Роза цветёт в полнолуние

Гет
NC-17
В процессе
82
автор
luna_lov бета
Размер:
планируется Макси, написано 115 страниц, 15 частей
Описание:
- Что за тон, мисс?! Во мне нет качеств вашего факультета, но думаю вас заботит, нечто другое. Не поделитесь? - протянул Люпин, отвернувшись от рыжей.
— Нет, профессор, - прошептала у самого уха, рыжая. Её тёплое дыхание будто прошлось по всему телу, оставляя на мужчине гусиную кожу. — Лучше поделитесь вы, откуда эти шрамы?
— Почему вам так интересны мои шрамы?
— А почему вас заботит мое отношение к вам?
Посвящение:
Одному из самых любимых персонажей Поттерианы, ему выделили слишком мало экранного времени. Поэтому возьму на себя смелость это исправить.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
82 Нравится 20 Отзывы 16 В сборник Скачать

Глава 9 / Правдивые предсказания

Настройки текста
Пэнси отошла от подруги, ноги ужасно подкашивались. Девушка не ощущала в своем теле сил, будто всю энергию высосали в один момент. Брюнетка не заметила, как её ноги занесло к расстеленной слизеринской мантии. Обессилено упав на нее пятой точкой, Паркинсон подобрала под себя ноги, глаза уставились на Розмари. Рыжая опустилась с головой под воду, быстро брыкаясь. Волшебница не стала реагировать на состояние Саламандр, у нее часто были такие припадки. Ритуал вполне безопасностный и не нанес бы никакой беды. Паркинсон обняла себя руками, ветер становился холоднее, а мысли ученицы все мрачнее туч на ночном небе. Голова забита мыслями о Драко. Воспоминания снова и снова возвращали ко всем моментам, когда её несправедливо унижал Малфой. Говорил с ней, будто перед ним не чистокровная волшебница, равная ему, а жалкая маггла. В какой момент влюбленность в него переросла в ежедневную порцию вседозволенности? Блондин мог позволить себе все, что угодно, и Пэнси стерпит, промолчит. Ни один сокурсник, да и другой волшебник, не имел той власти на ней, которую брюнетка вручила в руки слизеринцу. Теплая влага подступила под каре-зеленые глаза. Стиснув в руке белый рукав рубашки, Паркинсон потерла глаза. Девушка зачем-то повернулась вдоль черного озера. Недалеко от нее стоял огромный пёс. Он беззвучно подошёл к ней, но не решался пройти ближе. Его не столько интересовала девчонка, сколько приятно пахнущая корзинка. Гримм погреб влажной лапой по траве, слегка наклоняя голову. Нужно заставить девочку самой угостить его, или же отвлечь и самому стащить еды. Студентка тепло улыбнулась и протянула к нему руку, пощелкивая пальцами. «Она всерьез думает, что так подзывают собак?» Сириус, недовольно прищурив собачий взор, двинулся ближе к Паркинсон. Пёс вальяжно расселся на девичьей мантии, довольно завиляв хвостом. Все шло по плану. Пэнси провела ладонью по жёсткой черной шерсти. Гримм растянул передние лапы к расслабленным ногам слизеринки. — Я не видела тебя здесь раньше, — произнесла Пэнси, рассматривая «нового друга». Тонкие пальчики провели по шее. Не заметив ошейника, брюнетка внутри себя обрадовалась. — Значит, ты ничей пёс. Я всегда хотела собаку. А матушка вечно разводит своих мерзких лысых кошек. Блэк не стал вслушиваться в пустую болтовню. Бывший заключённый огляделся по сторонам. Скользкие руки постоянно блуждали по нему, продолжая гладить. Забавно было посмотреть на лицо этой девчонки, если превратится обратно в человека. Стала бы она также гладить и мило болтать? Конечно, нет, она испуганно сбежит. Как и все, поверит в виновность там, где её нет. — Я назову тебя пончик, — радостно проговорила Пэнси, быстро потрепав по уху Сириуса. «Проклятая, осторожнее с моим ухом! И какого Мерлина, я для тебя пончик.» — Мой сладенький пончик, — пропела брюнетка, не оставляя в покое грязную шерсть. Гримм не выдержал этих экзекуций над собой и захотел залаять, но вышел сдавленный скулеж. — Должно быть, ты голоден, малыш, — сама себе сказала Паркинсон. Девушка потянулась к корзине. Она захотела угостить бродячего пса. Приоткрыв вафельное клетчатое полотенце, в нос Сириуса ударил приятный запах еды. Пэнси достала пирожок с картошкой, протянув к мохнатой морде. Блэк понюхал зажаренный краешек выпечки и, раскрыв пасть, позволил предлагаемому угощению оказаться во рту. Бегло прожевав, Сириус жалобно поглядел на Паркинсон, сдавленно заскулив, дабы получить свою порцию добавки. Поджав бантиковидные губы, волшебница потянулась за куском тыквенного пирога, осознавая, что заготовленный пикник пойдёт на пропитание «пончика». — Как удачно я взяла с собой еду для пикника, — весело сказала сама себе слизеринка. Она не могла нарадоваться этому огромному чёрному псу. Девушке никогда не доводилось видеть таких огромных собак, но все в этой жизни бывает впервые. «Пикника?! Девчонка, ты в курсе, что пикники устраивают днём, а не после отбоя, да и у чёрного озера так себе идея.» Чистокровный продолжил уплитать остатки еды, обдумывая пути отступления. Маленькая ученица казалось не очень умной, да и, скорее всего, была назойливой. Но если учесть положение Сириуса, где выбирать явно не приходилось, волшебник обдумывал, чем ещё ему может быть полезна Паркинсон. Вариант, что она проведёт его в школу, даже не мог рассматриваться. Таких огромных собак не пускали на территорию Хогвартса со времён мародеров, что уж говорить за сейчас. Розмари вынырнула из воды. Она откинулась на голую землю, некоторые участки которой покрыты травой. Девушка ровно дышала, продолжая обдумывать, к чему ей показали такое видение. Здесь есть явный смысл, но это казалось не достаточным результатом для слизеринки. Рыжая хотела увидеть некую предысторию Люпина, но вместо этого явился сбежавший заключённый. Темная вода озера медленно стекала по белому платью студентки, съежившись в мелкие складки. Мокрые пальцы прошлись по туго стянутой повязкой на глазах. В тайне Саламандр все ещё надеялась увидеть нечто ещё. Блэк удивлённо смотрел на странную девушку. Она только что вынырнула из воды и спокойно лежала не так далеко от них. Все это время находится под водой темного озера, с разными существами под ним, и спокойно вынырнуть на сушу обратно. Кто, черт возьми, эти девчонки, и что они на самом деле тут затевают? Возможно, эта малышка с корзиной еды просто дурачит его, и это никакой не пикник. Почему она не помогла вынырнуть рыжей, а сидела и подкармливала бродячего пса? Или это нормально для теперешних учеников? Вот так кидать своих друзей. Роузи будто услышала мысли Гримма. Она повернулась в сторону Пэнси. Перед ней не было черного пса. Взрослый мужчина с грязными, спутанными волосами стоял на четвереньках перед ничего не подозревающей слизеринкой, заботливо поглаживающей по голове Блэка. Сквозь повязку студентка уловила внимательные серые глаза бывшего гриффиндорца. Саламандр поднялась, встав в ту же позу, что видела перед собой. На четвереньках волшебница стала подкрадываться к странной парочке, разместившейся на мантии Паркинсон. Брюнетка удивлённо вскинула темную бровь, заметив странное поведение подруги. Конечно, у Розмари и прежде были необычные заскоки во время ритуала, рекомендованного когда-то Треллони, но это явно было самым необычным. Паркинсон повернула голову к своему псу. Пончик тут же привстал, заметив движение ученицы в свою сторону. Роузи остановилась в миллиметре от носа Гримма. Сириус удивлённо разглядывал слизеринку. Рыжая стояла в зеркальной от него позе. Светлое платье превратилось в грязное платье, с темными разводами от воды, не говоря уже о грязи на руках, с помощью которых ученица двинулась на собаку. Саламандр упёрлась носом во влажный собачий. Через ткань рыжая с видела эти серые глаза, больше напоминающие серебро. Чистое серебро, в котором была небольшая нота стали. От Гримма несло травой, грязью и росой. Девчонка отвернулась от него. Складывалось впечатление, что она обдумывает что-то. Резко обернувшись к Блэку, Саламандр потянулась к его уху. Маленькие губы остановились и начали шептать, так тихо, чтобы только Сириус смог услышать. — Когда найдешь предателя, поторопись. Закончи дело до того, как взойдет полная луна. Не успеешь, и старый друг станет твоей помехой. Выйдя из одной тюрьмы, ты войдёшь в другую. Сириус расширил свои глаза, ещё сильнее разглядывая её. Она говорит о Питере?! Старый друг…полная луна, она о Римусе? Как он помешает ему? Лунатик слишком далеко отсюда, чтобы нанести хоть какой-то вред. Или нет? Только Люпин знает о анимагических способностях, значит, Орден мог дать приказ, заняться его поисками лично оборотня. Но страшнее всего в том, что сказала девчонка, это последнее. Одна тюрьма сменит другую. Будучи весьма свободолюбивым человеком, нахождение в Азкабане было весьма невыносимым для Сириуса. Мужчина не собирался возвращаться обратно, к поджидающих дименторам. «Это девчонка определенно знает нечто ещё, но что?» Произнес вслух фразу из головы Блэк, но вместо слов, из собачьей пасти полился лай. Рыжая дернулась от громкого звука. Выходка Сириуса вывела из ритуального транса волшебницу. Саламандр нервно замотала головой, пальцы дотронулись до мокрой ткани. Потянув за маленький узелок, Розмари раскрыла глаза. Ткань упала к шее юной девы. Девушка испуганно отшатнулась от морды Гримма, которая совсем не по-доброму зарычала. Слизеринка не любила собак, даже боялась их после одного случая в детстве. — Что это? — Пончик, — гордо произнесла Пэнси, — правда он красавчик. Никогда его здесь раньше не видела. — И я про то же, — ответила Розмари, поднимаясь на ноги. Она отошла от подруги и пса. В висках неприятно запульсировало, словно сзади по голове били огромным молотом орков. Рыжая потерла подушечками пальцев виски, в надежде, что это поможет. Взгляд стал размытым и туманным. Волшебница глядела на пса, но видела лишь чёрное очертания, большую размытую кляксу. — В этот раз было немного странно, — произнесла Паркинсон, не заметив изменившегося состояния Роузи. — Видела что-то важное? Или не вышло? — Слегка не то, что я хотела, но вышло весьма полезно, — тихо отозвалась рыжая, услышав отголоски вопросов Пэнси. — Когда ты подползла к нему и прижалась к его морде, было весьма жутко, — призналась брюнетка, обеспокоенно осматривая подругу. Розмари неуверенно держалась на ногах, топталась на одном месте, затем стала отходить назад. Роузи отрицательно замотала головой. Перед глазами все расплылось, в мутных образах начали мелькать разные люди. Волшебница ощущала себя не на поляне у озера, а на одной из пустынных улиц Лондона. Темно-серая плитка была мокрой от недавнего дождя, как из ниоткуда появилось множество людей. Они проходили через маленький проулок. Будто нарочно каждый, проходя, задевал её, толкал в плечо, цеплялся за корюшки влажного платья. Розмари испуганно озиралась по сторонам, воздух здесь становился душным и тяжёлым. Саламандр остановила свой взор на одинокой фигуре, что стояла поодаль всех подобно статуе. Миниатюрная женщина в старинном бордовом платье, поверх него был черный плащ, голова была опущена, а на голове овальная шляпа, закрывающая часть лица. Волосы были собраны, а на пухлых губах играла едкая улыбка. Слизеринка испуганно замотала головой, оглядываясь на людей. Лиц не удалось различить. Все были размыты, словно серая дымка закрывала их лики. Розмари ощутила цепкий взгляд на себе. Он блуждал по ней, подобно скользкой змее. Шатенка неотрывно глядела на нее. Нельзя было на таком расстоянии сказать, какими были глаза. Все, что можно об этом сказать- зрачки, напоминавшие черную дыру, и само выражение лица давало понять, что она не дружелюбно настроенна. — Девочка, время принять решение. Кто ты, жертва или хищник? Ты же понимаешь, о чем я говорю? Или ещё не поняла, к какой игре ты близишься? — произнесла молодая версия бабули Лестрейндж. Она лукаво улыбалась, продолжая смотреть. Роузи опустила взгляд, вдумываясь в её слова. — Я не обязана выбирать, — сказала рыжая, стараясь предать собственному голосу как можно больше уверенности. В долю секунды Лита Лестрейндж оказалась прямо перед лицом единственной внучки. Роузи испуганно заморгала влажными ресницами, на глазах начала накрывается соленая пелена слез. Девушка всеми силами старалась их подавить, позорно признавая, что сейчас разрыдается от страха перед покойной родственницей. «Я не обязана выбирать, если не хочу! Все время я пыталась быть хищником, думая, что это защитит меня. Но я жертва. Глупая, трусливая девчонка.» Лита довольно усмехнулась. Студентке показалось, что её мысли были услышаны и прошептала: — Не позволяй любви смешать твои мысли, иначе твой финал будет печальнее моего… Лита толкнула внучку мягкими ладонями в тонкие плечи. Девушка вернула сознание обратно в тело, ещё не осознавая, где она. Пэнси стояла перед ней, вцепившись в те же плечи. Она трясла подругу в надежде вывести из проницательного транса. «Пончик» поднялся из своего места и начал лаять на слизеринок. Он должен был уйти ещё после того, как странная девчонка начала свое предсказание. Но почему-то все же остался. — Розмари, прийди в себя! — закричала Паркинсон, призывая к себе сокурсницу, но та глядела сквозь брюнетку, словно она была пустотой. Пэнси услышала шелест, исходящий со стороны волшебной школы. Обернувшись, девчонка заметила худощавый мужской силуэт, направляющийся к ним. — Будь все проклято! Рози, прошу тебя, сюда идут. Если Филч доложит о нас Снейпу, нам конец! — взревела Пэнси, впиваясь короткими ноготками в кожу Саламандр. — Убирайся, вон! — крикнула Роузи, отмахиваясь. Перед ней стоял образ ехидной Литы Лестрейндж. Паркинсон удивлённо уставилась на подругу. В глазах неприятно зарябило, брюнетка обидчиво сморщила брови. — В таком случае поступай, как знаешь, — Пэнси подхватила с травы мантию и полупустую корзину, последовав в сторону гримучай ивы, куда поспешно сбежал гримм, как только заметил наметившуюся заварушку. Розмари резко взмахнула головой, прогоняя настырные мысли с жуткой родственницей. Затуманенный взгляд стал проясняться, но мысли все ещё были не здесь. Видения прошлого и будущего смешались воедино, не давая ментального покоя своей обладательнице редких чар. Взгляд волшебницы остановился на одинокой баночке с зельем, стоявшей в густой кромке травы с явно торчащей круглой крышечкой, врученной Снейпом не так давно. Если выпить, наверняка все пройдет, не так ли? Желания терпеть неприятные ощущения отошли на второй план, и слизеринка потянулась за заветной жидкостью. Роузи опустилась на землю, подхватывая ослабевшими руками колбу с отваром. Ритуал занял больше времени, чем обычно, поэтому сил поддерживать это состояния не хватало. Магия, позаимствованная у Паркинсон, была закончена, и чары стали высасывать всю энергию из юной прорицательницы. Рыжая раскрутила круглую крышку колбы, доставая крышку, прикреплённую к пипетке для набора нужного количества капель отвара. Девушка собиралась набрать сосудом жидкость, чтобы, как следует инструкции, погрузить её в себя. Всмотревшись в прозрачную пипетку, студентка брезгливо отбросила её в траву. Бутылочка с широким горлышком оказалось вблизи лица. От зелья исходил приятный запах ягод и трав. «Профессор Снейп и вправду для меня постарался.» Слизеринка отпила большую часть отвара. Вкус напоминал смородину с нотами железа. Зелье было не, как обычно, жидким, а вязким. Студентка почувствовала в горле ком, который постепенно зашевелился. Организм требовал этот магический продукт обратно. Саламандр отбросила на траву колбу и прижала ладонь к губам, в надежде остановить нежелательный рвотный позыв. Согнувшись пополам над землёй, Розмари ощутила неожиданное облегчение. Теплое ощущение растекалась от груди, проникая со временем в желудок. Мысли постепенно вставали на место, давая слизеринке долгожданный покой.

***

В темных коридорах магического замка раздались тихие шаги. Кромка маленького светильника, что Римус нёс в своих руках, осветила ему путь. Хоть и дело, из-за которого он здесь, весьма серьезное, мужчина ощущал внутри себя некое будораженье. Он был младше тогда, но старше Гарри, когда они тайком выбрались с друзьями и так же тихо перебрались по Хогвартсу. Лунатику всегда было интересно, как бы сложилась его жизнь, не будь в ней Волан-де-Морта. Люпин закончил бы Хогвартс и поступил бы на рунолога, как и хотел, Джеймс и Сириус выучились на мракоборцев, а Питер стал колдомедиком. Свадьба Поттера старшего с Лили была бы не такой скромной, не пришлось бы ничего скрывать. Возможно, у Гарри имелась бы сестра или брат и Сириус наконец тоже позабыл бы о холостяцкой жизни, в точности, как Питер. В этом туманном будущем, которое могло быть у четырех друзей, Римус ощущал себя очень счастливым. На несколько секунд можно представить, как все счастливы. И все, что приходится проживать сейчас, всего лишь страшный сон. Где он совершенно один… Но реальность оказалась страшнее любого кошмара для каждого мародера. Профессор прошел мимо картины-входа в гриффиндорскому факультету. Карта ничего не показывала, в спальнях за ней были ученики, видящие десятый сон. Это поколение студентов определенно спокойнее того, что было во времена былой молодости Лунатика. Гарри и Рон, судя по всему, не спали, тихо похаживая по своей спальне, наверняка обсуждая что-то. Проведя наручным светильником от свечи в колбе по карте, взгляд учителя остановился на спальне девочек. Гермиона неподвижно находилась у окна, спит. И никаких следов Петтигрю… Значит, не Гриффиндор. Возможно стоит наведаться в пуффендуй. Этот добродушный факультет наверняка мог приютить маленькую крысу. Римусу пришлось вернуться обратно к коридору. Вблизи с кухней был ещё один портрет. Как и полагал оборотень, студенты профессора Стебель находились в своих постелях. По крайней мере, многие из них. Мистер Диггори и мисс Чанг сочли эту ночь подходящей, чтобы совместно посетить купальню для старост. Усмехнувшись своим наблюдениям, Люпин продолжил свой путь. Изначально ему захотелось проверить подземелья слизеринцев, поскольку, окажись правдой то, что Питер предатель, он мог искать убежища у тех, кто напрямую связан с темным лордом. Мужчина не думал, что это Снейп. Римус находил Северуса весьма умным человеком. Случившаяся трагедия с семьёй Поттер заставила зельевара навсегда определить для себя нужную сторону. Стоя у башни к покоям когтевранцам, профессор ЗОТИ устало взглянул на освещенную светильником карту. Никаких следов Петтигрю не было обнаружено. Неужели Гарри ошибся? Быть того не может. — Вам тоже не спится, профессор? — поинтересовалась ученица, склонив голову набок. Оборотень дернулся на месте, едва не уронив свой импровизированный свет. — Полумна? Почему ты не спишь? — спросил учитель, осматривая студентку. Розовая пижама наизнанку, разные носки на нога. Должно быть, это обыденное дело для мисс Лавгуд. — Я захотела воды, но, когда шла с кухни, отвлеклась на мозгошмыгов. Они витали тут, — блондинка замахала руками вокруг себя, под удивлённые взгляды Люпина. — Откуда их столько здесь? Вы не задумывались никогда, откуда они берутся? — Я? Нет, я не думал о подобном, — ошарашенным тоном ответил оборотень, осторожно обходя когтевранку. — Почему? — Но я уверен, на это есть свое объяснение. Возможно, ответ придет, когда ты заснешь, — произнес Римус, легонько подталкивая за плечи девушку. — Вы, как всегда, правы, профессор, — ответила Луна, разворачиваясь к направлению гостиной своего факультета. Люпин блаженно выдохнул и развернулся к коридору, ведущему к лестнице вниз подземелье. — Профессор, — снова позвала Полумна, оглядываясь на него. — Да, мисс Лавгуд. — Не отказывайтесь от того, что чувствуете. На часах- время быть счастливым, — мечтательно проговорила Луна, скрывшись в гостиной факультета. Римус нахмурил брови и посмотрел вслед странной ученице. В голове всплыл образ Розмари. Должно быть, когтевранка имела ввиду её. Да нет, глупости все это. Сказанное Полумной Лавгуд нужно делить надвое. Вещи, сказанные ученицей, были всегда странными и отдаленными от этого мира. Лунатик не заметил, как забрел к своему кабинету. Мысли, связанные с Роузи, снова сильно отвлекли его от основной задачи. Люпин оглядел карту, в надежде на хоть какую-то зацепку. И она была. Питер Петтигрю. Надпись двигалась быстро и в тоже время оставалась на одном месте. Люпин не мог поверить своим глазам. Неужели он сегодня сможет поймать предателя и оправдать давнего друга. Римус мигом направился к большому залу, где был Петтигрю. Мужчина смял карту и засунул в большой карман своей мантии, вместо нее подготавливая волшебную палочку. «Сегодня все закончится. С этого момента начнется новая страница для меня и Сириуса. Его заключение придет к концу, а я смогу найти покой от терзаний призраков прошлого.» Оказавшись в большом зале, Римус уверенно зашагал по пустынному помещение. Свет от люмоса палочки бегал из одного угла к другому в поиске крысы. У стены, до пола закрытой черной шторой с завязками, тихо сидел анимаг, потирая свой нос. Люпин криво усмехнулся и тихо двинулся на свою жертву. Зверь внутри него так и рвался наружу, будто все его естество отрицало разумное решение сдать в министерство Питера. Оборотень хотел разорвать предателя на маленькие кусочки, не оставляя ничего. Пустое место, коим он и был. Профессор вздохнул поглубже, пытаясь унять подступившую ярость. Петтигрю учуял знакомый запах и испуганно зашевелил длинным шершавым хвостом. Приглядевшись к худой фигуре учителя, анимаг, к своему ужасу, узнал волшебника. Мародер, заметив занервничавшую крысу, решил ускорить свое движение, не желая давать возможности предателю сбежать. Питомец Уизли быстро пробежал к стене, под сдвинутые там столы учеников, в надежде затеряться в них от глаз хищного волка. — Редукто, — взмохнул палочкой Люпин и подорвал часть лавочки, а заодно и хвост Питера. Жалобно запищав, крыса скрылась за дверями большого зала. Римус побежал вслед за ним, но оказавшись в темном коридоре, профессор потерял пожирателя из виду. «Вот черт!» Римус вытащил из кармана мятую карту, спешно разглаживая её ладонью. Крысы нигде не было. Как такое возможно. Он пробежал по коридору и исчез?! Преподаватель отказывался верить в подобные вещи. На карте высветилось новое имя. Пэнси Паркинсон. А это уже интересно. Имя студентки быстро пробежали по параллельному коридору в сторону гостиной своего факультета. Подняв глаза к направлению слизеринки, профессор не увидел нужного имени. Саламандр не было в спальне или гостиной. Заметно занервничав, мужчина стал вспоминать, что все это время на карте не отображалось имя Роузи. Тяжело выдохнув, оборотень посмотрел в пустующий коридор, будто прощаясь с идеей сегодня отыскать Питера. Он может вернуться к этому завтра. А Розмари нужно найти сейчас. Зная эту взбалмошную девчонку, могло произойти все, что угодно. Наверняка она влезла во что-то непосильное для себя. Как бы того не хотелось, нужно взглянуть, где сейчас Снейп. Студентка могла быть у него. Ксли это так, то Лунатик сочтет их отношения весьма спорными, как для декана и ученицы. Северус оказался в своей комнате. Зельевар, по видимости движения, ещё не спал. Мужчина был один. Римус испытывал по этому поводу двоякое чувство, одновременно радуюсь, что он не с ней, и в тоже время думая о том, что рыжая вне Хогвартса. Совсем одна, беспомощная. Мрачные мысли неприятно кружили ему голову. Возможно, мисс Саламандр где-то поблизости школы. В дворике, у здания переходящего в другую часть волшебной школы, или у черного озера, где она сегодня была с подругой. На её поиски уйдет много времени, проще было уточнить все у Паркинсон. Но как это будет выглядеть. Преподаватель, гонящийся ночью за ученицей, и выпытывающий, где её подруга. Весьма курьезная ситуация. Придется искать самому. Люпин вышел во дворик и стал оглядывать местность. Никого не было, лишь сильный ветер обдувал оборотня оповещая о своем присутствии. Профессор посильнее укутался в мантию и пошел к поляне. Проходя мимо дерева, сквозь темноту, учитель заметил кого-то у озера. Лунатик прищурился и двинулся к неподвижному объекту на земле. Кто-то лежал на траве у озера и был одет в весьма неподходящую одежду по нынешней погоде. В нос мужчины ударил уже известный запах. Найти беглянку оказалось куда проще, чем он думал. «Нужно отучить её от этой плохой привычки, шляться не известно где и творить не пойми что!» Подойдя ближе, Римус скептично оглядел знакомую слизеринку. Она странно выглядела. Светлое платье было мокрым, с темными разводами, уже не говоря о согнутых ногах, и неприлично задранной частью юбки, прикрывающей известное место. От холода очертания груди стали слишком заметными, чтобы не обратить на них внимание. Девичьи ручки сжались у подола плать. Она сжимала ткань, выпуская из нее последние остатки воды, что она смогла в себя впитать. Зелёные глаза смотрели в сторону, не замечая немого зрителя. Римус с ужасом для себя осознал, что платье Розмари напоминала ему ту накидку, которая была в его сне. Это все связывало ещё непонятная брошенная вскользь фраза Полумны. — Мисс Саламандр, вам известно, где вы должны быть в такое время? — спросил Римус, нахмурив сильнее темные брови. На его вопрос поспешила быстрая реакция. Большие глаза уставились на него, с интересом разглядывая, после чего красивое лицо озарила веселая улыбка. — Профессор Люпин, — на улице раздался задорный смех, кой и послужил ответом на причину её нахождения в такой час. С ней явно что-то не то. — Какой забавный у меня глюк. — Что, прости? — не понял ученицу преподаватель, усаживаясь у её головы так, что она видела его вверх ногами. — Почему ты здесь, Римус? — Я...я волновался о тебе, — честно признался Лунатик, попутно стягивая с себя мантию. — Волновался?! Как мило, — задумчиво ответила Роузи, отведя от него взгляд. — Что с тобой произошло? Почему ты в подобном виде здесь? — Как много вопросов, — сказала Розмари, ощущая тепло накрывающей её мантии оборотня. — Ответь хотя бы на один, — попросил профессор, осторожно дотрагиваясь до бледного лица. — Скажи, кто сделал это с тобой, Малфой? — Нет, я сама, — ответила рыжая, привстав на логтях, опираясь на траву, тем самым сократив расстояние между их лицами. — С твоими глазами что-то не то, — задумчиво произнес волк, осматривая внимательно объект своего интереса. — Со мной всё отлично! — Как Пэнси могла оставить тебя одну, да и ещё в таком положении? — сам у себя спросил Люпин, неуверенно касаясь рук Саламандр, чтобы помочь ей встать. — Это я её прогнала. — Зачем? — Не знаю, может быть я знала, что вы придете, — ответила Роузи, приближаясь лицом к лицу. — Я проведу тебя до твоей гостиной, — отстраненно ответил профессор, поднимая девицу на ноги, плотно на ней закрывая большую мантию. — Вы так и не рассказали мне, откуда все эти шрамы, — проговорила Розмари, проходя подушечками пальцев по шароховатой линии на лице. От таких прикосновений к своим шрамом, по телу взрослого волка прошёлся самый мощный разряд электрического тока. Мужчина не знал, что ответить любопытной ученице, которая явно рано или поздно доведётся обо всем. Будет ли она также себя вести, узнав, что он такое? Конечно, нет. Но если Полумна была права, на часах- быть время счастливым. Неужели нельзя хотя бы немного побыть таким? Жизнь и так наполнена чёрно-белыми красками. Хотелось бы ощутить себя непривычным героем немого кино. А хоть и недолго, но познать даже маленький кусочек из того большого чувства, что проживали Джеймс и Лили. — У нас ещё будет время это обсудить, — вкрадчиво ответил Люпин, отстраняясь от руки рыжей. Он неуверенно дотронулся до её хрупкого плеча, подталкивая в сторону школы. — А что мы обсудим сейчас? — То, что ты делала у темного озера, — произнес оборотень, желая наконец услышать ответ. — Римус, разве это имеет значение? — недовольно произнесла Роузи, с каждым словом повышая на препадователя голос. Её начало выводить из себя, что он пытается допроситься подробностей о делах слизеринки. Лунатику ещё рано знать о делах Саламандр. — Да, я не понимаю, какая должна быть причина, чтобы покинуть свою спальню и шастать в подобном виде у озера, — резко ответил Люпин, глядя на ученицу. — Это не ваше дело! — Не мое дело? Прости, Роузи, но в связи с последними событиями, где ты первая нарушила допустимую границу между нами, я буду лезть.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты