К чёрту всё прекрасное

Фемслэш
NC-17
Завершён
208
автор
GreendFrot соавтор
DinaSever бета
Размер:
62 страницы, 11 частей
Описание:
- М-м-м-м-м! – Недовольно мычу, пытаясь оттолкнуть её от себя.

- Да ладно тебе, - чуть ли не задыхаясь говорит она, её руки проникают мне под одежду и сжимают грудь. – Ты же сама сказала, что готова на всё ради оценки.
Примечания автора:
Благодарю Eva20 за прекрасный арт https://sun9-71.userapi.com/GHpnfBR6QQ7tu88IECcogORLJEo9izcdI8tDWQ/BrKmWBKh4Sc.jpg


№ 35 в топе «Фемслэш» от 19.01.21

№ 29 в топе «Фемслэш» от 20.01.21

№ 19 в топе «Фемслэш» от 21.01.21

№ 13 в топе «Фемслэш» от 22.01.21

№ 12 в топе «Фемслэш» от 23.01.21

№ 11 в топе «Фемслэш» от 24.01.21
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
208 Нравится Отзывы 37 В сборник Скачать

7

Настройки текста
— Бля! — Простонала я, открыв глаза. Голова болела, рука болела, да ещё и во рту сушняк. Даже не сразу поняла где я. Просто лежу в одних трусах и носках на кровати и из одежды на мне больше ничего и нет. Но зато правой рукой шевелить не могу. Смотрю на руку минуту и просто туплю. Наверное, только на второй минуте до меня дошло что это гипс. Огромный такой гипс, который начался от кончиков пальцев правой руки и идущий по всей руки и через спину заканчивающийся на плече левой руки. Огромный тяжелый гипс. Ещё и вся грудь с животом, измазанные в гипсе. — Чёрт, — голова ещё кружится, когда пытаюсь сесть в кровати. — Где моя одежда? Где я? Какая-то белая комната. Несколько пустых коек и я. Ещё и одежду нигде не вижу. Кто вообще меня раздевал? — Эй? Есть кто?! Сижу свободной рукой прикрыв грудь одеялом. Меня всю трясёт от страха. Я вообще нифига не помню, что со мной было. — Кто-нибудь? Вот никогда не было так страшно как сейчас. А самое паршивое, что кажется память начала восстанавливаться. Ну то, что я занималась с Бутко сексом точно вспомнилось. Очень неприятно. Так ещё самое паршивое, что мне понравилось. Мне понравилось то, что она со мной делала и какой была в постели. Но может это во мне говорил алкоголь? Дверь в палату открылась и я увидела Бутко. Женщина усмехнулась при виде меня и только покачала головой. Она прикрыла дверь и подошла ко мне с пакетом. — Ну что, моя малышка, полетала? Смотрю в сторону. На неё смотреть вообще не охота. — Знаешь, — она села на край кровати, положив пакет мне на колени. — Я так перепугалась, когда ты навернулась. Так ещё сознание потеряла. Так что мне пришлось вызвать «скорую». А потом уже звонить твоим родителям и в институт сообщать о ЧП. Один вопрос появился в моей голове, и я тут же решила о нём узнать. — А к вам вопросы не возникли почему я голая? — А какие могут возникнуть вопросы если ты принимала душ? — И смотрит на меня так внимательно. — Не в одежде же тебе было его принимать? Вопросов никаких не было. Мне только пришлось на тебя хоть что-то из одежды накинуть. — А что со мной? Почему я в гипсе? — А это самое интересное, — она закинула ногу на ногу. — У тебя перелом плеча. А при такой травме гипс весьма массивный. Ладно, тебя надо одеть. — Я сама, — откидываю одеяло и с трудом встаю на ноги. — Ну давай, — она отошла, скрестив руки на груди. — Я посмотрю. Достаю из пакета левой рукой джинсы. Пытаюсь засунуть ногу в штанину, но никак не могу попасть. Так и хочется помочь себе ещё и правой рукой, но она в гипсе. — Ладно, — беру футболку, но её просто не могу натянуть на голову. Ничего не выходит. Да чёрт. — Чёрт с вами. — Она всё ещё стоит. — Помогите одеться. Меня одели. Чувствую себя ужасно неловко. Даже стыдно. Да и после того, что было мне вообще было ужасно стыдно. Память потихоньку восстанавливала пьяные события. То как я целовала её и… НЕТ! Такое нельзя вспоминать иначе мне будет стыдно. Да я умру со стыда. — Идём, — футболку она просто накинула, спрятав полностью загипсованную руку. Выходим из палаты и идём к лифту. Там у гардероба мне дают мою куртку. Бутко помогает её надеть. Бутко вызвала такси и через три минуты к нам подъехала машина. С грустью сажусь в салон. — Надеюсь, что ты не думаешь, что с такой травмой можешь и дальше жить в том номере с девчонками. Поселишься обратно ко мне. Ладно олимпиаду закрыли. Но сейчас будут другие проблемы. Да и родителям своим тебе как-то придется объяснить случившееся. А то они уже ехать сюда собирались. Достаю из кармана куртки мобильный и набираю маму. — Ма… — Ася, — мне даже слова не дали сказать. — Что случилось? Нам позвонили и сказали, что ты пьяная упала в ванной. Почему ты была пьяной? — Погоди. Дай сказать. Мы в олимпиаде заняли второе место и… — Ася, это не повод напиваться. — Но мы все это сделали. — И все, наверное, пьяные решили помыться и упали? Ася, как ты? — Плечо сломано, — вздыхаю. — Гипс наложили. — Папа конечно не может приехать, но я могу отпроситься с работы и… — Мама, не надо. Всё нормально. Я справлюсь. Я же не одна. Всё будет хорошо. Если будут какие-то проблемы, то я непременно наберу тебе. Не надо беспокоится. — Ну как о тебе не беспокоиться? Мы же семья… И мама дальше продолжила свою речь ценности семьи. Отключила телефон только когда приехали в отель. Там меня встретила Алёна. Она была бледной и кивнув мне на руку побелела ещё сильней. Вижу возле подруги мой рюкзак. — Агнесса Николаевна, — сказала Алёна, глядя в сторону. — Как вы сказали, вещи Аси собрала. Сама смотрю в сторону. Мы даже с Алёной не разговариваем. Хотя подруга вообще не виновна. Оказавшись в номере Бутко я впала в депрессию. Мне было страшно, обидно. По своей тупости же всё сделала. Не попрись я тогда пьяная к ней и не залезь в ванную то жила бы и дальше в соседнем номере. А так словно всё против меня. — Знаешь, — начала Бутко. — Мне ведь даже тебя жалко. Я правда даже не представляю как тебя брать на конференции. Но тоже оставлять одну в номере. Развязываю шнурки на кедах и испачкав кеды снимаю их. Куртку мне помогают снять. И я абсолютно никакая. — Ася, — она просто подошла и обняла меня. Вздрагиваю от её касаний, но не отстраняюсь, только тяжело вздыхаю. — Я уверена, что мы всё равно найдём выход из ситуации и сможем полезно провести время. Утыкаюсь носом ей в плечо и вздыхаю ещё тяжелее. Вот только этого мне не хватало. Трахаться с ней и тем более в гипсе я не намерена. Пошло всё на хер, я домой хочу к родителям. — Конференции начнутся с понедельника. Так что привыкай к новым ограничениям. С таким гипсом ты много чего не сможешь делать. — Настроения и так нет, и вы ещё туда же, — простонала я и подошла к кровати. — Злорадствуйте хотя бы в тихую, а не в отрытую. Мне и так тяжело, и вы ещё добиваете. Для вас, наверное, было бы вообще прекрасно если бы я целиком и полностью была бы в гипсе. — Да ладно тебе, — она прошла и стала переодеваться. Беру пульт и включаю телек. Мне только на неё голую смотреть не хватало. — Ася, не впадай в депрессию. Всё не так плохо. Зато на конференции ходить не будешь. — Почему это? — Непроизвольно оборачиваюсь и тут же представленное передо мной голое тело больно бьёт по глазам. — Начальство сказало тебя не брать. Ты испортишь всю картину. — М-да уж, — вот он весь наш институт. — А в институте вы что сказали? — Что произошел несчастный случай. Они поняли и просили тебя никуда не таскать чтоб ты не попала на фотографии. Обидней стало ещё сильнее. — Иди ко мне, — и при этом она сама падает на кровать и, схватив меня, роняет. — А давайте вы закажите себе шлюху? — Пытаюсь отбиться целой рукой. — Я ради такого готова час в коридоре проторчать. Она стала целовать мне лицо и попыталась облапать за грудь, но руки натолкнулись на гипс. Как же хорошо, что гипс такой огромный. — Ладно, — рука двинулась к джинсам. — Есть ещё вариант. — Мне надо в туалет! — Вырываюсь из её рук. — Если не хотите, чтоб я вас пометила то отцепитесь. Я готова была заехать ей гипсом. Ладно она отпустила меня и вскочив на ноги, я побежала в туалет. Если расстегнуть и снять джинсы было проще, то уже застегнуть пуговицу на джинсах оказалось нереальным. Ясно. Понятно. Достаю спортивные штаны значит. Выхожу с расстёгнутыми джинсами и ловлю неприятный взгляд Бутко. Мне предстоит ещё долго бороться с этой женщиной. Спать с ней в одной кровати я не особо хочу. Поэтому, открыв рюкзак, хватаю его левой рукой и вытряхиваю всё содержимое на пол. — Я уже хочу тебя, — и она с размаху шлепнула меня по заднице. Это произошло моментально. Я просто развернулась и заехала ей левой рукой по лицу, зарядив пощечину. Бутко охренела от такой моей реакции, да и я сама тоже. — Васнецова! — Простите, — бледнею и смотрю на свою левую руку. — Сама не думала, что так сделаю. Она схватила меня и швырнула на кровать. Приземляюсь на гипс и вскрикиваю от боли. Рука хоть и в гипсе, но мне всё равно больно. Коршуном она налетела на меня и сорвала с меня джинсы и трусы. Пытаюсь подняться, но меня придавливают к кровати и мои крики никто не услышал, когда я почувствовала её пальцы в своей заднице. Её рука легла мне на затылок и не давала поднять голову. А пальцы тем временем до боли насиловали меня в задницу. Боль была такой сильной, что от неё белело в глазах. — Я буду трахать тебя, — прорычала она, рывком перевернув меня на спину. Не позволяет свести ноги вместе. — Так что заткнись. — Ого! — Охреневаю от такого. — Да у вас проблемы. Она впилась мне в губы и я просто уже закатила глаза. Устала от неё ужасно. Вот точно сбегу. — Проблемы тут только у тебя. — А-а-а… Она зажала мне рот ладонью, когда попыталась засунуть всю кисть мне в промежность. Вся рука конечно не вошла, но было нереально больно. Когда всё закончилось то женщина пошла в ванную. Слышу как включилась вода. Я же, морщась от боли встаю с кровати и, схватив спортивные штаны, кое-как натягиваю их на себя. Ладно хоть футболка на мне осталась. Засовываю ноги в кеды и, не завязывая их, выбегаю из номера. Куда бежать? Стараюсь идти спокойно и не вызывать ни у кого подозрения в сторону лифта. Спускаюсь на первый этаж и выхожу на улицу. Прохладно, но мне плевать. Надо остыть. Прохожу по лужам, снег уже тает. Прохожу дальше и оглядываясь направляюсь куда глаза глядят. Идти больно. Задница и промежность болят почти одинаково. — Сука, — бью ногой по луже. — Какая же она сука! Слёзы текут у меня по щекам, обжигая кожу. Я же, спотыкаясь, просто бреду в темноте. Мне холодно, но плевать. Ещё и мобилу оставила в номере. Так бы позвонила родителям и попросила забрать. К чёрту все эти автоматы. Я хочу домой. Падаю на скамейку возле леса и беседок. Хочу выпить. Хочу литр пива. Или чего-то крепкого. Слезы всё ещё текут и никак не могут остановиться, а перед глазами всё та же чёртова Бутко, что насиловала меня. Пытаюсь думать о чём-то другом, но не могу. Недавно произошедшее из головы просто не вылетает. — Сука, сука, сука, сука. Сколько прошло времени? Наверное полчаса. Я уже просто не чувствую холода. Мне плевать на себя. Хочу домой. Меня всю трясет, и я уже просто хочу вернуться обратно, но мне не к кому. Не вернусь же я к Бутко? Обратно к Алёне так от неё меня заберет опять всё та же Бутко. Но может мне настоять на переломе и вернуться обратно? Надо попытаться. — Ася, — содрогаюсь всем телом от своего имени. Женщина спешит с курткой ко мне. Вся красная, а глаза так неприятно сверкают, что я прям хочу взять и побежать, но сил никаких нет. — Ася, ну заболеешь же. Накидывает мне на плечи куртку. — Пойдём, — приобняв меня за плечи, она поднимает меня и ведет в сторону отеля. А я и не сопротивляюсь. — Пойдём в отель. — Нет! — Вырываюсь и куртка падает на землю. — Не пойду я свами никуда. Отстаньте! — Тише, — она вдруг заговорила совсем другим голосом. — Всё хорошо. Пойдём. — Нет! — С вызовом смотрю на неё. — Не подходите. Я домой хочу. Сейчас же позвоню родителям и пусть забирают. С вами оставаться я не стану. — Ася, — она протянула ко мне руку. — Успокаивайся и пошли. На улице минус два. Ты хочешь заболеть? — А вы хотите, чтоб я написала на вас заявление? — Ася, идём, — слишком терпелива. Отшатываюсь от её протянутой руки и тут же поскользнувшись падаю прямо в лужу. От этого накал страсти ещё сильней накаляется и мне резко становится плевать на всё. — Ну чего же ты? — Бутко поднимает мою куртку и, схватив меня за здоровую руку, рывком ставит на ноги. Накидывает на меня куртку и застёгивает её. — Идём, я уложу тебя спать. Даю себя увести. Всю дорогу до отеля плачу. Даже когда мы на лифте поднимаемся на наш этаж стараюсь не обращать внимание на странные взгляды посетителей, меня заводят в номер. Даю себя раздеть. Даже позволяю завести себя в ванную и привести в порядок, смыв с себя грязь. — Пойдём, — подводят к кровати. — Хватит плакать. Меня уложили и укрыли. Сама же Бутко не спешила ложиться. Она села в кресло и читала книгу. Я же пыталась унять дрожь. Закрываю глаза в надежде, что скоро засну. Где-то в час ночи я проснулась от того что меня обняли. Тяжело вздыхаю и пытаюсь снова заснуть. Утром, проснувшись, я поняла, что не в состоянии встать. — Только не говори мне, что ты заболела, — Бутко куда-то вышла и вернулась с градусником и через пять минут тяжело вздохнула, глядя на результат. — Ася, мои «поздравления», тридцать восемь и пять. Довольна?
Возможность оставлять отзывы отключена автором
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты