Малышка Мэй Лу

Джен
R
В процессе
46
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 129 страниц, 18 частей
Описание:
Воспитанница Лань Чжаня ненавидит Вэй Ина, и считает, что он дурно влияет на него! А Вэй Ину напротив нравится девчонка, он старается с ней подружиться и не знает что из этого выйдет.
Посвящение:
Дораме) Читателям, уставшим от слэша)
Примечания автора:
Стукнула такая вот идея в голову. Не судить строго, прошу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
46 Нравится 9 Отзывы 14 В сборник Скачать

Не в своей тарелке

Настройки текста
Вэй Усянь не сомкнул практически глаз этой ночью. Он лежал на полу, смотря в потолок задумчивым взглядом. Лань Чжань мирно спал на кровати, погружаясь в покой и умиротворение, а вот Вэй Ин тот самый покой найти не мог. В мыслях постоянно была Мэй Лу, ее улыбающийся, настолько яркий образ никак не уходил из головы, вызывая в груди настоящие трепетные чувства смятения. Старейшина Илин просто думал над последними событиями в его жизни, и все пытался понять из-за чего сегодня подруга так могла расстроиться. Возможно, она уже свыклась с тем, что живет, одеваясь в мужскую одежду? Или может быть, ее расстроил сам поход в Гу Су Лань? Вэй Ин не понимал, чем он мог сегодня так провиниться, и это его немного терзало. Мужчина хотел делать сейчас все, чтобы Мэй Лу больше никогда из-за него не плакала, и была самым счастливым человеком на свете. За свою недолгую жизнь, девушка уже успела повидать немало горя на своем пути, и теперь она заслуживала самого лучшего. Вэй Усянь продумывал в свое голове все, что произошло за последние несколько лет, и беспокойство за свои собственные необдуманные поступки горьким осадком остались в груди. Он хотел веселиться, улыбаться ради друзей, тем самым вытаскивая и себя из собственного омута боли. Немного задумавшись, мужчина перевернулся на другой бок, прямо напротив той самой стены, за которой сейчас спала Мэй Лу. Как она там? Успокоилась? Больше не злится? Вэй Ин не мог выносить больше того, что малышка расстраивается и не хочет этим делиться с ним. Старейшина Илин хотел знать все, что ее тревожило, забрать с собой все ее страхи и сомнения, и окружить тот самой защитой, в которой она так нуждалась. Пусть это выглядело немного эгоистично, полностью врываться в чей-то мир, но если этот мир тебе совсем небезразличен, то можно остаться там и сделать его светлее. Вэй Усянь обязательно будет прилагать все усилия, чтобы девушка больше никогда не грустила. Вытянув одну руку вперед, Вэй Ин коснулся поверхности тонкой стены, словно пытался дотронуться до Мэй Лу, и чтобы она ощутила его присутствие. В храме, он постоянно так делал, и малышке становилось лучше, ее тревоги рассеивались, помогая выздороветь, и сейчас мужчина делал тоже самое. Если не получается взять ее ладонь, значит он будет мысленно представлять об этом. Может быть только так, он наконец-то сможет успокоиться? Прикрыв глаза и шумно вздохнув, Вэй Усянь смог уснуть ненадолго лишь под утро. На этот раз ему приснилось огромное цветочное поле под открытым чистым небом, и на этом самом поле кружила радостная, счастливая и такая красивая Мэй Лу. Мягкая улыбка коснулась мужчины во сне, и этого хватило, чтобы успокоить свое сердце. *** Лань Чжань и Мэй Лу первыми спустились на первый этаж трактира с утра пораньше. Было слишком рано, солнце только-только вставало из-за сонной пелены утренних розовато-фиолетовых облаков. Дверь трактира была открыта настежь, впуская во внутрь просто дурманящий аромат свежести осенней земли. Бамбуковые занавески окон тоже раздувались под прикосновениями ветра, и все помещение окутало настоящей безмятежностью осеннего утра. Хотелось дышать этим воздухом хоть вечно, и настроение у Ванцзи с воспитанницей было самым лучшим. Мэй Лу присела за столик вместе с Наставником и обеспокоенно окинула его взглядом. - Доброе утро, Наставник. А где Вэй Ин? – первое что решила спросить девушка, не наблюдая за столом своего возлюбленного. Сердце девушки слегка забилось, а в груди поселились чувства ранней весны. - Он еще спит, я его будить не стал, - с улыбкой ответил Лань Чжань. Он и сам заметил насколько Мэй Лу выглядела сейчас влюбленной и такой милой. - Но он ведь не поест! А вдруг он проснется и будет слабым? Наставник… Ханьгуан-цзюнь искренне засмеялся, наблюдая за такой обеспокоенной Мэй Лу. Воспитанница настолько распереживалась за Вэй Усяня, что ее глаза выглядели самыми невинными и искренними на свете. А девушка не поняла почему Наставник смеется, и почувствовала себя немного глупой. Но все ведь хорошо, перед ним можно не стесняться выражать свои чувства, ведь он знал о них, и рассказывать не собирался. - Все хорошо, Мэй Лу. Пусть еще немного поспит, а потом я закажу ему самый вкусный бодрящий чай. Договорились? – губ Лань Чжаня снова коснулась добрая улыбка. - Хорошо… - Не переживай. Твой Вэй Ин не пропадет со мной. - Наставник! – щеки Мэй Лу забагровели, и она окончательно покраснела. Лань Чжаню хотелось этим осенним утром впервые за это время долго и искренне смеяться. Забота девушки просто умиляла, ее нежность по отношению к Вэй Усяню можно было хоть на рисунках красивой живописи запечатлеть! Бедная малышка просто искренне любила. - Ты вчера расстроилась из-за Вэй Ина, ведь так? – решил почему-то спросить Лань Чжань, хоть и без этого все понимал. Мэй Лу смущенно потупила глаза себе на колени, и тоненькими ручками сжала ткань одежды на них. Вот умеет же Наставник поставить в неловкое положение… - Угу, но вы ведь ничего ему не скажите?! - Конечно, нет. Я уважаю твои чувства к нему, и рассказывать о них кому-то не имею право. - Спасибо, вы самый лучший, Наставник! - Не благодари за такое, это поступок любого благородного мужчины. Лучше пей чай, ты должна набраться сил, нам еще немало идти. Девушка подняла на Наставника благодарный взгляд, и тепло ему улыбнулась. Как же хотелось обнять Лань Чжаня за такую доброту. Кто бы что не говорил, но Наставник - это настоящий ангел, спустившийся с небес. Его мудрости и благодетели не было равных на этой земле. - Ты, кстати, точно уверена, что поход не отягощает тебя? - Нет, Наставник. Я теперь хочу делать все, чтобы и вы были счастливы. Я уверена, вы тоже хотите, чтобы я выбралась из своей скорлупы, поэтому уважаю ваши чувства. Лань Чжань ничего не ответил, просто мягко смотря на воспитанницу глазами полной благодарности к ней. А затем они принялись пить чай в немой тишине, иногда даря друг другу улыбку и нежный взгляд. Это утро, по-мнению, Нефрита никогда не казалось для него настолько счастливым явлением. А после утреннего чаепития, они вдвоем вышли на улицу, полной грудью дыша этим воздухом. Деревня только-только начинала просыпаться, и сонные торговцы начали потихоньку готовиться к очередному трудному дню. Ванцзи решил вместе с Мэй Лу прогуляться по оживающему рынку, и идея приодеть воспитанницу не покидала его голову. Красивая заколка все еще лежала в его мешке, и наверное, было бы приятно подобрать к ней какое-нибудь красивое ханьфу. Девушка вряд ли сама додумается рассказать о своих чувствах Вэй Ину, а удивить мужчину порой бывает сложно. Вэй Ин хоть и порой ничего не понимал, но вряд ли сможет отвести глаза от Мэй Лу. - Мэй Лу, - обратился к девушке Лань Чжань - Наставник? – Мэй Лу посмотрела на немного задумчивого Ханьгуан-цзюня. - Вэй Ин вчера был прав. Ты должна перестать носить обноски. Ты уже взрослая девушка, и если решила выбраться из своего мира, то должна попробовать одеться как девушка. Мэй Лу немного запаниковала. Она остановилась посреди несколько лавок, и тревожно посмотрела на Нефрита. И он туда же? Зачем ей пытаться одеваться в красивые одеяния, если не желала выглядеть для кого-то как девушка? Вэй Ин все равно относится к ней, как к хорошей подруге, смысл было рваться к чему-то другому. Пусть остальные мужчины знают о ней, как о «ледяной» красавице, и этого достаточно. - Я не хочу. - Мэй Лу, это не только из-за Вэй Ина. Это и ради тебя тоже. Всю свою жизнь не сможешь провести одна в храме, скрывая свои чувства. Ты должна почувствовать свою природу девушки. Пусть это будут твои вторые шаги к другому восприятию мира. Я это сейчас говорю не как твой Наставник, а как хороший друг. Уверен, твои родители хотели бы того же. Девушка немного погрустнела, стоило ей услышать про своих покойных родителях. Воспоминания о прошлом медленной дымкой осели в ее душе, и хотелось спрятать свои набегающие слезы от Наставника. Родители… Мэй Лу ведь не знала всю свою жизнь материнской любви, ее жизнь прошла почти что рядом с мужчинами: отец, друзья-мальчишки детства, адепты Гу Су, Наставник и Вэй Ин. Почувствовать себя женщиной было трудно. Девушка даже не знала какого это… - Я не знаю, Наставник. Вы уверены, что мне это надо? - С чего-то надо начинать, Мэй Лу. Вдруг, если ты когда-нибудь выйдешь замуж за Вэй Ина, то… - Лань Чжаня перебили. - … этого не будет, я для него лишь подруга. - Не выноси себе такой приговор, - успокоил мужчина. – Вряд ли Вэй Усянь так трепетно бы заботился о тебе. Дай ему время, и увидишь, что я прав. - Почему вы так уверены в этом? - Потому что я знаю его. Раньше он смотрел на тебя как на ребенка, но сейчас он порой смотрит иначе. Возможно, он не разобрался в своих чувствах, однако уверен, он скоро все поймет сам. - А вдруг он найдет себе возлюбленную милую, красивую? – Мэй Лу совсем опечалилась. Девушка обняла свое тело руками, и немного сгорбилась, представляя себе такое. Лань Чжань незамедлительно поспешил приобнять расстроенную девушку, и нежно погладить по голове, в очередной раз успокаивая: - Не придумывай. Вэй Ин вернулся именно к тебе. - К нам, - поправила Наставника Мэй Лу, утыкаясь ему в грудь белоснежного одеяния Гу Су. – К нам ведь… - Тебе не понять мужчину полностью. Просто поверь мне. - Хорошо… - А сейчас просто позволь себе пожить немного девушкой, хорошо? – Лань Чжань медленно отстранился от малышки, и заглянул ей в карие, опечаленные глаза. Мэй Лу лишь кивнула головой, и решила просто плыть по течению, доверившись самому важному человеку в ее жизни. С этими словами Ханьгуан-цзюнь подарил добрую улыбку девушке, и повел ее за собой по рынку. Мэй Лу неуверенно последовала за ним, оборачиваясь по сторонам. Утренний, оживающий рынок заставил измученную девушку временно отвлечься от тревог, и просто смотреть на все с восторгом. Лавки открывались одна за другой, груженные торговцы распаковывали тряпочные сумки, вытаскивая на столы свои товары. Другие принимались готовить различные сладости и вкусности прямо на улице, подготавливая масло на огне. В целом, жизнь только-только начинала начинаться, и не смотря на раннее утро, торговцы готовы были к нему. Лань Чжань привел девушку прямо к той лавке, за которой вчерашняя тетушка продавала свои украшения. Увидев в очередной раз, самого Нефрита, ее сонное лицо, словно переменилось в миг, делаясь счастливым и восторженным. Увидеть второй раз за жизнь Ханьгуан-цзюня для нее казалось подарком с небес. - Боже! Господин Лань! Вы мне сейчас не снитесь ли?! – женщина закрыла от восторга рот руками. Мэй Лу, улыбнулась, вспоминания как сама не верила в существование Вэй Ина. - Я пришел к вам с просьбой, - Лань Чжань перевел глаза на воспитанницу. – Я плохо разбираюсь в женщинах, но хочу вас попросить приодеть эту девушку. Торговка посмотрела на Мэй Лу, и вспомнила как она вчера внезапно отказалась от заколки. Женщина долго смотрела на нее, оглядывая смущенное лицо, а потом все же улыбнулась и с оживлением выдала: - Конечно, я готова помочь Вам, господин Лань! А где вчерашний красивый парень-ловелас? Он обещал жениться на моей дочери! Лань Чжань впал в некий ступор, но Мэй Лу на этот раз не огорчалась. Его слова вселили некую маленькую надежду на ответные чувства Вэй Ина, и она решила больше не поддаваться никаким провокациям со стороны это мира. Поэтому ко всему удивлению, девушка решила подшутить над торговкой со всей своей искренностью: - Ну чтобы он взял вашу дочь в жены, то для начала ей придется покорить его сердце, а это поверьте, не легко! - Охохо, да моя Сяо Цзинь красавица, и рукодельница. Многие мечтали взять ее руки, но тот красавчик ей бы понравился! - Несомненно… - Мэй Лу немного грустно вздохнула. Ханьгуан-цзюнь решил перевести тему, чтобы эта торговка не болтала на лишние темы. Он сюда с Мэй Лу пришел не для того, чтобы трепать языком. Беглым взглядом оглядев блестящие товары на лавке, он посмотрел на женщину, делая невозмутимое лицо. - Поблизости есть лавки, где можно было бы найти женскую одежду? - Конечно! Но я готова сейчас прикрыть свою лавку и провести вас к своей хорошей подруге. Она как раз занимается шитьем, и можно у нее что-нибудь подобрать этой девушке. - Окажите такую услугу. Торговка не мешкаясь, начала убирать украшения в тряпочные сумки, и в спешке собираться. Для нее будет огромная честь и хвала помочь самому Ханьгуан-цзюню в такой просьбе. Раз он обратился именно к ней, значит можно и посвятить несколько часов мужчине, которым все так восхищаются в народе. Женщина собрала все нужные сумки, и окликнула некого мужчину приглядеть за товарами. Через секунду к ним подбежал средних лет господин и согласился присмотреть. Видимо, это был хороший знакомый этой торговки, чтобы она могла доверить ему все самое ценное. А затем женщина, поправляя свою прическу на голове, повела Нефрита и его воспитанницу по рынку. Местные торгаши и жители с восхищением разглядывали Лань Чжаня, что-то шепча ему в спину. Все смотрели на Нефрита так, словно он Небожитель, спустившийся с небес, и пришедший озарить эту землю своей красотой и светом! Не каждый день ведь встретишь заклинателя такого ранга в своей деревне, хоть она была известна во всей округе Гу Су Лань. *** Некоторое мгновение спустя, торговка привела гостей к небольшому дому своей подруги. По дороге она с оживлением что-то рассказывала, и представилась как тетушка Ли. Просто тетушка Ли. Слушая ее добрые рассказы про то про сё, Мэй Лу почувствовала в ней что-то хорошее, от нее прямо веяло позитивом и какой-то особой добротой. И это заставляло улыбаться всю дорогу, просто молча слушая ее говор. - Эй, Дяо Чань, ты дома? – тетушка Ли прошла за ворота довольно уютно с виду дома, и окликнула подругу. Та себя ждать не заставила, и вышла на крыльцо. Это оказалась дама средних лет, довольно стройная и худая, в отличие от полной тетушки Ли. На лице Дяо Чань появилась та же восторженная улыбка, как у местных жителей, стоило ей увидеть возле ворот дома самого Ханьгуан-цзюня! - Ли, ты что, у небес благословение получила?! Господина Лань с небес спустила? – женщина обомлела, но все же выбежала во двор своего дома и побежала навстречу гостям. Дяо Чань поклонилась мужчине, выражая свое огромное уважение к нему. От неожиданности, бедная швея даже забыла одеть обувь, побежав прямо босыми ногами. Мэй Лу поклонилась тоже, улыбаясь краешками губ. Это ей напомнило тот день, когда она сама бежала к Наставнику, позабыв обо всем на свете, даже обувь надеть… - Здравствуйте, госпожа, - Лань Чжань выставил руки вперед, выказывая уважение. – Я пришел с просьбой помочь. - Конечно, как вам можно отказать?! - Господин Лань хочет приодеть вот эту милую девочку, - вмешалась Ли, подходя к Мэй Лу. Ее теплые пухлые руки с заботой легли на плечи девушки, заставляя ее почувствовать себя неловко. Дяо Чань перевела взгляд на Мэй Лу, и оглядела ее с ног до головы. Перед ней стояла слишком смущенная молодая красавица, одетая безвкусно в мужскую униформу, похожую на униформу господина Ланя. Своим опытным взглядом швеи, женщина оценила примерный размер девушки, и задумалась. В ее арсенале как раз находились женские одеяния, пошитые на заказ. Но коли сам Ханьгуан-цзюнь здесь, то можно и одно из ханьфу спокойно продать ему. - Хм… На эту юную девушку я могу подобрать самое красивое. Пожалуйста, следуйте за мной. Эй, Вэйшенг, а ну поди сюда! – Дяо Чань попросила проследовать за ней, по пути зовя кого-то. Из дома некоторое время спустя вышел некий молодой паренек лет 17-18-ти от виду. - Слушаю тетушка, - парень выглядел немного сонным, и спросонья не сразу понял что происходит. А как только он протер свои глаза и увидел важного гостя в своем доме, то словно окончательно проснулся. – Господин Лань! – Вэйшенг тут же поклонился мужчине. - Это мой племянник, он сирота и живет со мной. Я попрошу его накрыть вам чай, господин Лань, и вы сможете подождать нас в другой комнате. После, я обязательно угощу и эту девушку! Вэйшенг, накрой стол господину. Парень ретировался беспрекословно. И только после этого Дяо Чянь пригласила всех пройти к себе домой, но тетушка Ли сообщила, что ей пора возвращаться к работе, при этом дико извиняясь перед Нефритом. Торговка и больше хотела остаться здесь, чтобы провести чудесные мгновения рядом с самим «Небожителем», но семью кормить чем-то нужно было. Лань Чжань в качестве благодарности за данную помощь, вручил тетушке несколько ценных монет. Она сначала отказалась, ведь брать деньги у такого господина было неловко, но Ванцзи настоял. А отказывать ему она не хотела. Взяв скромно монеты, Ли помахала всем рукой, и отправилась назад на рынок. Мэй Лу пошла следом за Дяо Чань, а Лань Чжань прошел в другую часть дома ожидать возвращения воспитанницы. Последняя вошла в довольно огромную рабочую часть дома швеи, и бегло оглядела весь творческий беспорядок творившийся тут: шелковые рулоны, размотанные лежали на столах, на полу валялись остатки тканей и ниток, аккуратные сшитые явно женщиной бамбуковые занавески покоились на окнах, пропуская солнечный свет, а по остальным столам лежали различные рабочие инструменты. На деревянных манекенах, Мэй Лу увидела все те прекрасные работы Дяо Чань, о которых так нахваливала тетушка Ли. Это были просто прекрасные шелковые одеяния различных цветов, аккуратно подшитые всякими украшениями и шелковыми лентами. Казалось, что такие прекрасные работы предназначались лишь девушкам из знатных семей, или самым принцессам. Мэй Лу немного засмущалась, чувствуя себя неловко и скованно. Она даже боялась представить себе как будет выглядеть в одном из этих нарядов, и подойдут ли они вообще ей. Оставалось ожидать действий Дяо Чань, а она их начала предпринимать с первых же минут. - Как тебя зовут, девочка? – с мягкой улыбкой спросила швея, подходя к своим работам и разглядывая их. Мысленно, Дяо Чань начала примерно оценивать чтобы из этого могло идеально сесть к фигуре этой девушки. - Мэй Лу… - смущенно ответила она. - Мэй Лу, ты такая хрупкая, что я даже могу сказать, что все эти одеяния могут подойти тебе! Какой ты любишь цвет? – Дяо Чань взяла в руки одно из женских ханьфу и придирчиво его оглядела. Нет, этот заказ предназначался не для особо богатой семьи, а обидеть Ханьгуан-цзюня не хотелось. Все самое лучшее! - Не знаю, белый наверное… - Мэй Лу растерялась, говоря дрожащим голосом. А, действительно, какой у нее был любимый цвет? Девушка никогда не задумывалась об этом. Раз Наставник давал ей вещи белого цвета, значит любимый цвет белый… От своей скованности, Лу-лу начала перебирать пальцами на руках и бегло бегать глазами от одного угла к другому. - Белый, хм… - Дяо Чань сама задумалась. Женщина развернулась в сторону Мэй Лу, и подошла к ней, осматривая со всех сторон. – Ты, наверное, важный человек в жизни господина, раз он не жалеет для тебя ничего. А почему ты не носишь женскую одежду? – этот вопрос поставил в тупик растерянную Мэй Лу, и она посмотрела на Дяо Чань как перепуганный кролик. Все слова, словно улетучились из головы. - Я… - это все что выдавила из себя она. - Ладно, не буду лезть к тебе в душу. Вам поди запрещают в Гу Су носить женское! Но это ведь неправильно по отношению к тебе. И думаю, тебе пора поменять цвет. Ты очень миленькая на лицо, и, наверное, тебе подойдет нежно-розовый цвет, либо небесно-голубой.. – Дяо Чань мечтательно задумалась, представляя себе как будет лучше всего. - Мне Наставник купил заколку в виде лилии, может это поможет..? – Мэй Лу даже не знала стоило ли это вообще говорить, однако подарок, выбранный тетушкой Ли она проигнорировать не могла. - Так он твой, Наставник? Это хорошо, тебе крупно повезло, что у тебя такой правильный учитель! - Да, он хороший.. Дяо Чань отошла от девушки, и снова подошла к какому-то манекену. На нем висело очень красивое женское ханьфу нежно-розового цвета, прям как лепестки весенней вишни. Женщина провела рукой по шелковой ткани одежды, и взяла в руки ее рукав. Взглядом швея осматривала свою работу, бормоча себе что-то под нос. Затем она подошла к другому манекену, где висело похожее, на тон темнее. Мысленно она прокручивала в своей голове, а затем помотала головой, словно это не подходит для хрупкой девушки. И так Дяо Чань обошла несколько манекенов, останавливаясь возле каждого. Ханьфу небесно-голубого цвета вызвало у женщины восторг, и она металась от него к тому, к которому подходила в первый раз. Все-таки розовое одеяние ей понравилось почему-то больше, и оно должно было идеально сесть на фигуру Мэй Лу. - Раздевайся, и попробуй одеть сначала это, потом переоденься в голубое, - под конец попросила Дяо Чань, стаскивая с манекена розовое ханьфу. Девушка обхватила свое тело руками. Скованность и дикое смущение окинуло Мэй Лу, и она безумно застеснялась. - Ты чего? – ничего не поняла женщина. – Тут нет мужчин, они в другой комнате, не бойся. Никто подглядывать не будет! – Дяо Чань слегка засмеялась. Мэй Лу все равно себя чувствовала слишком неловко, не смотря что перед ней была женщина. Оглядев еще раз помещение, словно ища что-то, девушка медленно начала развязывать тонкий пояс у себя на талии, а затем и снимать одежду. Дяо Чань не смотрела в ее сторону, и это все равно смущало. Переодеваться при ком то раньше Лу-лу не доводилось, и сейчас, она расценивала это как посягательство на ее личную территорию. Неуверенно сняв с себя основную униформу, девушка осталась в белой простой одежде, надеваемой под низ. Дяо Чань помотала головой, прося снять и ее. Под это ханьфу надевалась совсем другая одежда, более шелковая и легкая. Щеки Мэй Лу загорелись, ее руки неуверенно начали развязывать вторую одежду, и пришлось снять ее, оставаясь в легких «подштанниках», и в ленте, обтянутую на груди. Дяо Чань подала шелковое, белое одеяние, на которое и одевалось основное платье. Мэй Лу накинула ее на себя слишком быстро, пытаясь скрыть свое тело от чужих глаз. Швея помогла девушке правильно одеться, и подвязала везде где нужно. Затем она попросила Мэй Лу расставить руки и особо не шевелиться. Девушка так и сделала, с закрытыми глазами позволяя на себя одевать ханьфу. Она слышала, как то приятно шуршит, и ощущала приятный запах, издающийся от него. Дяо Чань обошла девчонку сзади, и помогла аккуратно завязать шелковую розовую ленточку у той на талии. - Оно тебе к лицу, и другого не надо! – швея с полным восторгом осмотрела то, как идеально легла ее работа на плечи этой девушки. – Только вот прическа совсем не подходит. Я помогу тебе и с ней, сейчас только расческу найду в своем беспорядке! Мэй Лу, пока тетушка Дяо искала расческу, медленно опустила глаза вниз, осматривая как вообще на ней сидит ханьфу. Чувствовалась нежность шелка, тело приятно подрагивало от новых, приятных ощущений и была даже легкость по всей коже. Но при этом всем, девушка ощущала себя не в своей тарелке, словно ей это не идет. Ну, конечно, впервые оказаться в настолько явно дорогом одеянии, чего она еще ожидала. Тем временем Дяо попросила Мэй Лу пройти за стул и сесть на него. Девушка послушно направилась к нему и неуверенно села. Тетушка принялась развязывать ее один тугой пучок на голове. Волосы волнами спали на плече, и это заставилось еще больше чувствовать себя неловко. Женщина аккуратно проводила расчёской по запутанным волосам девушки, и распрямляла их во все длине. Что творилось потом на голове Мэй Лу не знала, но чувствовала как Дяо Чань собирает некоторую часть волос, а остальную длину отпускает по плечам. В итоге, женщина собрала небольшой пучок на голове Мэй Лу, а оставшиеся длинные пряди оставила свисать по спине прямо по пояс. Обойдя малышку с другой стороны, она прицепила к ее волосам пару своих заколов, и начала осматривать Мэй Лу. Перед ней сидела уже не безвкусно одетая девчонка, а настоящая красавица, которую можно смело было привести в императорский дворец. - А ну, прикуси… - Дяо Чань достала с полки какой-то приятно-пахнущий лист бумаги, и поднесла ее к губам девушки. – Не бойся, это моя помада. Мэй Лу послушно прикусила бумагу розоватого цвета, чувствуя вкус какого-то приятного масла. - Ну вот, думаю теперь все ахнут! Идем скорее к господину Ланю! *** Лань Чжань ожидал прихода Мэй Лу во дворе дома. Мальчишка Вэйшенг угостил его скромными сладостями и заварил вкусный чай. Сидеть слишком долго в комнате оказалось неудобно, и Ханьгуан-цзюнь решил подождать на улице, дыша свежим воздухом. Время уже клонило больше к 10, и наверное, Вэй Усянь уже проснулся и обеспокоенно их ищет. Пора бы возвращаться назад в трактир и продолжить путь до Гу Су Лань. Послышался скрип двери, и Нефрит обернулся назад. В проемах бамбуковой двери показалась госпожа Дяо, улыбаясь искренней улыбкой. Она постоянно оглядывалась назад и звала Мэй Лу выйти. Девушка сильно боялась, она была не уверена стоит ли вообще показываться на глаза кому-либо. Но вечно скрываться в этой комнате она не могла, и подобрав свои вещи, воспитанница сделала робкие шаги, чтобы выйти в свет. Первое, что она увидела – это яркий свет осеннего солнца, а потом заметила во дворе дорогого Наставника. Первым делом захотелось спрятаться за тетушку Дяо. Если бедняжка смущалась так перед Лань Чжанем, то что будет если встретится с Вэй Ином? Можно смело копать себе могилу? Но это будет счастливая смерть. - Господин, Лань, все как вы просили! Я преобразила вашу воспитанницу до неузнаваемости. Я подобрала для нее одну из самых лучших своих работ. Ну же, милая, смелее… Девушка смущенно вышла на порог двора, и встретилась с удивленным взглядом Лань Чжаня. Нефрит сначала обомлел, решив, что это не Мэй Лу, но стоило к ней присмотреться, то мужчина замер. Перед ним была уже совсем не малышка в мужской одежде, перед ним была настоящая юная девушка, выглядевшая как невинный цветок сакуры. Нежное, розовое ханьфу идеально лежало на фигуре воспитанницы, оно было покрыто различными шелковыми узорами, а его подол был подшит каким-то атласом, не позволяющим ткань развеиваться по сторонам. На талии девушки красовался не слишком широкий пояс, идеально подчеркивающий хрупкую фигуру, а волосы Мэй Лу впервые были полу-распущенными. Хоть и в волосах блестели всякие заколки, отражающие сейчас солнечные лучи, но Лань Чжань подумал, что лилия окончательно завершит этот образ, словно вишенка на торте. - Прекрасная работа, госпожа. Я вам очень благодарен за такое! – Ханьгуан-цзюнь поклонился в знак своего безграничного уважения. Видеть воспитанницу настоящей девушкой принесло мужчине огромную радость, заставляя сердце приятно за нее болеть. Мэй Лу была просто красавицей, а остальные слова не имели значения. - Не стоит, кланяться, господин! Вы мой дорогой гость, и этого достаточно. Кстати, Вэйшенг, ты угостил его? Мальчишка засмущался, уставившись на Мэй Лу. Он уже не слышал, что говорила в этот момент любимая тетя, весь его взгляд был устремлен только на девушку. - Я с кем говорю? – уже строже вопросила госпожа Дяо. - Все хорошо, он угостил меня, - ответил за него Лань Чжань. – Нам пора в путь, я вам очень благодарен! - А как же чай? Я должна угостить и Мэй Лу.. - Нам, к сожалению, пора. – Лань Чжань вытащил из мешка золотые моменты, и вручил их госпоже, в очередной раз кланяясь. Он не знал цены этого одеяния, но посчитал, что оно дорогое, и дал женщине больше, чем этого нужно было. - Раз так, то хорошо. Удачного вам пути, берегите себя, господин! Лань Чжань кивнул головой и позвал Мэй Лу за собой. Та очень неуверенно пошла за ним, покидая этот дом. Девушка чувствовала себя некомфортно, она постоянно пряталась за Наставника, если кто-то по пути оглядывался на нее и что-то шептал. Новые неизвестные чувства охватили Лу-лу, и сердце трепетно билось, воображая себе встречу с Вэй Ином. Нет, она точно такого не переживет. Появляться в таком виде перед ним, это равносильно смерти. - С..спасибо вам, Наставник, но может я все же переоденусь в трактире? Мне неловко. Я боюсь появляться перед Вэй Ином. А вдруг ему не понравится… - Мэй Лу, ему понравится, ты выглядишь прекрасно. Слова Лань Чжаня заставили смутиться еще сильнее… Мэй Лу пряталась за его рукавом, и попросила выбрать путь до трактира через более безлюдные места. Через рынок идти совсем не хотелось. *** Вэй Усянь уже на протяжении целого часа ждал прихода, внезапно исчезнувших друзей. После того как он проснулся, то не обнаружил в комнате Лань Чжаня. Это было странно, ведь обычно он бы разбудил, или хотя бы предупредил что ушел, но его не было нигде! В комнату Мэй Лу мужчина все же не решился зайти, посчитав это неловким решением для нее, а просто спустился вниз. Внизу как обычно собрались люди, отведывая утренний вкусный суп. Однако, за столиками не наблюдались фигуры Нефрита и девушки. Вэй Ин даже забеспокоился их уходом, и подумал что они его здесь бросили. Но этого ведь не так? Не так, Лань Чжань и Мэй Лу никогда бы так не поступили, поэтому Вэй Усянь поспрашивал у людей не видели ли они здесь господина Ланя и девушку. Хозяйка постоялого двора ответила, что те покинули помещение еще ранним утром, а куда ушли не сказали. Вэй Ин подумал, что они решили прогуляться, и стал ждать их, одиноко сидя за столом. Вот же... ушли и с собой не взяли! Ну кто так делает! Ух придут, Старейшина Илин им все выскажет, но естественно в шутку. Посидев примерно минут 20 за столом, Вэй Усянь не выдержал и вышел на улицу. Он хотел пойти было отправиться на их поиски, но заметил приближающиеся фигуры Лань Чжаня, и… Мэй Лу? Мэй Лу спряталась за Наставника, как только заметила Вэй Ина на улице. Сердце бедняжки чуть ли не остановилось.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты