Better Than You

Слэш
NC-17
Завершён
299
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
114 страниц, 12 частей
Описание:
Наверное, чип конкретно перепаивал Ви мозги... Однако, стоило ему закрыть глаза и вспомнить, как Джонни Сильверхенд пьяно и быстро трахал Альт в прокуренной гримерке после концерта, успевая прихлебывать виски из горла, - от возбуждения подгибались колени. Правда заключалась в том, что небрежный перепихон обдолбанного Сильверхенда пятидесятилетней давности оказался лучшим сексом в жизни Ви.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
299 Нравится 144 Отзывы 65 В сборник Скачать

Часть 12

Настройки текста
Все чувства, эмоции и правильное ощущение себя в пространстве почему-то вернулись к Ви в момент, когда он увидел Джонни. Как будто бы до этого он плохо осознавал, что с ним происходит, болтался в неопределенном нигде, а сейчас сверзился в киберпространство, и киберпространство оказалось удивительно четким, ярким, настоящим – куда более материальным, чем когда серфишь в нетраннерском кресле. Последнее, что он помнил – злосчастная крыша в туманной дымке дождя – не в тот момент, когда он выпил таблетку, и Джонни протянул ему руку и сильно рванул на себя, сдергивая с пластикового стула, – Ви даже на мгновение показалось, что в желании поцеловать, но, врезавшись в Джонни, он слился с ним в единое целое, провалился в его мысли и ощущения, стал Джонни, позабыв, кто он такой. И последним, что Ви помнил, была крыша в вязком тумане нереальности: хлестал дождь, но он не чувствовал влаги на лице, словно в зацикленном кошмаре под ногами пробегал их с Джонни лысый кот, тревожно мяукая, на парапете лежал кулон с пулей, и Джонни взял его в руку, повертел между большим и указательным пальцами, а Ви зачарованно смотрел на татуировку змеи, обвившую их запястье. И все вокруг было каким-то нереальным, подернутым сепией, словно старое кино, и условным, сырым, как необработанный брейданс Джуди. Оставляло чувство дежавю и вязкого тяжелого сна. Тут же, в странном пиксельном мире киберпространства, на Ви вдруг обрушилась вся полнота и яркость чувств – как будто его, живого, выдернули из физического мира сюда… вместе с телом? Этого, конечно же, не могло быть, но он ощущал себя… материальным, а еще здоровым, каким не был уже давно – без сбоев биочипа, сверлящей головной боли и удушающего кашля. Он дышал, потому что помнил как дышать, двигался, переставляя ноги – а не, допустим, парил – чему бы не удивился, оказавшись в цифровом измерении. И он увидел Джонни, приближавшегося по полупрозрачной невесомой лестнице, внезапно осознав, что никогда не видел его так далеко от себя – и понимать, что Джонни способен отдаляться, оказалось на удивление… некомфортно. Хотя сам же он был… живым, целым, здоровым, избавившимся от конструкта – как и хотел. Джонни шел легко, не торопясь, задрав голову к шпилю пирамиды, откуда разносился звонкий голос Альт, читающей стихи. Когда покину я телесный мир, Вернет мой дух эллинский ювелир В обличьи филигранной птицы. Златой фигурке то большая честь: Помочь монарху пробудиться, Иль на златое дерево воссесть И петь почтенным византийцам О том, что было, будет или есть, - разносилось отовсюду и ниоткуда чистым девичьим голосом, весомо, многозначительно и торжественно. Ну надо же, искусственный интеллект со слабостью к искусству. Джонни шел неспешно и пырил не то в небо, не то в пространство, со сдержанным любопытством оглядываясь, и в его созерцании чувствовался веселый подъеб, он поводил головой, как будто подмечая «ни хрена ж себе мне тут устроили прием!» Ви неожиданно для себя самого отвернулся, чтобы… сделать вид, что ему все равно? Спрятать лицо? В тот момент, когда они всего добились, и Сильверхендом оставалось только восхищаться… Однако Ви стоял на краю цифрового обрыва и смотрел в информационное ничто, с трепетом ожидая, когда Джонни дойдет до него… Ну, если не остановится перетереть с Альт непринужденным ямбом, или что там еще могло прийти в голову теперь свободного Сильверхенда… Однако на плечо легла тяжелая рука, и Ви вздрогнул от теплоты и реальности этого прикосновения. – Эй, Ви, – Джонни развернул его к себе одним движением, естественно и правильно. Ви вдруг увидел в красноватом свете киберпространства совсем близко его глаза. Джонни смотрел напряженно и вопросительно, будто не зная, чего от него ожидать. Джонни, который таки дотащил их обоих до ебанного Микоши. – Ох, Джонни, какой же ты мудак, – с горечью сказал Ви и, подняв руку, провел пальцами по щеке Сильверхенда, наслаждаясь тем, что способен чувствовать прикосновения. Следовало бы, наверное, выговниться из-за Бестии, но все закончилось так трагично… Ви не слишком понимал и помнил, что произошло – в этот раз под действием псевдоэндотризина он вдруг перестал быть собой и думать как личность Ви – просто слился с Сильверхендом, стал частью Джонни – так, наверное, все и закончилось бы, если бы его сознание поглотил конструкт. Ви не было, а то, что происходило с Джонни, осталось в памяти какими-то смутными отголосками, неясными картинками, наиболее ярко Ви осознал только битву со Смэшером – чувства Джонни обожгли и отпечатались сквозь отключившееся сознание. И то, как погибла Бестия, он понимал, и это зацикленное, прогорклое «все по моей вине» в голове Джонни, это была столь болезненная обжигающая мысль, что Ви не смог теперь... вменять Джонни Бестию, испытывая только сочувствие. Итак, его хватило на короткое «Джонни, ты мудак» – но он давно уже понял, что Джонни свой мудачизм едва ли осознает, и бесполезно тыкать его в это носом. Еще преследовала мерзкая мыслишка, что, останься Бестия жива – Ви отреагировал бы по-другому. Но не может же он испытывать черную зависть к той, что погибла, спасая их. В любом случае, сейчас под пальцами Ви была теплая кожа Джонни, он смотрел в болезненно мятущиеся глаза Джонни – не соединенного больше с ним, и первым естественным порывом было податься навстречу и поцеловать его – потому что он, сукин сын, тут, победил, и Ви по-прежнему его любит. Джонни твердо положил ладонь ему на шею и притянул ближе, отвечая на поцелуй. Он держал Ви крепко, хозяйски, целовал его долго и жадно, скользнул ладонями с шеи на плечи, сжал с каким-то отчаянием, коротко выдохнув в губы – а Ви совершенно расплавился, донельзя удивленный, что в киберпространстве все такое… реальное. Потом Джонни чуть отстранился и посмотрел хитро, сверкая самодовольством на еблете: – Да, определенно, я заслуживаю горячего приема, после того, как все разрулил… Джонни лыбился, корчил непринужденность, но Ви помнил, как он, еле переставляя ноги, шел к колонне посреди зала, думал, как дорого ему обошелся этот путь, что он должен дойти, и насколько ебучей смертельной иронией станет, если он загнется здесь, если сейчас не хватит сил попасть проводом из точки доступа в разъем… После убийства Смэшера Ви вообще помнил все удивительно четко: то ли ярость Джонни пробила брешь между их сознаниями, то ли они действительно дошли до критической точки, и их сознания неумолимо сплавлялись в одно… Джонни чуть не подох там, в озере хладагента, пытаясь не отрубиться, попасть в разъем с третьего раза – однако теперь, как всегда, выебывался, делая вид, что все на свете дается ему легко. – Джонни, не пизди, – вздохнул Ви с тихим смешком, беря его лицо в ладони. Глаза Сильверхенда не были скрыты за авиаторами, красный свет киберпространства заострял черты, однако Ви смотрел и не мог насмотреться, и не мог двигаться дальше. Он вдруг осознал пугающую неизбежность: он видит Джонни – таким – сейчас – в последний раз. Как бы все ни сложилось, если Альт удастся извлечь чип – реальное тело Джонни утопили в нефтяной скважине и, какого бы носителя Ви ему ни нашел – Джонни будет выглядеть по-другому. Джонни оставался бы собой в любом теле, и Ви любил бы его в любом теле, но… мог же он на Джонни в последний раз полюбоваться? Пропустил пальцы в удивительно мягкие волосы, притянул ближе, прижался лбом, провел ладонями по прессу сквозь одежду, подцепил края майки неосознанно, задирая ее выше, коснулся горячей обнаженной кожи Джонни над поясом штанов… Стоп, что? Он вскинул на Сильверхенда удивленный взгляд. – Очевидно, я больше не являюсь картинкой, проецируемой чипом в твое сознание, – Джонни снисходительно закатил глаза – ошалевший Ви его позабавил. – В смысле? – Ви, как идиот, принялся стягивать с Джонни майку – в первый момент чисто из исследовательского интереса, чтоб убедиться, что это возможно. – Мне кажется, в киберпространстве мы скорее собственные воспоминания о самих себе. Как сказала Альт, я вижу ее такой, какой вижу, потому что мой мозг отрицает ее настоящий образ и формирует этот. Мы помним, что значит испытывать чувства, помним, какими мы были… Тут я уже не такой, каким меня оцифровали в Арасаке, а такой, каким себя представляю. Но это только теория, понятия не имею, как все работает, я даже не нетраннер… Эй? – в последнем слове, произнесенном Джонни, прозвучал откровенный смех – пока он говорил, Джонни позволил стянуть с себя майку, даже задрал вверх руки, но Ви, который вначале это делал, просто потому, что мог, вдруг уставился на Сильверхенда, словно прозрев. – Охуеть! – выдохнул он, пялясь на широкую грудь, вязь шрамов в месте крепления протеза, перебегающую на бок, поджарый живот, дорожку волос, идущую от пупка под ремень штанов и чертовы проступающие косые мышцы пресса… Ви сглотнул ставшую вязкой слюну. Неровный красный свет киберпространства, в котором терялись тени и контуры, совершенно не мешал Ви глазеть. Он загипнотизировано положил руки на плечи Джонни, проводя ладонями по плавным линиям бицепсов. Вот это все – его, таким – он больше никогда в реальности не увидит. После тревожной мысли остатки самообладания покинули Ви, и он всем телом вжался в Джонни, осыпая поцелуями его шею и поросшую щетиной линию челюсти. – Эй, эй, – Сильверхенд, кажется, счел момент неуместным, а Ви окончательно поехавшим кукухой. Он чуть оттолкнул его, позабавлено вздергивая бровь: – Ты чего удумал, решил доказать существование секса в киберпространстве? Проснулась тяга к эксгибиционизму? Где-то здесь Альт, мы на ее территории. У Джонни хватало выдержки, чтоб отстраниться, и Ви затопило глупой обидой: кто тут, в конце концов, поостыл после их разделения? Не Ви уж точно. – Я чувствую себя, как в реальности. Возбуждение и вообще… – он, не реагируя на протест, склонился и принялся выцеловывать грудь Джонни. – Да я уж вижу, – Сильверхенд собственнически положил ему ладонь на выпирающий стояк, но все еще не спешил ответить на поцелуи. – Нет, я заметил, ты всячески откладывал решение своих проблем, но это уже как-то слишком, - продолжал издеваться невозмутимый мудила. Джонни, разумеется, намекал, что они должны заняться насущными делами, но неужели он не понимает?! – Джонни! – Ви отчаянно вцепился в плечи рокербоя. – Вдруг это в последний раз? Он, откровенно говоря, имел в виду совершенно не то, что произнес. Имел в виду, что Джонни потом изменится, что в последний раз Ви его видит таким – собой. Он имел в виду что угодно, но только не то, что сорвалось с его языка. Ему казалось, раз они преодолели Арасаку, встретились здесь – то останутся вместе навсегда. Однако Джонни вдруг побледнел и посерьезнел. Шагнул навстречу, цепко схватил Ви за шею, притянул к себе и прошептал над ухом: – Ну, если тебя действительно не смущает присутствие Альт… – Она сама говорила, что больше не испытывает человеческих чувств, – огрызнулся Ви, и это было правдой лишь наполовину: что ж, он, пожалуй, был не против позлить Альт. Глупо, учитывая, что именно от Альт их судьбы сейчас зависели. И Джонни его поцеловал. Как всегда настойчиво и жадно, наседая, схватил за плечи, сдернул с Ви копию своей же самурайской куртки, роняя куда-то на пол. Это было единственным, чего Ви вообще хотелось. Он поддался чужим рукам, позволил раздевать себя и касаться, трепеща под пальцами. Вцепился в пояс брюк Джонни, тех самых, кожаных, которые носил, отлично умея с ними управляться – расстегнул в одно движение и стянул вниз, к коленям. Уставился на открывшийся взору огромный эрегированный член Сильверхенда: действительно, зачем утруждать себя нижним бельем? – Охуеть, этого не может быть на самом деле… – глупо потрясенно пробормотал он, а Джонни вдруг вздернул Ви на себя, подхватил под бедра и потащил, путаясь ногами в штанах, к материализовавшемуся в пространстве пиксельному столу. «Ладно, блять, а почему не кровать?» – успел еще обрывочно подумать Ви, но наверное для Джонни было слишком в привычке ебаться в сортирах, подворотнях, на столах и на задних сиденьях автомобилей. Чистый гранж и все такое. Потом связно думать Ви перестал. Джонни подсадил его на стол, сдирая футболку – Ви услышал треск рвущейся ткани, Сильверхенд стащил предмет одежды с него через голову грубо и небрежно, вышвырнув вне поля зрения. Жетоны на шее тихо звякнули, ударив Ви по груди. Джонни схватил его под затылок одной рукой, осыпая шею кусачими поцелуями, а второй легко расстегнул ремень и вжикнул ширинкой, стаскивая с Ви брюки. Ви чуть не опрокинулся спиной на стол, вцепившись Джонни в плечи, и так больше и не отпустив – было невероятным прижиматься к горячему обнаженному телу рокербоя. Кибернетическая рука отдавала металлической прохладой под пальцами, и ее прикосновения были чуть более жесткими, но Ви с каким-то извращенным желанием пытался прижаться губами к поблескивающему под его шеей запястью. Едва почувствовав, что остался без штанов, он тут же обхватил поясницу Джонни ногами, скрестив щиколотки за его спиной, потираясь членом и мошонкой о член Джонни, чувствуя выступивший предэякулят, охреневая от запредельного возбуждения и абсолютной достоверности ощущений. – Дж…-жонни… Джонни… Трахни уже меня, – бормотал Ви в ухо Сильверхенда над спутанными взмокшими волосами, ерзая, приподнимая бедра, пытаясь насадиться, едва ли озаботившись вопросом подготовки – в голове мелькнула только смутная мысль, что это же киберпространство, какая, блять, смазка, что за бред? Джонни, горячо хрипло дыша, подхватил его под ягодицы, развел их, жестко зафиксировав, и толкнулся, упираясь головкой во вход. Ви сперва почему-то полностью поглотило ощущение прохладной ладони протеза на заднице, а потом он почувствовал, как его распирает от того, что Джонни, медленно раскачиваясь, пытается проникнуть в него. Ви, задохнувшись, крепче вцепился в плечи Сильверхенда. Член ощущался куда более… внушительным, чем пальцы, но Ви наконец испытал это чувство заполненности, принадлежности, ничего интимнее, чем то, что происходило между ними, что он позволил делать с собой, и представить было нельзя. Просяще хныкнув, Ви сам подался навстречу, резко насаживаясь. Джонни взрыкнул сквозь зубы, теряя контроль и начиная толкаться. Он опустил Ви поясницей на стол, переместился руками выше, провел по ребрам, обхватил над лопатками, прижал к себе – Ви чувствовал пот и жар груди Сильверхенда своей грудью, ощущал его сердцебиение, а потом громко застонал от первого полноценного сильного толчка внутри себя, потерявшись от настойчивых поступательных движений – это было… это оказалось… вначале туго и плотно, но по мере того, как сопротивление мышц ослабевало, каждый толчок пробивающегося глубже Джонни посылал импульсы удовольствия по всему телу, член Ви терся о живот Джонни, и чем сильнее набирал темп рокербой, тем ярче прошибало Ви наслаждением. Он принялся подмахивать сам, обхватив Джонни руками и ногами, обвив его, сплетясь – теснее некуда, чувствовал как его мышцы туго обволакивают член Сильверхенда, как плотно тот входит, проезжаясь под каким-то правильным углом, отчего Ви било дрожью и выбрасывало на грань физического блаженства. Он коротко вскрикивал на каждый толчок, а Джонни проникал в него все глубже и размашистей, достигая безумного темпа – Ви никогда еще, кажется, не трахался в таком яростном зверином ритме – он слышал пошлые влажные шлепки кожи о кожу, свои стоны, хриплое дыхание Джонни и его голос над ухом: «Как же давно… Как же давно я этого, блять, хотел… Как же…» – рвано рычал Джонни, врываясь в него часто, глубоко и жадно. Ви мог только стонать, вскрикивать и бормотать какое-то беспорядочное «Пожалуйста, Джонни, пожалуйста, сильней» – хотя куда уж, казалось бы, сильнее. Вокруг царила абсолютная тишина, в которой раздавались бесстыдные звуки их совокупления, и от этого чувства Ви лишь обострялись. Он растерялся под шквалом ощущений настолько, что перестал даже целовать Джонни – вжался лицом в его плечо, вдыхая запах влажных волос, вцепился, мог только насаживаться, подаваться глубже встречными движениями – в остальном Ви буквально парализовало, казалось, еще чуть-чуть – и все тело скрутит судорогой от невыносимого наслаждения. А потом Джонни, горячо выдохнув, оттолкнул его от себя – и Ви увидел его лицо, и ничего человеческого и сознательного во взгляде Сильверхенда не осталось, одна только голая темная страсть – пугающая и первобытная. Вцепившись Ви в плечо кибернетической рукой, выскользнув из него, Джонни резким властным движением перевернул наемника, ткнув лицом в стол, тяжело нажал на поясницу, заставляя прогнуться, коленями раздвинул его ноги и вбился рывком, беря сзади. Ви взвыл, прокусив губу. Это было грубо, но так пронзительно, Джонни входил в него на всю длину, часто и резко, вытаскивая почти до головки и засаживая снова, зафиксировав, пригвоздив к столу, Ви даже подмахивать теперь не мог, только беспорядочно скользил носками по полу, чувствуя, как от каждого толчка у него поджимаются пальцы на ногах. Член Джонни проезжался по какой-то совершенно правильной точке, Ви казалось, его шибает электрическими разрядами удовольствия прямо в мозг до потемнения в глазах, он сам растерялся от своей беспомощности: просто раздвинуть ноги для Джонни и позволить тому себя выебать оказалось самым восхитительным, что Ви вообще мог сделать. Перестав нажимать на спину, Джонни жестко вцепился в его бедра и вбивался-вбивался-вбивался, после абстрактного течения непрерывного удовольствия Ви закралась в голову мысль – а способен ли Сильверхенд тут выдохнуться, или они могли бы трахаться вечно – впрочем эту мысль быстро вымело у него из головы, и Джонни продолжал, продолжал жадно сильно иметь его, и ощущение времени вернулось к Ви только тогда, когда Джонни навалился на него сверху, прижимаясь взмокшим телом, и зашептал в ухо, проводя по коротким волосам руками: – Запомни… Навсегда… Навсегда запомни этот момент… - отчаянно бормотал Сильверхенд, опаляя шею Ви дыханием. И Джонни кончил, крупно содрогнувшись, и когда Ви почувствовал сокращения его члена у себя внутри, и почувствовал, как трясет горячее тяжелое тело рокербоя на нем в пароксизме удовольствия, он сам взорвался оглушительным оргазмом, внезапным и бесконечным, все же что-то не так тут было со временем, и Ви казалось, что сверхновые вечно будут полыхать у него в голове. А потом Джонни, завозившись на нем, невесомо прикоснулся губами за ухом. И, взяв сзади за шею в захват, заставил повернуть голову, целуя в уголок губ. Ви не мог ничем ответить, пытаясь выровнять дыхание, а потом выдохнул какое-то пафосное, наивное и непонятное – потому что не был уже уверен, что он вообще жив, а не в раю: – Ради такого стоило блять жить… И стоило умереть… Джонни упирался в стол над его головой живой рукой, и Ви потянулся и принялся беспорядочно спешно осыпать поцелуями запястье и татуировку кобры. *** Потом они лежали рядом спинами на столе, пялясь… во что бы то ни было, что заменяло тут небо, и курили ебучие цифровые сигареты, и те были, как настоящие – все тут было как настоящее в виду отсутствия у них физических тел. – Будь мы в реальном мире, этот охренительный трах не дался бы тебе так безболезненно и легко. Мы же потоки данных, определенные ощущения можно просто заблокировать, – хохотнул Сильверхенд, выдыхая струю дыма, которая, поклубившись, преобразовалась во что-то, подозрительно похожее на облачный хуй. Ви не желал выяснять, как он это делает. Ебучий рисующийся позер – даже в киберпространстве. – Сюда идет Альт, так что лучше бы тебе вообразить себе какую-нибудь одежду, поднять задницу, склеить невинное лицо и сесть на диван, – проинформировал Джонни, разом меняя тон на слишком серьезный и исчез, воплотившись уже одетым в полуметре на диване, закинув ноги на стол и чуть подтолкнув Ви носком ботинка в бедро. Ви еще не настолько освоился в здешних реалиях, чтоб понимать, когда и откуда приближается Альт, теле-блять-портироваться и… вообразить себе одежду? Он усиленно стал воображать. Те самые любимые шмотки Джонни, которые Джонни с него в порыве страсти содрал. Как ни странно, в следующую секунду он действительно оказался одет. Ви приподнялся со стола, недоуменно моргая – хуя себе он теперь волшебник! Едва только Ви сполз со столешницы и водрузил свою бренную задницу на аналогичный диван напротив Джонни, над ними возникла Альт – по-прежнему оставаясь огромной полупрозрачной фигурой из красных пикселей. Ви с удовольствием продолжил бы лежать рядом Джонни, чуть соприкасаясь предплечьями, в мирной всепоглощающей тишине, но откладывать дела и дальше действительно было бессмысленно и чревато. – Извини за эту маленькую вакханалию и спасибо, что проявила… такт, – Джонни многозначительно поиграл бровями, вскидывая к Альт голову, – и не появлялась в неподходящий момент. – Мне доступны все ваши мысли и эмоции, – с ровной снисходительностью обронила искин. – Останавливать вас было бы бессмысленно и глупо. Хотя, стоит отметить, вы первые из конструктов, кому пришло в голову провести время подобным образом. Ваши чувства настолько… сильны, почти идентичны в своей деструктивности и… я бы сформулировала - нехарактерны для Джонни, что… Будь я способна удивляться – я бы удивилась. Будь я способна сожалеть – я бы сказала, что мне жаль. – Почему жаль-то? – Ви неуютно повел плечами. Пусть Альт сколько угодно бестелесный искусственный интеллект и богиня этого места, он все же испытывал перед ней некоторую неловкость после случившегося. – Я ошиблась, когда исключила из факторов тело, – Альт говорила в одной тональности, и Ви не мог по голосу определить, действительно ли у нее возникли какие-то затруднения – разве может всесильная Альт испытывать затруднения? Он смутно помнил десятки трупов, скорчившихся в вылизанных офисах Арасака-тауэр по ее прихоти. – Ты еще не понял, Ви? – Джонни чуть подался вперед, не выглядя больше расслабленно развалившимся на диване – он стал настороженным, как раздразненный хищник. – Ты как я, она сделала тебя конструктом. Именно поэтому ты так органично ощущаешь себя в киберпространстве. Только вот теперь, – Джонни щурился на Альт зло, с претензией: – В твоем и без того дырявом плане, дорогая, появилось еще больше неясностей. У меня не сходится с простейшей математикой. Зачем ты оцифровала парня? Предполагалось, что ты просто отделишь от сознания Ви мою энграмму. Альт чуть повернула голову в сторону Джонни, но в целом выражение ее лица не изменилось. – Ваши сущности срослись недопустимо тесно, по-другому вас было не разделить. Реконфигурация ДНК шла слишком долго. Агрессивные препараты осложнили процесс, и иммунная система начала атаковать нейроны. Личность Ви была бы критически повреждена, если бы я попыталась просто отделить твою энграмму – тело перестало воспринимать его носителем, – Альт чуть жестикулировала, плавно поводя у бедер руками, но ее движения выглядели какими-то диссонирующими с потоком слов. Джонни вскочил и нервно прошелся вдоль стола, запустив пальцы в волосы, потом снова задрал голову к Альт – Сильверхенд был зол и был на взводе. – Альт, хватит загадок! Ты что, ебучий сфинкс? Можешь объяснить простым доступным языком, что не так – потому что то, что что-то не так – очевидно! – и Джонни рухнул обратно на диван, уже больше выебисто не закидывая ноги на стол. Он съехал теперь на самый край сиденья, уперся локтями в колени, готовый, кажется, в любую секунду снова взвиться, чтоб бессмысленно мерять шагами пространство. – При чем тут сфинкс? Это, типа, порода нашего лысого кота? – не понял Ви. Он вообще не хотел ничего понимать, спасовав перед всепоглощающим предчувствием грядущего пиздеца. Джонни и Альт издали в сторону Ви совершенно одинаковые снисходительные вздохи. Потом Альт закончила свою мысль все так же безразлично: – Ви умрет, что бы я ни сделала. Этого уже ничто не изменит. – Что?! – Джонни вскочил, стискивая кулаки, пока Ви пытался постичь свой приговор, казавшийся какой-то бессмыслицей. – Что ты блять несешь, Альт, как ты вообще могла так накосячить?! Мне насрать, возможно ли спасти меня, я уже прожил жизнь, и мы не в сказочке, где всем раздают вторые шансы. Но Ви – Ви должен жить, ради этого все и затевалось! – казалось, Джонни сейчас накинется на бестелесную фигуру, многократно возвышающуюся над ним. Альт нависала ебанным роком: не демонстрируя заинтересованности или сочувствия, провозглашая то, что уже предрешено. Попытки Джонни орать и требовать были столь же бесплодны, как драка с ветряными мельницами. – Я не могла оценить ситуацию, пока не появилась возможность провести полную диагностику, – Альт снова изобразила руками какой-то успокаивающий жест, и беснующийся Джонни ее явно не впечатлил. – Тело Ви изменилось под воздействием биочипа. Теперь оно воспринимает его сознание как постороннее. Ви сможет прожить в теле около полугода при наиболее положительном прогнозе. С тобой все иначе. Ты стал полноправным хозяином. Джонни зарычал – и в этом рычании было столько самоненависти, что Ви вздрогнул, вдруг понимая, что в момент, когда двое обсуждают его шансы на жизнь – Ви волнует лишь то, что слова Альт делают Джонни больно. – Я не стану вмешиваться, – сказала Альт, повернувшись к Ви и глядя в его глаза предельно честно и безразлично. – Но пока контроль над телом остается у Джонни, он может делать что хочет. В ту секунду Ви еще не осознал всей глубины наеба, и почему Джонни так упорно и настойчиво, зная, что творится в голове у Ви, хотел взять управление в свои руки. Ви ощутил одновременные необъяснимое опустошение и облегчение. Что ж, все было напрасно. Стоило, действительно, отправиться в домик на берегу озера и валяться в шезлонге, позволяя конструкту заместить себя. Удалось только порадовать Джонни, грандиозно въебав Арасаке – вот все, чего они добились. Сказать бы – занимательное вышло развлечение, если бы не погибла Бестия. – Погоди, постой, какого хера?! – Джонни наступал на Альт, оскалившись в бешенстве. – Прекрати впаривать мне хуйню! Оставь Ви в его теле, мы без твоего охуенно бесполезного участия придумаем, как его спасти! А меня впиши обратно на биочип, изолировав от Ви, мы же договаривались. В чем проблема? Альт снова раздражающе провела в воздухе руками, словно дирижировала в такт своим словам, упорядочивая информацию. – Ви теперь конструкт и может остаться в своем теле, лишь записанный на биочип. Его ополовиненную искромсанную личность тело отвергло бы сразу. Его сознание с биочипа не может постепенно интегрировать в тело, став постоянным носителем, как это происходило с тобой – тело его не признает. Поэтому Ви будет жив, пока не разрушится биочип. Джонни замотал головой, тряся волосами. Он все еще сжимал и разжимал кулаки, руки его подрагивали, а на лице мешались неверие и ярость. – Хорошо, еще проще: оставь меня в теле Ви, а его запиши на биочип. Найдем парню нормальную тушку, которая не будет его отторгать, и он проживет долгую счастливую жизнь! Джонни мог сколько угодно метаться, но Ви с пронзительным отчаянием понял, что ничего не сойдется. Им не спастись обоим. Он впустил в свое тело Джонни Сильверхенда в тот момент, когда вставил в разъем биочип, и все это время шел лишь к тому, чтоб всего себя отдать Джонни. Теперь в теле Ви будет существовать рокербой. Логичный и ожидаемый финал. – Джонни, конструкт не может находиться в теле без биочипа. Изначально я не собиралась обрабатывать Ви Душегубом, но его личность была слишком повреждена, только таким образом ее можно сохранить. Как итог: вас двое, биочип один. Экспериментальный образец, первый перенос конструкта из Микоши в реальный мир, поэтому Еринобу Арасака предпочел продать его, как нечто беспрецедентное, – голос Альт хоть и был ровным, но казалось Ви, что в нем проскальзывают нотки заебанного тупостью слушателей лектора. – Вы должны принять решение – кого из вас я запишу на биочип. Ты должен принять решение, Джонни. Долгая полноценная жизнь для тебя, или полгода для Ви. Вот все, что я могу вам предложить, – и теперь она развела руками в почти человеческом жесте – до ебучей иронии уместном. – Если хочешь сам вернуться в тело – спустись в колодец. А захочешь остаться тут, стать единым целым со мной и сотнями освободившихся конструктов – приходи ко мне по мосту. Я буду ждать, – в ее последних словах прозвучала почти что нежность, но еще Ви почудился насмешливый подтекст "куда ты теперь денешься". – Альт, блять, ты бездушная цифровая сука! – заорал Джонни в слепой ярости, и Ви был вынужден вскочить, перехватив его руку, потому что въебать искусственному интеллекту в подвластном ему пространстве – такая себе идея. – Джонни! Джонни! Успокойся! Этим ты ничего не добьешься! – Ви загораживал Альт от Сильверхенда (не то чтобы ей на самом деле что-то угрожало), но останавливать взъярившегося Джонни было так же бесполезно, как переть врукопашную на панцир. Сильверхенд рычал, сверкал глазами, и в красноватом свете киберпространства выглядел невменяемо и страшно. Ви, однако, не придумал ничего лучше, кроме как схватить его за плечи и отчаянно затрясти, с упоением ощущая очертания крепких мышц под пальцами – пока он еще мог прикасаться к Джонни и чувствовать его, пусть даже Сильверхенд не уймется и съездит по морде подвернувшемуся под руку Ви. – Джонни, она же нематериальная, ты ничего не можешь ей сделать! Все нормально, она нам помогает, она нужна нам, чтоб спасти тебя, успокойся! Джонни вскинул взгляд на Ви, смотрел исподлобья, тяжело дыша, его трясло, он рванулся было, легко сбросив руки Ви со своих плеч, но потом словно сдулся в одно мгновение и бессильно рухнул на пол, запустив пальцы в волосы – будто, буквально, собирался их на себе рвать. – Я злюсь не потому, что она меня спасает, а потому, что эта всесильная дрянь оказалась не в состоянии спасти тебя, – глухо сказал Джонни из-за завесы длинных волос. – Я убил тебя, Ви, ты проживешь только полгода, и я не в силах ничего исправить, я, я сам тебя уничтожил, только я. И я… злюсь не на нее, если по правде. Ви до щемящей нежности в груди захотелось опуститься рядом с Джонни, обнять его поникшие плечи, прижать к себе и утешить. – Мне осталось жить не полгода, – мягко поправил Ви, кладя руку Джонни на плечо и аккуратно отводя с лица волну волос, заглядывая в глаза, пытаясь передать взглядом всю сжигающую его сердце любовь: – у меня только «сейчас» и осталось. Зато ты проживешь долгую жизнь. И я так счастлив этому, Джонни, клянусь. Ты для меня дороже моей никчемной жизни, Джонни, правда. И ты гораздо больше можешь дать миру. Я так хочу… Однако Джонни от его слов дернулся, словно Ви залепил ему пощечину. – За кого ты меня, блять, принимаешь? – хрипло спросил Сильверхенд, уходя от прикосновения, совершенно закрывшись, сцепив руки на коленях в замок. – Ты думаешь, я смогу жить, убив тебя, в твоем гребанном теле? Ты что, Ви, и вправду тупой еблан? Ви, растерявшись, заморгал. Ему казалось, что ответ очевиден. – Но, Джонни, это же простейшая логика, – наивно начал приводить аргументы он. – Я уже мертвец, я умру сейчас или через несколько месяцев, а ты получишь жизнь и свободу. Возвращать меня в тело глупо. Все равно, что убить нас обоих. Конечно же, тело должно принадлежать тебе. Оно давно уже твое. Я принадлежу тебе, – и Ви улыбнулся, как идиот - его грела эта очевидная истина. Ви все еще не понимал, как его наебали. Ровно в тот момент, когда он выпил таблетку на крыше, отдавая Сильверхенду контроль и власть над их судьбами. – Я, – коротко и зло выплюнул Джонни, – ни секунды не стану жить за тебя твою жизнь. Я просто сдохну, задохнусь, едва только посмотрю в зеркало. Я сойду с ума, если окажусь в твоем теле вместо тебя. Ты, тупой ты говнюк, проживешь каждую минуту, которую еще сможешь выдрать зубами у судьбы. Ты вернешься и сделаешь, блять, все, город и мир сожжешь, чтоб спастись и решить проблему, ты меня понял? Ви отшатнулся, глядя на Джонни потрясенно. Он бы даже рассмеялся, пожалуй, не будь все настолько серьезным. Только Джонни мог предлагать самый тупой нелогичный выход из ситуации, отметая вариант очевидный и правильный. – Джонни, ну что ты несешь, разумеется, это ты вернешься в тело, на другое я не согласен. Десятки лет для тебя и полгода для меня - приоритет очевиден, нечего даже думать, – фыркнул Ви, начиная закипать. Обязательно Сильверхенду надо испортить последние минуты жизни Ви своим несостоятельным бесполезным упрямством – так по-Сильверхендовски, хоть смейся, хоть плачь. А Джонни правда хохотнул – зло и жестоко. – Вот только Альт сказала, что контроль над телом у меня, поэтому все будет так, как я решу. Ты возвращаешься, Ви, и приготовься придумать, как продлить свое убогое существование. Все к лучшему в этом лучшем из миров, хуле, – Джонни сверкал глазами, смеялся, и это походило на истерику. Ви вдруг стало страшно, по-настоящему страшно. Он, что называется, внезапно и неотвратимо ПОНЯЛ ВСЕ. – Джонни, поганый ты мудак, ты этого не сделаешь, – слабо проговорил Ви, вскакивая на ноги. – Ты не можешь! Не имеешь права! Это мое тело! Мне решать! Джонни ржал и покачивал головой, опровергая его слова. – Джонни, пожалуйста, – Ви остановился, теряя голос, чувствуя, что начинает дрожать. – Джонни, пожалуйста! Ты не… ты не понимаешь, я же не смогу без тебя жить! Я… Мне будет хорошо, только если отсюда уйдешь ты, а я останусь. Я не… Я не смогу в мире, в котором больше нет тебя. Я не смогу без тебя. Мне будет больно. Каждый ебанный день из этого ебучего полугода! Джонни, пожалуйста, я верю: ты не сможешь причинить мне такую боль! Ви наступал на Джонни, заглядывая тому в глаза просительно, и Джонни был вынужден встать с пола, посмотреть в ответ, остановиться, не дрогнуть под напором Ви. – Ты выйдешь из Микоши живым, и мне наплевать, что ты по этому поводу чувствуешь. Я опухоль и паразит, я только и умею, что подавлять, уничтожать и брать, но больше я ничего не возьму у тебя, Ви. Я пришел сюда тебя спасать – Микоши, Арасака, Смэшер, Альт, Бестия, сотни конструктов и Черный Заслон – все прочее второстепенно, – в лице Джонни, меж хищно сведенных бровей и прищуренных глаз, залегло только тупое упрямство и уверенность в собственной правоте. Ви испугался еще больше. Он понял, что попал. Что с давно все решившим для себя Сильверхендом разговаривать и спорить бесполезно. Ви кинулся на него и ударил – ладонями в грудь, сильно, пытаясь сбить с ног. – Джонни, ты тупой кретин! Ты можешь выбрать жизнь, а вместо этого гробишь нас обоих! Ничего я не смогу придумать… ничего я не смогу без тебя! Я просто умру, раньше, позже… Сделай меня счастливым! Пойди, спустись в тот чертов колодец, вернись в мое тело! Прими то, что я осознанно и добровольно хочу тебе дать! – Ви орал, потеряв контроль над эмоциями, громче чем когда-либо до этого, когда Джонни его доводил. С каждым своим словом Ви толкал, толкал и толкал Джонни, смаргивая с глаз набежавшие слезы – но Сильверхенд не давал сдачи. Ссутулившись и закрывшись, блокируя наиболее сильные удары, он пытался обойти Ви и направиться в сторону цифрового моста. – Джонни, ты поганый мудила! Ты с самого начала все продумал! Ты заставил меня отдать тебе тело, заставил дать обещание на берегу моря! Ты меня наебал! Ты с самого начала знал, как все будет! – Ви взбесился по-настоящему. Лучше ярость, слепая святая ярость, чем эта всепоглощающая боль, боль и страх от осознания: Джонни сейчас не станет, Джонни уйдет с Альт и превратится в ничто, растворится в цифровом потоке, утратит свою сущность! Это Альт его получит навсегда! Да уж, она могла проявить снисхождение, наблюдая насмешливо за их виртуальным трахом – всем, что Ви оставалось. И Ви ничего – ни-че-го – не может сделать, не может помешать, потому что он повелся, как тупой еблан, купился на примитивные махинации Сильверхенда! Джонни кинул на него быстрый колючий взгляд, но не выпрямился, не остановился, только пожал плечами, засовывая руки в карманы кожаных брюк. – Не то чтобы знал, я предполагал, что в своей самоубийственной привязанности ко мне ты попытаешься обнулиться. И предпринял все возможное, чтоб не позволить тебе выкинуть подобный фортель, – Джонни поводил плечами так небрежно, будто рассказывал, как отнять конфету у младенца. Это был конец. Совершенный, беспросветный, ужасный конец. Ви недоверчиво поднес руку к глазам, провел по щеке – не мог же он плакать: во-первых – в киберпространстве, где слез как таковых не существует, во-вторых – Ви в последний раз плакал в далеком детстве, уж и не вспомнить из-за чего. После смерти Джеки слезы наворачивались, но так и не пролились - он был шокирован, разбит, надвигающаяся истерика быстро уступила место глухой скорби. Однако сейчас лицу его стало горячо, на пальцах отпечаталась влага – определенно, из глаз текли слезы – цифровые, состоящие из красных пикселей, какими бы они тут блять ни являлись. – Ты хочешь, чтоб я умолял? – ломающимся шепотом обратился Ви к избегающему посмотреть на него Джонни. – Хорошо, я буду умолять. И он, все еще стараясь загородить Сильверхенду дорогу, кинулся перед Джонни на колени – впервые в жизни без каких-либо сексуальных подтекстов, просто стоял на коленях, поднимал к Сильверхенду умытое слезами лицо, цеплялся за его ноги, стремясь помешать шагать, и даже говорить уже не мог, не знал что сказать – молча заливался слезами, жалкое зрелище доведенного до отчаяния человека. Потом вдруг Ви уткнулся лицом в жесткую кожу штанов Джонни, чувствуя впечатавшиеся в щеки линии швов, и зарыдал в голос. Никогда еще он не находился в столь унизительном положении, не был так никчемен – и никогда ему еще не было настолько все равно, как он выглядит со стороны. – Если ты это сделаешь… Если не отступишься… Я пущу себе пулю в лоб, клянусь, как только окажусь там, в реальном мире, вышибу себе нахер мозги, – сквозь всхлипы забормотал Ви обрывочно единственные угрозы, до которых смог додуматься. Джонни возложил руки ему на голову, мягко и невесомо провел ладонями по затылку, лаская в утешительном жесте. – Ты не сделаешь этого, Ви, потому что предашь мою жертву, а ты слишком меня любишь, чтоб обесценить то, за что я отдал жизнь, – тихо-тихо, серьезно говорил Джонни, опустив ладони с головы Ви, гладя шею и плечи. – Не надо, пожалуйста. Мне больно на тебя смотреть. Я впервые в жизни делаю что-то настолько правильное. Ты можешь ненавидеть меня всю жизнь, считать мудаком и ублюдком – я к этому готов, только бы ты вышел отсюда живым. Мне достаточно знать, что ты жив и сделаешь все, чтоб продлить свою жизнь – и я спокойно уйду с Альт за Заслон. Я не смогу остаться в твоем теле, – руки Джонни, живая и прохладная, кибернетическая, подняли голову Ви, заставляя посмотреть Джонни в глаза – Ви так и стоял, коленопреклоненный, глядя на Сильверхенда снизу, как на божество. А Джонни наконец смотрел ему в глаза, и Ви онемел – столько в этом взгляде было теплоты, искренней нежности и беспробудной тоски: – Жить в твоем теле станет ежедневной пыткой для меня. Я не смогу каждый день смотреть в лицо человека, за которого умер бы, но которого сам же и убил. Я все на свете могу, Ви – мне всегда казалось, что я способен на все – но только не это. Ви смежил веки, и горячие слезы текли по его щекам. – Джонни, пожалуйста, Джонни, давай уйдем за Заслон вместе, – прошептал Ви в последней надежде. Почему нет? Ви было наплевать, что, преодолев невозможное, пожертвовав чужими жизнями, он в итоге просто сдохнет в озере хладагента под Арасака-тауэр: лучше так, чем вернуться без Джонни. Тот же покачал головой, жестоко прищурившись - он почти гипнотизировал своим неприятием, вариант, предложенный Ви, явно Сильверхенда разозлил, у него болезненно дернулось лицо от жалкой просьбы остаться здесь обоим. Джонни, вздохнув, будто отпуская - боль за Ви, безнадежный пиздец ситуации, будто смиряясь - хоть не бывало никогда смиренного Джонни под небом мира - Джонни твердо взял Ви за плечи, заставил встать на ноги, потянулся и запечатлел на лбу долгий – прощальный, искупительный – поцелуй. – Нет, Ви. Живи ради меня. Живи. Ради. Меня, – требованием, заклиная, произнес Джонни, медленно, приобняв Ви за плечи, развернул лицом к мосту, и его руки покинули плечи Ви, и он пошел сам – дальше – гордый, несломленный, одинокий, свободный, живой, настоящий, вечно молодой, не сомневающийся, решительный, бесстрашный, жестокий в самопожертвовании, – Джонни Сильверхенд шагал вперед, готовый раствориться в информационных потоках, низвести в ничто свою личность, отдать индивидуальность, которую всегда так ценил, абстрактному единому целому, – он шел легко, вздернув голову, волосы развевались на отсутствующем ветру, Джонни дошел до края моста, за которым бил вверх столб ослепительного желтого света, обернулся, раскинул руки, посмотрел на Ви – расстояние перестало иметь значение, и Ви четко видел прищур его чуть раскосых выразительных глаз, расслабленное лицо, спокойствие в родных чертах – так редко на лице Джонни царило спокойствие. – Потому что я люблю тебя, Ви, – произнес Джонни, и мир перевернулся. Низ и верх поменялись местами, голубые цифровые квадраты промелькнули, уплывая из поля зрения, над головой загорелись не то звезды, не то огни информации, и Джонни, который стоял теперь вверх ногами, вольно выпрямившись, чуть разведя руки, обращенные к Ви раскрытыми ладонями, неумолимо стал отдаляться, уменьшаться – это Ви летел куда-то прочь, не успев осознать, не успев ответить… И Ви закричал. Пространство схлопнулось, разбилось на тонкие нити цветов, весь радужный спектр, рябящие полосы, Джонни исчез, его больше не было, ничего не было, только это буйство перед глазами, обезумевший цифровой поток, отторгающий, стремящийся вышвырнуть Ви из себя. *** Несколько месяцев спустя. – Что, Джонни, – рассеянно сказал Ви, глядя из иллюминатора в открытый космос, поправляя крепления арасакского скафандра. – Кто бы мог подумать? Вот это я называю попирать всех ногами с высоты. И знаешь… Пиздато ли мне? Я наслаждаюсь? Злорадствую? Да нет. Мне, блять, по-прежнему абсолютно никак. Ну, хоть на Землю с ебучих высот посмотрим. И устроим побудку пиджакам и корпоратским ублюдкам в их Небесном оазисе мечты. Им кажется, что там-то они точно неприкосновенны и всемогущи. Тебе бы понравилось, отвечаю. Ви включил громкую связь, по которой его консультировал Мистер Голубоглазый, таинственный заказчик невозможного дела – но делать невозможное – не очень-то сложно и совсем не страшно, если ты в принципе не испытываешь ничего – ни сомнений, ни естественного для каждой твари под солнцем желания выжить. Тяжело передвигаясь в громоздком скафандре, Ви поймал в руки шлем, прокрутил его, забавляясь невесомостью, поворачивая отверстием к себе, медленно нацепил на голову, попутно слушая уверения Голубоглазого, что если он проебется – никто не придет на помощь, ему конец, а если выиграет – Ви получит то, о чем не смел и мечтать. – Я уже получил все, что хотел, – ровно совершенно правдиво ответил Ви. Получил одну-единственную фразу. Не «Посмертие». Не статус Легенды Найт-Сити. Не личный особняк с ави. И коллекцию гитар Сильверхенда, которые он с упорной одержимостью скупал. Не лучшие заказы в городе. Не восхищенные шепотки за спиной. Не этот гребанный вояж в космос. Все это, как сказал бы Джонни, второстепенно. Все это было для Ви однохуйственно. – И мне больше нечего терять, – закончил Ви все с той же неоспоримой искренностью. Он решительно взялся за рычаг, открывающий люк шаттла, и потянул вниз. В последние месяцы Ви делал невозможные или потрясающие вещи с завидной регулярностью, кто-то назвал бы его безумцем, другие – адреналиновым наркоманом, правда же заключалась в том, что Винсент всего лишь искал способ заставить себя снова испытывать чувства, разворошить этот мертвый холод в груди. Космос встретил оглушительной тишиной и довлеющим величием, бескрайним пространством. Ви сделал шаг, выпадая из люка в черноту, расцвеченную холодными огнями звезд. Кувырок в невесомости, когда верх и низ поменялись местами, а звезды слились в рябящие тонкие полосы, нагнал чувство всепоглощающего дежавю. Объект их атаки, орбитальная станция – Небесный остров мечты, сияла впереди кольцом разноцветных огней, нанизанных на веретено. За ней виднелась Земля в голубоватом коконе атмосферы и дымный туманный шлейф Млечного пути. "Охуеть, мы в открытом космосе", – отстраненно подумал Ви, вскинул руку с зажатым в тяжелой перчатке скафандра Малорианом, врубил музыку погромче: он помнил, что когда Джонни шел на дело, у него всегда играла музыка в голове. И в наушниках шлема захрипел надрывно голос Сильверхенда, исполняя Never Fade Away, расцвечивая для Ви звуком холодное безразличие вакуума. Из скафандра Ви с шипением вырвался воздух, подернув видимость белым кружевом пара. Станция, символизирующая богатство и вседозволенность, сверкала, медленно вращаясь вокруг своей оси, но терялась на фоне нерушимой монументальности Земли и черной всеведущей бесконечности космоса, продранного остриями звезд. Было красиво, Джонни. А красота, как известно, не умрет никогда.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты