На память и для памяти

Слэш
NC-17
Закончен
10
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 14 страниц, 1 часть
Описание:
Рассказ о первом Рождестве Кайла и Дэнни, ГГ макси "Забывчивость" (https://ficbook.net/readfic/8550642). Дэнни знакомится с родителями Кайла, которые уезжают загород, позволив парням остаться на ночь вдвоем. Грядущую идиллию нарушает только одно: слишком строгое наставление отца Кайла ровно в восемь вечера быть дома при любом раскладе. Теперь возлюбленным предстоит выяснить, в чем заключается подвох этой просьбы, и при этом умудриться отпраздновать Рождество, насладившись друг другом по полной.
Посвящение:
Всем моим соратникам, особенно – Питерским слэшерам 💙

И, конечно, моим любимым мальчишкам. И первой соточке лайков на Забывчивости 😎
Примечания автора:
Работа написана для нашего частного, дружеского новогоднего челленджа.
Мне выпала тема "восемь вечера", что я и обыграл в рассказе.

Постик к работе в группе
https://vk.com/knightaster?w=wall-152034590_670

По Кайлу и Дэнни соскучился безумно.

Думаю, при прочтении все будет вполне понятно и без знания оригинала ("Забывчивости"), разве что, кроме некоторых шуточек/деталей/отсылочек.
Но для тех, кто уже знаком с этой парочкой, миник будет приятным бонусом :)

Как и еще одно официальное заявление, что продолжению Забывчивости БЫТЬ, пусть и не раньше, чем через год.

Как и в макси-оригинале, экшна здесь нет, как такового мудреного сюжета тоже. Чистый флафф, болтовня и милота – как я и люблю.

p.s. рассказ формально завершен, состоит из 1 части, и подробной порнушки здесь пока нет. но, если найдутся желающие горяченького, я напишу ее и выложу дополнительной частью 😉🔥 /главное мне об этом желании намекнуть/
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
10 Нравится 10 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
      Волнение прокатилось по его телу электрическим импульсом: раздался звонок в дверь. Мать, как он понял по звуку шагов, пошла открывать, и Кайл быстро глянул в зеркало. Как он и предполагал, на его щеках проступил предательский румянец: неспроста они горели как сумасшедшие. Каштановые кудряшки снова беспорядочно торчали, как и всегда, когда он был взволнован. Пригладив волосы пятерней, Кайл тоже поспешил в коридор: вплоть до этого момента он, как потребовала от него мать, прибирался в своей комнате, где, по ее словам, был дикий срач. Ей, конечно, было многое невдомек…       — Миссис Лоуренс, здравствуйте, — донесся до него до боли знакомый низкий голос. Сердце гулко стукнуло в ответ, и вот Кайл, свернув в коридор, уже увидел вошедшего в квартиру гостя, которого частично заградила встречающая мать. — Приятно познакомиться, наконец.       — Здравствуй, Дэнни. Взаимно. Проходи.       — С Рождеством вас! Вот, возьмите сразу. Это вам, в семью.       — Спасибо, какой ты внимательный. И тебя с Рождеством. Кайл, идешь? — Вивиан Лоуренс обернулась на сына, который нарочно плелся к ним неторопливо, но под ее взглядом ускорился, чтобы не вызвать подозрений.       — Иду я. Привет, — проговорил он как можно суше. Женщина, унося врученную ей коробочку конфет, удалилась, оставив парней в коридоре наедине.       Вошедший скинул на пол рюкзак, стянул покрытую снегом шапку, взъерошил пальцами пшеничную, примявшуюся под ней шевелюру, после чего резко встряхнул шапку над входным ковриком. И поднял на Кайла темно-серые глаза, особенно выделяющиеся на общем фоне его блондинистой внешности и каждый раз по новой чарующие этим контрастом.       — Привет, — улыбнулся он, продолжая трясти шапку. — Там снегопад такой пошел!       — Да, я вижу, — отозвался Кайл, как ему показалось, достаточно ровно и непринужденно. Он не знал, что мог еще добавить, но от вида расширившейся улыбки Дэнни ему захотелось улыбаться еще нестерпимее. Тем не менее, парень совладал с собой и просто протянул другу кулак. Блондин, контрольный раз тряхнув шапку, привычным движением закинул ее на полочку справа от двери и легонько ударил подставленный кулак в знак приветствия.       — Ну ты… раздевайся… — Кайл неловко отшагнул назад, освобождая гостю больше места. Дэнни кивнул, снимая потемневшую от растаявшего снега куртку. Слава богу, обошлось без вполне уместных шуточек… Иначе прокол был бы неизбежен.       Подумав, Кайл подвинул ногой поближе к Дэнни приготовленные тапочки и привалился к стене, разглядывая вылезающего из зимней одежды мальчишку. Щеки и нос Дэнни порозовели с мороза. К счастью, он вынул из уха серьгу, как Кайл и просил. Не хватало еще, чтобы отец начал задавать вопросы… на которые, правда, у Дэнни наверняка нашелся бы вразумительный ответ. Тем не менее, рисковать и усложнять и без того напряженную ситуацию не хотелось.       Переобувшись, Дэнни наконец нарушил молчание, разбавляемое звуками работающего в столовой телевизора:       — Пойду тогда руки мыть…       — Да, давай… — Кайл проводил блондина взглядом, дождался, когда он скроется за дверью санузла, после чего спохватился и достаточно громко объявил:       — Я же не показал тебе полотенце!..       И нырнул за ним.              Дэнни уже смывал мыло и обернулся на вошедшего хозяина квартиры.       — Полотенце? Ну, покажи мне. Свое полотенце, — в его темных глазах запрыгали искорки.       — Вот оно, — Кайл кивнул на висящее на крючке возле раковины коричневое полотенце.       — Правда? — блондин вскинул брови, вытирая руки. — Ни за что бы не догадался. Спасибо.       Наконец, Дэнни закончил водную процедуру, развернулся, и Кайл прильнул к нему. Крепко обнял, уткнулся лицом в его шею, вдыхая его запах, и зажмурился. Чувствуя волшебное тепло, наполняющее каждую клеточку. Чувствуя, как руки Дэнни привлекают его к себе, как грудь прижимается к груди, бедра — к бедрам. Как наконец соединяются их сердца.       — Ну привет, — проговорил блондин у него возле уха, и его голос отдался во всем теле приятной дрожью.       — Привет, — прошептал в ответ Кайл, чмокнул его в еще прохладную щеку. — Ты там замерз?       — Да не особо. Главное, что теперь мне тепло, — Дэнни запустил пальцы в волосы Кайла, двинувшись от затылка к макушке, и у парня перехватило дыхание от кайфа.       — Дэнни… Я так скучал…       Казалось, что с момента их последней встречи прошло года полтора-два, не меньше. А виной всему эти сраные школьные контрольные, увенчивающие окончание полугодия. Поэтому сегодняшний день, как и последующая за ним ночь, должны были стать своего рода компенсацией со стороны злой судьбы.       — Я тоже, — шепотом отозвался Дэнни, с рычанием подтянул парня к себе еще ближе, пустив руки в вольное плавание по его спине и всем прилегающим к ней территориям, но остановился. — Ты дверь закрыл?       — Нет, она бы щелкнула, — не без досады выдохнул Кайл, бессознательно прогибаясь под ладонями Дэнни. — Было бы подозрительно.       — Точно… А папа твой где?..       — Там, в столовой, телек смотрит.       На этот раз все было совсем не так, как обычно. Чаще всего они зависали дома у Дэнни, на безопасной и толерантной территории. К Кайлу они тоже заходили несколько раз, но тогда в квартире не было никого, кроме них. Однако, родители слишком уж хотели познакомиться с новым другом сына, о котором тот рассказывал с плохо скрываемым восхищением. Поэтому получить квартиру в полное пользование они позволили только с условием, что Дэнни предварительно придет к ним на рождественский обед.       Но Кайлу не хотелось никакого обеда. Он был готов простоять так весь оставшийся вечер. Теперь, когда рядом был Дэнни, все виделось и ощущалось совсем иначе. Теплый запах сырости и стирального порошка ванной вклинивался в общую картину, и сама его ванная, такая привычная и обыденная, скреплялась с образом любимого, которого парень обнимал, и создавала чудесную особенность момента, по сути, простого, непримечательного… Это так странно, когда две части привычной жизни, раньше между собой не связанные, сплетаются воедино. Учитывая то, что в соседней комнате в это время были родители. Кайлу раньше не доводилось быть в этих ролях одновременно: и в роли сына, и в роли возлюбленного.       Волнение по этому поводу испытывал и его гость.       — Чего-то мне ссыкотно… — признался Дэнни и отстранился. Кайл бережно погладил его по нежному личику, разглядывая темные, красноречивые глаза, обрамленные светлыми, почти незаметными ресницами.       — Понимаю, — вздохнул парень, действительно всей душой разделяя беспокойство любимого. — Но я-то с твоими знаком… Хотя, они у тебя вообще инопланетные, странные…       — Как я?       — Как ты. Вот именно. Тебе-то бояться… Тем более, они уже по одним моим рассказам от тебя без ума.       — Мм, и что это за рассказы? — блондин с улыбкой склонил голову. — Надеюсь, не о том, как хорошо я позирую тебе голышом? Они, кстати, видели твои рисунки?       — Нет. Я еще не показывал…– нахмурился Кайл, расправляя чуть закатанный рукав свитшота Дэнни. — Нам надо идти… А то мы и так слишком долго в ванной тусим.       — Полотенце найти не могли, что уж… — Дэнни тоскливо вздохнул, перебирая пальцы Кайла своими похолодевшими от волнения руками. — Ладно, пошли. Я готов к новому сражению… почти.       Кайл улыбнулся, хотел поцеловать мальчишку, но не стал: они бы задержались еще минут на пять, а это уже ощутимо… Поэтому открыл дверь, разведал обстановку и, убедившись, что их не подкарауливают, кивнул гостю выходить. В коридоре Дэнни прижался к стене, с серьезной суровостью поднял кулак, изображая бойца спецназа, подающего отряду знак остановиться, и сделал вид, что пытается выглянуть за угол, на что Кайл тихо посмеялся. Не перестает шутить даже когда нервничает. Или, может, пытается шутками отвлечь себя от беспокойных мыслей…              Главной достопримечательностью столовой был длинный стол, за которым уже давно сидел Кэмерон Лоуренс — глава семейства, другая главная достопримечательность. На стене висел телевизор, транслирующий все тот же спортивный канал. В углу стояла пышная искусственная елка, уютно мигающая огоньками. Кухню от столовой отделяла широкая арка, за которой как раз исчезла мать Кайла.       Отец же повернул голову и взглянул на вошедших мальчиков. Внешне он был похож на Кайла — имел ту же форму лица с достаточно широкой челюстью и острым подбородком, которую еще называют «алмаз», и такие же синие глаза, хотя стройное телосложение и так полюбившиеся Дэнни кудряшки парень унаследовал от матери. Но он все равно надеялся, что хоть небольшое сходство отца и сына придаст Дэнни немного уверенности.       — Здравствуйте, — первым поздоровался Дэнни, и его голос прозвучал еще ниже обычного, почти так же, как он звучит по телефону. Видимо, от волнения.       — Дэниел? — обратился к нему Кэмерон. — Здравствуй.       — Можно просто Дэнни, меня так все называют, — блондин лучезарно улыбнулся, однако при этом скованно застыл. Если бы не все рассказы Кайла о строгости отца, вероятно, эта встреча прошла бы более гладко, за что парень теперь ругал себя. Ему до смерти хотелось взять мальчишку за руку, но тогда бы они оба полетели из окна пятого этажа, в чем он был вполне уверен.       — Ясно, Дэнни. Садись, — позволил отец и снова повернулся к телевизору, тут же оскалившись от переживаний за, вероятно, одну из волейбольных команд, или же за незавидную судьбу бесконечно пинаемого ими мяча.       Кайл сел сам и усадил Дэнни рядом, в торце стола, подальше от своих родителей. Ему невольно захотелось помочь матери донести с кухни оставшиеся блюда, чтобы избавиться от чувства неловкости за то, что все кроме нее уже сидят за столом, но и оставить Дэнни на растерзание отцу он тоже не мог.       — Кэм, помоги. Достань из печки курицу, — вдруг крикнула мать, решив обе проблемы сына разом.       — Подожди-подожди, сейчас же третий сет начнется… — попытался спастись отец, но Вивиан разбила все его надежды:       — Ты этот повтор уже в четвертый раз смотришь! Иди сюда, говорю.       — Но эффект-то от этого не меняется… — так горько вздохнул Кэмерон Лоуренс, немного неповоротливо вылезая из-за стола, что Кайл испытал намек на сострадание.       Но отец достаточно быстро вернулся, поставил на стол форму с запеченной курочкой и плюхнулся обратно на скрипнувший стул. И вдруг обратился к Дэнни:       — Ты не смотришь волейбол?       В животе Кайла свернулось такое дикое и пронзающе-ледяное волнение, почти как когда он, пару дней назад, отвечал у доски на химии. Но Дэнни, покручивая праздничную тарелку перед собой так, чтобы изображенная на ней елка стояла ровно вертикально, отозвался:       — Нет, мистер Лоуренс, ограничиваюсь теннисом.       Парень облегченно выдохнул: если бы блондин заикнулся, что предпочитает соревнованиям по волейболу аниме про волейбол, у них могли возникнуть проблемы.       — И что думаешь о Ролан Гарросе в этом году? — отцовские глаза с надеждой, какой Кайл почти никогда в них не видел, всматривались в гостя.       — Ну, я предполагал, что Надаль сделает Тима, как и в прошлом году. В конце концов, Франция уже как-то и закреплена за Рафой…       — Но в Австралии-то он продул… — заметил Лоуренс-старший.       — В Австралии никто от него другого не ждал, он там не выигрывал уже лет десять, — улыбнулся Дэнни. — В Австралии был другой вопрос: Джокович или Федерер? *       Кэмерон с глубоким почтением на лице кивал.       — Согласен, а что скажешь о Уимблдоне?..       — Думаю, спортивную минутку можно заканчивать, — решительно заявила Вивиан Лоуренс, усаживаясь между мужем и сыном. — Давайте есть, пока мясо не остыло.       Дэнни довольно хмыкнул и подмигнул засмотревшемуся на него Кайлу, так что парня прошиб приятный холодок. Мистер Лоуренс был очарован блондинистым другом сына с первого упоминания. Сам Кайл-то теннисом не особо горел, а вот рассказы о дружбе с чемпионом их клуба не могли не воодушевлять.       На время содержательная беседа прервалась, и собравшиеся, обменявшись любезностями, погрузились в еду. Кайл по-хозяйски накладывал блюда в тарелку к Дэнни, надеясь, что это не растолкуют именно так, как оно было на самом деле. «Просто формальная вежливость, да…».       — Это салат с курицей и черносливом? — вдруг поинтересовался Дэнни.       — Да, — отозвалась Вивиан, убрав со лба прядь курчавых волос. — Ты не любишь чернослив?       — Наоборот, оригинально получилось. Мы с мамой готовили такой же, но только с ананасами. И кедровыми орешками. Тоже недурно, кстати.       — Ты готовишь вместе с мамой? — удивилась женщина.       — Дэнни неплохо готовит, — вставил Кайл и поймал пропитанный изумлением взгляд матери. — Он учил меня жарить котлеты…       — Тебя учил?.. — с сомнением переспросил отец, и от этого тона — непонятного, но заранее напрягающего — у парня по привычке свело живот. Однако, Кайл попробовал взять себя в руки и, копируя обычную непринужденность Дэнни, пожал плечами.       — Ну, выживать как-то надо…       Дэнни засмеялся. К удивлению, его поддержали и Лоуренсы-старшие. У Кайла окончательно отлегло от сердца. Экзамен сдан на отлично. Далее пошли ненавязчивые разговоры, после чего мать поделилась с Дэнни рецептом салата, а отец все-таки продолжил расспрашивать гостя о теннисе.       И стоило Кайлу так переживать? Дэнни же заверил его, что приложит все усилия, чтобы не упасть в грязь лицом и понравиться его родителям.       А, что самое главное, это не было игрой на публику. Блондин говорил искренне и умудрялся подбирать темы, в которых плавал как рыба в воде, которые, даже несмотря на их провокационность, он мог подать с таким пристрастием, словно защищал докторскую, не меньше. Природное и неподдельное, почти детское обаяние, любознательность, начитанность — то, что Кайл раньше называл просто «задротством» — и безграничное воображение были неразлучными спутниками блондина и являлись его несомненным украшением.       Наверно, многие родители могли бы желать такого парня своему ребенку… правда, если бы этот «ребенок» был женского пола. Но Кайл надеялся, раз Дэнни сумел произвести такое хорошее впечатление на Лоуренсов-старших, им будет легче принять тот факт, что связывает мальчиков нечто более крепкое, чем дружба. Но пока об этом думать совершенно не хотелось. Кайл периодически находил коленкой под столом коленку Дэнни, полагаясь на то, что под скатертью их тайного взаимодействия видно не будет.              — К бабушке тогда сам заедешь, — сказала Кайлу мать, когда Кэмерон подал ей шубу. — Она расстроилась, что ты не захотел приехать с нами.       — Скажи ей, что я потом привезу к ней Дэнни. Он такую тираду о ее любимых детективных книжечках зачитает, что она нам все простит.       — Вот позвонишь ей, поздравишь с Рождеством и сам все расскажешь. Завтра днем мы зайдем к Хуверам, так что домой вернемся ближе к ужину. Я знаю, что вы приличные ребята, — но почему-то при этом она смотрела на Дэнни. — И, думаю, мне не стоит просить вас не звать толпу народа на попойку. И давайте-ка без девушек. Не очень хочется делать из квартиры притон.       Вивиан и до этого настойчиво говорила сыну, чтобы тот даже не думал созывать кучу своих сомнительных дружков «с их кальянами и выпивкой», разве что не «с блэкджеком и шлюхами», но Кайл заверил ее, что Дэнни совсем из другой тусовки.       — Конечно, миссис Лоуренс, никаких девушек, — заулыбался Дэнни, после чего наигранно вздохнул, вызвав улыбки и у родителей. Но, когда женщина отошла к зеркалу, чтобы поправить шарф, отец, уже одетый и стоящий в дверях с горшком пуансеттии* в руках, оглядел обоих парней крайне серьезным взглядом.       — Вы ведь будете дома в восемь вечера?       — Ну… наверно… — очень осторожно, буквально идя на цыпочках, начал Кайл. — Но… почему так рано? Я ведь раньше и позже возвращался…       — Будьте дома в восемь при любом раскладе, — тоном, не терпящим возражений, подытожил Кэмерон, но, как только к нему, цокая каблуками сапог, вернулась жена, подмигнул мальчикам и сразу переменил тему:       — Вив, ну ты готова?       — Да. Ты взял подарок для мамы?       — Взял.       — А для тети Мишель?       Отец, со вздохом безысходности переложив горшок с цветком в левую руку, наклонился и подобрал стоявший у стены явно увесистый мешок. Затем бросил на сына и его друга суровый взгляд.       — И без глупостей.       — Какие глупости, сэр? — Дэнни вытянулся по струнке, на что отец только со странным добродушием посмеялся. Кайл же совсем не мог вести себя непринужденно с отцом. Просто не умел, слишком уж сложные у них выстроились отношения в последние годы. Поэтому был даже рад, что объектом родительского внимания в этот вечер был именно Дэнни.       — Так, а салат где? — вдруг спохватилась женщина, так что глаза ее мужа совершенно округлились.       — Какой еще салат?..              Вскоре Лоуренсы-старшие все-таки собрались и, ничего не забыв, уехали отмечать Рождество загородом, у бабушки Кайла, с кучей всевозможной дальней родни, оставив квартиру в полном распоряжении парней.       — Господи, ну наконец-то! — почти прокричал Кайл, закрыв за ними дверь, и схватил Дэнни за руку. — Все. Пойдем ко мне.       Блондин по пути захватил свой рюкзак и с довольным хихиканьем позволил парню утаскивать себя в его комнату.       Там Кайл дотащил его ровно до центра, остановился и, не выпуская руки Дэнни, указал вверх.       — Посмотри, Дэнни, во что мы вляпались.       К украшенной зеленой мишурой люстре была привязана маленькая веточка омелы.       — Ну, ничего не поделать, — обреченно ответил блондин. — Раз уж твои родители так строго запретили приглашать девочек…       — Да, придется справляться собственными силами, — согласился Кайл.       Он не понял, кто кого притянул первым. Их губы соединились сами собой, может, даже одновременно. Кайл обнял мальчишку за талию, чувствуя, как широкие ладони Дэнни нежно обхватывают его лицо. Потом, не в силах больше терпеть, шагнул к кровати и плюхнулся на нее, утягивая Дэнни за собой. Его кровать, правда, была куда меньше двуспальной кровати блондина, но это не могло стать для них проблемой.       Но, наигравшись языком во рту парня до головокружения, Дэнни с сочным причмокиванием оторвался и, тяжело дыша, приподнялся на локте.       — Уф, Кайл… я так обожрался, если честно…       — Да я тоже, — согласился Кайл, и они оба уселись. — Ничего, это успеем…       — Ага, будем трахаться всю ночь…– хмыкнул Дэнни, потихоньку обнимая возлюбленного и зарываясь носом в его курчавые волосы.       — Угу, «всю ночь», которая, как и всегда, превратится в «ой, уже полвторого, пора спать».       — Ну да. Но мне вполне нравится такой расклад, — блондин прикрыл глаза и заулыбался, когда Кайл начал целовать его подбородок.       — Мне тоже… — но парень замер, ткнулся носом в щеку любовника и заметил:       — Только вот… я не понял, что там отец про вечер сказал…       — Кстати, да. Я тоже. Раньше же ты и в ночи домой припирался, и всем было вполне пофигу, разве нет?       — Так и было. А тут вдруг такое ограничение… будто мне лет десять… Блин, странный он какой-то, не могу. Напрягает…       — Да… — их глаза встретились, и личико Дэнни вдруг перекосила гримаска отчаяния.       — Кайл! — воскликнул он. — Я так пересрался, господи!       — Ты справился великолепно! — на той же гиперболизировано-восторженной волне ответил ему парень. — Я просто не представляю…       — И так же великолепно я пересрался! — Дэнни спешно прильнул к Кайлу. — Хочу в домик! У меня был стресс! — и, задирая его толстовку, полез под нее головой. Парень, хохоча, повалился на спину, позволяя блондину забраться на себя сверху. — Все, я спрятался, — Дэнни удовлетворенно вздохнул и поцеловал Кайла в грудь. — Так-то лучше.       — Зайчонок мой… Все позади. И все супер. Родители от тебя в восторге.       — Только можно я к твоей бабушке не поеду? — проговорил Дэнни, тепло дыша на его голую кожу.       — Да она нормальная, ты не переживай.       –Не-не. Ты вот говорил, что родители страшные, а они оказались нормальными. Теперь говоришь, что бабушка нормальная, а она окажется наверняка страшной… Не в обиду тебе и твоей дорогой бабусе, я фигурально.       — Да я понял, — посмеялся Кайл, поглаживая его по спине. — Не боись. Зато сможешь у бабушки взять рецепт свинины по-французски. Она ее божественно готовит. И о книжечках побалакаете. Бабушка тоже в молодости пыталась что-то писать, насколько я помню.       — Убедил, — Дэнни все-таки вылез из-под толстовки. — А у нее большой дом, значит? Можно будет остаться на ночь? Нам выделят комнату?       — Хочешь пополнить коллекцию мест наших потрахушек?.. Бабуля, если застукает нас в одной постели, будет ритуал экзорцизма проводить, не меньше.       — «А демон выйдет?», — захохотал Дэнни, но Кайлу вдруг стало не до смеха.       — Демон-то выйдет… А вот мы… Знаешь, то, что сказал отец…       — Про восемь вечера-то?       — Ну да. Не стал бы он запрещать нам поздно гулять. Я прям чую, что тут дело не в возвращении… Тут какой-то подвох есть.       — Например?       — Ему понадобилось, чтобы мы были дома. Это же звучало… прямо-таки как приказ. Ты слышал его тон.       — Вот именно. Откуда вдруг такая категоричность? — Дэнни сел, нахмурив светлые брови. — Быть в восемь вечера дома… Почему именно в восемь? Сейчас сколько? –мальчишка вытянул шею. — Где у тебя часы-то?.. А, вон. Половина четвертого… Может, позвонить хочет, проверить? Адекватны ли мы, не загуляли ли, не забухали ли… не трахаемся ли с девчонками…       — Или просто «не трахаемся ли»… — живот Кайла свело, а лицо похолодело от вдруг возникшей от догадки. — Не могли же мы пропалиться… Потому что стационарного телефона у нас уже нет, он может позвонить лично мне, на мобильный, для этого мне не нужно быть дома. Блин… что, если он реально хочет нас проверить? Поймать с поличным. Может, он что-то заподозрил… Вдруг соседи на нас настучали? Когда мы с тобой сосались тут в подъезде…       — Допустим. И ты думаешь, что он вернется от бабушки к восьми часам? И предупредил нас заранее, чтобы мы успели прибраться и помыться? И вот так встреча будет… Типа, «мальчики, чего-то тут веет смазочкой анальной…».       — Не думаю, что отец знает запах анальной смазочки… Но, да, он бы не стал предупреждать. Наверно… А вдруг он в окно заглянет?..       — На пятый этаж-то? Квадрокоптер с камерой что ли пригонит? Или на пожарной лестнице поднимется?       — На санях залетит, блин. Как Санта Клаус… — хмыкнул Кайл, а Дэнни вдруг подскочил с кровати.       — Кстати! Я ж подарочки для тебя принес!       — Санта Дэннис… — Кайл подобрал ноги, тут же отвлекшись от неприятных мыслей, наблюдая, как блондин лезет в рюкзак и выуживает из него большой подарочный пакет. — У меня тоже для тебя есть кое-что, потом покажу…       — Да-да. Он помялся немного, но ты же простишь?.. — мальчишка вернулся на кровать и протянул Кайлу пакет, держа его за края. — Давай, суй руку.       — Сразу всю руку? Мм, фистинг?.. — Кайл, улыбаясь, запустил руку в недра пакета, отмечая смущенную улыбку Дэнни и легкий румянец, не уходящий с его щек, но связанный уже вовсе не с морозом. За окном по-прежнему летел частый мелкий снежок, но здесь, в комнате, мальчики были друг для друга растопленными каминами: согревающими и дающими полное ощущение уюта и защищенности.       — Прикольно, — вдруг заметил Дэнни, кивнув на протянутые вдоль шкафа Кайла и по стенке над кроватью, прямо над их головами, разноцветные светодиодные гирлянды.       — Ага. Они еще мигают, если кнопку нажать. Так, я нашел что-то… большое и твердое.       — Ты руку точно в пакет сунул?.. — хихикнул Дэнни. Кайл не успел придумать остроумный и пошлый ответ, потому что извлек на свет скетчбук. Квадратный, толстый. С футуристическим городским пейзажем на обложке: звездная россыпь на темном небе, высокие дома, светящиеся неоном, который в некоторых местах был заменен голографическими переливающимися вставками.       — Вау… — завороженно проговорил парень, наклоняя скетчбук и любуясь, как картинка играет красками на свету. — Красиво.       — Ага. И бумага там такая, как ты любишь. Подожди, смотри дальше.       — Это… — Кайл вынул массивную упаковку уже хорошо знакомых ему стикеров для заметок бледно-голубого цвета. — М-да… Ожидаемо…       — Ну, я подумал, что та пачка у тебя уже могла кончиться… Это, скажем так, подарок и на память, и для памяти.       — На память. И для памяти… — повторил Кайл, смакуя слова. — Полезная штука, чего уж.       — Да, там еще парочка полезных штук есть, — блондин с горящими глазами нетерпеливо кивнул на пакет. Следующей полезной штукой оказалась коробка карандашей разной жесткости, притом не обычных, а с разноцветной, радужной сердцевиной, обрамляющей грифель.       — Пидорские карандаши. Прям как ты, — Дэнни любовно чмокнул Кайла в щеку. — Ну и я.       — Да ты, вообще-то, куда более пидорский. Но ладно, спасибо. Там что-то еще? А это… — он вынул самый обыкновенный леденец-тросточку в красно-белую полоску. — Это намек какой-то, мм?.. Сосательный… Хотя, можно его ж и куда-нибудь поинтереснее засунуть… — парень, чувствуя затрепетавший внизу живота огонек, медленно повел тросточкой по бедру Дэнни.       — А не слипнется?.. — вдруг серьезно спросил блондин.       — В прямом смысле слипнется от сладкого, а?       — Ну, а кто знает?.. Это ж там отмывать, наверно, надо будет…       — Ну, можно загуглить… — решил Кайл, задумчиво покручивая в руке леденец и размышляя над вопросом его эксплуатации, но Дэнни засмеялся и покачал головой.       — Я-то знаю тебя, извращугу, и это предусмотрел, — и он выудил из пакета прямоугольную коробочку с особенно ярко выделяющейся надписью «18+». Кайл тут же разразился смехом, к которому присоединился и Дэнни. Пальцы парня, тем временем, вскрыли коробку и выковыряли из нее точно такую же силиконовую тросточку, явно предназначенную для совершенно иных целей.       — Дэнни! Придурок ты белобрысый! Обожаю тебя! — он потрепал смеющегося мальчика по светлым волосам. — И для кого это, позволь уточнить?       — Сыграем в бутылочку и выясним, — довольно улыбаясь и жмуря темно-серые глаза, Дэнни перевернул почти опустевший пакет и с глухим хлопком вывалил на покрывало остатки его содержимого. — А, скорее, не в бутылочку, а в сливочки…       В его руке, словно в рекламном ролике, красовалась баночка взбитых сливок.       — Это нам, на покушать. И это еще, — он потряс пакетиком с разноцветной и крайне аппетитной на вид посыпкой. — Ну, так поприкольнее еще будет. Ты будешь моим горячим шоколадным кексиком!..       На пару минут их разбор подарков прервался таким же горячим и сладким поцелуем, который впоследствии затянулся и так же внезапно перерос в достаточно шустрое стаскивание друг с друга одежды. И завершился быстрой и пылкой разрядкой вручную: потому что иначе они уже не могли просто сидеть рядом, настолько накалилась и комната, и кровать, и воздух между ними.              — Потрясающие подарки. И символичные. «На память и для памяти». Спасибо, — Кайл с трепетом перекладывал подаренные ему вещички, некоторые из которых, правда, попадали на пол от их бурных взаимодействий, на свой рабочий стол, в безопасность. — А у меня для тебя тоже кое-что есть, кстати.       Он свесил ноги с кровати, натягивая шорты, пока Дэнни, все так же валяясь позади, поочередно закидывал ноги ему на плечи, что-то мурлыча себе под нос.       — Я сейчас, — парень чмокнул оказавшуюся у его лица тонкую щиколотку блондина и поднялся.       — У меня уже есть подарочек… — протянул Дэнни и продолжил напевать знакомый мотив:       — «Ты подарил мне свою улыбку,       Частичку своего сердца.       Ты подарил мне чувство, которое я искал».       С все той же умиленной улыбкой слушая его пение, летящее мимо нот, Кайл между делом полез в шкаф.       — «Ты подарил мне свою душу,       Свою невинную любовь…»*. Хотя это, скорее, касается меня… но ладно, допустим. Ну-ка, что там у тебя?       — Я начну с довеска, ладно? Увидел эту прелесть и не мог не купить, — Кайл развернулся, демонстрируя на вытянутых руках трусы-джоки, главным элементом которых была мягкая голова дракона с разинутой пастью, пришитая как раз на самом интимном месте. Дэнни пару секунд молча оценивал презентуемый гламурный предмет одежды, после чего рассмеялся, непривычно высоко и так сладко, что сердце Кайла влюбленно затрепетало с новой силой.       — Дракоша! Дракоша на пипиське, мать его!.. — выпалил блондин, катаясь по кровати и хохоча. — Господи…       — Да, — Кайл сиял. — Я, правда, не решил, кому из нас будет уместнее его надеть. Ты-то тащишься от драконов, но при этом больше любишь с ними взаимодействовать, а не быть драконом самому… Так что, это ты решай. В любом случае, размер одежды у нас одинаковый.       — Ой, да, — Дэнни сел, все еще чуть подрагивая от приступов смеха, и протер заслезившиеся глаза. — Это невероятная хренотень. Шедевральная просто…       — Ну, а то, — к этому времени Кайл уже открыл вертикальное отделение шкафа и вытащил из-за висящих на вешалках рубашек и футболок длинный, почти метровый предмет, упакованный в белую обертку с разноцветными рождественскими шариками. — А вот основной подарок.       — Хм, а там что? Гигантская пиписька?       — Нет. Лучше, — Кайл положил подарок на кровать, и Дэнни начал раздирать упаковку.       — Что может быть лучше… — начал было блондин, но его низкий голос оборвался пораженным вздохом. — Это…       — Да.       — Легендарный Клинок?.. Шутишь?..       — Не шучу. Таким не шутят, — Кайл присел перед мальчишкой, который, как и был нагишом, выудил из упаковочной бумаги меч и держал его за рукоять. Тот самый Клинок, из-за которого и произошла вся заварушка в любимой фэнтезийной книге Дэнни. Вернее, в книге, в снятых по ней фильмах и в игре… Не настоящее оружие, конечно, декоративное, но в полный оригинальный размер.       Белобрысый мальчишка же выглядел совершенным ребенком в свои почти семнадцать. Он поднял меч к потолку, разглядывая блестящее металлическое лезвие.       — Охренительно. Господи…       — Я знал, что тебе понравится, — распирающая Кайла радость зашкаливала так, словно это ему подарили предмет его давних грез. — С твоим шлемом вообще классно будет, а? Для какого-нибудь косплея…       — Кайл, я бы в жизни себе его не купил… Он же…       Тут Дэнни оторвался от своей новой игрушки и потянул Кайла за руку, заставив залезть обратно на кровать, после чего внимательно провел рукой по гладкой коже его живота, заставив хихикнуть от щекотки.       — Ай, ты что?..       — Смотрю, нет ли шрамов… обе ли почки у тебя на месте… Клинок же стоит целое состояние.       — Ну, такое… Ладно, я тебя успокою, я взял его по акции еще в начале декабря. И у меня были кое-какие сбережения…       — Мм, криминальная заначка… — Дэнни бережно прижал меч к груди, вздрогнув от прохлады металла, и Кайл решил, что не удивится, если в дальнейшем блондин будет спать со своим Клинком в обнимку.       — Угу, типа того.       — И ты спустил ее на меч для меня?..       — Да. К мечу еще ножны есть, тоже оригинальные. Их я тогда на день рождения тебе подарю. Они, конечно, дешевле меча, но если бы я подарил тебе ножны сейчас… был бы не тот эффект, так ведь?       Тут Дэнни, абсолютно контрастно самому себе пять минут назад, посерьезнел, считывая лицо любовника темными, ничего не выражающими глазами.       — Я говорил, что люблю тебя?       — Ну, я что-то такое слышал, — Кайл рассеянно пожал плечами. Но блондин уже бережно опустил меч на пол, прислонив к тумбочке, и потихоньку взобрался к парню на колени.       Не сговариваясь, они решили, что плотный обед вполне себе переварился.       За окном совсем стемнело, и комнату освещали только огоньки гирлянд на шкафу и стене. Кайл прополз вдоль кровати, шагнул на пол одной ногой, дотянулся до стола и, захватив ноутбук, полез обратно, в их пригретое гнездышко, где ждал его растрепанный и взмокший Дэнни.       Они хотели посмотреть видео с обзором этого самого Легендарного Клинка, чтобы со спокойной душой позволить себе показать факи «счастливым обладателям этой редкой вещицы» по ту сторону экрана.       — Мы и сами можем свой обзор запилить, — заявил Дэнни, пока Кайл устраивался рядом с ним. — Я к себе в группу точно его выложу. Как станем видео-блогерами…       — Ага, разбавляя драконоборский контент нашими «домашними видео»? — парень включил ноутбук, и они оба поморщились от ослепившего их яркого света экрана. — Блин, надо убавить…       — Да, так однозначно лучше.       Но, когда глаза смогли всмотреться в побледневшую картинку, клубок давящего волнения снова вкатился в грудь Кайла, словно до этого он выходил покурить.       — Срань… Скоро восемь, Дэнни.       — Может, ты просто напишешь папе и спросишь, в чем дело? — подкинул дельную мысль блондин, обнимая возлюбленного за плечо.       — Не, не прокатит это. Ты видел, как он смотрел? Как командир на солдат. Когда он так смотрит… Еще и при маме тему сразу перевел, ты заметил? Не знаю, Дэнни, я ссыкую. Теперь моя очередь ссыковать, видимо. Вдруг он пришлет кого-то… Не знаю, правда, кого. Тех же соседей… Мне раньше вообще не разрешали оставлять дома гостей. Да и я сам редко оставался на ночь один. Мне кажется, они мне еще не доверяют, знаешь… Вдруг хотят проверить, убедиться, что я тут в адеквате, не упился, не отключился… Или что ты, маленький алкаш, меня не споил…       — Я?! Да как я могу?.. — Дэнни поднял свободную руку к лицу и сделал движение указательным пальцем, будто поправляет воображаемые очки на переносице: сам он видел прекрасно, но очки очень бы дополнили его образ пай-мальчика и задрота… каким он мог показаться на первый взгляд.       — Ну, не ты… Может, они вообще за тебя тут и переживают, — Кайл вздохнул и прислонился щекой к теплому худенькому плечу блондина. — Что я тут научу тебя гадостям, развращу… Блин, нахрена так делать, а? Какие-то проверки устраивать… в Рождество…       — Значит, ты думаешь, что кто-то должен прийти?.. Давай тогда сами подкараулим их, а? Выйдем из дома и подождем где-нибудь в кустах. Пойдем в контратаку?       — Нет, отец же сказал, что мы должны быть дома. Я вообще ничего не понимаю! — внутри Кайла боролись желание наплевать на родительское наставление и по-детски необоснованный, но впитанный во все его существо страх провиниться. В то же время, он пытался прогнать эмоции и призвать на помощь логику. — Ну вот смотри, а если бы у нас реально были какие-то дела? Если бы мы гулять планировали уйти до ночи?       — Ну, тогда бы мы сказали об этом твоему папе, я думаю. Может, это бы нам чем-то помогло… Кстати… — Дэнни задумчиво протирался носом об кудряшки парня. — А это звучит клево. А давай реально сходим погулять, мм? Там снега столько навалило. Сделаем двух снежных ангелов. Ну, или снежных педиков, в нашем случае…       Кайл вяло усмехнулся: попытка развеселить его на этот раз не увенчалась успехом.       — Не знаю. Мне это просто покоя не дает. Восемь уже через сорок минут…       — Эй, — протянул Дэнни, привлекая его к себе, обхватывая обеими руками. — Моя нервная барашка, успокойся. Что бы там ни задумал твой отец… Мы справимся. И не с таким разбирались.       — Да, — уверенный голос любимого и его родное тепло придали Кайлу решимости. Быстро чмокнув мальчика в губы, он все-таки подтянул лежащий на коленях ноутбук поближе. — А давай-ка посмотрим, есть ли какие-то новости… Может, мы с тобой неправильно мыслим, и отец реально не хочет, чтобы мы оказались ночью на улице, по каким-то обоснованным причинам.       — Вдруг наступит зомби-апокалипсис?       — Ага, в 8.05 вечера, — хмыкнул парень, вбивая запрос в поисковике.       — Ну да. Только вот, если твой папа узнал о зомби-апокалипсисе заранее, у меня есть к нему парочка вопросов…       — Нет, мой папа не будет вождем зомби. Ну, смотри, тут только какие-то праздничные мероприятия… Ярмарка… Нет, почти все закрывается еще днем. Вечером-то все хотят отмечать. Никакого криминала не прогнозируют…       — Может, погода будет бушевать? Ураган?..       — Тогда посмотрим прогноз. Нет, только снег. Даже ветер небольшой совсем, меньше, чем днем… Я не понимаю, Дэнни. Неужто папа реально владеет какой-то информацией извне, а?.. Ну это же бред.       — Вдруг произойдет какой-то разлом в пространственно-временной петле? — изрек новую идею Дэнни. Его глаза оживленно поблескивали в свете экрана ноутбука, и Кайл понял, что у его парня включился «писательский режим». — Точно. А твой папа на самом деле — один из Избранных, способных улавливать колебания магнитного поля?       — Что-что?.. Какое магнитное поле еще?       — Не знаю, — честно и серьезно, не теряя энтузиазма, говорил Дэнни. — Но ему еще со школы никто не верил. А он уже тогда чувствовал, что именно сегодня в восемь вечера…       — Явится Терминатор?.. — усмехнулся Кайл. — Нашествие голых дядек?       — Ну, нашествие кое-кого голого уже случилось, — Дэнни с улыбкой кивнул на их укрытые пледом тела. — Хоть и не скажу, что мы прям «дядьки»… Может, это будет нашествие хищных колибри?..       — Хищных… что?.. Дэнни…       — Ну, Кайл, а что ты предлагаешь? Сидеть и бояться? Я вот тебе предлагаю: пойдем делать снежных педиков во двор. В конце концов, до восьми время есть… А что… — он втянул воздух и аж весь выпрямился, развернулся к Кайлу, словно его наконец осенило. — Что, если подвох в доме, а? Где-то тут установлен таймер… И в восемь вечера квартира заполнится усыпляющим газом… И тогда у твоих предков будут гарантии, что мы тут ничего не сотворим! И не убьемся, и телеки не вынесем, чтобы продать…       — Газ? Ты серьезно?.. — Кайл невольно поежился, кутаясь в плед. — Ты только что начал так трезво меня убеждать, что я даже тебе поверил. Дэнни, блин… Ладно, так что там было про снежных педиков?..              Извалявшись в снегу, промочив насквозь рукавицы, почти доведя до той же кондиции и обувь, и куртки, они сидели в засаде: в кустах у детской площадки, напротив подъезда Кайла, через дорогу. Снег ровно падал крупными хлопьями, которые парни то и дело пытались ловить ртами, лица покалывало от морозца. Улица была слабо освещена фонарями, но на многих окнах горели пестрые огоньки гирлянд, создавая куда более веселое настроение.       — Там будто живут счастливые люди, — задумчиво отметил Дэнни, оглядывая соседние дома.       — Ты же говорил, что счастье — в душе, а не в показухе?       — Это и не показуха. Это — проявление состояния души, понимаешь? Они так и светятся от счастья…       — Философ ты мой. И это ты еще даже не выпил…       Где-то за ними загрохотал фейерверк, и его разноцветные брызги отразились в темных окнах дома Кайла. Даже не нужно было оборачиваться, чтобы созерцать эту красоту. Дети, возившиеся на площадке, тоже притихли и смотрели, и слушали взрывы в небе, периодически восклицая что-то тонкими голосишками.       — Вот разберемся с этими колибри-терминаторами и расслабимся спокойно, — мечтательно проговорил Дэнни, не отводя глаз от двери подъезда. — У нас так много сладостей, которые мы еще не пустили в ход. Сливки, твой леденец… оба леденца… И я, кстати, планирую использовать их сегодня вечером. Как и твоего чудесного дракошу… Что скажешь?       — Это идеальный план, что еще я могу сказать?       Кайл рассматривал утонченный, сосредоточенный профиль блондина и нырнул рукой в карман его куртки, где нашел его ладонь. Прохладные пальцы сжали его руку в ответ. От мокрых рукавиц уже не было толка, поэтому греть руки приходилось в карманах. Ноги уже затекли, а их пальцы совсем замерзли, но Кайл надеялся, что сидеть им тут осталось недолго.       Его взгляд остановился на мече — Легендарном Клинке — воткнутом в снег рядом с ними. Дэнни мудро решил взять оружие с собой, на случай зомби-апокалипсиса. Да и просто хотел уже поскорее начать пользоваться долгожданной игрушкой. Блондин и раньше, во время их прогулок, любил подбирать и таскать с собой мощные палки, напоминающие мечи, а теперь ему выпала возможность вооружиться по-настоящему, на зависть всей обитающей на площадке малышне. «Ну, хоть не теннисной ракеткой», — пронеслось в голове Кайла само собой, вызвав и улыбку, и тягучее, неприятное ощущение в груди.       — Спасибо, — все-таки проговорил он. — За то, что пришел… и вообще, за этот странный день.       — Ты же знаешь, как я люблю странные дни. И странные приключения, в которые ты меня втягиваешь. И тебя, странного, тоже… Не знаю, как тебе, а мне все нравится. Слушай, это же как в игре! Сидим такие, навык скрытности прокачиваем…       — Ага, да… А вот навык стальных нервов у тебя прокачен до предела, — Кайл вынул свободную руку из кармана и полез ей в противоположный карман, где лежал его телефон, чтобы посмотреть время. Такой маневр был не шибко удобным, но ради этого выпускать руку Дэнни тоже не хотелось.       — У меня нервы не стальные, а эбонитовые, — заявил блондин. Кайл все же хохотнул и не успел сказать «ебонитовые», потому что заметил движение на горизонте. От машины, судя по всему, только что припарковавшейся с торца дома, шел человек. Шел прямо, затем свернул к подъезду Кайла. Рука в этот момент нащупала в кармане телефон, вынула…       — Без трех минут восемь! — шепотом сообщил Кайл, снова поднял глаза.       Человек остановился у двери, позвонил в домофон. Лампочка, обычно худо-бедно освещающая территорию под козырьком подъезда, перегорела еще пару недель назад, поэтому ориентироваться можно было только по звукам.       Играла мелодия вызова домофона. Играла и не прерывалась. Никто ему не отвечал. Никто не собирался впускать его в квартиру.       — Он звонит к нам! — с холодеющим сердцем прошептал Кайл.       — Думаешь?       — Да! Уверен! Восемь часов, наш подъезд, никто не открывает…       — Пойдем! — Дэнни тут же поднялся, возвысившись над кустом в полный рост, выхватил из снега меч, так лихо, словно делал это каждый день. — Держи фонарик наготове.       Кайл еле успевал бежать за своим решительным драконоборцем — не только в мире фэнтезийных игр, но и в реальности.       Они приблизились, и звонивший резко обернулся. Его глаза недобро блеснули, и Кайл почувствовал, как Дэнни стиснул рукоятку Клинка, будто действительно собирался атаковать незнакомца прямо на улице.       — Вы здесь живете? Не откроете дверь? — без лишних предисловий начал человек, судя по голосу, парень, ненамного их старше.       — И почему мы должны вам открывать? — в голосе блондина мелькали металлические нотки, и даже сейчас Кайл отметил, насколько это сексуально.       — Чертов домофон, видимо, сдох, — с трудом борясь с очевидным раздражением, ответил молодой человек. — В «92» звоню, они не открывают.       Кайла прошиб холодный пот, сердце неприятно колотилось: самая страшная догадка подтвердилась.       — И по какому вопросу вам нужно в «92»? — продолжал Дэнни. Человек же нервно чертыхнулся и начал снимать с плеча сумку.       — Так это вы из «92»? Сразу нельзя было сказать? Столько подозрений, убивать я вас, что ли, собираюсь…       Кайл, уже не в силах выносить томление, включил фонарик на телефоне, залив светом темный асфальт перед подъездом… И тут все встало на свои места.       — Я заказ ваш привез, — молодой человек дергаными движениями расстегивал массивную квадратную сумку. — Просил же, чтобы мне под дверью не стоять… Заказов невпроворот… Полрайона еще объехать надо, а ведь Рождество! И надбавки за это никто не даст. Так смена выпала, никого это не колышет…       — Заказ?.. — очнулся Кайл, видя зажатый в руке курьера лист. Из открывшейся сумки на них пахнуло теплым ароматом чего-то очень вкусного.       — Заказ, заказ. Фамилию вашу скажите.       — Лоуренс, — парень неуверенно глянул на Дэнни, на лице которого снова нельзя было прочесть ни одной эмоции.       — Лоуренс, да. Заказ на имя мистера Лоуренса. Три пиццы, сет запеченных роллов и яблочный пирог. Возьмите, — он всучил все пять поставленных друг на друга коробок Кайлу. — Оплачено по карте. Вот ваш чек.       Парень так и стоял с разинутым ртом, пока курьер такими же отрывистыми махами нервно дрожащих рук, склонившись, застегивал сумку.       — А… — наконец, нашелся Кайл, желая раз и навсегда выяснить разгадку промучившей их весь день тайны. — Почему доставка была заказана именно на восемь?..       — Потому что сейчас все вспомнили, что Рождество, и всем понадобилась пицца! — курьер недовольно, с натугой закинул сумку на плечо. — Заранее нужно делать такие заказы, заранее! Особенно в такие дни, когда загруженность предельная. Мы же сказали, что доедем до вас только около восьми! Мне еще в три дома ехать! А новые заказы так и сыплются. Все же думают, что мы за двадцать минут и приготовим, и все доставим! Черта с два! Мы боги, что ли?.. Нужно быть реалистами! — продолжая ворчать, он пошел по дорожке обратно к машине.       — И вас с Рождеством, — проговорил ему вслед Дэнни. Вздохнул. И исчерпывающе взглянул на заваленного пиццей Кайла. – Это что же получается… Твой батя передумал захватывать мир, разоблачать нас… и просто заказал нам хавчик за свой счет?..       — Выходит, что так… — Кайл вдохнул поглубже невероятный аромат, исходящий от коробок. Ноша была достаточно тяжелой, держащие ее руки начинали мерзнуть, но на душе становилось все легче и теплее. — Блин… Охренеть. Я бы в жизни не догадался, что он на такое способен. Видимо, это ты его так впечатлил, что его аж на подвиги потянуло. А мы-то думали… Стой, подожди, — он нахмурился. — Кажется, отец что-то говорил… Тогда, еще несколько дней назад, когда мы все это обсуждали. Нашу встречу… Он сказал, мол, вам, наверно, нужно будет заказать еду, чтобы вы тут не оголодали… и повеселились нормально… Да, точно! И еще, мол, «только маме не говорите, а то обидится, что вы не станете доедать ее стряпню». Черт, Дэнни!.. А я как-то… это и не сопоставил. Я тогда так весь переволновался…       — Так переволновался, что забыл? А, Мистер Забывчивость? — Дэнни рассмеялся, обнял Кайла одной рукой, притягивая к себе, и нежно потерся холодным носом об его нос. –Признавайся уже: ты просто об этом забыл. Снова. И нахрена я с собой меч брал? Пиццу резать?.. Ладно, давай сюда ключи. Пойдем уже отмечать! И жрать дары твоего отца. Думаю, мы это заслужили.
Примечания:
*1
Упомянутые Надаль (он же Рафа, потому что Рафаэль), Джокович, Федерер, Тим - знаменитые теннисисты, участвовавшие и побеждавшие в турнирах Большого шлема.
Ролан Гаррос - турнир во Франции, Уимблдон - в Великобритании.

*2
Пуансеттия, или Рождественская звезда - растение, один из символов Рождества.

*3
Дэнни поет строки из песни Скорпионс "When you came into my life", над стихотворным переводом которых автор решил не заморачиваться 😝

***
Напомню, что технически рассказ завершен, такой статус у него сейчас и стоит.
Но, если наберутся желающие почитать и о том, как Кайл и Дэнни "отметили Рождество", испробовав принесенные Дэнни подарочки... хехе 😏🔞 Чисто флаффное пвп, без сюжета...
То будет и оно.
Я-то готов писать о них бесконечно, вопрос в том, насколько это нужно здесь и сейчас :)

Поэтому, вместо стандартной кнопки "жду проду", достаточно будет лайкнуть мой комментарий под текстом. Если наберется хотя бы 10 человек - порну быть 😁

Вступайте в группу автора, чтобы не пропустить информацию о новых работах и главах впроцессников, а также быть в курсе других творческих новостей 🤗
https://vk.com/knightaster 🤺🌈
Ваш Радужный Рыцарь Астер

Делитесь впечатлениями о прочитанном в комментариях 😃 Давайте поговорим
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты