suspense

Слэш
NC-17
В процессе
36
автор
The_Taraxacum бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 78 страниц, 7 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
36 Нравится 22 Отзывы 10 В сборник Скачать

pt.5

Настройки текста
— Уён, давай поговорим, — Сан лбом об дверь, за которой спрятался Уён, ударяется. Он заперся в ванной несколько часов назад и все это время не издаёт и звука. Полностью игнорирует. — Просто…объясни мне всё нормально. Дай причину отпустить, перестать цепляться за тебя. Надеяться на что-то. Сан отшатывается, когда слышит, как замок щёлкает, а затем приоткрывается дверь. Уён выходит, опустив голову, потому что страшно в глаза напротив посмотреть, страшно увидеть слёзы на любимом лице. А он знает, Сан от его слов плакать будет. — Ну что, ты наконец-то готов поговорить? — но вместо ответа Уён к стене парня подталкивает и к губам припадает. Сан сначала теряется, но после перенимает инициативу на себя и меняется с Уёном местами, прижимая того к стене. Чон за чужие плечи хватается, когда Сан нежную кожу на шее целует, и слёзы глотает, потому что через несколько минут от должен всё закончить. — Хён нас убьёт, — говорит Сан, когда Уён утягивает его на диван. Чхве бока парня в руках сжимает, оставляя на теле поцелуи, на месте которых с утра фиолетовые цветы распустятся. — Сан, — Уён свитер парня в кулачки сжимает, пытаясь найти силы в себе. — Я уезжаю, — Сан взгляд парня хочет поймать, но Уён только в потолок смотрит. — И не знаю когда вернусь, и вернусь ли вообще. Я не люблю тебя, и я хочу, чтобы ты жил дальше, и… — Это из-за твоей работы? — голос Сана предательски подрагивает, ещё чуть-чуть и он разрыдается. – Так и знал, что в твоей компании всё не просто так. — Сан… — Чхве на пол опускается, облокачиваясь на диван, а Уён следит за каждым его движением. — Просто…я надеюсь, когда-нибудь ты поймёшь меня. Но прошу, отпусти, — Сан колени к груди подтягивает, обнимая их, и слушает голос парня. — Я не последний парень в твой жизни, я уверен, что ты найдёшь того человека, который полюбит тебя, как не смог я, — ложь язык обжигает. — Прости, что не сказал этого тогда, я хотел разобраться в свих чувствах, понять, что действительно чувствую. И понял, что больше не чувствую того, — Уён слёзы по щекам размазывает и давит в себе желание подойти к Сану и обнять, ведь замечает, как его спина подрагивает. Сан медленно глаза открывает, когда противный звук будильника разносится по комнате. Он на спину переворачивается, устремив взгляд в потолок. На щеках мокрые дорожки, которые он игнорирует. Сон был таким реалистичным, что Сану требуется ещё несколько минут, чтобы привести себя в чувства. Ему это приснилось, потому что они поссорились с Уёном перед сном? Что вообще могло значить все это? По-любому всем снам с Уёном есть логическое объяснение, но Сан его пока ещё не смог найти. Единственное, что он делает, это записывает события сна в заметки на планшете, чтобы когда-нибудь сопоставить все события, которые подкидывает ему подсознание. /// Об смятую фотографию разбиваются слёзы, когда Уён продолжает сжимать её. Часы показывают полшестого утра. До завтрака каких-то полтора часа, а он проснулся из-за сна, который принёс в себе прошлое. Вечер, когда нуна и хён решили помирить Уёна и Сана, заперли их в квартире Сонхва, чтобы те хотя бы поговорили. И всё, что смог сказать Уён, так это то, что уезжает в командировку. Он не мог рассказать сути его поездки, не мог даже намекнуть. Продолжал врать, говорить ложь, от которой самому было невыносимо больно. Но мечты о большем были сильнее. О чём он жалеет по сей день. Тот вечер закончился слезами Сана и Уёна: один остался в квартире Сонхва, заедая горе мороженным, а второй свернулся клубочком на кровати нуны в её небольшой комнатушке. Возможно, Сан считает его глупым мечтателем, потому что неосознанно обижен на него за то, что он оставил его на Земле? Уён пытается вспомнить, говорил ли кто-то из его экипажа о семье, которую они оставили, и не может вспомнить. Неужели только он один такой, который ради мечты оставил родных и любимого человека? Он рассматривает счастливую улыбку Сана на фотографии, которую закинул перед сном глубоко под подушку. — Что мне сделать, чтобы ты вспомнил меня? Или как забыть тебя и всё, что было со мной на Земле? Я не хочу, чтобы было так больно. Я устал. Уён кидает взгляд на небольшие часы на столе, сообщающие, что наступило 6 утра и станция начинает потихоньку оживать. Он знает, что Сан как раз встаёт в это время, быстро умывается и идёт на небольшой обход по станции, проверяя, не случилось ли за ночь поломок. На станции установлена система безопасности, и в случае чего сработает сигнализация, но может произойти какая-то мелкая поломка, которая сейчас не несёт вреда, но в будущем может принести не мало бед. Где-то в середине пути он встречается с Рюджин, которая сообщает ему о том, что с двигателем сейчас всё хорошо, он работает в обычном режиме. После они вдвоём направятся в центр управления, где сообщат обо всём отцу Сана, и только потом пойдут на завтрак. Уён выучил весь распорядок дня Сана. Неосознанно, само как-то получилось, ведь они почти всё свободное время проводили вместе. Как ему сейчас вести себя за завтраком? Сделать, будто ничего и не произошло, что Сан не рассказал ему о страшной правде станции, не рассказал, что мама бросила его в двенадцать лет, отправившись за мечтой, точно так же как и Уён тысячу лет назад? В двадцать первом веке любимый человек отправился в Космос, веря в мечту, а в тридцатом его бросила родная мать, улетев на Землю. Убрав фотографию обратно под подушку, Уён головой встряхивает, отгоняя мысли, которые только сердце кровью заставляют обливаться и чувствовать себя виноватым. Впереди его ждёт целый день за лекциями, ведь совсем скоро сдавать экзамен, чтобы наконец-то приступить к работе на станции. /// — Вы что, поссорились? — Рюджин с одного парня на другого внимательный взгляд переводит. Ни Уён, ни Сан свой взгляд от подноса с едой не отрывают. Обоим стыдно за вчерашнее поведение перед друг другом. Сан понимает, что не должен был злиться на Уёна, ведь он ни в чём не был виноват, просто задавал вопросы на интересующие его темы. Ну а ещё пытался выгородить его мать, но этот факт он старается опустить. А Уён понимает, что не должен был, что-либо говорить о выборе мамы Сана. Никто никогда не поймёт, чем руководствуется человек, делая определённые вещи. Сан слишком погружён в мысли об Уёне из сна, чтобы отвечать на вопрос подруги, и Рюджин несильно толкает его поднос, чтобы привлечь внимание. — Вздумали меня игнорировать?! — чуть громче обычного говорит девушка. — Никто тебя не игнорирует, но разве ты не видишь, что ни я, ни Уён не хотим об этом говорить? — раздражённо отвечает Сан, вставая из-за стола. – Увидимся, сегодня у нас работы в космосе. Уён поднимает глаза, чтобы проводить Сана взглядом, и обдумывает его слова. Работа в космосе? Разве они сейчас не в нём? И когда до него доходит, что имел в виду парень, он на девушку взгляд переводит, раскрыв рот. — В открытом космосе? Вы выходите в космос? — подруга смеётся, видя удивлённое лицо Уёна, а тот до конца не понимает, что смешного в его вопросе. — Конечно, мы выходим в космос. В скафандре там, знаешь, с тросом, чтобы не улететь. Вас к этому не готовили? К работе в открытом космосе? — Не меня, — выдыхает Уён. — Я отвечал за всё внутри корабля, были другие механики, которых готовили к работе за его пределами. — Уён опускает взгляд обратно к еде, вспоминая, как когда-то мечтал надеть скафандр, прикрепить трос и вступить в невесомость, но все эти его мечты разбились, когда ему сообщили, что для наружных работ он недостаточно квалифицирован. Но ведь всё, что он сейчас изучает, изучали и Сан, и Рюджин, и они собираются сегодня выйти в космос. — Меня тоже будут отправлять в открытый космос на работы, как только я закончу обучение? — Не думаю, раз ты не был к этому готов тысячу лет, то и сейчас за эти недели не подготовишься. Мы работу наружного двигателя годами изучаем, учимся работать там, в невесомости, где в любой момент твой трос может оторваться, или порвется скафандр. В общем, условия не привлекают, если честно, — сообщает девушка. – Ты вообще никогда-никогда не выходил в открытый космос? — Мы заснули раньше, чем корабль успел преодолеть слои атмосферы, — Уён встаёт, собираясь поскорее закончить этот разговор с Рюджин. День и так не задался с самого утра из-за воспоминаний, что так чётко в голове вырисовывались. — Ты ведь не доел. — Я наелся, — коротко бросает подруге и идёт в сторону выхода, где по пути скидывает поднос к грязной посуде. — Не волнуйся, это не опасно, Сан делал это уже кучу…— до Уёна доносится звонкий голос подруги, прежде чем двери в столовую за ним закрываются. С чего Рюджин решила, что он будет волноваться за Сана. В этом ведь нет ничего страшного, они живут в космосе, где малейшее несоблюдение правил может привести к катастрофе, в результате которой все жители станции умрут. А выход в космос для жителей космической станции должен быть обыденным занятием. Так что нет, он совсем не волнуется за Сана. Он ладошкой до иллюминатора в коридоре дотрагивается, наблюдая за звёздами. Космос. Страшный, тёмный и холодный. Он пугает, но так к себе притягивает. Уён не волнуется, а лишь завидует друзьям, ведь сам до сих пор не был там, по ту сторону иллюминатора. /// Вытирая тыльной стороной ладони со лба пот, Сан вешает шлем от скафандра рядом с другими. Они только что закончили работу с Рюджин с внешним двигателем, и он безумно устал. Всё, о чём он сейчас мечтает, это лечь на кровать и просто отдохнуть. Но впереди ещё отчёт о проделанной работе, который нужно сдать до завтрашнего утра. — Ты мне расскажешь, что произошло у вас с Уёном? — девушка догоняет Сана, когда тот выходит из раздевалки, сменив скафандр на повседневную одежду. — Помнишь, ты что-то говорила о прошлых жизнях? — Сану надоело весь день мучиться от абсурдных мыслей, что посещают его голову с самого утра. — Давай ты начнёшь с самого начала, чтобы я хоть имела представление, к чему ты клонишь. — Я говорил, что мне сниться Уён, но в поседении дни сны стали такими реалистичными, что я даже сначала путаюсь, просыпаясь, — Сан останавливается, пропуская подругу в свою комнату, и та удобно устраивается на подоконнике, в ожидании продолжения. — Вчера мы с ним… не то, чтобы поссорились, просто я наговорил лишнего, нагрубил, потому что он защищал выбор моей мамы. Но сейчас не об этом. — А о чём? Думаешь, начинаешь вспоминать свою прошлую жизнь, в которой, ох какая неожиданность, был Уён? — подруга бровь приподнимает, не отрывая взгляда от Сана. Он садится рядом с ней, открывая на планшете все записи об Уёне. Рюджин внимательно просматривает записи Сана, пока он нервно дёргает ногой, ожидая вердикта подруги. Сначала ему ни с кем не хотелось этим делиться, но сегодняшний сон стал последней каплей, ведь ещё ни разу Сан не плакал, просыпаясь. Неприятный осадок был всегда, но сегодня было больно. И Сан до сих пор не смог разобраться, от чего. — Поздравляю, вы влюбились, — говорит девушка, возвращая парню его планшет, — и, возможно, вспоминаете свою прошлую жизнь. Но в первом факте я уверена на все сто процентов, — довольная собой, девушка спрыгивает с подоконника. У неё, так же как и у Сана, ещё куча дел, даже если ужин через пол часа. — Может, ты мне скажешь, что делать со всеми этими снами? — недовольно обращается Сан к подруге. Он, если честно, ждал прямого ответа на свои вопросы, но Рюджин решила, что он сам в состоянии разобраться. — Могу сказать только то, что Уён никогда не был в открытом космосе и, кажется, очень хочет, — улыбаясь, Рюджин выходит из комнаты друга. Она, конечно же, ещё за завтраком заметила, что Уён не переживает за Сана, а сам мечтает выйти в открытый космос. И она очень надеется, что её друг не будет тупить. Она и так дала ему огромную подсказку о том, что можно сделать, ему осталось только воспользоваться своим статусом сына командира. /// До отключения основного света в коридоре осталось меньше десяти минут, после наступит ночь, во время которой выходить за пределы комнаты всем, кроме дежурных, запрещено. Уён идёт, вчитываясь в конспекты Сана на планшете. Учёба помогает отогнать мысли о вчерашней ссоре и воспоминания. Глупо, наверно, надеяться, что можно забыть всю свою жизнь на Земле. Уён останавливается в нескольких шагах от своей комнаты, когда замечает Сана, что стоит облокотившись на дверь. Парень руки на груди скрестил и внимательно рассматривает Уёна, который в то же время смотрит на Сана так же внимательно. — Тебя не было на ужине, — Уён так и остаётся стоять на месте, только планшет блокирует, прижимая его к груди. Целый день молчанки с Саном дает о себе знать. Он соскучился, точно так же, как и сам Сан. Только первый соскучился по любимому человеку, которого видит в Сане, а второй по одинокому парню, что потерялся в космосе. — Было одно дело, которое я хотел закончить до отбоя, — Сан отталкивается от двери, преодолевая расстояние между ними. Ему нужно было время подумать, прежде чем снова встретиться с Уёном. Он должен был в тысячный раз перечитать свои записи и только потом прийти к решению. — Ты что-то хотел? — Да, хотел. Даю тебе пять минут, чтобы переодеться в более удобную одежду. Жду тебя тут, — Сан проходится взглядом по парню, от чего Уён сильнее в руках планшет сжимает. — Отбой через несколько минут, — обычно после отбоя Уён проводил время у Сана, за конспектами, а после быстро пробирался до своей комнаты. Сегодня уже он и не думал, что они с Саном заговорят. — Пришло время показать тебе все прелести станции в ночное время. Давай, у тебя осталось четыре минуты, — Сан подталкивает парня в сторону его комнаты и, когда тот скрывается за дверьми, проверяет собственную карточку механика в кармане. То, что он задумал, не сравнится с их с Юнхо вылазками в запретные зоны. И если, в лучшем случае, они просто попадутся, а в худшем, умрут, то в обоих случаях во всём Сан будет винить лучшую подругу. Уён смотрит на плакат «Доктора Кто» перед собой, прежде чем выйти из комнаты. Что хочет показать ему Сан? Между ними теперь всё как раньше? Но они ведь даже не поговорили. Тысячу лет назад Уён откладывал разговор с Саном очень долго, он затянулся на целых пол года. Уён жмурится от нахлынувших воспоминаний и собственной глупости, ведь именно из-за этого они потеряли столько времени. Он думал, что если расстанется с Саном до своего полёта, то тогда, улетев, ему будет легче. Но, как оказалось, те пол года страданий только одну сплошную боль приносили. Что Сану, который не понимал причину их расставания, ведь всё дело шло к помолвке, что Уёну, который мучился, смотря на то, как от неизвестности страдает любимый человек. /// — Что это? — Уён прекрасно знает, что протягивает ему Сан, но отказывается в это верить. Только сегодня утром он смотрел в иллюминатор на звёзды, мечтая выйти в невесомость, как сейчас, спустя двенадцать часов, Сан протягивает ему скафандр, а за его спиной шлюзовой отсек. – Ты ведь сейчас шутишь? — Никаких шуток, Уён, — Сан улыбается. — Я помогу тебе его застегнуть. — Это опасно, — неуверенно говорит Уён, когда Сан надевает ему на голову шлем. — А нам вообще можно так делать? Если я что-то сделаю не так, порвётся трос, или… — Уён начинает перечислять все неблагополучные исходы их выходки, и Сан обхватывает шлем его скафандра двумя ладошками в перчатках, заставляя посмотреть в глаза. — Мы живём в космосе, мы каждый день в опасности. Посмотри на меня, Уён-а. Ты ведь хотел выйти туда, я буду рядом, всё будет хорошо. Наши тросы крепко закреплены, да и я делал это много раз. Тебе нечего бояться, хорошо? — Уён неуверенно кивает, не отрывая взгляда от любимых глаз. — Просто доверься мне. Перепроверив скафандр Уёна во второй раз, Сан на кнопку, что шлюзовой отсек открывает, нажимает, и сжимает ладошку Уёна в точно такой же перчатке. Они ещё не поговорили, не обсудили то, что произошло вчера вечером. Вместо этого Сан решил показать Уёну космос, в который он так стремился. Уён сжимает руку Сана, боясь отпустить, когда они подходят к самому краю шлюза. Если он сделает ещё один шаг, то окажется в невесомости, ведь сейчас их обоих примагничивают ботинки, не отпуская в открытый космос. Трос не даст им улететь, Сан не даст ему улететь, он его удержит. В скафандре тяжело дышать, из-за чего Уён часто пытается сделать вдох ртом, но Сан, перед тем как натянуть на него шлем, сказал, что это нормально, ведь он к этому не привык, поэтому не нужно пугаться. Кислород не закончится. Всё под контролем. И он делает шаг в пустоту. Не опуская руки Сана. Невесомость утягивает, но Сан крепко держит его. Уён поворачивается к нему лицом, через толстые стекла шлема смотрит в глаза, которые обещали вспомнить его спустя тысячу лет, и понимает, что чудеса бывают только в сказках, а он, к сожалению, не в одной из них. В его жизни чудес не бывает, и человек напротив, не его любимый, всего лишь глупое совпадение. — Прости, что вчера обесценил твою мечту, – слышит Уён через наушник голос Сана с небольшими помехами, но это не мешает понять его. – Я не знаю, через что пришлось тебе пройти, чтобы оказаться здесь. Я был не прав. Они друг от друга взгляда не отрывают, Сан так и не сошёл со шлюза, продолжает ладошку Уёна сжимать, осуществляя его маленькую мечту, ведь большую он сам исполнил ещё тысячу лет назад, преодолел слои атмосферы и отправился в неизвестность. Чёлка неприятно липнет ко лбу, когда они с Саном выходят в коридор, который перешёл на ночное освещение ещё несколько часов назад. Если их поймают здесь, они отделаются простым предупреждением, но если кто-то видел, как они вышли в открытый космос, наказания не миновать. И Уён задумывается об этом, когда Сан, не отпуская его руки, тянет в сторону спальных комнат. Сам же Сан решил не задумываться об этой проблеме, ведь никто не прибежал и не затащили их обратно на станцию. Они провели прекрасные пол часа в открытом космосе, наслаждаясь взглядами друг друга, невесомостью и звёздами. Уён смотрит на свою ладошку, которую не отпускает парень, и не понимает, почему он сам её до сих пор не вырвал из чужой хватки. Прикосновение чужой до боли, тёплой ладошки воспоминания вызывают, которые Уён, находясь рядом с Саном, старательно прячет в подсознании. Он не должен считать, что этот Сан и Сан, которого он любил тысячу лет назад, один и тот же человек. Даже если они и похожи как две капли воды, если и зовут их одинаково, и привычки одни и те же, они не могут быть одним и тем же человеком. Погрузившись в свои мысли, Уён не слышит за поворотом шаги и понимает, что там кто-то есть, только когда Сан заталкивает через одну из закрытых дверей, мимо которых они проходили. Осознание того, что Сан близко, приходит к Уёну, когда тот прижимает его к стене и палец к губам подносит, намекая на то, что нужно быть очень тихими. Сан непозволительно близко. И это так напоминает сегодняшний сон, который принёс в себе воспоминания. Одному и второму. Только Уён знает, чем в итоге всё закончилось, а Сан все так же продолжает в догадках теряться. Уён пытается сосредоточить взгляд на чём-то за спиной Сана, они оказались в одном из учебных классов, в то время как Чхве взгляда от лица напротив не отводит. Он рассматривает небольшую родинку под глазом парня и, не задумываясь, большим пальцем свободной руки по ней проводит, в то время как второй рукой продолжает сжимать уже мокрую от нервов ладошку. Уён от неожиданности глубокий вдох делает. — Прости, — тихо выдыхает Сан, боясь, что кто-то их может услышать. — Не удержался. «Поздравляю, вы влюбились» , — голос подруги в голове проносится, когда Сан ловит взгляд Уёна. Сан это понял в тот момент, когда осознал, что без такого привычного «доброго утра» от Уёна за завтраком весь день казался каким-то не таким. Он невыносимо скучал, пока работал по ту сторону станции, хотел сразу после работы парню рассказать о всех случаях, когда приходилось выходить в открытый космос. Но не мог. Они поссорились, и виноватым считал он только себя. А когда подруга сказала о том, что Уён хочет выйти в открытый космос, Сан больше ни о чём другом не мог думать. Все мысли были только об Уёне и его маленьком желании. Он с трудом дописал отчёт, пропустил ужин, только чтобы поскорее оказаться рядом с парнем. Испытывает ли Уён те же чувства, что и он сам? Как тот отреагирует, если Сан неожиданно сейчас сократит расстояние между ними и прикоснётся к губам, как сделал это во сне. Уён так же сожмёт его толстовку в кулачки и потянет за собой, или оттолкнёт, скажет, что Сан ошибся и он не чувствует к нему ничего. Он для него просто друг, парень, который поймал его сигнал бедствия. Но разве так, как всегда смотрит Уён на него, смотрят на простых друзей? — Кажется, они уже ушли, — говорит Уён, заметив, как Сан опустил взгляд на его губы. Нельзя. Нет. Это будет ошибкой. Он только разобьёт сердце Сану, как сделал это тысячу лет назад, ведь не сможет ответить ему, потому что в парне напротив он только свою первую любовь видит. Первую и единственную. — Да, — выдыхает Сан и отстраняется от парня, но руку не отпускает, а желание Уёна быть рядом с Саном побеждает здравый смысл, поэтому он сильнее сжимает чужую ладошку, когда они выходят обратно в коридор. Расходиться по своим комнатам не хочется ни одному, ни другому, но стрелки часов давно перевалили за двенадцать, а Сану вставать в шесть утра. Они останавливаются напротив комнаты Уёна, и он смотрит на их ладошки, в то время как Сан не отводит взгляда от парня. Почему подсознание продолжает посылать ему такие странные сны, стоит ли ему поверить в перерождение и что он уже когда-то встречал Уёна, возможно даже любил — они любили друг друга — и сейчас он всё это потихоньку вспоминает? Ещё до того, как они встретились, Сан имел чёткое представление о том, как выглядит одинокий космонавт. Откуда ему было знать такие точности? Все эти мысли прокручиваются в голове Сана, пока он смотрит на Уёна. Уён же думает только о том, почему он не мог умереть точно так же, как и все члены экипажа. Ему бы тогда не было так больно, ведь смотреть в лицо любимого человека и понимать, что это не он, просто невыносимо. — Спасибо, — тихо говорит Уён и отпускает чужую ладошку. — Я правда не думал, что когда-нибудь смогу это сделать, даже тогда, на Земле, но ты осуществил ещё одну мою мечту, — Уён улыбается и поднимает взгляд на Сана. — До завтра? — Конечно, — Сан отвечает на улыбку Уёна улыбкой. Уёну ещё сдавать экзамен, с подготовкой к которому Сан помогает ему уже на протяжении нескольких недель и не собирается прекращать. Сан уверен, Уён заметил его взгляд. Заметил, что тогда в тёмном учебном классе парень хотел его поцеловать, и поэтому остановил его. Может, ещё слишком рано, Уён до сих пор скучает по Земле, по кому-то, кого оставил там? Ведь Рюджин рассказывала, что Чон чью-то фотографию под подушкой хранит. И Сан лбом об дверь свой комнаты ударяется, как только та закрывается. Он влюбился окончательно и бесповоротно, ведь готов сделать всё, чтобы хоть ещё раз Уён посмотрел на него таким счастливым взглядом, как тогда, в невесомости. /// — Я и не знала, что сына командира станции могут наказать, — задумчиво говорит Рюджин, наблюдая за тем, как Сан отвечает на сообщение Юнхо, в котором он так же как и сестра, смеётся над положением друга. — Отец отобрал у тебя твою карточку механика, которая тебя пропускала почти везде на целую неделю, вау. — Хватит, Рю, — Сан кидает недовольный взгляд на подругу, а после возвращает всё своё внимание к планшету, который пищит от нового сообщения Уёна. Он сейчас на лекциях. — Да ладно тебе, не велика и потеря. За то ты устроил Уёну незабываемое свидание. — Это было не свидание, — ворчит Сан. — Я тебе уже сказал, что скорее всего Уён не чувствует ко мне того же, что я к нему. Ничего не выйдет, мы просто друзья. — На просто друзей так не смотрят, как на тебя смотрит Уён, — мечтательно выдыхает подруга, вспоминая взгляд парня, который она часто замечала в сторону Сана. — Он смотрит на тебя как на самое дорогое, что есть в его жизни, но и в то же время в его взгляде прослеживается частичка какой-то грусти, будто он в любой момент может потерять тебя. — Хвати болтать и займись уже делом, — Сан кидает в подругу, что сидит на подоконнике, подушку, стараясь игнорировать её слова. Будто он сам не замечает этот взгляд Уёна. С таким же взглядом Уён часто к нему во снах приходил, будто Сан в одно мгновение может исчезнуть, и они никогда больше не встретятся. Сегодня ночью, обдумывая их вечер с Уёном, Сан пришёл к решению, что не будет больше так давить. Он намекнул парню, что неровно к нему дышит, следующий шаг за Уёном. Отпустить кого-то из прошлой жизни, из жизни на Земле, к которой он никогда не сможет вернуться, и начать жить здесь, в настоящем, где есть Сан, который готов на всё, чтобы осуществлять маленькие желания Уёна и делать его счастливым. — Как думаешь, только наша станция такая ленивая и забила на всё, ради чего люди полетели в космос, или всем уже наплевать на то, что неизведанно? — интересуется подруга, пролистывая записи об экспедициях, которые когда-то планировались, но были благополучно всеми забыты. — Просто невероятно! Живём в космосе и ради чего? — Задаюсь этим вопросом каждый день пребывания здесь, — не отрываясь от сообщений Уёна, отвечает Сан. — Нет, ну ты вообще видел, сколько было запланировано экспедиций, поэтому эти файлы заблокированы? Как вам с Юнхо удалось их достать? — Просто иногда бываю в нужном месте в нужное время с карточкой командира. — И как думаешь, эти экспедиции когда-нибудь возобновят? — Нет, если мы сами этого не сделаем, — Сан откидывает планшет, когда получает сообщение Уёна о том, что он планирует сосредоточиться на лекции, ведь до экзамена осталось не так много времени. Чхве садится рядом с подругой на подоконник, заглядывая в её планшет с записями, которые они достали с Юнхо на днях. Сан не планирует прожить всю жизнь на станции, стать командиром, как этого хочет отец. Он всегда мечтал отправиться туда, к звёздам, которые окружают его всю жизнь. И именно для этого ему нужны записи об экспедициях, которые когда-то были запланированы. *** Сан нервно ногой дёргает, облокотившись на стену. За дверью в учебный класс Уён сдаёт экзамен, после которого он наконец-то сможет приступить к работе на станции. Он нервничает так, как будто сам сдаёт, хотя уверен в Уёне на все сто процентов. Парень на удивление быстро усваивал новую информацию и легко, не без объяснений Сана, смог разобраться, как работает станция. Экзамен вот-вот должен закончиться, и Сан надеится увидеть счастливого Уёна, что выбежет из–за железных дверей. С того вечера, как Сан отвёл Уёна в открытый космос, он не предпринимал больше никаких попыток, только те самые взгляды грустные на себе ловил. Сан без понятия что делать. Почти каждую ночь Уён к нему во снах приходит, вместе с друзьями, одну из которых, как Сан узнал, зовёт Соён, но чаще всего Чхве называл её просто нуной. Кто они? Почему сняться каждый раз вместе с Уёном? Он знает, что эта нуна любит пиццу с ананасами и кислые мармеладки, а вот сам Сан даже без понятия, какие они на вкус. Пицца с ананасами? Чего только, оказывается, нет на Земле. — Я сдал! — уйдя в мысли о пицце, Сан пропустил тот момент, когда железная дверь в сторону отъехала, и оттуда выбежал радостный Уён, кинувшись прямо на шею парня. — Я теперь официально могу приступать к работе на станции, а не сидеть целым днями за учебниками, — продолжает говорить Уён, не отпуская Сана. А тот от неожиданности растерялся, но после руки на спину парня кладёт, обнимая в ответ. — Я в тебе не сомневался, — и только тогда, когда Уён слышит голос Сана в районе уха, понимает, что сделал. Сан укладывает подборок на плечо парню, не собираясь его отпускать. Обнимать Уёна оказалось намного приятнее, чем просто держать за руку. Сан снова непозволительно близко, и Уён не находит в себе силы оттолкнуть его. Его сердце хочет прижаться к Сану и больше никогда не отпускать. Но подсознание, каждый раз посылая ему воспоминания, напоминает о том, что его Сан остался на Земле тысячу лет назад. — Теперь можешь… отпустить, — неуверенно говорит Уён, убирая руки с шеи парня. Сан, не показывая недовольства, отстраняется и делает шаг назад, чтобы Уён чувствовал себя комфортно. Ведь заметил, как иногда тот смущается, если Сан переходит черту. Даже если это просто прикосновение во время объяснения. Сан бы хотел списать это на то, что он нравится Уёну, но помнит о смятой фотографии под подушкой. — Ну что, когда там твой первый рабочий день? — Сан легонько толкает Уёна в сторону столовой, потому что уже начался обед. Уён рассказывает о том, как, на самом деле легко прошёл экзамен. Сначала он безумно волновался, потому что казалось, если он не сдаст экзамен, то его отправят в открытый космос уже без скафандра, но он не сказал Сану о своих страшных мыслях. Они негласно решили больше не затрагивать те темы, которые однажды привели их к ссоре. Ему сообщили, что с завтрашнего дня начинается его работа, и каким счастьем для него было узнать, что его определили в ту группу механиков, где и Сан, и Рюджин. Вот только главный механик умолчал о том, что эта была просьба командира, который устал слушать каждый вечер одну и ту же просьбу сына. — И теперь мы будет работать все вместе. Мне сказали, что я должен с утра проверять зоны M и N, — завершает рассказ Уён, когда они с Саном получают свой обед. Он безумно счастлив, что наконец-то будет хоть чем-то полезен на станции, но ощущение того, что возможно он занимает чьё-то место до сих пор не ушло. — А теперь приготовься рассказывать всё по второму разу, — Сан кивает в сторону столика, за которым Рюджин ярко улыбается друзьям и машет рукой, потому что по счастливому лицу, с которым Уён зашёл в столовую, девушка поняла: Уён сдал экзамен. — О нет, — выдыхает Уён, увидев подругу. Она точно не отстанет от него и потребует все подробности, начиная от того, как Уён зашёл в учебный класс, заканчивая тем, как вышел. И он, конечно же, не собирается рассказывать Рюджин о том, что накинулся на Сана. Это произошло неожиданно и для самого Чона. Вся обстановка уж слишком напомнила ему события тысячелетней давности, когда Уён сдавал свой последний экзамен. Не считая того, что в этот раз они в космосе за миллион километров от такой родной Уёну Земли. Он тогда точно так же радостно повис на шее парня, выкрикивая «Я сдал», и Сан точно так же прижал его к себе, прошептав, что никогда не сомневался в нём. Когда воспоминания перестанут приносить лишь одну сплошную боль? /// — Ты ведь пробовал пиццу с ананасами? — интересуется Сан после ужина, когда они идут в сторону комнаты Уёна. Чон хочет принять душ, а после они вместе с Юнхо пойдут в одну из запретных зон. Сан пообещал, что там интересно и можно найти много разного барахла. — Пицца как пицца, — не задумываясь отвечает Уён. — С чего такой вопрос? — Просто, странное сочетание, — отмахивается Сан, не собираясь посвящать Уёна в свои сны, где ему сниться какая-то нуна, что любит пиццу с ананасами, — хотя я ни того и ни другого не пробовал. — Скажу тебе, что в ней нет ничего особенного, — Уён проводит карточкой по сенсору, чтобы открыть дверь, и пропускает Сана вперёд. — Хотя моя нуна была просто безума от неё. Почти на каждые наши посиделки мы обязательно должны были заказать пиццу с ананасами, — улыбнувшись своим воспоминаниям о подруге, говорит Уён. — Вспомнил, как однажды она парню, что ей понравился, прямым текстом написала, что любит пиццу с ананасами, апельсиновый сок и кислые мармеладки,— а Сан замирает посреди комнаты после слов Уёна, ведь нуна, что ему сниться, вместе с самим Уёном, любит то же самое. — Забавно, вспомнил, что того парня звали Минки. Уён скрывается в ванной комнате, облокачивается на железную дверь затылком, как только щёлкает замок, и скатывается на пол. До него только что дошло — Минки, который встречается с Юнхо, выглядит точно так же, как и парень Соён-нуны тысячу лет назад. Как только дверь в ванную закрывается, и как только начинает шуметь душ, Сан на кровать садится, обдумывая слова парня. Это или какая-то шутка, или же он действительно вспоминает свою прошлую жизнь, в которой был и Уён, и хён с нуной, что приходят во снах. Сан смотрит на плакат перед собой, читая название сериала: «Доктор Кто». Он сам вручил плакат Уёну, чтобы его комната не казалась такой пустой и одинокой, но это название… Он читал его много раз на плакате, пока тот висел у него на стене в комнате. Но сейчас сериал кажется таким знакомым, однако Сан его в жизни не видел. Смотрел ли Уён этот сериал? Сан, почему-то уверен, что да. — Не моргай! — вскрикивает Уён, смотря прямо в экран, когда там появляется статуя ангела. – Если ты моргнёшь, ангел к тебе приблизиться! — у парня глаза уже слезиться начинают, и только когда картинка на экране мелькает, он кулачками глаза трёт. — Они же в ноутбуке, Уён-а, — зевая, говорит Сан и притягивает Уёна к себе. Уён недовольно говорит о том, что посмотрит, что Сан будет делать, когда действительно встретиться с плачущими ангелами на улицах Нью-Йорка, но удобно устраивается на плече парня, наблюдая за сменяющимися картинками на экране ноутбука. — Будто мы когда-нибудь побываем в Нью-Йрке, — смеётся Сан с заявления парня. — Хочу тебе напомнить, что у нас висит долг за свет в этом месяце. Мы никогда не накопим на эту поездку. — Ага, — бурчит Уён. — Даже помечтать не даёшь. — Ну, может, к сорока годам, когда я открою своё собственное издательство или создам свой журнал, а ты устроишься в капец какую крутую фирму, мы сможем позволить себе поезду к Нью-Йорк, где встретимся с плачущими ангелами. — Ты вообще смотришь сериал? Они отправят тебя в прошлое, где будут питаться твоей энергией. Не очень классно будет встретиться с ними, если честно. — Да смотрю, смотрю, — Сан медленно начинает перебирать пряди волос парня и сосредотачивает своё внимание на сериале, чтобы в случае чего, если они всё же когда-то окажутся в Нью-Йорке, знать как себя вести при встрече с плачущими ангелами. — Главное не моргай, — шепчет Уён, выпучив глаза, когда на экране вновь появляется статуя ангела. — Не моргаю, — выдыхает Сан, когда перед глазами снова плакат с сериалом, а не экран ноутбука. Сан несколько раз головой встряхивает, пытаясь привести себя в чувства. За дверью в ванную до сих пор льётся вода. Сан пальцы в волосы запускает, несильно их оттягивая. В первый раз такое происходит не во сне. Будто он только что был там, на Земле, тысячу лет назад, а рядом был Уён, ноутбук и любимый сериал парней. Несколько раз сделав глубокий вдох, Сан взглядом по комнате Уёна проходится, надеясь зацепиться за что-то, только бы отогнать мысли о каких-то плачущих англах, при которых нельзя моргать. Взгляд падает на подушку, под которой, по словам Рюджин, Уён хранит фотографию родного человека. Он не должен этого делать, не должен лезть в личную жизнь парня, но вода в душе до сих пор льётся, а желание найти хоть какие-то ответы на свои вопросы всё больше и больше, особенно после недавнего видения. Сан по-другому назвать это не может. Он уже сто раз себя наругать успел, представил, как ругается на него подруга, как только узнает о том, что Сан без разрешения полез смотреть на такое дорогое Уёну фото. Но вот он уже достаёт помятую где только можно фотографию и переворачивает лицевой стороной. Он был готов увидеть кого угодно: семью Уёна, его друзей, нуну и хёна, про которых он иногда говорит, если что-то рассказывает про свою жизнь на Земле, любимого человека, которого Уён обнимал бы. Но никак не ожидает увидеть самого себя, только со светлыми волосами, а рядом Уёна, держащего в руках какую-то книгу. Они оба ярко улыбаются в камеру. Сан только один раз видел, как Уён так ярко улыбался —в тот самый вечер в открытом космосе, где он осуществил его маленькую мечту.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты