Вторая жизнь

Слэш
PG-13
Завершён
19
автор
Размер:
79 страниц, 18 частей
Описание:
- От тебя странно пахнет. - Хосок бросил короткий взгляд в сторону друга.
- Да? Чем же? - Чимин удивленно посмотрел на него, принюхиваясь к рукавам от свитшота.
- Любовью. От тебя прет ей за версту.
- Нравится? - Улыбнувшись Чим подался в сторону друга.
- Нет, отодвинься от меня нахуй.
Примечания автора:
https://pin.it/6rKJzbs - фото Хосока после того, как он набил тату.
https://pin.it/3X5WuAt - Чон Чонсок.
https://pin.it/3oPg0L0 - Чон Хосок в Обычной жизни.
https://pin.it/14tICMK - Пак Чимин
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
19 Нравится 12 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 2.

Настройки текста
      Хосок честно держался две недели, даже убрал все колющие и режущие предметы подальше от глаз, чтобы не было соблазна. Но вот он снова сидит в своем любимом углу ванны, с таким привычным лезвием в руках. Единственное, что отличалось от прошлых случаев, так это камера, стоящая в аккурат напротив него.       - Осуждаешь? - не выдержав, засмеялся. - Я сорвался. Да, я чертовый наркоман и псих. Но... это настолько тяжелее, чем я думал. Дерьмо. Так не должно быть. Я не оправдываюсь, но... черт, я правда не знаю как это получилось.       Хосок приводит взгляд на приличную лужу крови вокруг себя, на запачканную одежду и травмированные руки и будто реальность тяжелым камнем падает ему на голову.       Он впервые за долгое время почувствовал страх и в голове набатом стало стучать всего три слова: "Чимин не узнает".       Чимин не должен узнать, иначе... Иначе будет все совсем плохо.

***

      - Ты снова сделал это.       От привычного и веселого парня не осталось и следа, казалось, Чимин вмиг состарился на пару десятков лет.       - Ты обещал.       - Я... Прости. Я правда старался, снимал это все на камеру как и говорил этот чертов доктор, но все же сорвался. - отчаянно запустив пальцы в волосы, Хо был готов на колени упасть перед другом, лишь бы тот не уходил от него в этот момент, лишь бы не бросил его одного с этим.       - Остался единственный вариант, Хо. Если ты не согласен с ним, то здесь мне больше делать нечего. Я не хочу прийти однажды и застать только твое мертвое тело, из которого ушла жизнь вместе с кровью. Думаешь я буду счастлив, обнимая твой труп? Ты был счастлив тогда? - Пак понимал, что поступает грязно, вороша прошлое друга, от которого тот еще не мог отойти, но он больше не знал как донести до него, что пора все прекращать.       - Ты переходишь черту, Чимин. - От сожаления парня сразу же не осталось и следа, в нем медленно вскипала ярость. Никто не имеет права поднимать эту болезненную тему в этом доме.       - Черту? В этом весь ты, Чон. Ты всегда разделял нашу дружбу этой гребаной чертой. Мне никогда не позволялось говорить, что я хочу делать, если это как-то шло вразрез с твоими интересами. Тогда может мне вообще уйти? Зачем я тебе нужен? Для самоутверждения или что? Оставайся тогда один на один со своими диктаторскими замашками.       - Ты утрируешь, Чим. Я не монстр.       - Не монстр? Тогда почему ты так впадаешь в ярость только от одного упоминания твоего брата? Чем виноват Чонсок, что ты запрещаешь даже вспоминать о нем? Ты не монстр, Хо. Ты эгоист. Тебе следует вспомнить, что он не только был твоим братом близнецом, но и моим другом. - Чим болезненно посмотрел на друга, делая шаг назад. Разочарование, обида, боль. Пожалуй слишком ядерная смесь для одного человека.       - Ты же знаешь почему я не хочу слышать упоминания о нем. Я не хочу снова вспоминать и переживать раз за разом то, что произошло тогда.       - Зато ты заставляешь раз за разом это переживать меня! Ты думаешь мне не хватило Чонсока? Сам то понимаешь что ты творишь? Хочешь заставить пройти меня и Давон через все это снова, но уже с твоим участием? Ты хоть понимаешь что с ней произойдет, случись с тобой что?       - Прости. - Хо только сейчас понял, что не ему одному было столько лет плохо, что Чимин все это время переживал не меньше, его. Он осознал, что пусть он и улыбался, веселился и жил дальше, воспоминания все еще болью отзываются в нем. ОН наконец-то понял, как сильно он виноват перед другом и как сильно был не прав.       Три года назад он снова возвращался с работы. Купил рисовое вино и много закусок в честь своего повышения. Дома было очень тихо, что не свойственно их дому. Ведь он жил с своим братишкой, его однояйцевым близнецом, который был как две капли Чон Хосок.       Единственное что их различало, так это характер и увлечения. Если Хо всегда был серьезным, целеустремленным и уверенным в себе и своем будущем, то Чонсок жил сегодняшним днем, в нем всегда было невероятно много энергии, тепла и любви ко всему живому и неживому тоже. Он был как солнце. Яркое и теплое. Конечно неудивительно, что его все любили, что не скажешь о самом Хосоке. Он очень плохо сходился с людьми и предпочитал спокойную и размеренную жизнь.       Когда он вернулся домой, то подумал, что его брат спит, т.к. время было уже позднее, поэтому то и не торопился заходить к нему в комнату. Пожалуй это самая большая ошибка, о которой он жалеет.       Именно в тот момент, когда он спокойно принимал ванну и ужинал, его брат медленно умирал в своей комнате, истекая кровью.       Когда Хосок зашел к Соку в комнату, ему казалось, что он умер там же. Внутри просто что-то оборвалось. Он помнит, как судорожно пытался зажать брату руки, чтобы остановить кровь, помнить как вызывал скорую и как врач неумолимо объявил время.       "2:45" - время смерти Чон Чонсока.       "3:00" - время, когда умер парень, что так отчаянно хватал за руки брата, когда его холодное тело вывозили из комнаты санитары.       Если бы он только зашел. Хотя бы на десять минут раньше, он смог бы спасти своего брата, свою душу.       Пусть потом и выяснилось, парень страдал психическим расстройство, калеча свое тело, Хосок все равно винил в его смерти себя. За то, что не зашел раньше, за то что не обращал внимание на проблемы брата, за то что не вмешался во время.       Он до сих пор помнит тот день в мельчайших подробностях, особенно пеструю и солнечную комнату, куда никак не вписывалось мертвое тело.       - Я согласен. Я поеду в больницу, Чимин. Я буду лечиться.

***

      - Пациент Чон, вернитесь в свою палату, или нам придется вас запереть. Врач запретил вам выходить.       Пол года. Ровно шесть месяцев он находится в закрытом пансионате для душевно больных. Чимин отвез его сюда в тот же день, собрав немного личных вещей.       Медсестры по секрету говорят, что он звонит врачу практически каждый день, чтобы узнать как он тут и как продвигается лечение, но пока видимых результатов нет.       Конечно он перестал резать себя, но только из-за того, что нечем. Он сам не уверен в себе, поэтому и не торопится выходить в свет.       Единственное от чего он готов взвыть, так это от его "соседей" и невозможности выйти погулять. Он целыми днями сидит в своей палате, или в общей комнате, но только в то время, когда его палату убирают.       - Чон Хосок? Вы меня слышите? - девушка снова повторилась и встала со стула, собираясь насильно отвести его в комнату.       - Слышу я слышу. Можно хоть книжку взять? Я скоро окончательно свихнусь в четырех стенах.       Он не утрировал. Ведь его буквально отрезали от окружающего мира, лишив общения, привычных дел и занятий.       - Через полчаса придет врач и скажет что вам можно, а что нет. Вернитесь в комнату.       Повздыхав над жестокостью персонала, в качестве привычного ритуала, Хосок вернулся в свою комнату, садясь на подоконник.       Это было его единственное развлечение. Наблюдать за птицами на деревьях в лесу, за людьми, ходящими по территории пансионата да за ветром.       "Надеюсь завтра будет лучше". Именно с такими мыслями он проживает здесь каждый день.

***

      Завтра не стало лучше, после завтра, через неделю и год тоже мало что поменялось.       Хосоку понадобилось прожить почти три года в стенах, где обитает безысходность, затаенная боль и сумасшествие, чтобы наконец услышать: "- Ну, парень, могу обрадовать тебя. Завтра тебя заберет твой братишка". Когда Хосок услышал это, то его накрыла паника. Прожить три года в дурдоме, чтобы умереть завтра? Почему его брат должен забрать его на тот свет?       Если бы врач, увидевший испуганные глаза парня, не пояснил что он имеет ввиду Чимина, то Хосок просто напросто потерял бы сознание прям там. За время прибывания в пансионате, ему успели хорошенько вдолбить в мозг, что нужно любить жизнь и цепляться за нее всеми конечностями.       Но сейчас все позади, он стоит на пороге здания и ждет своего лучшего друга, чтобы наконец-то поехать к Чимину домой, ведь его квартиру пришлось продать, потому что Пак не мог тащить на себе две квартиры сразу, да и часть денег ушло на лечение, а часть лежит и дожидается судного дня.       - Ну что, ты готов? - голос парня заставил его вздрогнуть от неожиданности.       Готов ли он? Вряд ли. Он боится. Он боится выйти на улицу спустя столько лет, боится, что все вернется на свои круги, но не может же он жить здесь всю свою жизнь?       - Готов.       За время прибывания тут его избавили от желания вредить себе, но так же у него появилось множество страхов и фобий благодаря этому месту.       Хосок стал замечать, что панически стал бояться чужих людей, особенно если их много. Стал бояться больших открытых пространств, стал бояться нахождения в незнакомом месте, без знакомых людей.       Его вылечили от одного, убивая его психику и личность окончательно и бесповоротно.       - Тогда вперед. - Чимин взял его за руку, будто ощущая страх и волнение и повел к машине.       За эти три года он здорово изменился. Повзрослел, взгляд стал серьезным и цепким, его милые щечки ушли, забрав с собой детский образ. Теперь у него просто не поворачивается язык назвать его ребенком ведь передним взрослый парень. Хотя нет, даже не парень, а мужчина. Очень привлекательный мужчина.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты