Отдай своё сердце

Гет
NC-17
В процессе
318
автор
Размер:
377 страниц, 35 частей
Описание:
Та часть истории известного капитана разведкорпуса, о которой он не любит распространяться. Возможно потому, что она оставила самый глубокий шрам на его давно замолчавшем сердце. Он был чужим среди своих, она стала своей среди чужих. Они оба по-своему одиноки, но волей судьбы обрели столь хрупкий покой в объятьях друг друга.
Посвящение:
для лучшего мужчины на свете, Леви Аккермана, а также всех, кто любит его так же сильно<3
Примечания автора:
*События происходят в 844. Когда Леви Аккерман впервые вступил в ряды самоотверженных бойцов разведкорпуса.

внешность главных персонажей — https://pin.it/4xDdQ1D

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
318 Нравится 380 Отзывы 96 В сборник Скачать

Глава 10

Настройки текста

***

      Всю ночь Анья провела как на иголках. Она ни на минуту не могла прикрыть глаза. Ей всё время мерещились шаги в коридоре. Казалось, что сейчас придут по её душу и упекут в темницу за измену или ещё что похуже. Но, к её удивлению, единственным, что нарушало тишину всю ночь, было дребезжание керосиновой лампы. Может, Эрвин просто ещё думает над её наказанием? Непонятно… Может, Леви ничего не рассказал ему? Глупости… Или нет?       За окном зачинался рассвет. Судя по всему, сегодня ей спать не придётся. Под веками неприятно пекло из-за недосыпа. Собравшись с силами, Крауз закинула на плечо небольшую сумку с необходимыми вещами и отправилась к конюшням. — Привет, красавица, — она ласково улыбнулась и взъерошила гриву своей лошади. — Скучала?       Сивая кобыла коротко заржала в ответ. Её звали Калипсо. Анья сама дала ей имя, когда её только привели в разведку. Она попала туда почти в то же время, что и девушка. Сама судьба, не иначе. — Смотри, что у меня есть, — Крауз полазила рукой по содержимому своей сумки и наконец высунула на свет наливное красное яблоко. Лошадь, недолго думая, приняла щедрый дар и жадно зачавкала, брызжа яблочным соком на лицо девушки, чем вызвала у неё лишь возмущённый смех. — Эй! Ну хватит… — Ты готова? — как всегда внезапно, раздался ничего не выражающий голос позади Аньи. Ей даже поворачиваться не надо, чтобы узнать его владельца. Но ради приличия… — Да, — коротко отозвалась девушка, неловко вытирая рукавом сок с лица и разворачиваясь к капитану. Леви неторопливо выводил из стойла гнедого жеребца, даже не смотря в её сторону. — Хорошо, тогда можем ехать, — не менее лаконично произнёс парень, забираясь в седло и трогаясь с места.       Дорога предстояла довольно долгая. Штаб, в котором их ожидали, находился на территории стены Роза. Значит, до него не менее нескольких дней пути. Анья мысленно закатила глаза, представляя, как сильно затекут ноги после такого совсем не комфортабельного путешествия и, последовав примеру Леви, пришпорила коня.       Первые пару часов прошли довольно тихо. Точнее, в полной тишине. Капитан даже не поворачивался в сторону девушки. Наверняка, если бы она отстала или вовсе осталась в Митре, он бы этого и не заметил. В общем-то, Анья была только рада такому раскладу, но вот беспокойные мысли, которые хочешь, не хочешь, а лезут в голову в такой оглушающей тишине, никак не давали ей покоя. Они проехали уже пару городов Сины. Крауз то и дело равнялась с парнем, кидая на него нервные взгляды. В конце концов Леви это надоело и он напрямую спросил: — Что-то не так? Ты смотришь на меня, будто с тобой едет грёбанный титан, не меньше, — он всё так же скакал на своём жеребце, смотря чётко перед собой, но слова были точно адресованы девушке. — Нет, я просто… — Анья была рада, что он заговорил первый, потому что сама она слов никак не находила. — Ты ведь не рассказал обо мне Эрвину?       В ответ тишина, красноречиво указывающая на утвердительный ответ. — Спасибо, — смущённо улыбнулась девушка напряжённой спине Леви. — Не радуйся раньше времени. Я ещё не принял решение, — холодно отозвался он. — Всё равно, спасибо.       Леви надеялся, что на этом разговор окончен, но не тут-то было. Она всё ещё пыталась с ним поравняться. — Что-то ещё? — удерживая себя от язвительных комментариев по поводу её настырности, спросил парень. — Я хотела извиниться, — робко начала Анья и поспешила продолжить, ловя на себе скептичный взгляд. — За вчера. — За что именно? — сухо поинтересовался Леви. — Ну, за то, что наговорила тебе всякого с утра. Ты же возился со мной, когда я… Ну в общем, ещё раз спасибо и извини за предоставленные неудобства. Этого больше не повторится, — Крауз было не очень-то приятно говорить о своих ошибках, но вечно грызться с ним, как кошка с собакой, было бы просто невозможно, он же всё-таки теперь её капитан. — Конечно, не повторится, — хмыкнул Леви с какой-то излишней уверенностью. Анья окинула его непонимающим взглядом. — Пока ты являешься членом моего отряда, можешь благополучно забыть о существовании алкоголя. — Что? Ты не имеешь права! — насупилась раздосадованная девушка. — Неужели? По-моему, это как раз-таки моя прерогатива, —  отозвался капитан, испепеляя взглядом горизонт перед собой. — Нельзя же быть таким жестоким! — не успокаивалась Крауз, часто хлопая глазами и абсолютно не понимая что было не так с этим высокомерным коротышкой. — Жестоким? — будто и правда не расслышав, переспросил Леви, искоса глядя на недоумевающую девушку и, отвернувшись обратно, добавил, — я ещё не был с тобой жесток, — от такой не скрытой угрозы, Анья невольно поёжилась.       Что в её понимании жестокость? Лишение способа снять стресс? При этом, не самого полезного для здоровья способа. Хотя, о каком здоровье можно говорить в разведке, когда каждый месяц они рискуют не то, что здоровьем, а собственными жизнями? Леви фыркнул собственным мыслям. Он прекрасно понимал почему появляются эти пагубные привычки. После всего того ужаса, потерь и потрясений, через которые проходят его сослуживцы, оставаться в своём уме порой помогают именно они. Но чтобы он ещё хоть раз нянчился с этой не имеющей понятия о норме алкоголя девчонкой? Лучше он её придушит и пойдёт под трибунал, чем ещё раз будет с ней возиться.       С последнего привала, во время которого Леви только и делал, что посылал Анью то напоить лошадей, то накормить их, то набрать в ручье воды во фляги, прошло уже часа три. Солнце лениво опускалось за горизонт стен, даря человечеству свои последние за сегодня ласковые лучи. Весь небосвод застилало яркое малиново-оранжевое зарево. Анья невольно засмотрелась на прекрасное зрелище и даже не заметила, как её капитан остановился, что-то спрашивая у проходящего мимо деревенского паренька. Но всё же решила прислушаться к разговору. — Да-да, езжайте прямо до моста и потом сверните направо и ещё до заката будете на месте, — размахивая руками, чтобы показать дорогу, объяснил парень. — Спасибо, — коротко поблагодарил его Леви и снова тронулся с места. — До заката? Я думала, что до Гермины ещё не менее двух часов, — нагнав его, подала голос Крауз. — Мы не едем в Гермину. Сделаем остановку в ближайшем городе, — холодно пояснил парень. — Зачем? Мы же успеваем добраться туда как раз к наступлению ночи. Разве не логичнее было бы переночевать там? — нахмурилась Анья. — А я разве спрашивал твоё мнение? — раздраженно вздохнул капитан. — А я разве спрашивал твоё мнение? — гримасничая, передразнила его Крауз, будучи убеждённой, что он её не слышит. Но Леви обладал довольно чутким слухом. — Это приказ твоего капитана. Будь добра не оспаривать каждое моё слово, пока тебе не пришлось добираться до города пешком, — сквозь зубы процедил он и пришпорил своего коня.       До города они добрались и правда ещё до наступления сумерек, и Анья тоскливо провожала взглядом сквозь заляпанное окно таверны золотистые лучи, скрывающиеся за стеной, пока Леви договаривался насчёт комнаты. — Пошли, — скомандовал он, прерывая её погружение в собственные мысли, и направился к лестнице, ведущей к комнатам постояльцев.       Когда они преодолели противно скрипящие ступеньки, Анье вдруг в голову пришла мысль о том, что она даже не заплатила за проживание, оставляя все расходы на Леви. Недолго думая, девушка остановилась посреди коридора и стала копаться в сумке в поисках своего мешочка с деньгами. — Что ты делаешь? — обречённо вздохнув, спросил парень, заметивший это несуразное мельтешение. — Ищу деньги, чтобы отдать тебе свою часть за комнату, — продолжая выуживать разнообразные, но совсем не те предметы из сумки, ответила девушка. — Нашла! — радостно воскликнула она, тряся в воздухе небольшой плетённый мешочек и переводя взгляд на Леви. — Забудь об этом, — он посмотрел на неё, как на умалишённую и, закатив глаза, нажал на ручку двери, проникая внутрь их временного убежища. Анья застыла на месте, хмуро хлопая ресницами. Он что, не собирается брать с неё деньги?       Удача была на их стороне — на постоялом дворе остались комнаты с раздельными кроватями. И на том спасибо. Крауз жалобно простонала и рухнула на одну из них, вытягиваясь в полный рост. — Сходи и принеси что-нибудь на ужин, — безразлично бросил Леви, швыряя на стол мешочек с деньгами. — Почему бы тебе самому не сходить? — язвительно отозвалась Анья, блаженно прикрывая глаза.       Она услышала чуть слышные шаги, направляющиеся к двери, и со спокойной душой начала проваливаться в прекрасное, долгожданное забвение, когда вдруг оказалась валяющейся на полу вместе со всем своим постельным бельём. — Какого чёрта? — тут же позабыв о сонливости, вскрикнула девушка, вскакивая на ноги. — Быстро, — прожигая её нетерпеливым взглядом, Леви рывком схватил её за запястье, всовывая в разжавшуюся ладонь мешок с деньгами. — Придурок, — прошипела она, скрываясь за дверью.       Подумаешь, капитан. Кому-то явно нужно научиться нормально общаться с людьми. Анью распирало от досады и негодования. Гоняет её, словно какого-то новобранца.       Глубоко вздохнув, она с интересом стала изучать обманчивое многообразие того, что могли предложить в этой таверне. Обманчивое потому, что хоть и наименований различных блюд было предостаточно, а вот суть — одна и та же. Чечевичный суп, чечевичный хлеб, чечевица с фасолью, чечевичные котлеты, лепёшки… Угадайте из чего? Правильно, из чечевицы. Только идиот не догадается, что где-то близь этого городка произрастают чечевичные плантации. Крауз невольно поморщилась, представляя что с ней будет, если они останутся тут больше, чем на день и будут питаться только этим щедрым разнообразием блюд.       Но делать было нечего. Анья подозвала женщину крупных форм, которая, судя по всему, являлась если не хозяйкой сего заведения, то хотя бы той, кто отвечает за благополучие постояльцев. У девушки быстро приняли заказ и она осталась сидеть в гордом одиночестве, ожидая его приготовления.       Взгляд нечаянно зацепился за блестящие бутыли с крепкими напитками, которыми оказался богат этот бар. Они маняще переливались на свету. Анья жадно облизнула губы. Была ли она алкоголичкой? Скорее нет, чем да. Хотя, настоящий алкоголик никогда на признает, что он алкоголик. По крайней мере так говорил её отец. Что бы он сказал, увидев, как она пускает слюни на бутылки с мартини? Вряд ли погладил бы по голове. В груди неприятно засаднило от воспоминаний, и девушка встряхнула головой, пытаясь прогнать нахлынувшую тоску. Сейчас не время ударяться в сантименты. — Приятного аппетита, — натянуто улыбнувшись, женщина с грохотом опустила на стол поднос и, схватив заранее приготовленные Аньей деньги за него, удалилась к следующим клиентам.       Крауз лишь хмыкнула, осматривая их сегодняшний ужин. Она остановила свой выбор на чечевичном супе и лепёшках. Выглядело совсем недурно. Остаётся надеяться, что и на вкус не хуже.       Не рассчитав своих сил, пыхтя и кряхтя, она несла поднос, осторожно наступая на каждую ступеньку. Один неверный шаг и она со свёрнутой шеей будет валяться внизу лестницы, ещё и вся в чечевице. Вот Леви посмеётся над такой нелепой кончиной. Нет, она не предоставит ему такого удовольствия.       Дойдя до комнаты, она носком несколько раз постучала по двери, так как руками чисто физически не могла открыть эту несчастную дверь. Немного подождав, она ещё два раза постучала, но уже настойчивей. Он что там, уснул? Раздраженно вздыхая, Анья развернулась спиной ко входу, ягодицей пытаясь надавить на ручку двери. Неплохой трюк, когда заняты руки. Она, кажется, научилась ему ещё в детстве. И всё бы прошло идеально, если бы этот идиот не перестал бы вдруг играть глухого и не решил наконец открыть дверь в этот самый момент. Девушка налетела на него спиной, но от падения её удержали крепкие руки, сжавшие её плечи. Тем не менее, суп не сильно, но расплескался по поверхности подноса. — Тц... Уже забыла как нормально ходить, поехавшая? — резким движением отпуская её, фыркнул Леви, скрываясь в проёме двери, ведущей в ванную комнату. — А ты уже перестал нормально слышать? Я три раза стучала, — процедила Крауз, опуская поднос на словно вылизанный стол. И когда он только успел всё тут вычистить? — Я взяла нам суп. Надеюсь, ты в восторге от чечевицы.       Он не ответил ни на её колкость, ни на сообщение о готовности ужина. Анья, даже не пытаясь преодолеть своё любопыство, заглянула за приоткрытую дверь ванной. Ну раз она не закрыта, не может же он там мыться, верно?       К счастью, Леви был вполне одет. Ловкими, чарующими движениями он проводил по своей челюсти острым лезвием, удаляя и так незаметную щетину. Девушка завороженно смотрела на то, с какой лёгкостью ему удаётся справляться с остриём, даже не оставляя царапин. Она вспомнила, как так же наблюдала за отцом, когда он собирался по утрам на работу. Ну вот, опять она возвращается мыслями туда… Анья резко заморгала, ловя на себе напряжённый вопросительный взгляд. — Там ужин готов, — на случай, если он не услышал, повторила Крауз. — А что ты делаешь? — Бреюсь. А на что это похоже? — скептично изогнув бровь, Леви вернулся к своему занятию. — Бреешься? — спросила Анья таким удивлённым голосом, будто и правда первый раз наблюдала сей процесс. После его язвительных комментариев она не хотела оставаться проигравшей. — Хм… А я думала тебе пятнадцать, — с этими словами она захлопнула дверь ванной, довольно ухмыляясь и не замечая, как нервно дёрнулась рука парня, даря гладкой коже лёгкий, но неприятный порез.       С наипрекраснейшим настроением она приступила к приёму пищи. Суп оказался не так плох, но лепёшки были, пожалуй, слишком сухими. Закончив трапезу и довольно вытерев салфеткой рот, она подошла к окну, смотря на ночное небо.       Тысячи, миллионы звёзд приветствовали её своим мерцанием. Анья любила небо. Не просто наслаждалась его красотой и просторами, а именно любила. Оно было чем-то единственным постоянным. Что бы не происходило в её жизни, небо всегда оставалось одинаковым. Манящим, недосягаемым…       Скрип двери отвлёк её от созерцания прекрасного явления. Она обернулась на звук, наблюдая, как Леви поправляет шейный платок, выходя из ванной. — Суп, наверное, уже остыл. Можно попросить хозяйку снова поставить его на огонь, — безучастным голосом предложила Крауз. — В этом нет необходимости. Я ухожу, — мрачно ответил парень. — Уходишь? — Анья удивлённо вскинула брови, — Куда это ты такой нарядный? В бордель? — не упуская возможности зацепить его словом, спросила она. — По-моему, я не обязан перед тобой отчитываться, тебе так не кажется? — окидывая девушку нечитаемым взглядом, отозвался Леви. — Сиди тут и даже близко не подходи к бару, ты меня поняла? — О, а может ещё помыть полы и почистить лошадей? — с неприкрытым сарказмом поинтересовалась Крауз. — Было бы неплохо, — хмыкнул капитан. — Так ты меня поняла? — Поняла, — буркнула Анья, складывая руки на груди. Желание спорить с ним куда-то улетучилось. — Отлично. Кстати, что ты там говорила насчёт денег?       Вот и закончилась его неслыханная щедрость. Неужели она и правда думала, что он так легко будет везде за неё расплачиваться? Недовольно хмурясь, Крауз полезла в сумку за мешочком с деньгами. Не успела она высыпать на ладонь монеты, чтобы пересчитать их, как Леви выхватил мешочек из её рук, пряча его где-то у себя за пазухой. — Это на случай, если ты всё-таки поддашься соблазну напиться до блевотни. Не волнуйся, я верну твои гроши, — уставившись на Анью уставшим взглядом, изрёк парень. — Это моя собственность. Ты не имеешь права! — вспылила Анья. — Мы уже говорили об этом. Пока ты под моей ответственностью, я имею право делать то, что посчитаю нужным, — потирая переносицу, произнёс Леви. — А если ты не согласна, иди, поплачься Эрвину. Только, вот незадача. Его здесь нет, — с этими словами он скрылся в дверном проёме, оставляя негодующую девушку придумывать изобретательные способы его убийства.       Но она так просто сдаваться не станет. Как бы не так. Помимо алкоголя существует ещё тысяча и один способ поднять себе настроение. Правда, теперь образовалась ещё одна проблема. Отсутсвие денег. Леви забрал её последние сбережения, которые она взяла с собой в дорогу. Хотя, так будет только интереснее.       Переодевшись из формы разведки в более удобную одежду, которая, впрочем, не сильно отличалась от их униформы, белая рубашка, да штаны на пару тонов темнее, чем положено по уставу, Анья вышла за пределы комнаты. Она осторожно спустилась с лестницы, опасаясь, что капитан может вернуться в любую минуту, и вновь подошла к стойке, за которой крутилась хозяйка. Заказав чай на счёт их комнаты, Крауз принялась усиленно раздумывать о том, чем бы ей сегодня скрасить вечер.       Проблемой являлось не только отсутсвие денег, но и то, что девушка абсолютно не знала округи. Она подозвала хозяйку и поинтересовалась у неё о том, как они вообще здесь развлекаются. — Ох, милочка, вам с этим вопросом прямиком к Федерико, — кинула ей в ответ женщина, скрываясь за массивными дверями кухни. «Федерико» звучало будто её послали куда подальше, а не подсказали интересующую её информацию. — И где же мне найти этого Федерико…? — с тяжелым вздохом делая последний глоток, прошептала Анья. — Извините, мне послышалось, что Вы ищите Федерико, — вдруг из ниоткуда появился молодой светловолосый парнишка, на вид не старше семнадцати. — Да, а ты знаешь, где я могу его найти? — девушка окинула его недоверчивым взглядом. — Позвольте представиться, Федерико, — он отошёл от неё на шаг, склоняясь в глубоком поклоне и улыбаясь во все тридцать два. — Но вы можете звать меня просто Федо. — Вот как? — Анья изумлённо вскинула брови. Парень совсем не тянул на опытного гуляку, но первое впечатление бывает обманчиво. — Я Анья. Временно гощу в вашем городке, — вежливо улыбнулась она.       Федерико тут же подхватил её запястье, аккуратно прикладываясь губами к тыльной стороне её ладони, при этом не сводя с неё плутоватых глаз, от чего девушка заразительно рассмеялась. Он казался таким юным, что его манеры вызывали только удивлённую улыбку. — Приятно познакомиться, Анья, — пропел он. — Значит, Вы ищете чем бы себя развлечь в этот погожий вечерок? — Пожалуй, что так, — Крауз прищурила глаза, в ожидании его дальнейших предложений. — В таком случае, Вам необычайно повезло, — хитро ухмыльнулся Федо. — Сегодня я стану Вашим проводником по чудесам нашего небольшого поселения, — вся его речь больше походила на выступление какого-нибудь артиста. — Но для начала… — продолжил он. — Я предлагаю нам чего-нибудь выпить,— парень щёлкнул пальцами, подзывая кого-то из официанток.       Этот парнишка говорил так легко и складно, что Анье оставалось только сидеть и хлопать глазами, с глупой улыбкой наблюдая за этим неожиданным представлением. — Было бы неплохо, но боюсь, я должна отказаться. Сегодня я вынуждена веселиться на трезвую голову. К тому же, у меня с собой совсем нет денег. — Ах, милейшая. Как прискорбно, но не унывайте, я и без алкоголя найду чем Вас занять. А о деньгах… Ну разве это проблема? Не волнуйтесь, Вам совершенно не о чем беспокоиться, — он нараспев растягивал гласные, у Аньи не осталось сомнений, что этот парень выступал или выступает на сцене. Как только к ним подошла официантка, он схватил с её подноса стакан и тут же опрокинул в себя всю стопку с чем-то спиртным и снова широко улыбнувшись, схватил Крауз под руку, вытаскивая её из душной таверны. — Куда мы идём, Федо? — не переставая улыбаться, поинтересовалась девушка.       Многие могли бы подумать, что она и правда не в себе, раз согласилась пойти невесть куда с малознакомым парнем, но Анья довольно хорошо чувствовала людей и сейчас ей казалось, что ему-то точно можно доверять. Тем более, если в ней нет ни капли алкоголя, то постоять за себя она вполне способна. — Увидишь, дорогая Анья, — искоса окидывая её лукавым взглядом, ухмыльнулся парнишка.       Они ворвались в какой-то небольшой паб, забитый до предела уже порядком напившимися горожанами. Анья невольно поморщилась от стоящего там затхлого запаха табака и перегара. Федерико за руку дотащил её до барной стойки и усадил на один из стульев, занимая место рядом. — Ник! Ник, поди-ка сюда! — крикнул кому-то Федо, перевешиваясь грудью за барную стойку. — Федерико, чего разорался? Не видишь, я работаю? — недовольно отозвался крупный мужчина средних лет. — А кого это ты с собой привёл? — доброжелательно улыбаясь, некто, названный Ником, перевёл взгляд на неловко ёрзающую на стуле Анью, изнутри протирая стакан полотенцем. — Это Анья. Она приезжая. Показываю ей наши достопримечательности, — усмехнулся Федо, пригубив стакан с виски, неожиданно оказавшийся у него в руках. — Оно и видно, что приезжая, — произнёс Ник. — Почему это? — наигранно возмущённо поинтересовалась Анья. Неужели она настолько выделяется среди местных? — Да просто всех здешних мы знаем как облупленных, — рассмеялся бармен. — Слушай, Ник, а ты не видел Кая? Я с утра не могу его никак найти? — обратился к Нику Федерико. — Так он наверное готовится к выступлению. Сегодня же вечер Софи,— пожал плечами мужчина. — Дурная моя голова! Как я мог забыть? — воскликнул Федо, хлопая себя по лбу. Анья с интересом наблюдала за их разговором, хоть и понятия не имела о ком они говорят. — Анья, ты обязана это увидеть! — вдруг обратился к ней парень, дёргая за руку в сторону выхода.       Девушка заметила, что не платил он ни в первой таверне, ни сейчас. Словно это было само собой разумеющимся. Будто его знал весь город и спускал с рук ему все выходки, что скорее всего и являлось правдой.       Они шли уже порядка десяти минут, виляя кривыми улицами и переулками. Крауз беспрекословно следовала за своим компаньоном в предвкушении потрясающего шоу, о котором он трепался всю дорогу. Они завернули в какую-то подворотню, минуя яркую вывеску, названия которой Крауз так и не удалось разглядеть. Федо пнул неприметную дверь, проникая внутрь здания через этакий чёрный вход. Сначала всё погрузилось во тьму и они буквально шли наощупь, затем тусклый свет представил их взору небольшой коридор с кучей дверей. И толкнув от себя одну из них, Анья и Федерико оказались в помещении с кучей туалетных столиков, которые занимали суетящиеся артисты. — Федо! — воскликнул кудрявый темноволосый парень, разглядев в отражении своего зеркала спутника Аньи, и вскочил со стула, подбегая к нему. — Я уж думал, что ты не придёшь.       А в следующий момент сделал то, что Крауз ожидала увидеть в последний момент. Он накрыл своими губами губы Федерико, съедая его в жадном поцелуе. Анья, конечно, знала, что подобное можно довольно часто встретить в пределах Сины, но вживую наблюдала впервые. Она смущённо поджала губы, не имея понятия куда деть глаза, чтобы не смущать влюблённых. Но к её счастью, они вскоре отпустили друг друга, наконец замечая её присутствие. — Анья, это Кай. Кай, это Анья, она гостит в нашем городке, — представил их друг другу Федо. Кай вежливо кивнул в знак приветствия. — И я решил, что это просто необычайная удача, что вы сегодня выступаете. — Значит, вы будете в зале? — спросил кудрявый парень. — Разумеется, — подмигивая ему, отозвался Федерико, уводя девушку из гримёрной и снова погружая её во тьму коридора. — А Кай, он твой… — робко начала Анья, не зная как правильно спросить интересующий её вопрос. — Он мой, — коротко пояснил Федо, насмешливо наблюдая за смятением на девичьем лице. — Идём, скоро всё начнётся.       Они наконец достигли света, что маняще звал их из конца коридора. Анья удивлённо выдохнула, осматриваясь по сторонам. По всюду стояли круглые столы с бордовыми бархатными скатертями, за ними сидели довольно состоятельные по виду люди, раскуривая сигары и потягивая крепкие алкогольные напитки. Софиты освещали пока пустующую сцену в дальней части вытянутого помещения. Ближе к стенам располагались места с более приглушённым светом и плотными занавесками, не давая разглядеть гостей, расположившихся в них. Точнее разглядеть-то было можно, но Анье совсем не понравилось то, что она увидела. Девушки в довольно откровенных и похожих между собой нарядах недвусмысленно расположились на коленях у мужчин, что-то шепча им на ухо и заразительно смеясь. Слава богу, никакого большего разврата Крауз узреть не удалось, но уже эта картина дала ей возможность сделать кое-какие выводы, которыми она поспешила поделиться с Федерико. — Федо, куда ты меня притащил? Это что, бордель? — громким сердитым шёпотом спросила Анья, стискивая локоть парня. — Но-но, милая, не бордель, а самый престижный в городе публичный дом. — разводя руками, возразил Федерико. — Здесь подают лучшие напитки, выступает труппа самых талантливых музыкантов и работают самые опытные куртизанки. Идём.       Он в который раз дёрнул её за руку, усаживая за один из столов и подзывая кого-то из официантов. — Мне как всегда, — обратился Федо к подошедшему. — А что тебе что? Ещё не передумала насчёт своего скучного образа жизни? — он перевёл вопросительный взгляд на Анью. — Нет, — Крауз отрицательно помотала головой, натягивая улыбку. — Мне просто чай. — Какая же ты чудачка. Пить чай в таком месте — просто грех, — недовольно щуря глаза, произнёс парень. — Да я бы и рада, но боюсь, что меня за это придушат, — невесело усмехнулась девушка. — Даже так? Кто? Тот мрачный коротышка, что живёт с тобой? — окидывая её подозрительным взлядом, спросил Федерико. — В точку, — рассмеялась Анья, поднося к губам горячий напиток, который поставил перед ней официант. — Вы с ним любовники? — спокойным голосом поинтересовался Федо. — Чт… Что? — Крауз чуть не поперхнулась своим напитком от столь нелепого предположения. — Нет, конечно. — Ну, вы с ним не очень похожи, так что на брата он не тянет. А раз он имеет над тобой такую власть, что может запросто придушить тебя, то я пришёл к вполне логичному предположению, — праздным голосом пояснил парень, делая очередной глоток из стеклянного стакана.       Анья не знала, стоит ли говорить, что Леви просто её капитан. Неизвестно, как тут относятся к разведке, а лишний раз светиться действительно не стоит. — Знаешь, на твоём месте я бы не стал терпеть такого отношения. Если хочешь, я могу тебя познакомить с довольно порядочными парнями, которые себе такого не позволяют, — он прошёлся взглядом по шее девушки, а точнее по всё ещё заметным синякам, делая свои выводы. Проследив за тем, что его так заинтересовало, Анья поспешила разуверить его в них или по крайней мере перевести тему разговора. — Спасибо за предложение, но всё в порядке, правда, — она улыбнулась, кладя свою ладонь на руку парня в знак признательности. — Кстати, когда уже начнётся выступление? Мне не терпится услышать это своими ушами. — Скоро, — хмыкнул Федерико, абсолютно не веря девушке, но без сомнений улавливая намёк.       Внезапно весь общий свет погас, оставляя только мягкие лучи софитов, направленные на небольшую сцену. В тени уже расположилась труппа музыкантов, о которых рассказывал Федо. Среди них Анья заметила уже знакомую кудрявую шевелюру парня, с которого не сводил глаз её компаньон. Кай прижал к шее что-то отдалённо напоминающее скрипку, прикрывая глаза в ожидании начала.       Не заставляя себя долго ждать, на сцену выплыла стройная фигурка девушки в чёрном атласном платье почти в пол. На руках у неё были надеты кружевные перчатки в тон платью, а волнистые каштановые волосы были убраны назад, приковывая всё внимание к откровенному глубокому вырезу спереди. Она одарила всех присутствующих таинственной улыбкой на красных губах, а затем взглянула на труппу, давая им негласный сигнал о готовности. — Это Софи, — чуть склонившись в сторону Аньи, прошептал Федо.       Делая незаметный глубокий вздох и вступая одновременно с музыкантами, девушка завела протяжную песню о неразделенной любви. У неё был необычайно красивый голос. Крауз поймала себя на том, что сидит чуть ли не с открытым ртом, наслаждаясь чудесными звуками мелодичного голоса этой девушки. Софи знала своё дело. Это точно. Все до единого в этом, как выразился Федерико, публичном доме были поглощены её выступлением. Исполнив несколько завораживающих композиций, девушка ещё раз улыбнулась рукоплескающей толпе и скрылась в тени одного из тех самых столиков с плотными занавесками. Всё-таки бордель он и есть бордель. — Ну как тебе? — словно выводя из транса, вдруг спросил Федо. — Потрясающе, — искренне ответила Анья. — А то! — рассмеялся Федерико. — Но это ещё не лучшая часть. — О чём ты? — нахмурилась Крауз, при этом не сводя с лица довольной улыбки. Ей определённо нравился этот вечер. Куда уж лучше? — Об этом, — хватая за обе руки, Федо вытащил её из-за стола, таща девушку на открытую площадку. Будто услышав его слова, музыканты резко переменили настроение мелодии, и теперь уже помещение наполняла весёлая музыка, в самый раз подходящая для танцев, а-ля Кадриль. Разом везде зажглись лампы, возвращая помещению былой задорный дух.       Анья уже и не помнила, когда так много смеялась. Может, у неё и не очень умело выходило, но это было не так важно сейчас. Она весело кружилась, забывая обо всём на свете. В эту минуту ни один титан, человек и кто-либо ещё не мог помешать её веселью. Она неслась в этом безумном танце, сбивая дыхание, чувствуя, как пот уже пропитал белую рубашку, как лёгкие жгло от непрерывного движения, и всё равно продолжала. Все эти убийства, нескончаемые смерти, враньё, спутавшиеся мысли, всего этого сейчас просто не существовало. А была только она, музыка и Федерико, то и дело крутящий её в воздухе. И ничего больше не было важно. Она была живой в этот момент. Она была собой, настоящей собой. И страшно даже подумать о таком, но, похоже, была счастлива. Правда, всё хорошее имеет свойство рано или поздно заканчиваться, как бы это не было прискорбно…       Делая очередной поворот, Анья влетела в чью-то грудь, чуть ли не падая в ноги этому человеку. Она подняла испуганный взгляд вверх, чтобы увидеть лицо своей нечаянной жертвы. Ухмыляясь, на неё смотрел слегка подвыпивший высокий мужчина. Он придержал её за предплечья, помогая удержаться на ногах. — Извините, — пролепетала Крауз, неловко улыбаясь и слыша, как после танцев в ушах отбивает немыслимый ритм сердце. — Ничего страшного, красавица, — хищно скалясь, ответил мужчина. Анья попыталась выпутаться из его хватки, но он слишком сильно стиснул её запястья. — Отпустите, — прошипела она, недовольно раздувая ноздри. — Не волнуйся, я хорошо заплачу, — ласково пропел наглец, видимо, не намереваясь её отпускать. — Засунь эти деньги в свою задницу, — процедила девушка и, не сдаваясь, снова попыталась вырваться, упираясь ногами в пол. — А ты с характером, — противно рассмеялся мужчина. — Эй, отпусти её! — внезапно вступился Федо, хватая мужчину за плечо, но тот значительно превосходил его в размерах и только усмехнулся жалкой попытке противостоять ему. — Отстань, пацан. Без тебя разберусь, — пренебрежительно откликнулся мужчина.       Анья воспользовалась моментом, чтобы влупить этому козлу по яйцам. Он скривился, хватаясь за причинное место. А девушка в это время развернулась, хватая ошеломлённого Федерико за руку, чтобы скрыться подальше от разъярённого мужчины, но путь ей преградили двое амбалов. То ли охранники борделя, то ли телохранители этого урода. — Далеко собрались? — тяжёлым басом поинтересовался один из них. — Да, — буркнула им в ответ Крауз, рывком пытаясь протиснуться в пространство между ними.       Увы, её попытка успехом не увенчалась, и Анья оказалась застигнута врасплох, шипя от боли со скрученными руками. Она дёргала плечами, пытаясь вырваться, но её держали слишком крепко. Она осмотрелась по сторонам в поисках чего-нибудь, что может помочь ей отбиться от этих громил. Лучше бы она этого не делала…       Её взгляд встретился с серыми глазами, буравящими её ледяным взглядом. Она замерла на месте, больше всего на свете желая провалиться сквозь землю. Леви сидел за одним из тех самых столиков за плотными занавесками. А слева от него устроилась эта очаровательная певичка, Софи. Анья, конечно, понимала, что он тоже мужчина и имеет свои потребности, но она никак не думала, что брошенная вскользь фраза, целью которой было лишь зацепить его, может оказаться правдой и она встретит его в таком месте. Девушка попыталась извернуться, чтобы спрятать своё лицо в надежде, что Леви её всё-таки не заметил, но каковы шансы, что это так? Ноль? Ниже нуля? Она судорожно вздохнула, с новой силой пытаясь высвободиться из лап охранника, но уже не чтобы спасти себя от увечий, а чтобы избежать столь нежеланной встречи с её капитаном. — Смотри-ка, похоже у кого-то назревает потасовка, — усмехнулась Софи, поднося к губам бокал с мартини. Она нахмурилась, заметив, что Леви не сводит мрачного взгляда с участников драки, и трактуя это по своему предложила, — если хочешь, можем уйти подальше от этого недоразумения. — К сожалению, это моё недоразумение, — процедил он, подрываясь с места и стремительно направляясь туда, куда всё это время был направлен его взгляд. — Что именно во фразе «сиди тут и даже близко не подходи к бару» тебе было непонятно? — вырывая девушку из хватки охранника, спросил у неё Леви таким спокойным голосом, будто ему не потребовалось для этого абсолютно никаких усилий. — К твоему сведению, я сегодня не выпила ни глотка спиртного, — со смесью благодарности и возмущения, произнесла Анья. И, чтобы окончательно доказать свою невиновность, дунула ему в лицо. Чёрт, она вовсе не собиралась этого делать. Леви на секунду прикрыл глаза, словно не веря, что она действительно это сделала, а затем открыв их, посмотрел на неё так, что она пожалела, что вообще родилась на этот свет. — Эй, недоросток, шёл бы ты отсюда, — окликнул его очухавшийся громила. — Пока ещё можешь, — добавил он, нахально ухмыляясь.       Стоит ли говорить, что в следующую секунду он уже валялся на полу, захлёбываясь собственной кровью, а его напарник, пытавшийся это предотвратить, благополучно составил ему компанию? Вряд ли. — Может, в следующий раз стоит тебя связать, чтобы ты сидела спокойно вместо того, чтобы искать приключения на свою задницу? — отряхнув ладони после того, как он хорошенько отделал охранников, Леви одной рукой до боли стиснул щёки Аньи, не давая ей отвести виноватый взгляд. — Это и есть твой тиран-садист? — как ни в чём не бывало Федерико внезапно оказался перед ними, с интересом разглядывая представившуюся ему картину. Леви нахмурился, посмотрев на него, как на сумасшедшего, затем ещё больше сатанея перевёл взгляд на девушку. Крауз только раздосадовано закатила глаза. Федо, конечно, славный парень, но язык как помело. — Нет, — находя в себе последние силы, простонала Анья. — Это ещё кто? — обратился к ней Леви, наконец выпуская девушку из своей хватки. — Федерико, приятно познакомиться, — ответил за неё добродушный парень. Леви смерил его надменным взглядом и обернулся обратно к Анье. — Стой здесь и постарайся ни во что не вляпываться хотя бы одну минуту, — строго отчеканил Леви, разворачиваясь и направляясь обратно к своему столику. Он быстро что-то говорил ожидающей его девушке, недовольно хмурясь. — А твой женишок оказывается знаком с нашей Софи, — восхищённо кивая, произнёс Федо. — Сколько раз тебе повторять? Он не мой… — сердито прошипела Крауз, но запнулась на полуслове, потому что Леви в мгновение ока снова оказался перед ней, хватая за плечо и насильно таща к выходу. — Пока, — одними губами прошептала она напоследок Федерико, на что тот разочарованно вздохнул, махая ей в ответ рукой.       Первые минут десять они шли в гнетущей тишине. Анья неохотно ковыляла позади Леви, прожигая его спину негодующим взглядом. Ей казалось, что она сейчас просто взорвётся от стыда и неловкости. И она даже не знала, что именно вызывало в ней наибольшее волнение. То ли тот факт, что она попалась с поличным, то ли то место, в котором она попалась, то ли тот факт что её застал именно Леви, или же тот факт, что она застала его самого в столь, кхм… Неформальной обстановке. — Извини, что тебе пришлось из-за меня прервать вечер в такой приятной компании, — не упуская возможности съязвить, наконец подала голос девушка. Она вообще не хотела извиняться, но её совесть почему-то была с ней не согласна в этой ситуации. В ответ, как всегда, молчание. — Софи — моя старая знакомая. Она выбралась на поверхность за пару месяцев до нас с Фарланом и Изабель. Сказала, что будет выступать в небольшом городке близь Гермины, — спустя минуту тишины, решил всё-таки ответить Леви. Анья нахмурилась, не понимая зачем он ей это рассказал. — С чего ты решил, что меня это волнует? — гордо задрав подбородок, произнесла Крауз, копируя его презрительно-пренебрежительную манеру. — А разве нет? — искоса глядя на девушку, ухмыльнулся Леви. — По тебе и не скажешь.       На этом моменте Анья совершенно опешила. Она ускорила шаг, чтобы быть с ним на одном уровне, а не плестись позади, словно ненужный балласт. — О-о-о… — насмешливо протянула Крауз, привлекая к себе внимание парня. — Поверь, мне глубоко наплевать с кем ты там трахаешься, — ядовито выплюнула она, горделиво отворачиваясь от него. — Осторожно, — произнёс Леви голосом, промораживающим до костей, в один шаг оказываясь перед девушкой, тем самым преграждая ей путь и заставляя остановиться.       У Аньи сердце ухнуло куда-то вниз, а желудок скрутило в тугой узел. Она тут же пожалела о сказанных словах. Ну вот, опять она нарвалась, опять сказала лишнего. Стоит избавиться от этой дурной привычки провоцировать его, пока он в самом деле не придушил её где-нибудь в подворотне. Но уголки губ парня, дрогнувшие в странном подобие улыбки, заставили Анью усомниться в правильности её выводов. — Я ведь могу подумать, что ты ревнуешь, — ухмыльнулся Леви, повернувшись к ней спиной и возобновляя движение. Он оставил оторопевшую девушку стоять посреди пустынной улицы и глупо хлопать ресницами.       Он что, пошутил? Леви? Пошутил? Этот легендарный день должен войти в историю. — У Вас сегодня хорошее настроение, капитан? — усмехнулась Анья, спешно нагоняя его. — Шутить изволите? — Не неси херни, у меня всегда хорошее настроение, — отозвался Леви. И в тот момент Анья могла поклясться, что его лицо озарила едва заметная, но точно улыбка. — О боже, Леви, ты что, улыбаешься? — изобразив высшую степень изумления, воскликнула Крауз. — Пожалей меня, я не выдержу такого потрясения, — рассмеялась она, останавливаясь.       Леви тоже остановился, смотря на неё, как на последнюю идиотку. Она согнулась в три погибели, хохоча, словно ненормальная. Ему в глаза почему-то бросились морщинки, сжавшиеся во внешних уголках её глаз, которые он до этого не замечал. Наверное, потому что до этого она ни разу при нём так искренне не улыбалась.       Наконец отсмеявшись, она выпрямилась и взглянула в бледное лицо вечно угрюмого парня. Сейчас оно казалось таким беззаботным, хотя, тонкая линия, пролёгшая промеж его бровей, служила напоминанием о вечно напряжённом выражении лица. Взгляд девушки зацепился за едва заметную царапину на его скуле, рука неосознанно потянулась к ней, но Анья вовремя одёрнула себя, не позволяя завести ситуацию в ещё большую неловкость. Неловкость. Подумать только, она целый день бродила непонятно где с малознакомыми людьми, танцевала безумные танцы посреди настоящего публичного дома и даже не задумывалась ни о какой неловкости. А сейчас стоит перед этим парнем и краснеет, как сопливая девчонка. Её несомненно пугала реакция собственного организма на все эти мелочи, связанные с Леви. Но она всё это списывала на выброс адреналина, потому что по каким-то неведомым ей причинам, во всех опасных ситуациях в последнее время она оказывается именно с Леви. — Ты можешь этого не признавать, но ты снова помог мне, — прервала затянувшееся молчание Анья, благодарно улыбаясь. — Спасибо. — Ты же всё-таки часть моего отряда, поехавшая, — Леви, как ни странно, не стал отрицать этих слов, а лишь, по своему обыкновению, фыркнул в ответ на её благодарность. — Пошли, завтра нам предстоит долгая дорога.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты