volleyboys

Гет
R
В процессе
142
автор
Размер:
планируется Макси, написано 125 страниц, 17 частей
Описание:
твой парень – волейболист.

>сборник имейджинов читатель/персонаж | каково это встречаться с...? | софт, драбблы, зарисовки, dark! версии, NSFW
> т/и не использую!
Примечания автора:
Сугубо мои идеи, фантазии и прочее-прочее. Я против абьюза и против выставления мальчиков таковыми, но в dark! версиях будьте аккуратны – все их тёмные черты я умножу в сто раз. Также после каждой главы основных драбблов прилагаются песни-ассоциации с мальчиками.

Лучшая поддержка – ваши тёплые слова. Если найдете ошибку, отправьте в ПБ, пожалуйста! Спасибо, котятки! (´▽`ʃ♡ƪ)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
142 Нравится 64 Отзывы 18 В сборник Скачать

Кагеяма Тобио

Настройки текста
      — Я тебя вытащила на игру, чтобы ты опять в свою тетрадь пялилась? — недовольно заявляет подруга, аккуратно убирая из твоих напряжённых рук толстый скетчбук. — Отвлекись хоть на минуточку!.. — но она тут же отвлекается сама. — О, Нишиноя-кун! Он смотрит сюда, он смотрит!       Но вместе с либеро на скамейки болельщиков смотрит и вся команда. Ты отмечаешь то, как они напряжены — немудрено, ведь играют они с Сейджо. Танака громко кричит подруге что-то, а ты надеешься, что синие глаза связующего Карасуно, который тоже изучал трибуны, не посмотрят на тебя своим фирменным взглядом.       Ты никогда в жизни не забудешь того позора, что испытала несколько месяцев ранее. Ты — начинающий дизайнер, и тебе позарез нужна была модель с хорошими данными, а в старшей школе не нашлось никого подходящего. Никого, кроме Тобио Кагеямы.       — Мне что, заняться больше нечем? — холодно ответил он, когда ты, на правах одноклассников, попросила его побыть моделью для тебя и твоих нарядов. — Иди найди кого-то, у кого куча свободного времени, и не докучай мне больше… К тому же, мне не нравятся твои разработки.       Он просто развернулся и ушёл. А ты осталась стоять в тёмном коридоре, проглатывая слёзы и обиду. Потому что Кагеяма тебе очень-очень нравился, и провести с ним хотя бы пять минут стоило для тебя очень много. А он…       Ты в ужасе вцепилась в железные поручни, пытаясь сфокусировать взгляд на ком-то, кроме Кагеямы Тобио. Получалось скверно, и Кагеяма, растягивая руку, уловил твой взгляд, который буквально прожигал ему спину с красивыми, выступающими лопатками. Ты взвизгнула и спряталась за свою тетрадь с наработками, но связующий Карасуно точно тебя заметил.       Ещё в средней школе Тобио казался тебе на редкость сволочным человеком. Он вечно огрызался, спорил с тобой и вёл себя очень грубо. Даже его семпай, Иваизуми, казался божьим одуванчиком по сравнению с этим человеком.       Деспотичный король — так его прозвали собственные сокомандники, и ты прекрасно понимала за что. Эгоист — вот синоним для имени Кагеямы Тобио. И даже сейчас, когда он стоит на площадке со своей командой, которая вот-вот начнёт игру против его же бывших товарищей, с его лица никак не сходит то самое, особое выражение — королевская надменность и холод.       Подруга до сих пор машет Нишиное, а ты чувствуешь ноющую боль в области сердца и хочешь скрыться побыстрее. Иваизуми, стоящий на другой стороне площадки, замечает тебя и активно машет — Киндаичи, с которым вы неплохо общались ещё в Китагаве следует его примеру. Ты машешь им кончиками покрасневших пальцев, пытаясь совладать с собой и не встать и уйти. Сейчас тебе больше всего хочется наплевать на все и перейти на сторону Аобы, а не Карасуно, но чувство долга перед школой и Нишиноей с Танакой все же пересиливает.       И ты остаёшься.       Но не из-за Кагеямы Тобио. Определённо не из-за него.       — Божечки, Танака просто машина! А их десятый номер так быстро бегает! Они точно разобьют Аобу в пух и прах! — воинственно говорит подруга, размахивая руками, чуть не опрокидывая черную ткань воронов. Ты же смотришь только на Кагеяму, который выглядит слишком хорошо в своей задумчивой серьёзности.       «Ну ты же прекрасно понимаешь, что у него мозг забит волейболом и самим собой… — ворчишь сама на себя. — Забудь!»       Чувствуешь себя мрачной от собственных мыслей, но ещё хуже становится от проигрыша Карасуно, которые старались на пике своих возможностей. С одной стороны, ты рада за бывших друзей из Сейджо, но с другой…       Кагеяма не привык себя сдерживать в стрессовые минуты, поэтому первое, что ты видишь, проходя по коридору спортивного клуба, так это связующего, злобно пинающего ногами стену. Он тяжело дышит, изо всех сил пытаясь взять себя в руки, но выходит, откровенно говоря, скверно.       — Кхм… Кагеяма-кун?       Он резко поворачивает голову. На щеках виднеются дорожки от слёз, а синие глаза, в которых ты всегда тонула, слезятся и краснеют с каждой секундой.       — Чего тебе?       Как всегда груб. Ты инстинктивно пугаешься его тона, но каким-то шестым чувством ощущаешь, что если отступишь сейчас — потеряешь последнюю возможность хоть как-то сблизиться с ним. Буквально чувствуешь, что ни в коем случае не должна уходить сейчас. Ни за что на свете.       — Ты замечательно играл, правда. Учитывая, что в Сейджо Ива-чан и Ойкава-сан… А они… ну, сильные. Но это не означает, что ты слабый! Просто… это ваша… первая игра, — ты безбожно запинаешься, а сердце так гулко-гулко ударяется о грудную клетку, что тебе хочется просто провалиться от стыда под землю. Кагеяма молча слушает тебя, к большому счастью не перебивая. — И поэтому для первой игры с ними вы справились чудесно. Вот.       Кагеяма с секунду мерит тебя странным взглядом, а потом просто садится, упираясь спиной в стену, а лицо пряча в ладонях. Ты тихонько садишься рядом. Стойкий запах пота смешивается с чем-то терпким и приятный — ты полагаешь, что это аромат его шампуня и геля для душа.       — Хочешь, я куплю тебе йогурт? — тихо указываешь на красный аппарат. — Какой ты хочешь?       Кагеяма молчит, но ты видишь, что он надувается. Наверное, размышляет, стоит ли доверять однокласснице, с которой он знаком с самого детства и которая неоднократно выдавала свои сильные чувства к нему. Возможно, он думает о том, что твои действия продиктованы корыстными целями, но сейчас он слишком расстроен, чтобы так полагать, и ему слишком нужна жилетка, в которую можно выплакаться.       — Клубничный, — шмыгает он носом.       Улыбаешься, сжимая в одной руке зелёную толстую тетрадь с наработками, а в другой — его твёрдое плечо, которое он, видимо, совсем не против подставить. Хотя, в сущности, это ты подставила ему своё плечо. И наблюдать за его довольно-сосредоточенной физиономией, когда он поглощал купленный тобой йогурт было вдвойне приятнее от сказанных им слов:       — Ладно… Дай посмотрю твои рисунки.

***

      — И типо… — подруга задумчиво почесала нос. — Вы теперь встречаетесь?       Ты качала ногами, сидя на ступеньках чёрного хода Старшей Карасуно. Вечер был тёплый и солнечный; лучи медленно продвигались по облакам, вычерчивая фигуры на домах и дороге, в то время как уже находила лёгкая дымка тумана. В голове не было никаких мыслей, кроме недавнего смущенного лица связующего и его запинающейся речи.       — Ну да.       — С Кагеямой?       — Ну да.       Подруга мерит тебя странным взглядом. Ей кажется чем-то из разряда магического то, что ты и Тобио теперь на полном серьёзе пара. Ты и Тобио. Тобио. Кагеяма Тобио.       — И… как он тебе?       — Как всегда милый, — вздыхаешь, замечая, как обладатель упомянутого имени растягивает правую ногу.       Подруга вновь пялится на тебя и твоё мечтательно-влюблённое выражение лица, когда ты смотришь на вход в спортивный зал волейбольного клуба, где сейчас проходит их тренировка. Дверь открыта, поэтому ты с лёгкостью можешь наблюдать за тренировкой мальчиков — после проигрыша они стали будто бы более свирепыми, чем были раньше.       Едва тренировка заканчивается, Нишиноя в мгновение ока оказывается подле вас, хотя ему более интересна твоя спутница, чем ты. Вы весело обсуждаете недавно разработанный тобой чёрный мужской топ, который отлично бы подошёл и самому либеро, но твоя последняя фраза неловко обрывается, стоит увидеть ревнивое и надутое выражение лица Тобио, когда ладошки Нишинои покоятся на твоих плечах.       Кагеяма Тобио безумно ревнив, и ты прекрасно это знаешь. Он тысячу раз говорил тебе о том, что пытается побороть это отравляющее чувство, но оно настолько сильно въелось в его характер, что не выведешь никакими признаниями, никакими объятиями и поцелуями в нос.       Прощаешься с Ю и подружкой, поправляя рюкзак, и подходишь к связующему, который нежно смотрит на тебя. Всё также неловко берёшь его за руку, чувствуя, как напряжены его руки, и удовлетворённо замечаешь, что Кагеяма ощущает себя очень спокойно с тобой.       Ты прекрасно знаешь, что Тобио не ревнует тебя ни к кому из членов команды, но стоит какому-то сомнительному парню, который неизвестен для Кагеямы, положить тебе руку на плечо или, не дай бог, начать флиртовать с тобой, связующий превращается в ревнующее нечто.       В такие моменты ты всегда смеёшься — «ревнуете, Ваше Величество?». А Тобио обижается, прижимая ладони к краснеющим щекам. Ему безумно стыдно за это, но пока он только начал преобразования к лучшему — всё же, ты была ему слишком дорога, и Кагеяма боялся думать о том, что может тебя потерять из-за своего характера.       — Пойдём ко мне? — ласково улыбаешься, наблюдая за тем, как вечернее солнце медленно трогает его иссиня-черную чёлку. — Ты обещал мне примерку вещей, Тоби.       Кагеяма что-то бурчит, а ты слышишь, как его живот издаёт голодные звуки боли.       — Я покормлю тебя.       — Идём.       Хихикаешь. Тянешь его за руку за собой и неловко касаешься своими пальцами его щеки — Кагеяма хоть и выглядел серьёзным и холодным парнем, ты прекрасно знала, что на самом деле он превращается в смущённое существо с красными щеками. Тобио был из тех людей, которые придумают абсолютно липовый повод (покидать мяч, помочь с проектом, принести его спортивные вещи), лишь бы провести время с тобой наедине, потому что говорить об этом в открытую он дико стеснялся.       — Ну так… Как прошёл день? — он ещё привыкал к тому, что теперь существует не он один, а ещё и ты. И он тоже должен интересоваться тобой и твоими интересами, ровно так же, как и ты интересовалась волейболом, хоть ничего и не смыслила в нём.       — Неплохо. Тоби, мы в одном классе. Ты забыл?       — А… Ну… — смутился он. Кагеяма смущался твоего «Тоби» очень сильно. Легче было перечислить ситуации, где он не смущался твоих действий. — Ну ты же делала что-то после уроков?..       — Проектировала мужской топ. Нишиное понравился, — осторожно сказала ты, замечая, как тонкие губы Тобио надуваются.       — Покажешь?       — Он дома. Примеришь его, ладно? — улыбаешься, посматривая на него взглядом милейшего пёсика. Кагеяма краснеет, когда ты прижимаешься к нему теснее. Для него всё это в новинку: твои тёплые объятия и поцелуи, твоя забота и интересы. Но он рад окунаться в них с головою, лишь бы это делало вас ближе к друг другу.       «Боже правый… Какой мужчина…» — ты позволяешь себе нагло рассматривать его изумительно сложенное тело, словно Кагеяма — экспонат в очень престижном музее самых дорогих вещей. Признаться честно, ты бы лучше съела его, чем йогурт, который ты ешь сейчас… Идеальные ноги с жилистыми мышцами; руки, словно чёртово произведение искусства, с длинными, изящными пальцами; шея и ключицы будто бы вылеплены искусным древнегреческим скульптором; крепкий торс с видными мышцами пресса. И все это вкупе с твоим модным чёрным топом и его красными щеками на красивом лице.       Кагеяма чертовски смущается, показываясь перед тобой в тобою же сделанной одежде, которая так ему идёт.       — Так подходит по размерам… Откуда ты?       — Я делаю всё на твой размер, Тоби.       — Ох… — он прижимает ладони к пылающим щекам. — Почему мне так неловко, почему…       Ты сжимаешь плед на диване в руках, чувствуя, как тебе самой стало чертовски горячо находиться с ним в одной комнате. Сложно поверить, что этот парень принадлежит одной тебе, что ради тебя он примеряет твои наряды, чувствуя себя не в своей тарелке. Сложно, но это до такой степени кормит твоё эго, что…       — Ты красивый.       Краснеет ещё пуще. Ну что за…       — Деспотичный король так смущается? — лукаво спрашиваешь ты, когда подходишь чуть ближе, чтобы снять дополнительные мерки и осмотреть ткань вблизи. Кагеяма вздрагивает от твоих прикосновений к его разгоряченной, чуть смуглой коже, а тебе всё кажется таким неземным и сказочным, что становится тяжело дышать.       — Если тебе до такой степени не нравится это и ты чувствуешь себя неловко, то… — ты сдержанно улыбаешься. — То я не буду тебя заставлять.       — Нет, всё в порядке… Если это делает тебя счастливой, то я не против. К тому же… — он дёргает за край чёрной ткани, которая так мягко ощущается на руках. — Мне очень нравится твоя одежда и то, как она смотрится на мне.       Кагеяма чудесно смотрелся в сшитых тобой джинсах, которые ему очень шли; ему шли кислотные короткие шорты, вызывавшие в Тобио «синдром красных щёк»; и даже красную футболку с рисунком огромного ехидного черного кота с чёлкой он носил с великой гордостью. Потому что это были его знаки любви. Ведь то, что интересно тебе — интересно и Кагеяме Тобио. Хоть тебе и очень хотелось напялить на него стринги…       Он готов примерять даже самую нелепую или откровенную твою одежду, лишь бы быть ближе. Он готов слушать тебя, даже если ничего не понимает в этой теме. Он готов рассказывать тебе обо всем на свете, лишь бы ты была рядом. Он старается унять эгоизм, он старается ради тебя.       Потому что он не хочет быть Деспотичным королём рядом с тобой. Потому что он просто не хочет им быть вообще.

***

      Плюшевый и домашний Тобио — это то, что увидишь не каждый день. Кагеяма оказался невероятно ласков, когда дело доходило до объятий или нежных прикосновений. Но никогда не переходил черту — он не станет трогать твои ноги, если тебе это не нравится. Но и ты не должна перегибать палку в ответ.       — Я… правда так стараюсь, понимаешь? — вы часто сидели с ним в уютной детской палатке твоей племянницы и делились своими слабостями — ты полагала, что так вы узнаете друг друга лучше. Это было до одури мило — ты и согнувшийся в три погибели Тобио в два часа ночи обсуждаете самые плохие черты ваших характеров.       Ему был очень важен волейбол, и ты понимала это лучше всех остальных в этой школе, в этом мире. Он делился с тобой всеми неудачами, и ты утешала его в трудную минуту. Но когда он учился чему-то новому, ты радовалась как за себя.       — Понимаю… Ты такой молодец, Тобио. Я вижу перемены в тебе и радуюсь, что мой парень такой замечательный.       Опять смутился.       А ты говорила чистейшую правду — хоть характер Кагеямы был сложным и непонятным для многих, казался грубым и зацикленным только на себе, ты понимала его. Он старается на пике своих сил, выкладывается на полную и требует того же от других людей, но часто это расценивают, как грубость с его стороны. Кагеяме бывало сложно подобрать слова похвалы или поощрения, но взгляд гордости, направленный на тебя в момент вашего триумфа, стоил действительно многого.       Как-то ты узнала от его сестры, что Тобио попросил её зачесать ему волосы по-другому, когда узнал, что тебе нравится определённая мужская прическа. Это тебя позабавило, потому что Мива говорила это с таким серьёзным выражением лица, когда на фоне мялся Кагеяма с не свойственной ему причёской. Ты тогда сказала ему, что волейболисту не стоит менять что-то, что тебе и так нравится.       Ты и представить себе не могла, что Кагеяма Тобио может оказаться таким смущенным во время вашего первого поцелуя. Он пыхтел, пытаясь сделать все правильно — как потом оказалось, сестра учила его целоваться на помидорах в пять лет, но это не увенчалось успехом… Но когда Кагеяма входил во вкус, то брал всё в свои руки, иногда не позволяя тебе вести — он спокойно зажимал тебя в пустынном коридоре во время перемены, держал руки в своих и был откровенным и настойчивым.       Но почему-то тебе это нравилось. Такой контраст двух Тобио — застенчивый и любопытный или наглый и самодовольный. Но в этом и заключалась вся его прелесть, весь его шарм.       — Тоби!.. Что же ты… — ты упирала руки ему в твёрдую грудь, пока внутри сгорала от мешанины чувств, его губ и опасности обстановки — у вашего класса идёт урок литературы, но вы предпочли уйти, ссылаясь на твоё плохое самочувствие. — Кагеяма! Перестань!       Он хмыкает, отстраняясь, посматривая на тебя с видимой лукавостью. Твои руки дрожат, поправляя его форменную черную куртку Карасуно, сквозь которую проглядывается синяя футболка, которую ты расписала сама — «самый лучший связующий!».       — Только если ты отдашь мне тот чёрный топ.       — Ты что… будешь его носить? — тебя распирает гордость за саму себя.       — Буду.       Пищишь.

***

      Ты им безумно гордишься — на матче с Инаризаки, сильной командой из Хёго, Кагеяма показал себя не только как способный игрок, но и хороший и чуткий товарищ. Хината невероятно переживал, хоть и скрывал это, а ты, сидя с подругой на трибунах, во все глаза смотрела на игру Тобио. Правда, ты не смогла сдержать смешок, когда твой парень героически спас мяч, вывернув при этом странное балетное па.       Деспотичный король ушёл в прошлое и не стоило его оттуда возвращать — то, что было в прошлом, должно было там и остаться… Когда Кагеяма сказал тебе о том, что хочет продолжить заниматься волейболом в Италии, ты его поддержала, хоть и не поехала за ним. Тобио не отговаривал — он понимал, что у тебя есть классная работа в дизайнерской компании, одной из лучших в Японии.       Но вы очень скучали по друг другу.       Разговоры по видеосвязи не могли заменить тепло любимого тела и объятия в мягкой постели, уютные ужины на веранде твоей квартиры и ночные прогулки по Токио.       Когда Кагеяма приезжал в Японию повидаться с тобой и родственниками, на игры или просто так, когда выдавался отпуск, вы старались провести как можно больше времени друг с другом.       — Это выглядит стильно, — он ткнул указательным пальцем в одну из твоих наработок. — Только мне кажется… Может, стоит сделать длиннее?       — Ты так считаешь? — ты повернула лицо к нему. — Хм, может быть… Спрошу завтра у директора.       Тобио грустно мурлыкнул, понимая, что завтра ему придётся уехать. И снова вы не увидитесь несколько месяцев. Поддерживать отношения на расстоянии было бы не сложно, если бы Кагеяма не находился настолько далеко. Вопрос о твоём переезде он не рассматривал — он понимал, что в Италии тебе будет намного сложнее, чем ему, а из-за гордости ты не согласишься быть полностью на его обеспечении.       Кагеяма любил целовать твой лоб и нос, по одному поцелую в каждое веко и, наконец, лёгкий чмок в губы — его особый ритуал ваших обнимашек в постели. Обычно вы смотрели забавные видео из Тик-Тока или Ютуба, добавляя их в нескончаемые сборники, чтобы потом пересмотреть уже в одиночестве. Кагеяма отправлял тебе каждое милое животное, которое видел; ты, в свою очередь, присылала ему забавные селфи с рабочего места — ты была на сто процентов уверена, что его команда хихикает над твоими фотографиями в качестве обоев на телефоне. По крайней мере, так тебя известил Хошиуми, когда вы познакомились…       Ты грустно переводишь взгляд на настенные часы с милыми воронятами на белом фоне — что же сейчас делает твой воронёнок?.. Вы сможете встретиться только через полгода, когда у него закончатся важные матчи, и Тобио сможет спокойно выдохнуть…       Неожиданно раздаётся настойчиво-скромный стук в дверь. Ты недоуменно смотришь на время и замечаешь, что Кагеяма написал тебе минуту назад странное сообщение.       kkageyamaatobioo       ты всё ещё считаешь меня деспотичным королём?       Открываешь дверь и видишь его: немного смущённого, с огромным плюшевым тёмным вороном, с растрепанной чёлкой по бокам лба и в расстегнутой на половину белой спортивной курткой.       — Но любому королю нужна королева, так ведь?.. Будешь моей королевой?       Ты хихикаешь, утаскивая его вглубь коридора. Ну как можно отказать, когда такой красивый связующий из Швейден Адлерс так очаровательно тебя просит? Правильно — никак.
Примечания:
мой надутый молочный мальчик кагемяу тобио

feder ft. alex aiono - lordly (slowed + reverb)
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты