Малышка Мэй Лу

Джен
R
В процессе
50
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 129 страниц, 18 частей
Описание:
Воспитанница Лань Чжаня ненавидит Вэй Ина, и считает, что он дурно влияет на него! А Вэй Ину напротив нравится девчонка, он старается с ней подружиться и не знает что из этого выйдет.
Посвящение:
Дораме) Читателям, уставшим от слэша)
Примечания автора:
Стукнула такая вот идея в голову. Не судить строго, прошу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
50 Нравится 11 Отзывы 16 В сборник Скачать

Гнев.

Настройки текста
Утро встречало Облачные Глубины не самыми теплыми прикосновениями. Небо покрылось бледновато-розоватыми облаками, а солнце только-только поднималось из-за горизонта. Прохладный ветер, принесший откуда-то с севера холодные порывы и вместе с собою запахи свежей земли, говорил о том, что тёплые осенние деньки будут царить еще не долго. Тусклый диск небесного светила едва ли касался своими лучами окрестности Гу Су Лань, и холод осени можно было ощутить своей кожей. Сонные адепты клана вместе с гостями просыпались вместе с природою, и жизнь медленно начинала закипать, подобно чаю. Юные члены ордена, дабы порадовать Цзэу-цзюня и его гостей, выносили в огромный двор деревянные столы, накрывая их белоснежной тканью. Все приготовления должны были быть готовыми к назначенному времени, и поэтому адепты суетились, как в муравейнике. Кто-то заваривал чаи, кто-то аккуратно складывал сладости в фарфоровую посуду, кто-то проверял не сдуло ли ночью фонарики на крышах, а остальные члены Ордена помогали с накрытием столов. Словом, адепты делали все аккуратно, стараясь придерживаться строгих правил Гу Су Лань и не шуметь. Цзэу-цзюнь в это раннее утро испытывал внутри себя холодное волнение. Оно окутывало его душою плотным полотном, и он не знал, что будет после праздника. Глава Ордена задумчиво стоял рядом со Стеной Послушания и о чем-то своем задумался. Лань Сичэню было непривычно видеть в своем клане столь многочисленных людей, которые вряд ли будут придерживаться строгих правил. Хоть и это день рождение служило полным их исключением, однако раньше Первый Нефрит не позволял себе таких праздников. Обычно, это всегда обходилось простыми поздравлениями или же весточками извне, но в этот раз главы остальных Орденов решили посетить Гу Су Лань дабы отдать заодно честь покойному Лань Цижэню. После его смерти траур еще долго царил мёртвой тишиной над Орденом, и только теперь появилась возможность самолично поклониться перед его бронзовой статуей. Цзэу-цзюнь тревожно вздохнул, оставаясь при этом спокойным в лице, а окончательно не потеряться в своих мыслях помогало лишь присутствие в Ордене брата. Только благодаря Ванцзи, Первый Нефрит мог полной грудью ощущать внутри себя праздничное настроение, и желание оставить его здесь не исчезало ни на минуту. Лань Чжань, словно почувствовал где мог находиться именинник в это утро, и первом делом отправился к Стене Послушания. Находиться в родном доме для Ханьгуанц-цзюня было одновременно и радостно, а одновременно его душой охватывали некоторые страхи, о которых он хотел бы поговорить с братом. Он не был уверен в том, стоит ли делать это сейчас, однако только Лань Сичэнь помог бы успокоить его. Увидев Главу Ордена задумчивым перед Стеной, Ванцзи едва ли слышно подошел к нему. - Брат, - Лань Чжань выставил обе руки вперед и выразил свое почтение. – С днем рождения тебя. Цзэу-цзюнь пришел в себя сразу же, как только услышал родной голос младшего брата. Его губ коснулась мягкая улыбка, и Нефрит беглым взглядом окинул многочисленные правила, написанные на Стене, а затем обернулся к Лань Чжаню. Первым же делом Первый Нефрит отметил для себя, что лицо Ванцзи перестало хранить ледяное спокойствие как раньше, и теперь на нем четко прорисовывалась тревога вместе с оттенками страха. Что могло так тревожить Лань Чжаня – мужчина не знал, но всегда умел улавливать его истинные эмоции, даже под самой морозной маской. - Ванцзи, я безумно рад, что ты стал первым человеком в этот день, который поздравил меня. Прости, что вчера не смог должным образом уделить тебе время… - Голос Цзэу-цзюня звучал немного виновато, а глазами он рассматривал лицо младшего брата, черпая с них эмоции. Сердце Лань Чжаня сжалось перед братом. Весь тот груз, который камнем висел на душе с момента прочтения письма, всем своим весом сдавил грудь. Видя перед собой Лань Сичэня, Ванцзи улавливал в нем образ покойного дяди. Тоска, охватившая разумом, заставила Нефрита печально перевести взгляд в сторону Стены. Невозможность выразить насколько ему хотелось видеть в этот момент Лань Цижэня разрезала душу на мелкие лоскутки. Тишина, давящая в этом особом месте, напомнила о тех самых деньках, когда старик был живой и наставлял Орден на путь истины. От своих нахлынувших чувств тоски, вины и боли, Лань Чжань совсем не выглядел холодным. - Ванцзи. Ты о чем-то вспомнил? Что тебя тревожит? – осмелился спросить Цзэу-цзюнь, прекрасно понимая как это место давит. - Я вспомнил про дядю. – Кратко ответил Нефрит, снова вознося глаза к Лань Сичэню. – Вспомнил, как виноват перед ним, как и перед своим Орденом. Мне жаль, что я не смог оставаться тут, когда он был жив… - В этом не было твоей вины, Ванцзи, - Лань Сичэнь старался успокоить расстроенные чувства брата, однако тот не отступал. - Я виноват, я это всегда понимал внутри себя. Не пытайся сказать обратное, ведь это так. - Дядя винил себя, когда изгнал тебя. Он множество раз пытался вернуть тебя назад в Орден, но гордость препятствовала этому. Ванцзи, он до самой своей смерти хотел чтобы ты вернулся. А теперь этого хочу и я. – Цзэу-цзюнь оказался рядом с Лань Чжанем и его рука тяжело легка на плечо младшего брата. Взгляд Главы не был наполнен ненависти по отношению к нему, напротив он смотрел на мужчину понимающим взглядом, и не знал как передать всю ту боль хранившуюся внутри. Ханьгуан-цзюнь был подавлен как и в тот день, когда услышал жестокие слова «убирайся отсюда». Присутствие старшего брата заставляло его сердце разрываться от невыносимой тоски, нагоняемой этим местом. Нефрит просто плотно сжал губы, и все слова, рвущиеся наружу комом застряли где-то в горле. Не зная что ответить на это брату, Лань Чжань виновато потупил глаза вниз. Осеннее утреннее небо озарилось бледными красками, отчего оно казалось холодным и унылым. И этот холод лишь добавлял к не очень веселой атмосфере еще большую унылость. - Ванцзи, если ты хочешь о чем-то поговорить, давай поговорим после того, как гости разъедутся по домам. Я не хочу, чтобы тебя сейчас терзали тревоги и хочу видеть тебя не таким подавленным. - Мгм… - грустно кивнул головой Лань Чжань. – Если ты позволишь, я хотел бы побыть немного один. - Хорошо. Лань Сичэнь не стал давить на Лань Чжаня своими разговорами о дяде. Видеть брата в расстроенным виде, самого его заставляло терять настроение перед праздником, но он понимал что времени позже все обсудить будет предостаточно, и поэтому выполнил просьбу Ванцзи. Окинув его беглым взглядом, Первый Нефрит направился в глубь Ордена, и растворился на фоне унылого неба. *** Мэй Лу проснулась тогда, когда солнце уже дарило свои теплые лучи Облачным Глубинам. Привычный туман расступился перед ними, позволяя светило залить здесь все морем света. Если с самого утра небо выглядело так, как-будто разразится вскоре дождем, то теперь на нем не было практически ни одного облака. До чуткого слуха девушки доносились голоса заклинателей откуда-то снизу, и она не сразу поняла, где находится. Сонно разлепив глаза, Мэй Лу поднялась с кровати и озарилась кругом. На ее большое удивление, Вэй Ина не было в комнате. Возлюбленный, словно вампир, испарился под самое утро, оставив окно за собой слегка приоткрытым. Робкая улыбка коснулась губ девушки, и она набралась смелости покинуть эту комнату. Хоть и выходить на улицу было безумно страшно, волнительно и трепетно, воспитанница первым делом хотела найти Наставника вместе с Вэй Ином. Подобно зашуганному котенку, девушка неуверенно спустилась вниз, постоянно озаряясь по сторонам. К счастью, на ее пути не попался никто, а вот выйдя во двор, Мэй Лу увидела перед собой огромный гостевой двор, наполненный выходящими на него заклинателями. Каких людей здесь только не было, один их вид пугал девушку. Она смутно помнила какие заклинатели носили одеяния в Пристани Лотоса, однако замечая мимо проходящих адептов, Мэй Лу насторожилась. Фиолетовые униформы, где на их поясах был прикреплен серебряный колокольчик, был слишком схож с теми, которые она запомнила в детстве. Это заставило девушку пятиться назад, словно от обжигающего пламени, и она поспешила кинуться прочь в другое место. Воспоминания едкой дымкой осели в голове, и Лу-лу вспомнила того строгого господина, так мерзко насмехающегося над Вэй Ином. Сердце Мэй Лу окутала тревога, ей было все равно что ей во след странно косились адепты и пытались сделать замечание, что здесь бегать нельзя. Девушка хотела просто скрыться от неприятных ей заклинателей и попытаться найти хоть кого-нибудь из двух дорогих ей людей. Не находя их на своем пути, Мэй Лу оказалась где-то в центральной части Гу Су Лань, где собирались заклинатели дабы выразить свое почтение бронзовой статуе Лань Цижэня. Девушка испуганным взглядом оглядела многочисленных людей, и посмотрела на статую, которая казалась бы смотрит на нее с осуждением. Снова воспоминания с далекого детства прокрались в память, и Мэй Лу потерянно попятилась назад, чувствуя как упирается спиной во что-то. Сердце предательски дрогнуло в груди, и малышка в страхе обернулась назад, встречаясь с поистине с красивыми глазами молодого мужчины. Этот самый юный господин выглядел так, словно он аристократ, его нежные, но одновременно острые черты лица говорили о том, что он довольно молод и хорош собою. Желтоватое одеяние незнакомого для Мэй Лу Ордена сияли при свете солнечный лучей, подобно золоту, а красивое лицо юноши приняло удивление. Девушка бегло и испуганно пробежалась по нему взглядом, замечая красную точку из киновари на лбе, а волосы господина были завязаны в высокий конский хвост, свисавший практически до талии. Молодой парень сложил изящно веер в руке, и немного оскалился. - Смотри куда прешь, - слегка надменно произнес мужчина, высоко скидывая подбородком. - П…простите меня, господин! – в страхе поклонилась Мэй Лу, в голове продумывая тысячу вариантов сбежать отсюда. - Господин Цзинь Лин, вы не ушиблись? – подошедший к Главе Ордена некий молодой адепт, обеспокоенно окинул взглядом своего господина. - Нет, просто адепты Гу Су Лань ведут себя неприемлемо. – С такими же нотами высокомерия в голосе ответит Цзинь Лин. Он смотрел на слишком испуганную, но довольно красивую девушку слишком долго. Глава Ордена успел оценить для себя, что это наверняка, адепт Облачных Глубин, и это немного повергло его в шок. Цзинь Жулань осмотрел Мэй Лу с ног до головы, особое внимания делая на шелковых волосах девушки и на ее глазах: таких карих и таких красивых. - Эй, ты девчонка! Как ты смеешь перекрывать дорогу моему господину? Разве не видишь, что он Глава Ордена Ланьлин Цзинь? – ненавистно и строго прорычал прислужник Главы. - Тише, ты напугаешь девушку… - Цзинь Лин поднял одну руку наверх, приказывая адепту остановиться. Тот поспешил сделать виноватый поклон и затихнуть. – Удивлен, что в Гу Су есть женщина. Кто ты? – уже чуть мягче спросил Глава, раскрывая маленький веер перед своим лицом. Мэй Лу оцепенела, бегая глазами в разные стороны. Все ее слова моментально улетучились из головы и желание убраться отсюда возросло вдвойне. - Ты оглохла? – снова вмешался адепт Цзинь Линя, но прищуренный взгляд из-под веера заставил его умолкнуть. - Я… пойду… простите! – Мэй Лу не хотела ничего говорить этим людям, поэтому просто собралась уйти отсюда. Однако, без особого труда перекрывший ей путь ногой молодой Глава так не думал. Он снова сложил своей веер одним взмахом руки, и деревянной рукоятью приподнял подбородок девушки. Сам Цзинь Лин через-чур близко приблизился к лицу Мэй Лу, ощущая ее дикое сердцебиение от страха и это немного забавляло. - Я разве позволял тебе уходить? – прозвучало властно. – Составь мне компанию, здесь слишком скучно. Покажи мне Гу Су Лань, пока не начнется праздник. – Главу безумно забавляло видеть в карих глазах девушки такой животный страх. Он не мог оторвал собственный взгляд от ее лица, рассматривая каждую частичку. Удивительно, но ему понравилась такая невинность в этой девчонке, а ее испуганный голосок звучал получше многих мелодий. Мэй Лу сжала руки в кулаки. Побороть свой собственный страх не получалось, как бы она не хотела в этот момент выхватить меч из ножен рядом стоявшего адепта, и приставить к горлу этого напыщенного молодого парня. В груди просто все содрогалось от страха перед ним, мысленно девушка постоянно звала Наставника с Вэй Ином, но рядом находились только те, которых она не знала. Позади заклинатели кланялись статуе покойного Лань Цижэня, и кажется, никто не замечал как себя вел этот юнец. - Я не собираюсь вам ничего показывать, пожалуйста, дайте мне уйти… - сквозь огромную силу, Мэй Лу все же выдавила дрожащим голосом из себя эти жалкие, по ее мнению, слова. - Тогда я заставлю тебя это сделать. – Цзинь Лин не собирался отступать. Эта девушка забавляла его, казалась не похожей на всех тех, которых он успел повидать на своем пути с момента становления Главой. Усмехнувшись, молодой мужчина схватил Мэй Лу за кисть руки, и грубо повел за собой в сторону бронзовой статуи. Девушка не успела даже прийти в себя, как оказалась в стальном плене. Этот господин вел ее прямо к многочисленным заклинателям из различных кланов. Сердце бедняжки от страха готово было остановиться, на ее глаза беспомощно набежали слезы, а высвободить свою руку из руки юнца не получалось никак. Цзинь Лин с силой притащил за собой Мэй Лу на огромную площадь. Поднявшийся прохладный ветер заставил фонарики развеиваться на пагодах домов, а солнечные лучи падали на поверхность бронзы, заставляя ее светиться особым светом. Выражение лица на статуи Лань Цижэня хмуро глядело на всю площадь, и каждый заклинатель боялся сделать лишнего, что могло бы нарушить строгие правила Гу Су. Глава Ордена Ланьлин Цзинь остановился рядом с Мэй Лу в гуще толпы. Адепт, что верно следовал за ними не отставал ни на шагу. Девушка все время не оставляла попыток высвободиться, но все тщетно. Она была пленена против собственной воли, и оказалась среди заклинателей, носивших фиолетовую униформу. Паника снова поселилась в душе бедной девушки, и слезы все же полились по ее щекам. - Господин Цзинь! Мое почтение! – один из адептов Юньмэн Цзянь выразил свое уважение подошедшему Главе, а затем перевел глаза на девушку. – Почему эта девушка плачет? – спросил он, а Цзинь Лин даже этого не заметил. Он бросил взгляд на Мэй Лу, замечая ее слезы на лице. - Чего это с тобой? – ничего не понимал Глава. Слезы этой девчонки явно не понравились самоуверенному молодому юноше. Не должна ли она была растаять от счастья, что ей посчастливилось находиться рядом с самим Цзинь Лином? - Отпустите меня, прошу. Меня ждет мой возлюбленный. – Мэй Лу проговорила с дикой надеждой достучаться до этого парня. Она подняла на него полных слез глаза, заставляя его перемениться вмиг в лице. Хватка на кисти девушки резко ослабла, и она поспешила высвободить свою руку. Цзинь Лин не понимал от чего он так резко застыл, смотря в эти глаза, казавшиеся двумя алмазами при свете лучей. Прохладный ветер подхватил его конский хвост на голове, и на несколько секунд повисла небольшая пауза, после чего Глава заговорил: - Я не привык отпускать то, что посчитал забавным. - Я не игрушка, господин. Мне пора идти… - Мэй Лу развернулась к Цзинь Лину спиной и дикое рвение убраться отсюда заставило ее чуть ли не сорваться с места. Но не успев она сделать и шага, как увидела приближающихся людей, среди которых был ОН. Сердце девушки забилось просто бешено, почти что выпрыгивая из груди от животного страха, ужаса. Приближающийся знатный мужчина, в фиолетовом одеянии, прямо как три года назад навсегда запомнился для Мэй Лу, как погибель Вэй Усяня. От страха колени девушки судорожно задрожали, ее глаза застыли от ужаса, она плохо уже соображала, ноги не слушались вопреки желанию сбежать, и Лу-лу чувствовала как медленно возвращается в тот день, когда Вэй Ин беспомощно лежал в темном здании за решетками. - Эй, что с тобой? – Цзинь Лин ухватил почти что падающую на месте девушку. Он крепко держал ее за плечи, ощущая сильный страх и дрожь. Ничего не понимая, молодой Глава устремил взгляд вперед, где к площади приближался его «горячо-любимый» дядя Цзян Чэн вместе со своими адептами. Мэй Лу была на грани заорать на всю площадь. Она тонула в собственном страхе, заполонившим всем ее телом. Приближающийся господин из прошлого выглядел настоящим злом в ее глазах, и она не знала куда деться, лишь бы испариться из этого места и никогда сюда не возвращаться. Перед глазами стояла густая пелена из слез, все расплывалось перед Мэй Лу, она ощущала как ее затягивает в землю невидимая воронка, не дающая возможность даже двинуться. Цзинь Лин не отпускал ее, крепко держа за плечи. Юного Главу самого напугало происходящее, он впервые за долгое время забеспокоился и не понимал что ему сейчас делать. Эта странная девушка просто отчего-то сильно испугалась, словно увидела перед собой призрака, а ее побледневшее лицо пугало сильнее. Цзинь Жулань отреагировал на приход дяди Цзян с не очень дружелюбной улыбкой, она скорее получилась у него нервной, как у сумасшедшего. - Дядя… Цзян Чэн заметил в толпе заклинателей яркую униформу своего племянника и первым делом направился к нему. Его хмурое, строгое лицо хранило ледяное спокойствие, он медленно приблизился к Цзинь Линю, встречая по пути адептов, что поспешно кланялись, а странная девчонка, похожая на окаменевшую насторожила. Ее лицо почему-то для Главы Ордена Цзян показалось каким-то знакомым, словно он видел ее где-то в прошлом. Мэй Лу застыла, ее натянутое подобно струне тело не желало оживать, с каждым приближающимся шагом мужчины, сердце испытывало просто настоящий страх. Руки предательски дрожали, стоять на ногах получалось лишь благодаря, державшему за плечи юнцу. - Эй, гаденыш. Почему не навестил меня утром? – за место теплого приветствия, Цзян Чэн строго оглядел племянника. – И кто эта девчонка? Твоя новая подружка? Цзинь Линь нервно сглотнул слюну, испуганно таращась на дядю. Атмосфера накалялась нешуточными страстями, даже воздух внезапно показался тяжелым. Как бы не подобрел за последнее время Цзян Чэн, но юноша никогда не чувствовал по отношению к себе теплоты. Извечная строгость и опека дяди Цзяна не давала ощущения родства, и порой это выводило из себя. Он не понимал почему любовь родного дяди проявлялась именно в излишней строгости без капли теплоты. Забота? Цзян Чэн так скрывал свои чувства? Или же за острыми слова скрывалась та самая забота, которую А-Линю не хватало с самого детства? - Дядя… - растерялся юный глава. – Я наткнулся на нее случайно. Цзян Чэн нахмурился, внимательно присматриваясь к Мэй Лу. Странные ощущения вызывала эта девчонка, и эти ощущения были непонятными. Для Главы Ордена Юньмэн Цзян не ощущалась враждебность по отношению к ней, однако мужчина точно был уверен, что где-то ее видел. - А чего это с ней? Она что умалишенная? - Нет. Просто она, кажется, испугалась вас… Цзян Чэн нервно усмехнулся. Страх, который испытывали перед ним всегда льстил его личности, и это непременно нравилось Главе. Однако, странно для него было пугать своей красивой внешностью девушку. Мэй Лу была на грани паники, ей начинало казаться, что события трехлетней давности снова могут повториться в этом месте, и ей нужно было бежать отсюда как можно дальше. Вытерев рукавом одеяния слезы на лице, Лу-лу посмотрела на Цзян Цэна, как на самого злейшего врага своей жизни. Этот взгляд пронзительных карих, подобно шоколаду глаз, вызвал внутри мужчины странное волнение. Эти глаза он точно видел когда-то в прошлом, и постепенно в своей голове Глава прокручивал события последних лет. - Глава, мне, кажется, я тоже ее видел где-то… - задумчиво протянул один из адептов рядом с Цзян Чэном. - Дядя, если эта девушка нервирует тебя, я уведу ее отсюда, - боязливо проговорил Цзинь Лин, ухватывая Мэй Лу за руку. Однако, девушка слишком резко вырвала свою кисть, сжимая пальцы в кулаки. Лицо Лу-лу покраснело от накипающего внутри гнева, она все еще хорошо помнила, как этот мужчина уводил ее из темницы и насмехался там над Вэй Усянем. Костяшки пальцев побелели, девушка крепко стиснула зубы и продолжала прожигать в Главе невидимую дыру. - Должно быть вы довольны, господин? – не понимая откуда внутри нашлась внезапная смелость, но Мэй Лу заговорила слишком неожиданно. Гнев пересиливал внутри нее ужасный страх перед мужчиной, и неважно что случится с ней сейчас, молчать она не станет. – Довольны что наступили на чьи-то чувства? – продолжала наступать Мэй Лу. Цзян Чэн был повержен таким презренным взглядом насквозь. До этого момента, он ни разу не видел среди окружающих его людей такую жгучую ненависть к себе. Девчонка выглядела такой, словно затаила глубоко внутри себя какие-то обиды, и Глава старался воспроизвести в своей памяти кто же она такая. - Что она несет? – рявкнул со всей злостью очередной адепт Юньмэн Цзян. – Господин Цзян, позвольте я ее отведу к Цзэу-цзюню, чтобы он строго наказал ее! - Дерзкая нахалка! Если бы не день рождение Первого Господина Лань, я бы вырвал твой грязный язык! – другие адепты продолжали стоять горой за своего Главу, но сам Цзян Чэн молчал. Все находившиеся заклинатели обернулись в сторону Главы Цзяна и Мэй Лу. Адепты Гу Су Лань были крайне возмущены таким шумом в таком священном месте, но сделать замечание кому-либо из них они боялись. Атмосфера сгущалась мрачными красками, и взгляд Цзян Чэна темнел с каждой минутой. Мысленно, он складывал в голове все пазлы, как в мозаике и постепенно все начинало проясняться. Мужчина плохо помнил лица маленькой девчонки в прошлом, но эти карие глаза, в которых читалось многое, заставили его вспомнить Мэй Лу, как шавку Старейшины Илин. - Ах, это ты? – нервно усмехнулся Цзян Чэн. - Дядя, ты ее знаешь? – Цзинь Лину было слегка тревожно наблюдать за такой картиной. Откуда вообще эта девушка из Гу Су могла знать его дядю? - Это шавка Вэй Усяня. Отойди от нее. Она - пресмыкающееся животное, которое защищало его три года назад. Хах, какой должно быть позор для Цзэу-цзюня, раз он позволил ей находиться здесь. Это оскорбляет весь Орден Юньмэн Цзян! Адепты из Гу Су, которые хоть как-то знали Мэй Лу, поспешили оказаться рядом с Цзян Чэном. Раньше, эти самые адепты презирали маленькую малышку в своем Ордене и вместе с покойным Лань Цижэнем винили ее за изгнание Ханьгуан-цзюня. И в этот раз молодые члены Ордена решили выставить в очередной раз во всем виноватой девушку и подластиться к Главе Цзяну. - Глава Цзян! Прошу простить нас! – хором поклонились молодые юноши. - Это воспитанница Ханьгуан-цзюня. Она не отличается манерами! Прошу, не гневайтесь, мы ее мигом отсюда уведем! – парни подхватили униженную ниже земли Мэй Лу. Цзинь Лин вмешался незамедлительно, преграждая путь адептам Облачных Глубин. Юноши непонимающе посмотрели на молодого Главу, но все же решили не стоять у него на пути. - Кто вам позволил ее увести? Она мой личный гид! – Цзин Жулань не понимал, зачем вообще пытается защитить эту девчонку. Он быстро разогнал вокруг нее все этих юношей, и встал рядом с ней, словно бросая вызов дяде. – Дядя, прошу, позволь я сам уведу ее отсюда. - Ты что, совсем ума лишился? – Глава Пристани Лотоса не мог поверить в то, что видит перед собой племянника, защищающего шавку Вэй Ина. – Ты защищаешь собачонку Вэй Усяня?! – глаза мужчины налились полным гневом. Его рука в любую секунду готова была высвободить Цзыдянь, и неважно кого фиолетовая молния реликвии поразит первым. - Глава, Цзян, не гневайтесь! – испуганно проверещали адепты Гу Су. – Эта девчонка явилась сюда без приглашения! Мы ее выпроводим за ворота! Священное место, служившее поклонением покойному старику, превратилось в место, назревающей бойни. Все адепты Гу Су Лань и других кланов наблюдали за происходящим, и кидали презренный взгляд на Мэй Лу, что, по-прежнему, сверлила глазами Цзян Чэна. Девушка чувствовала себя беспомощной букашкой, которую любой из этих заклинателей мог с легкостью убить. Она ощущала всей своей кожей все эти ненавистные на себе взгляды, и ей казалось, что она здесь совершенно одна. Ненависть к Цзян Чэну позволяла ей окончательно не потеряться в этой толпе, и если он прямо здесь и сейчас убьет ее, то она этому не удивится. - Что здесь происходит?! – резкий голос Цзяу-цзюня, вместе с подошедшим к площади Ханьгуан-цзюнем нарушил творившуюся здесь неразбериху. Все разом обернулись в сторону двоих Нефритов, появившихся здесь как два ангела с небес. Сердце Лань Чжаня чуть ли не перевернулось в груди, как только он увидел беспомощную воспитанницу, окруженную толпой заклинателей. Не раздумывая, второй Нефрит бросился в ее сторону, ограждая собой от разгневанного Цзян Чэна. Ванцзи не понимал, почему Мэй Лу оказалась здесь совершенно одна без Вэй Ина. И где он? - Что вы творите? – первым делом обратился к Цзян Чэну Лань Чжань. Взгляд Ханьгуан-цзюня обжигал своим холодом Главу, а выражения лица было ледяным, словно соткано из снега. – Кто вам всем позволил в этом месте кричать? Мэй Лу подняла глаза наверх, видя перед собой спину Наставника, огородившего ее от ненавистных глаз Главы Ордена. Чувство защищенности, наконец-то, посетило ее измученную душу, и она обеими руками уцепилась в белоснежную ткань Лань Чжаня. Цзинь Лин ничего не понимал, продолжая смотреть на все происходящее, как на какой-то ужас. Почему эту девушку так яростно защищают аж целых два Нефрита Гу Су Лань? Кто же она такая? Цзэу-цзюнь тоже не остался в стороне, подходя к Главам двум кланов. - Глава Цзян, почему мою гостью обижают все эти люди? – Лань Сичэнь все же выразил почтение Цзян Чэну. - Так это вы пригласили сюда шавку Вэй Усяня? Может быть, и сам он тут? Ваши действия оскорбляют меня, как вы могли такое допустить? – Глава Пристани Лотоса не мог унять в себе гнев, кипящий в каждой клеточке тела. Ему было совершенно плевать, если он сейчас порвет отношения с Гу Су Лань, ведь ярость заполоняла рассудок. - Господин Вэй, как и воспитанница моего брата почетные гости, как и Вы. Я не хотел бы, чтобы из-за личной своей вражды Вы испортили праздник для всех. Пожалуйста, оставьте свои разборки за пределами Гу Су Лань, сейчас это Вы оскорбляете меня своим поведением. – Цзэу-цзюнь старался объяснить вспыльчивому Цзян Чэну мягко, дабы сгладить неловкую атмосферу. Последний же в свою очередь разозлился еще больше. - Что?! Почетные гости? Мы проделали огромный путь сюда, не для того, чтобы видеть здесь предателя Вэй Усяня! - Вздор! – Лань Чжань не собирался терпеть подобных высказываний о своем лучшем друге. Его глаза наполнились настоящий арктическим холодом, которыми он уничтожал Цзян Чэна. - Господина Вэя я не видел целых три года, и не храню никакую на него обиду. Я слышал, что между вами в прошлом произошли разногласия, но прошу, убавьте свой пыл, я не хочу вражды с Вами. – Лань Сичэнь говорил совершенно спокойно, стараясь между слов тепло улыбаться и не подкидывать двор в горящую огнем душу мужчины. Мэй Лу слушала их разговор с бешеным сердцебиением. Ощущение прихода Наставника вселяло уверенности, все то негодование творившееся внутри сошло на нет, и теперь девушка не понимала откуда в ней вообще пару минут назад нашлось столько смелости смотреть в глаза Цзян Чэну. Слушая сейчас его голос в здравом уме, снова становилось тревожно на сердце. Спасало лишь чувство защищенности, которое ей подарил Лань Чжань. Вот только беспокойство за отсутствие возлюбленного не могло покинуть мысли Мэй Лу. Интересно, где он сейчас? Куда пропал на рассвете? Все ли хорошо с ним? - Цзэу-цзюнь, я поражен что вы защищаете шавку Вэй Усяня и его дружка. Зачем вы навлекаете на себя позор? Завтра же от вас отвернутся остальные главы, зачем вообще выгораживать жалкого предателя? – Цзян Чэн тем временем продолжал наступать на больное, и слушать его мерзкие высказывания про Вэй Ина Мэй Лу больше не могла. - Закройте свой рот! – девушка вышла из-за спины Наставника, и снова набралась смелости посмотреть на него. Теперь ей больше не было страшно перед ним, ведь рядом находился дорогой Наставник, и в случае чего она будет чувствовать себя не одной. – Как вы смеете оскорблять Вэй Ина? Вы растоптали его чувства три года назад, заставили странствовать по этому миру. Вы разрушили и мое детство, лишив меня дорогого человека, и все это время живете спокойно? Как вы вообще можете называть себя главой, если в вас нет ни капли достоинства? – Мэй Лу не могла остановить в себе гневный порыв высказать этому мужчине все, что накопилось за это время. Цзинь Лин не мог поверить в то, что такая хрупкая девушка может позволить себе что-то говорить его дяде, ведь сам он никогда не позволял себе так с ним разговаривать. Цзян Чэн рассмеялся, заливая своим нервным смехом всю площадь Гу Су Лань. На такое поведение Мэй Лу, остальные адепты умолки, не смея делать замечание. Если бы в данную секунду два Нефрита не вышли бы на ее защиту, эти самые адепты нашли бы в себе силы закрыть ей рот, однако в итоге закрыли собственные. - Шавка посмела открыть свою пасть? – Глава Ордена Юньмэн Цзян был крайне удивлен такой смелостью. – Почувствовала присутствие бывшего изгнанника и теперь так горда этому? – взгляд мужчина перевел на мрачного Лань Чжаня. – Не думал, господин, что вы пригреете змею на груди. Как вообще вас угораздило до сих пор находиться в обществе этой собачонки Вэй Усяня? - Да лучше быть собачонкой, чем таким надменным подлецом, как вы! – Мэй Лу дышала огнем, в душе она была уверена, что сейчас поплатится за свою дерзость, однако терпеть оскорблений в сторону Вэй Ина не могла. - Ты что творишь? Он же не оставит это просто так… - Вполголоса прошипел Цзин Жулань, боясь что его услышит дядя. Бесстрашие этой девушки поражало до глубины души. - Что? Ты посмела оскорбить меня? – Цзян Чэн больше не выглядел спокойным. Его миндалевые глаза моментально потемнели, а в руке уже искрилась фиолетовая молния. - Господин, прошу, успокойтесь! – Цзэу-цзюнь не на шутку испугался, предвещая в глубине своей души, что плохого не миновать. – Если вы не прекратите, я вынужден буду применить силу. - Только попробует один волосок упасть с головы моей воспитанницы, я тоже в стороне не останусь. – Морозным голосом предупредил Второй Нефрит, резким движением руки отталкивая Мэй Лу себе за спину. Цзинь Лин поспешил тоже встать на защиту девушки, тем самым гневя дядю еще сильнее. - Гаденыш, ты что? Встаешь на их сторону? – яростно прорычал Цзян Чэн, поражаясь поступком племянника. Почему все эти люди пытаются так отчаянно защищать предателей? - Дядя, не ты ли мне говорил, что слабые нуждаются в защите? Я не вижу в этой девушке ничего такого, что могло бы выставить против нее меч. - Думаю, Глава Цзинь прав, - согласился с его словами Лань Сичэнь. – Глава Цзян, я в последний раз прошу Вас успокоиться. Вы оскорбляете память моего дяди в этом месте. - Я не успокоюсь пока эта девчонка не поплатится за свою дерзость. - Вы собираетесь показать пример всем тут собравшимся, как низко бить беззащитных людей? Не ляжет ли тень позора на ваш клан? – Цзэу-цзюнь старался пристыдить Главу Цзян Чэна, при этом оставаясь спокойным в лице. Фиолетовая молния Цзыдяня медленно погасла в руках Главы Пристани Лотоса, и он просто гневно смотрел в сторону Цзэу-цзюня. Как бы не хотелось в этот момент вылить наружу весь тот гнев, бурлящий внутри, но почему-то слова Лань Сичэня несли долю истины. Не хотелось бы в будущем оказаться посмешищем перед остальными кланами из-за какой-то девчонки и предателя Вэй Усяня. - Я не намерен оставаться больше в этом месте и покидаю ваш клан. Цзинь Лин, если ты не пойдешь сейчас со мной, можешь считать что ты для меня такой же гнусный предатель. – С этими словами, Цзян Чэн развернулся ко всем спиной и направился вон из этой площади. Многочисленные адепты покорно направились следом за ним, по пути кидая косые и презренные взгляды на Мэй Лу. Цзинь Линю, как бы не хотелось остаться в этом месте, и поближе узнать девушку, поразившую его, однако дядя был важнее. Он немного еще поколебался на месте, смотря на Мэй Лу каким-то особым взглядом, а затем выразив уважением двум Нефритам, отправился следом за дядей вместе со своими адептами. Площадь осталась набита лишь заклинателями из Гу Су Лань и других малозначительных кланов. С уходом этих людей, Мэй Лу потеряла сознание, падая прямо на землю.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты