Когда улыбка с уст твоих падёт

Гет
NC-17
В процессе
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 78 страниц, 14 частей
Описание:
Ветви прошлого закрыли окружающий мир для Дженни, отворяя двери лишь в свой сокровенные уголок души, там, где она может быть собой, где не чувствует боли. Но прошлое никуда не девается, даже после того, как Ким перешла в новую школу. Оно преследует девушку по пятам, заставляя шарахаться от всех и ещё больше отдаляться от внешнего мира. Вопрос лишь в том, с кем она будет противостоять этому прошлому. Одна, или с тем, кто заставил Дженни покинуть своё укрытие и показал другой мир.

Примечания автора:
Когда веревка прошлого с силой сдавливает горло, заставляя вспомнить всю боль пережитых времён, а воздух медленно выходит из легких, заставляя жечь всё тело и биться в агонии, рядом с тобой будет он. Тот, кто заставит вспомнить все самые лучшие моменты. Он будет рядом, пока твоя улыбка не падет с уст твоих.

Обложка https://img.wattpad.com/cover/183591776-256-k35014.jpg
Трейлер https://youtu.be/Y6ci-EyvGjA
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать

Глава 4

Настройки текста
Видимо, тот не ожидал такого ответа от меня. По его взгляду читалось, что он ликовал надо мной. В его глазах он видел мои слёзы и я быстро выбегаю из класса. Как банально. Но услышав от меня ответ, его довольное и хладное лицо перекосились, а рука сжалась. — Так, у нас довольно бурная тема. Думаю, мы оставим её на потом, а сейчас записываем домашнего задания. Стревоженный вид учителя стал немного задуманным. Он положил свои конспекты на стол, медленно идя к нему. — Выучить биографию Шекспира и действие три сцена пятая из "Ромео и Джульетта". Девочки учат реплики Джульетты, а мальчики реплики Ромео. Класс пошел гул, недовольное оханье и вздохи. — Проверю каждого. А сейчас конец урока. Облегчённо вздохнув, он вышел, оставляя нас одних. Это был последний урок. Сейчас меня ждёт мой дом и моя комната. Встаю со стула, но чувствую чужую руку на своём запястье. Надоело, что в последние время моё тело подвергалось к чужим прикосновениям. Пытаюсь вырваться, но хватка довольно сильна. Приложив невероятные усилия я всё равно не смогла выбраться из этой хватки. Перед собой вижу белую рубашку парня. Юнги. Как же он сумел меня достать за всё это короткое время. Он даже не смотрит в мою сторону, выводя меня из класса, который сопровождали более сильный охи и ахи сем на уроке литературы. — Хён, — слышится позади голос Кима, который кажется уже не таким точным и громким. — Отпусти меня, — процедила я, каждое слово, стараясь выговаривать как можно более угрожающе, вселяя всю свою злость и хладность. Его слова не подействовали на меня. Он продолжал меня тащить, пока не завернув в дальний угол третьего крыла. Сильно прижал к стене, вдавливая мою руку возле моей головы. Всё его тело было напряженно, грудь вздымалась то вверх, то вниз, а взгляд был направлен в меня. — Забери свои слова обратно. Было видно, что каждое слово давалось ему с трудом. Но от своего отступать я не подумаю. Его никто не просил такое говорить обо мне. Почему я должна забирать свои слова. Стою и молчу, всем своим взглядом показывая отрицательный ответ и то, что с ним разговаривать я не имею ни наименьшего желания. — Я сказал, забери свои слова! — крикнул он, сильнее ударив рукой в стенку. Искажённое лицо яростью, которую он пытался скрыть, а из костяшек течёт алая струя. Я сильно его задела. Вот только чем? Возможно, он так переживает из-за своих подстилок? Хотя, вряд ли. Значит, я сильно зацепила его словами о... матери!? Она у него вообще есть? Разве можно воспитать такого? Возможно, я погорячились. Может этот человек и не такой ужасный, возможно, этими словами я зацепила как-то его, но эта мысль мне кажется сейчас очень глупой, ведь страх и спокойствие ведут сейчас между собой борьбу, лишь о которой я могу и думать. — Если ты сейчас их не забереш, я силой заставлю тебя это сделать? — шипит он, сдерживаясь из последних сил. Его глаза мелькают красным огнем, в любую минуту готовясь меня испепелить. Губы окрасились в яркий свет. В этой глубокой тишине слышен лишь стук моего сердца и его зубов. Если я не сдамся, всё повторится. Если я не поддамся, я опять испытаю ту боль. Если заберу слова, то гордость будет разрушена, но тело цело. — Я... хорошо, — через силу выдавила я не своим голосом, из-за комка в горле или из-за страха. — Что «хорошо»? Скажи! — рявкнул он. Не думала, что увижу его в таком виде. В таком агрессивном, в какой-то мере жестоком. Будто он ждёт команду для нападения. — Ты идиот, и я никогда не откажусь от этих слов, — хладнокровно выдохнула я, уже готовясь уйти. Страшно, но нельзя продавать виду. Тогда я тоже испугалась, и не дала отпора. Но сейчас всё по-другому. Прошёв под его рукой, я уже облегчённо вздохнула, ускоряя ход. Но сделать мне этого снова не дали. — Ах ты ж. Щека враз покраснела, отдавая жаром и болью во всем теле. Этого я не ожидала. — Никто. Не смеет. Прикасаться. Ко. Мне, — по словам выдавила я, пытаясь уровнять дыхание. Он ужасен. Он урод. Такой же, как и в моей прошлой школе. Там, где одним днём сумели сломать всю мою жизнь. Теперь здесь её решили доломать окончательно. Убить меня. — Да кем ты себя возомнила? — крикнул Мин, сильно сдавливая руку. Теперь синяков точно не избежать. Пока тот смотрит на моё лицо, я со всей силы стараюсь наступить ему на ногу. Получается. Тот отпускает меня, схватившись за ногу, будто это уменьшит боль. Сейчас нужно бежать, не теряя времени. — Ах ты ж, мелкая сучка. Удар заносится под коленом, скашивая меня с ног. Глухой звук отдаётся в пустом коридоре. Руки дрожат, а коленки счёсаны. Хаотично пытаюсь поправить юбку. Если, если это повториться, я просто не выдержу. Я больше не смогу. Ноги ужасно ноют, не в силах поднять меня. Удар был довольно сильным. — Повернись! Его голос, столь противный и столь ужасный. Будто раскаленное железо вливают в уши, из-за чего хочется убежать, или даже убить источник этой боли. — Что здесь происходит? — вбежал в коридор Тэхён, явно не веря в увиденное. На полу сиду я, со счёсанными ладонями и коленями, и красным ударом на щеке. Позади злой Юн, испепеляющий то меня, то Тэхёна. Даже спиной чувствую этот взгляд и эту дрожь. — Джен, ты... — Замолчи! Я знаю, что он хочет сказать, но не дам это сделать. — Тэхён, уйди! В адрес парня пошли неприличные выражения, которые он гордо стерпел. — Это чересчур. Ты ублюдок, Мин Юнги! Последнюю фразу он крикнул настолько сильно, что в ушах заложило. Следующее что было, так это теплая рука потянулась ко мне, но я всячески отлынивала, несмотря на боль. — Я не причиню боль, — сел на корточки он и посмотрев в глаза. На удивление, Тэхен уже не казался таким идиотом как в первый день. В глазах я увидела сочувствие. — Уйди! — послышался позади ещё один крик, но тот его не послушал. Бросив на мою спину злой взгляд, Тэхён поднял меня на руки, аккуратно придерживая мою голову. — Спасибо. Это вроде бы просто слово, но было так сложно выдушить из себя, хотя это парень действительно мне помог. Он заслуживает этого слова. — Я думал, что от такой льдинки не услышу его никогда, — хихикнул, а затем добавил ещё тише.— Пусть это останется в тайне. Я никому не скажу, но и ты обещай этого. Да, Юнги урод, но ты действительно задела его за кое-что важное. Расспрашивать об этом "Кое-что важном" я не хотела, поэтому слегка прикрыла глаза, стараюсь не смотреть на лицо Кима. — Я дальше сама. — Хорошо. Опустив меня на пол я со всех сил старалась удержаться, но ноги были слабее. Немного присела, чтобы отдышаться и встать заново. — Да, хорошенько он тебя, — констатировал Тэхен, когда взгляд прошёлся взглядом по ноге. Проигнорировав слова того, я начала искать телефон. Но когда в карманах пиджака его не оказалось, я раздражённо посмотрела на Кима. — Чёрт, телефон в классе. Этот день был и так насыщенным, ещё не хватало, чтобы я с ним шла в класс. Это будет ужас. — Я могу тебя отнести в класс. Ты ведь не можешь пока нормально передвигаться, — слегка надул губки он и посмотрел почему-то в сторону, будто отводя взгляд. — Можешь, пожалуйста, помочь дойти до класса? В этот момент чувствовала себя какой-то униженной. Или даже нет. Чувствовала себя зависимой. Сейчас я завишу от этого парня. То есть, если он мне не поможет дойти, мне самой придётся ползти в класс. Это ужасное чувство. Лучше чтобы кто-то зависел от тебя, а не ты от кого-то — вот моё пожизненное кредо. — Ага. Подошёв ко мне, тот уже положил свою руку мне на ноги и спину, чтобы поднять, но я отодвинулась. Прикосновения всё ещё не приятные. — Можешь просто придерживать меня за плечи, — я попыталась успокоить голос. Оставаться беспомощной с парнем было страшно. — Но если я возьму тебя на руки.... Хорошо. Заметив мой злобный взгляд он скорчился. Как бы я не старалась вести себя вежливо, страх и нежелание никого видеть давал о себе. Лучшая защита — это нападение. Нужно дать понять, что я не слабая. *** Класс был пустой, что просто не могло не радовать. Передвигаться даже с помощью Тэхёна было сложновато, но я привыкла терпеть. Физическая боль, не моральная... На парте лежал мой телефон рядом с рюкзаком. Первым делом разблокировали его. На экране высветилось шесть пропущенных от мамы. Также она оставила голосовое сообщение. Нацепив наушники, которые лежали рядом со смартфонов в ушах послышался взволнованный мамин голос. "Дженни, ты где? Я не могу тебе дозвониться. Я сейчас еду в Тэгу на пару дней. Постараюсь вернуться поскорее. Сразу же мне перезвони, и скажи, что с тобой всё хорошо. Целую." Написав в ответ, что со мной всё в порядке, я сложила телефон в карман, как всегда, всовывая гарнитуру в уши. Шаги было делать труднее, но я медленно делала шаг за шагом. Как только приду, нужно отработать ногу. Прошёв в коридор, меня отвернул Тэ, заграждая собой путь. — Ты куда? — Домой. — Одна? — А с кем ещё? — Давай я пойду с тобой. Обработаю ногу. Или можем пойти ко мне. У меня как раз есть нужные лекарства. Вроде бы... Его слова меня просто поражали. — Ты действительно думаешь, что я куда-то пойду с тобой? Если да, то мне тебя жаль. Или ты думаешь, что раз помог девочке, то сразу можешь её к себе домой звать? Ты думаешь, что я настолько наивна? — Почему ты судишь о людях по себе? Почему, когда тебе предлагают помощь ты посылаешь куда подальше, а когда я к тебе прикоснулся, ты так отвернулась, будто к тебе коснулся сам дьявол?! Я просто пытаюсь помочь. Застыло молчание. Ким тяжело дышал, не ожидая от себя такого. Да, в его глазах читалась злость и какое-то влечение, смысл которого я понять не могла. Но самое ужасное было не то что он на меня накричал, а то, что это правда. Правда. Я действительно не принимаю чужую помощь, ведь это может быть обман. Эта жизнь и так меня наказала, второй раз я этого испытать не хочу. В любом может быть коварный замысел: затащить в постель, убить, продать на органы... В этом мире никому нельзя доверять. — Если бы ты знал, ты бы так не говорил. Отвернув голову, чтобы не встретится с его глазами, я медленно пошла, слегка похрамывая и обратно одевая наушники. В наушниках играет "Error". Эх, как же эта песня сейчас в тему. Только там они любили друг друга и были готовы вместе умереть, а у меня наоборот. Я влюбилась, а потом хотела, чтобы он умер. FlashBack — Джен, Джен, я ведь вижу твой влюбленный взгляд, — Хани положила руку на плечо девушки, ожидая её любовного признания. — Ничего я не влюбилась, — наигранно-раздражённо ответила девушка. — Что за глупости? Встав с кровати она пересела в кресло, пытаясь отвести от сестры своё покрасневшее лицо. Но та поняла, что права и подсела к сестре, уже готовясь ликовать. Сегодня она точно должна раскусить сестру. — Я ведь вижу, как ты покраснела будто помидор. — Ничего я не покраснела, — Дженни отодвинулась от сестры, уже не в силах скрыть улыбку. — Покраснела. — Не покраснела. — Покраснела. — Да не покраснела я! Когда старшая Ким уже надвисала над лицом, Дженни вскочила и отошла к двери. — Давай колись. Я ведь рассказала, что мне нравиться Ким. — Ой, и что? Дженни очень хотела поделиться с её лучшим другом и лучшей сестрой в одном лице — Ким Хани, но боялась, что та начнёт смеяться. Рано или поздно ты очень захочешь поделиться тайной, уже не в силе её сдерживать. Подошёв к сестре, что уже внимательно приготовилась слушать, оперев голову на руку, Джен тихо, почти шепотом призналась. — Мне нравится Чанёль. Сказав, с сердца будто камень спал. Будто она призналась самому Чанёлю, но внезапно появился ещё один. Как она на это отреагирует? — Что? — та крикнула на всю комнату, поэтому сестре ничего не оставалось, как прикрыть её громкий рот своей маленькой ладошкой. — Чанёль? Что тебе в нём понравилось? — Ну... Он красивый, и ещё у него такой голос, и даже в какой-то степени милый, спортивный... — мечтательно подняла голову Дженни, перечисляя кучу положительных качеств парня. — Он идиот! — Он не идиот! Да, может он не лучший в школе, но это не означает, что он идиот. — А ты ему уже говорила? — Ну, я думаю. Как-то потом. — Решайся быстрее, или я помогу, — легонько стукнула в плечё сестры Хани, сразу же убегая. *** Улицу можно было считать пустой, если не считать меня и ещё одного мальчика лет двенадцати. Хотя бы на улице можно наслаждаться тишиной и покоем, а также любимой музыкой. Тэхён так и стоял в коридоре когда я ушла, только отпустив мою руку. Ноги всё ещё болели и щека также давала о себе знать. Насколько ты бы не был зол, ты не имеешь поднимать руку на девушку. Это означает, что ты хуже урода, а что ещё хуже я даже не знаю. Захотелось вернуться на обучение, где я была дома. Никто меня не трогал, никто не бил. Когда я могу наслаждаться рисование и музыкой, не волнуясь о завтрашней встрече с одноклассниками. Но я обещала маме, что я пойду в школу. И я должна сдержать обещание. Свернула на ещё одну безлюдную дорожку. Тучи, что окрасили небо и предвещали о возможном дожде, придавали мне покоя и я решила наслаждаться этой прекрасной погодой. Боль в ногах протестовала, давая знать, что такой дороги не выдержит. Идя этой тропой, дорога занимала около полу часа, может немного больше, но свежий воздух и стоящая рядом лавочка просто манили меня на эту трапу. Присев на лавочку первым делом, что я увидела так это прекрасный вид на небо. Здесь оно казалось более тёмным и каким-то фантастическим. Все оттенки серого еле блестели от солнца, а уже вдали окрашивались в более тёмный, ветер будто прокачивал облака, слегка "разбивая" их. Ноги благодарили меня. По крайней мере они уже не были напряжёнными. Достав бумагу и карандаш, которые я всегда носила с собой, я принялась за работу. Погода помогала мне лучше проникнуться, ветер покачивал волосы, я смогла передать каждое его прикосновение на картине. С помощью обычного серого карандаша я смогла добиться необычных оттенков, тёмных и светлых, растушёвывая или нанося ещё один слой. Это меня всегда расслабляло, когда нанося карандаш ты аккуратно пальцем растираешь его, пока не увидеть нужный оттенок. Вот уже на рисунку начались вырисовываться первые темные тучи. Каждая имела свой размер и свой цвет. На рисунок упала капля, медленно растекаясь по бумаге. За ней последовала ещё одна, и ещё, пока огромное количество капель не рухнуло с неба. Быстро спрятав слегка намокший рисунок в рюкзак, я уже успела себя проклясть что свернула. Сейчас могла бы спокойно сидеть в сухой комнате попивая чай, но мимо такого вида пройти просто невозможно. Вся одежда была мокрой до последней ниточки, а бежать мне нужно было ещё минут двадцать. Ноги ужасно ныли, просто умоляя об отдыхе, но дрожь в теле продолжала управлять моим телом. Небо затянулось тёмными облаками, был слышен первый гром. Хоть это была и безлюдная улица, мимо пробежала какая-то пара с поднятой курткой на головой. Решила не зацикливаться на них внимание и бежать дальше. Холод начал сильнее пробираться тело, несмотря на довольно теплую пору года. Впереди увидела мужчину в куртке и с зонтиком. Захотелось иметь такие же вещи в данный момент. Сейчас я ему очень завидую. И почему я не посмотрела прогноз погоды? Город понемногу начинала окутывать серая пелена, сквозь которую сложно было хоть что-то разглядеть. Вот и я не увидела, кто взял меня за руку и потянул вперёд.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты