Симулянт

Слэш
NC-17
Закончен
384
автор
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Описание:
Кэйа ощущает, что он буквально падает в бездну. Его разум совершенно не такой холодный, как обычно. В животе — непонятные теплые ощущения, что совершенно не похожи на обычные ощущения при сексе. Парень действительно ощущает, словно бы в некоторые моменты, когда тот попадает по простате, он теряет сознание от чертового удовольствия. И он не знает — удовольствия от самого процесса или от того факта, что это делает Дилюк.
Примечания автора:
11.01. - 200 лайков
спасибо вам большое...
16.01. - 300 лайков
ВАУ
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
384 Нравится 19 Отзывы 36 В сборник Скачать
Настройки текста
Помешивая густую субстанцию для проведения нового эксперимента, Альбедо задумчиво смотрит в мутную жидкость. Приложив палец к подбородку, парень убирает из небольшой скляночки палочку, которой он размешивал эту жижу, отложив в сторону и поднося к носу. Всё это алхимик делает достаточно аккуратно, ведь пусть эта субстанция и не ядовитая, но для её приготовления нужно достаточное количество ингредиентов, а собирать всё это заново Альбедо совершенно не хочется… Резкий удар в дверь лаборатории, в которой он находился, а после — такой же резкий хлопок — кто-то уж действительно от всей души открыл её, заставил Альбедо вздрогнуть, но алхимическая подготовка помогла ему удержать склянку. Сразу же поставив стеклянную посудину на стойку, дабы его неожиданные гости не создали проблем, парень тяжело вздыхает. — Ох, Альбедо, я очень рад тебя видеть, знаешь, — капитан Ордо Фавониуса улыбается достаточно ярко, ослепительно. Альбедо вопросительно приподнимает бровь, смотря на человека, которого Альберих буквально втащил за собой — не понятно, каким же именно образом синеволосый дотащил эту ношу сюда — то ли волочил по земле, то ли за ручку привел, как Итэр недавно водил Кли… Ох, да, ему ведь ещё нужно будет провести один эксперимент на Итэре. Пожалуй, путешественник интересует его намного больше, чем эти двое, но… — Альбедо? С нашим Дилюком что-то неладное творится, с утра он сам не свой, — сладкий голос Кэйи вырывает Альбедо из мыслей касательно экспериментов над новым другом, заставляя алхимика недовольно вздохнуть, но полностью развернуться корпусом к синеволосому. Весь его вид: скрещенные руки на груди, чуть нахмурившиеся брови, немного недовольный взгляд буквально говорит: «Я не то чтобы очень рад вас видеть, но если вы пришли, то объяснитесь». — Дилюк вчера вернулся с путешествия… Ну, как путешествия, — Кэйа чуть посмеялся, а после услышал недовольные хрипы Дилюка, попытавшегося ударить его по груди. В мыслях Альбедо пронеслось одно — «Дилюк показывает свою хмурую оболочку даже тогда, когда умирает? Он что, действительно в любом состоянии способен нарычать на него?» — В общем-то ему нужно было забрать некоторые подписи в Спрингвейле. После того как он вернулся из него, то выглядит очень странно. — Что значит «странно»? Может быть он просто простудился… Простуды — это к Барбаре, я не похож на лекаря, — устало отвечает Альбедо. Ему, честно говоря, банально не нравится, когда его приравнивают к лекарю. Он алхимик. Болезни его не интересуют. А уж тем более простые простуды… — Нет-нет, это точно не простуда. С ним… Что-то странное, понимаешь? — Кэйа чуть криво усмехается, смотря на своего красноволосого сводного брата, который крепко сжимает руками его шею, пусть и всё ещё выглядит хмуро. Лицо красное, на краях глаз слезы. Альбедо чуть задумчиво смотрит. Секунды три — думает: прогнать взашей или всё-таки посмотреть, что же приключилось с Дилюком. Побеждает любопытство. Конечно же посмотреть… Устранение игр Кли и эксперимент над Итэром может совсем немного подождать. Отойдя от массивного дубового стола, покрытого лаком, на котором находилось предостаточное количество разнообразных алхимических штук, названия которых Кэйа наверняка либо не знает, либо забыл, Альбедо подходит к двоим крепким парням. Моментами ему кажется, что всё-таки Кэйа куда сильнее, чем кажется на первый взгляд. Дилюка он явно не волочил по полу и не вел за ручку. В первом варианте штаны Рагнвиндра были бы банально испачканы пылью, а во втором… В таком состоянии он вряд ли бы дошел сам. Вывод напрашивается сам собой — его сюда принесли. Значит, их капитан действительно не настолько пропащий, насколько моментами казалось Альбедо… — Посади его на стул, — Альбедо указал пальцем на один из стульев, стоящих здесь, но Кэйа сразу же недовольно вздохнул. Точно. Он ведь так и не объяснил подробнее, в чем состоит проблема странного поведения Дилюка. — Он прилип ко мне и не может отпустить. Он фактически висит на мне, с самого утра пришел ко мне! Джинн была так удивлена… Я не знаю, что это такое, но он меня не отпускает, — синеволосый непонимающе смотрит на уже более спокойное лицо Рагнвиндра — его, кажется, присутствие Альбедо и то, что он смотрит на него нисколько не смущает. — Ах… Ясно, — тот лишь кивает, ответив Кэйе слишком малословно, чтобы оставить Альбериха удовлетворенным. — Ясно?! Мне ничего не ясно! — чуть всплылил обычно спокойный капитан Ордо Фавониуса. — Это… Сложно объяснить, однако, я постараюсь донести до тебя эти мысли и факты более понятной речью, — задумчиво говорит блондин, смотря на ту самую колбочку, но не отходя от них двоих. Кэйа тяжело вздыхает, но ждет. Сейчас ему совершенно не хочется идти к Лизе — между Лизой и Альбедо есть большая разница. Лиза может сразу же ляпнуть что-то не то, да и Джинн наверняка узнает от Лизы. От Альбедо никто ничего не узнает и в этом определенное преимущество варианта рассказать всё ему, нежели просить помощи у библиотекарши. Альберих не то чтобы сильно волнуется за репутацию, которая витает вокруг Дилюка — «самый богатый холостяк Мондштадта». Ключевое здесь «холостяк». А ещё натурал. А если он так висит на капитане, то может достаточное количество людей натолкнуть на неправильные мысли. Можно сказать, что Кэйа всё же заботится о нем. — Эту болезнь не принято разносить всем и рассказывать о ней. Она связана с эмоциональной привязкой, эмоциональной тягой. Видимо, в Спрингвейле случилось что-то, что заставило эмоции Дилюка вернуться к неким диким инстинктам, — всё так же задумчиво говорит Альбедо, пока лицо Кэйи искажают довольно противоречивые эмоции — по крайней мере выглядит он крайне недоверчиво, когда смотрит и слушает речи алхимика, — И именно поэтому он просто делает то, что ему бы, возможно, хотелось в глубине души. Я уверен, что это связано с этим. — И… Как эта болезнь называется? Какое от нее лекарство? — непонимающе смотрит на парня, что отвернул лицо в сторону — а всё для того, чтобы Кэйа не увидел ухмылку, что проскочила на тонких губах алхимика. Можно ли назвать запланированный заранее эксперимент над капитаном и мистером Дилюком чем-то ужасным? Он думает, что нет. — Названия нет, но лекарство я могу предложить, — кивает, подойдя к застекленному шкафу и мягко открывая стеклянную дверцу, доставая из нее тонкую колбочку, давая Альбериху в свободные руки. — Тебе стоит отвести его обратно на Винокурню, уложить в постель и дать это. Или же ты можешь сходить в библиотеку, усадить его и поискать что-то об этой болезни. И подожди минут тридцать, чтобы он отошел, но не бросай его. — Что же, спасибо, — Кэйа кивает, спрятав колбочку в карман, после чего выходя из лаборатории вместе с Дилюком, которого он аккуратно подхватил под ноги и задницу, чтобы его туше не пришлось переносить великого падения. Когда двери закрылись, Альбедо чуть усмехнулся. Он прекрасно знает, что сейчас капитан пойдет в библиотеку — до нее ближе. Лизы нет — кажется, она отправилась куда-то по своим делам. По крайней мере алхимик видел, как с утра она куда-то уходила через главные ворота. А значит, у него получится провести удачный, на что он очень надеется, эксперимент зелья, которое у него никак не получалось проверить. Замечательно. Аккуратно проходя сквозь толпы народу по закромам проходов — там, где не светит солнце, где никто не ходит, Кэйа оглядывается. Тяжело вздохнув и поудобнее взяв на руки Дилюка, он услышал громкий голос Паймон: — Как думаешь, где сейчас Кэйа?! Он нам нужен! — летающая консерва недовольно вздыхает, на что Альберих лишь усмехается. — Не знаю… Сейчас найдем, — Итэр лишь коротко пожимает плечами, заходя в «Долю ангелов». Воспользовавшись тем, что сейчас эти двое уж точно его не увидят — Кэйа достаточно быстро проходит сквозь бар, ускоряясь, чтобы поскорее дойти до нужного им места — библиотеки Мондштандта. У них всё же получается добраться до нее незамеченными — зайдя через черный вход, обрадовавшись нерасторопности охранников, которые не стояли в зале и не видели своего капитана и мистера Дилюка — у Кэйи всё-таки получилось зайти в библиотеку. Да, всё же скорее у него получилось добраться. Дилюк всё это время просто висел у него на руках, явно находясь в не состоянии ступать самостоятельно. Аккуратно ступая по ступенькам, чтобы не упасть носом вниз и не повредить прекрасную голову Рагнвиндра, он доходит до нижнего уровня. Найдя стул и аккуратно пересаживая на него Дилюка — чтобы тот банально отпустил его капитану пришлось самому стоять в неудобной позе, убирая от себя такие сильные, черт возьми, руки красноволосого. — Выпей это, — выудив из кармана колбочку, которую ему дал Альбедо, Альберих убирает из нее пробку, не дающую жидкости пролиться, после чего прислоняя саму посудину к губам Дилюка. Наклоняя её и буквально заставляя его выпить это, Кэйа удовлетворенно вздыхает, пряча колбочку в карман вместе с пробкой. — А теперь ждать… Да уж, — он хмыкает, отходя от Рагнвиндра — после выпитого у него всё-таки получилось наконец-то отпустить его и сейчас хозяин «Рассвета» просто сидит, не двигаясь. — Эмоциональная тяга, значит, — подходя к стеллажам с книжками, Альберих принимается их рассматривать. Ходя между полками, стараясь найти хотя бы что-то, что будет относиться к болезням, касающихся эмоционального фонда, Кэйа раздраженно вздыхает. Осматривая множество книг, Альберих видит — корешки каждой книги целые. Лиза явно занималась восстановлением всех этих книг, ведь многим из них более ста лет, они не могли остаться настолько целыми. Чуть улыбнувшись собственным мыслям, синеволосый покачал головой. Всё-таки что Лиза, что Джинн — они обе прекрасные девушки, которые тщательно занимаются собственной работой. Просто Лиза… У нее совершенно другой характер, тем не менее она всё равно притягивает внимание и чарует. Джинн — она спокойная, более простая для понимания, открытая, что ли. Кэйа бы не смог ответить, кто из двоих дам нравится ему больше, но. Из раздумий его вывели тихие шаги, а после то, что навалилось на него вновь — он сразу же понял, что на него навалился Дилюк. — М-м? Дилюк, разве тебе не стало лучше? — повернувшись к нему, Кэйа чуть вздрогнул. Сейчас Дилюк уже выглядел куда более серьезным, он был больше похож на самого себя, но… Когда красноволосый резко прижал его к стеллажу, примкнув к его губам, Альберих понял — нет, сейчас он явно не в сознании. Понимание того, что целоваться с человеком, который не контролирует себя — дело априори не лучшее, Кэйа пытается освободиться, чтобы не давать ему делать желаемое, но… Но сейчас определенно не он устанавливает правила этой игры. Рагнвиндр определенно сильнее его физически. Не на много, но сильнее. Именно поэтому он, одурманенный неясно какой херью, — ведь Кэйа действительно мало чего понял из «содержательного» рассказа Альбедо, который, кажется, больше хотел ему зубы заговорить, — просто берет и кидает его на пол, усаживаясь сверху и вновь впиваясь в губы Альбериха. Он кусает нижнюю, оттягивает и вновь кусает, аналогично поступая и с верхней. Проникая языком в его рот, Дилюк касается своим языком языка Кэйи. Его крепкие руки блуждают по загорелой коже на груди капитана, в ярости раздвигая его рубашку, Рагнвиндр сжимает руками то, что в принципе может сжать. Альберих раздраженно шипит, но уже старается перехватить инициативу этого зверского поцелуя. На самом деле он прекрасно догадывается, к чему сейчас всё приведет. И уж вряд ли он сможет убрать Дилюка от себя, да и… Хочет ли он этого? Хочет ли, чтобы сейчас он отстал от него и, что вероятнее всего, уже никогда не пристал снова? Ох. Нет. Помогая руками освободить себя самого от одежды, Кэйа слышит тихое рычание со стороны красноволосого и коротко лукаво улыбается, не выдерживая и всё-таки решая спросить: — Что случилось, м, мистер Дилюк? Не ты ли славишься своей прекрасной выдержкой в самых сложных ситуациях? — капитан всё так же продолжает лукаво улыбаться, а после тихо шипит, когда на такой нелестный вопрос Рагнвиндр, оставляя его без ответа, просто впился в плечо, оставляя достаточно большую метку. — Можно было и помягче ответить, знаешь ли, не очень прия-, — шикнул, когда его резко ударили по бедру. Не особо больно, но ощутимо — сама по себе рука у Дилюка тяжелая. — Заткнись, — недовольно прошипел на него сам Дилюк, довольно смотря на обнаженную грудь Кэйи, которую он уже успел покрыть россыпью коротких укусов. От такого пристального, животного взгляда на себе капитан несколько хмыкнул, едва ли смутившись — скорее он просто недоволен положением дел. Именно поэтому потянулся руками вверх, принимаясь раздевать уже самого Рагнвиндра. Его верхнюю одежду получилось скинуть достаточно легко, а вот с застежками пришлось повозиться, но всё же и они поддались рукам Кэйи. Всё это время Дилюк, став всего на пару минут более покладистым и спокойным, спокойно выжидал момента, когда же парень наконец-то сделает желаемое. Как только последняя часть одежды, что скрывала его прекрасный торс, спала на пол, обнажая молочную, нетронутую укусами-поцелуями кожу, Рагнвиндр вновь принялся кусать Кэйю. Когда он наклонился достаточно низко, то Альберих резко схватил его за шею, притягивая к себе и перекидывая через себя, по итогу умостившись на чужом паху. На такую резкую смену положений Дилюку отреагировать не дают. Капитан впивается в его губы, пока руки в перчатках-половинках опускаются к его паху — чтобы справиться сначала с застежкой ремня на чужих брюках Кэйе пришлось… Не особо удобно. Одновременно целовать Рагнвиндра и вместе с тем поднимать собственное тело так, чтобы при этом удерживаться и руками расстегивать — да, не просто. Но всё же у красноволосого сработала его прекрасная логика и он, придерживая Кэйю одной рукой за талию, а второй за плечо — помог ему. Получив опору в лице Дилюка, движения рук Альбериха стали куда более уверенными — ремень улетел на пол, громко ударившись металлической бляхой об пол. Следом он принялся расстегивать уже сами брюки — с этим делом Кэйа тоже справился достаточно быстро. Улыбаясь, он отстраняется от губ Дилюка, растягивая ниточку слюны меж их губ, которая довольно быстро разрывается. Рагвиндр смотрит на него затуманено, но он нисколько его не опасается. Опустив взгляд ниже, красноволосый наблюдает за тем, как Альберих приспускает его брюки так, чтобы появилась возможность нормально приспустить нижнее белье, но при этом он не снимает ничего из этого. Всё-таки из них двоих именно он сейчас должен оставаться при холодном рассудке… Вдруг кто резко зайдет в библиотеку?! Нужно будет хотя бы натянуть нижнюю часть одежды, а уж остальное можно и успеть — они ведь не зря внизу библиотеки, а во-вторых между рядами с книгами. Аккуратно взяв в руку уже стоящий член, на головке которого выделился эякулят, Кэйа тяжело вздыхает, принимая полу лежачее положение для пущего комфорта, дунув на головку куда более холодным дыханием, чем у обычных людей. На такой контраст температур Дилюк коротко вздрогнул, просопев, а после прикрыл рот рукой, когда Альберих взял головку в рот. Он знает о том, что он сам по себе куда более холодный, чем обычные люди. Поэтому если с другими, когда они берут член в рот, появляется ощущение какого-то жара на самом члене, то с ним… С ним дела обстоят абсолютно противоположно. И, честно говоря, сейчас капитан этому очень рад — наблюдать за такими искренними эмоциями на лице Дилюка — бесценно. Смотреть за тем, как он жмурится сильнее, стоит Кэйе взять глубже. У самого него, кажется, стыда нет никакого — потому что весь процесс того, как он держит чужой член во рту Кэйа не отводит взгляда от Рагнвиндра. Он ждет, пока тот наконец-то приоткроет глаза и посмотрит… Как только Дилюк это сделал, то он понял — он совершил чертову ошибку. Огромную ошибку. Его единственный глаз, что сейчас особенно сильно выделяется яркой синевой, приковывает к себе внимания. В нем плещутся демоны; те, о которых принято молчать и не разговаривать. Что же, Рагнвиндр и раньше прекрасно понимал, почему же Кэйа никогда не был обделен женским вниманием… Если он так смотрел на каждую — неудивительно. Честно. Но почему-то при мысли о том, что он так смотрел на каждую в сердце Дилюка болезненно кольнуло и он, хмыкнув, резко принял сидячее положение, схватив Альбериха за его волосы. К счастью самого Дилюка — тот успел выпустить член изо рта и никоим образом ему не навредить, но… Но сам красноволосый об травмоопасности совершенно не думает. Он впивается в чужие губы грубым поцелуем, кусает, больно кусает — настолько, что Кэйа даже тихо шикнул. Его вновь прикладывают головой к полу, прижимая телом полностью, чтобы он лег. Ощутив чужие грубые руки, жар которых он чувствовал даже через плотные черные перчатки, на своем паху, Альберих хмыкнул. Дилюк провел рукой по его члену сквозь ткань брюк, так же принимаясь освобождать Кэйю от ремня — только делает он это куда более грубо. Кэйе впервые за столько лет становится действительно жарко, он тяжело дышит, силой отстраняя Рагнвиндра от собственных губ и совершенно не понимая, что нашло на него в тот момент, когда он так резко дернул его за волосы. Однако, мысли о таком спонтанном поступке парня абсолютно вышли из его головы, стоило Дилюку снять со своей руки перчатку и положить руку на член Кэйи, полностью обхватив его. Капитан тяжело вздохнул, выгоняя воздух через нос, ощущая, как он уверенно двигает собственной рукой по длине члена. Большой палец красноволосый положил на более-менее горячую головку, чуть удивившись тому, что всё-таки в этом куске льда есть какие-то теплые части, надавливая. Кэйа чуть зашипел, схватившись за плечи. Движения у Дилюка быстрые, уверенные, четкие настолько, что самому Альбериху становится дурно — он тяжело дышит, прикусывая нижнюю губу. Из его уст вылетают тихие полустоны-полувздохи, когда его резко кусают в плечо, за шею. На укусы и засосы Дилюк уж точно не жадничает и от этого ему становится ещё более дурно… Но Кэйа сдерживается, ему совершенно не хочется закончить собственное удовольствие прямо сейчас, но Рагнвиндр, кажется, его планами не интересуется. В один момент он отстраняется от него, потянувшись к своей верхней одежде, выудив из кармана пузырек с, кажется маслом. — Дилюк, зачем ты носишь с собой масло? — Кэйа не удержался от комментария. Он, весь красный, лежащий на полу с ногами, раздвинутыми в боки, с множеством меток и укусов… Всё равно продолжает ехидничать. Чертова неумолкаемая егоза. — Чтобы ты спросил, — хмуро ему ответил Дилюк, покачав головой, а в мыслях Кэйи на секунду промелькнула мысль: «Он что, уже вернулся в нормальное состояние?», однако, особо думать парень ему уж точно не дал. Вылив на свои пальцы и его анальное отверстие обильное количество масла, потратив практически весь флакон, он довольно аккуратно вводит один палец в Кэйю. Учитывая его действия ранее — рваные, грубые, то сейчас он его может смело поблагодарить за такое нежное обращение. Альберих тяжело дышит, но старается расслабиться.  — Дилюк, — тихо обратился к красноволосому, в некоторые моменты жмурясь — ощущения пока что не самые приятные, но ничего. Это временно, нужно просто потерпеть, а так как он, как капитан Ордо Фавониуса, умеет прекрасно терпеть подобное, то нестрашно. — М? — подняв взгляд вверх и вопросительно смотря на него, Дилюк даже не знает, насколько же он сейчас прекрасно выглядит лично для Кэйи. Тот самый человек, что никогда не проявлял эмоций нежности по отношению лично к нему последние пару лет сейчас сидит, склонившись над ним и бережно растягивая, стараясь утихомирить неприятные ощущения. Ничего не отвечая, синеволосый вытягивает руки вперед и, обняв его за шею, притягивает к себе, целуя. Уже этот поцелуй нежный и мягкий — такой непохожий на их прошлые поцелуи, но не менее прекрасный… У Кэйи в животе что-то разливается теплом, а он сам даже не замечает, как Дилюк вводит второй палец, уже начиная куда более активно растягивать Альбериха. Отстранившись от его губ, капитан ощутил, как пальцы полностью покинули его нутро — он и так понимал, что тут его никто растягивать долго не будет. Уж слишком сильно они оба хотят того, что очень скоро получат. И когда Кэйа получает — когда Дилюк медленно входит в него, то закатывает глаза, схватив того за шею, чтобы Рагнвиндр ничего не видел. Но он и внимания особого не обращает. Одну руку поставив на его бедро, Альбериха окончательно заваливают, полностью навалившись — до этого он был с боку, когда растягивал, но сейчас… Пожалуй, с какой-то стороны синеволосому действительно нравится иногда отдавать всё это доминирование. Особенно Дилюку. Достаточно сильному — сильному настолько, что от самих ощущений, как к тебе прижимается сильное тело, вжимая тебя в пол, Кэйа уже готов застонать. Ему чертовски нравится ощущение, когда его вжимают, прижимают… Как хорошо, что об этом мало кто знает, так как девушке он бы в жизни не дал над собой доминировать, а с парнями… Только где-то далеко от Мондштадта, чтобы никто из своих об этом не узнал. Грубо держась за бедро Кэйи, Рагнвиндр толкается достаточно быстро, рвано. Он чуть опускается, начиная покусывать чужое ухо, ловя тяжелое дыхание. Он не держит никакого темпа и даже не пытается — сейчас с какой-то стороны это похоже на животный секс, когда вы просто чертовски хотите потрахаться. Это не то нежное воплощение чувств, не занятие любовью, а получение того, чего оба хотели, но никто не думал, что всё же получится. Кэйа ощущает, что он буквально падает в бездну. Его разум совершенно не такой холодный, как обычно. В животе — непонятные теплые ощущения, что совершенно не похожи на обычные ощущения при сексе. Он тяжело дышит, сильнее хватаясь за Дилюка, словно бы тот сейчас уйдет от него. Либо же всё окажется сном. Парень действительно ощущает, словно бы в некоторые моменты, когда тот попадает по простате, он теряет сознание от чертового удовольствия. И он не знает — удовольствия от самого процесса или от того факта, что это делает Дилюк. Но в один момент его приятные ощущения прерываются. Рагнвиндр выходит из него, не давая довести самого себя до конца. — Чего… ты… — Кэйа тяжело дышит, ощущая, как тот подхватывает его и переворачивает, кладя уже грудью вниз. Холодный пол дарит давно забытые ощущения контрастов — ведь сейчас Альбериху кажется, словно бы он действительно горит. Горит от этого человека и от всего того, что он безбожно вытворяет с ним. Дилюк берет его за бедра и заставляет подняться, принять коленно-локтевую. Капитан вздыхает чуть недовольно, но дает сделать желаемое — и замолкает со своими недовольными вздохами. От радикальной смены угла проникновения и позы чувства обостряются — и это нравится Кэйе намного больше. Он подмахивает бедрами, а после тихо вздыхает, когда Рагнвиндр грубо хватает его за волосы, тянет на себя, принося дискомфорт. Но ловя азарт в чужих глазах капитан принимает правила этой игры, в которой ему нужно подчиняться, выполняя то, что хочется Дилюку. И он совершенно не нуждается в том, чтобы сам Дилюк озвучивал свои желания. Кэйа и так прекрасно понимает всё. Он тихо постанывает, ведь красноволосый никогда не любил шум. Двигает собственными бедрами, чуть сжимая внутри себя партнера, иногда практически теряя контроль над собственным телом, ведь колени не держат его и в такие моменты от того, чтобы они не разъехались, помогает рука самого Рагнвиндра. Однако, когда тот кладет руку на член Кэйи, с которого буквально капает на пол семенная жидкость, то Кэйа не выдерживает и громко стонет, прерывая звук всех шлепков и хлопком тело об тело. Недовольно рыкнув на него и укусив за загривок, Дилюк начинает двигать рукой в темп собственный толчкам — и пусть никакого четкого темпа не было, но красноволосый старался, чтобы движения немного совпадали. Долго ни он, ни Кэйа не выдерживают. И пусть они не кончили в унисон, но эмоции захлестывали обоих. Кэйа кончил первым, просто излившись в чужой кулак. Дилюк же сначала вышел из него, а только после кончил, тяжело дыша. Отстранившись от капитана, Рагнвиндр хмурится. Увидев это, Альберих коротко смеётся. — Неужели ты сохраняешь свое недовольное лицо даже после такого? — он улыбается, с трудом перекатываясь и принимая сидячее положение, потянувшись руками вниз и натянув на себя нижнее белье с брюками вместе, не застегивая их. Пока что. — А ты так быстро приходишь в себя, — Дилюк лишь хмыкнул, поступая аналогично с собственным низом, после чего подлезая к нему, внимательно смотря в чужое лицо. Наклоняясь, он вновь его целует, чувствуя, как Кэйа обнимает его за шею, слыша тихий шепот: — Мне кажется или кто-то здесь оказался симулянтом? За всей гаммой эмоций, что окунула двоих парней в себя полностью, подобно тому, как океанические волны накрывают человека, никто из них не услышал, как ранее тихо скрипнула дверь. А уж тем более никто не увидел Итэра, что подошел к лестнице и, услышав довольно громкие шлепки и такие знакомые голоса, достаточно быстро вывел Паймон, закрыв за собой дверь.

***

Подойдя к Альбедо, что находился недалеко от алхимической стойки в центре города, Итэр чуть хмурится, смотря на алхимика. Тот, оторвавшись от своего увлекательного занятия в виде осмотра самой стойки, всё же переводит взгляд на него. — Что случилось, Итэр? С мечом что-то не так? — по птичьи наклоняет голову к плечу, смотря на своего товарища. — Ты причастен к тому, что случилось с Кэйей и Дилюком? — блондин тяжело вздыхает. Всё его чувства подсказывали, что конечно же да, он причастен к этому и вряд ли даже постарается сделать вид, что совершенно не понимает, о чем именно сейчас говорит путешественник. — Верно. Первая часть эксперимента прошла успешно, Дилюк явно выпил напиток, что был подготовлен для него в Спрингвейле… Концентрат подействовал и сделал всё так, как нужно. Вторая часть эксперимента так же, видимо, прошла успешно, — он пожимает плечами, смотря на Итэра. И совершенно не похоже, что ему хотя бы немного стыдно. — Что ты вообще проверял? — хмыкает, складывая руки у груди, буквально отзеркалив действия самого Альбедо. — Это… Можно сказать, что пробудитель чувств. Но это первая часть. А вторая сыворотка была практически искусственным толчком для секса, — пожимает плечами. — Ни одно из твоих зелий не работает, Альбедо, — коротко комментирует Дилюк, проходя мимо них и останавливаясь, поправляя перчатки. Альбедо хмыкает, смотря на него. А в мыслях проносится одно — он понял, кто именно шарился в его лаборатории и что именно Дилюк прочитал. — Что же ты искал в моей лаборатории? — недовольно вздыхает, смотря на владельца «Рассвета», что выглядит совершенно невозмутимым. Таким, словно бы это не он меньше двадцати минут назад занимался сексом с Кэйей в библиотеке Мондштадта. — Лиза попросила принести тебе некоторые образцы, когда встретила меня. Я нашел более интересные записи, что касались меня, — пожимает плечами, а на лице всё ещё не промелькнуло ни одной эмоции, которая бы была не под стать Дилюка. — А ты удачно симулировал, чтобы я подумал, что всё удалось, — Альбедо выглядит недовольным. Настолько, что он похож на злого котенка. Итэр коротко улыбается, наблюдая за этим, а после смотря за тем, как Дилюк кивнул. — Каждый получает желаемое разными способами, но… Пока что ты получил ничего из того, чего желаешь, — красноволосый покачал головой, вновь идя вперед и спиной ловя ещё более злой взгляд Альбедо. — Симулянт… — тихо прошипел алхимик себе под нос, ловя вопросительный взгляд Итэра. — Что он имел в виду под тем, что ты не получил ничего из желаемого? — блондин вопросительно смотрит на него. Паймон сейчас нет рядом — та пошла вместе с Эмбер, так как они обе буквально стенали от того, какие голодные. — Это… Я тебе позже расскажу. Приходи ночью к утесу Звездолова, я хочу тебе кое-что показать, — тяжело вздохнув, Альбедо отходит от него, уходя прочь, оставляя Итэра наедине со своими мыслями.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты