количество людей, и только поэтому тебе позволили остаться. — Хочешь сказать, что меня выкинули бы в открытый Космос? — Я хочу сказать, что твой сигнал просто бы проигнорировали, как и делали, пока я случайно не нажал кнопку, — Сан пожимает плечами. Уён встаёт с пола, поднимая свой планшет, и откладывает фотографию мамы Сана, что держал всё это время в руке, на кровать. Сан впервые разговаривал с ним так, будто Уён успел обидеть его, а ведь он всего лишь поинтересовался его семьей. За этот месяц он успел забыть, что это не его Сан, который любил его. Это просто новый знакомый, друг, и никто больше. У него нет тех же воспоминаний, что у Уёна, и ему часто нужно самому себе это напоминать. Уён уходит, пожелав спокойной ночи, но Сан не успевает ответить, потому что Чон быстро скрывается за дверьми. Он его обидел своей грубостью, и Сан искренне не понимает, почему ему захотелось задеть Уёна тем, что тот воспринимал жизнь в Космосе сказкой. Они не в книге, не в фильме про Космос, которые Уён читал и смотрел, и в последствии стал мечтать о нем. Это жизнь, которой живёт Сан на протяжении двадцати четырёх лет. И она далеко не похожа на сказку. Всё было хорошо, до того, как Уён не нашёл фотографию мамы Сана. Лучше бы он ничего и не спрашивал. Всё вылилось в то, что Сан ему ни с того ни с сего нагрубил и приплёл сюда его мечты о Космосе тысячелетней давности. Да, Уён многое не знал о жизни на станции, хотя тут уже месяц. Возможно, он просто-напросто занял чьё-то место, а кого-то, кто старше шестидесяти лет просто выкинули в открытый Космос из-за того, что от Уёна больше пользы — он, как-никак, инженер и поможет разобраться с неполадками, которые начались на станции, но о которых многие до сих пор молчат, дабы не пугать народ. Уён засыпает, засунув фотографию глубоко под подушку. В чём смысл каждую ночь смотреть на Сана на фотографии, если это его никогда не вернёт, а Сан, который находится в нескольких поворотах прямо по коридору, считает его глупым мечтателем, который начитался книжек в детстве про Космос? Да если бы ему дали шанс всё изменить, он ни за чтобы не принимал предложение НАСА и прожил бы счастливую жизнь с Саном. С тем Саном, который любил его и отпустил, ведь знал, как сильно Уён когда-то мечтал об этом. Сан глаз ночью сомкнуть не может, потому что все мысли о том, почему он так остро отреагировал на слова Уёна? И ведь совершенно не понимает, что внутри тысячелетняя обида на Уёна прорывается. На парня, который ради мечты оставил его на Земле.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты