Малышка Мэй Лу

Джен
R
В процессе
46
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 129 страниц, 18 частей
Описание:
Воспитанница Лань Чжаня ненавидит Вэй Ина, и считает, что он дурно влияет на него! А Вэй Ину напротив нравится девчонка, он старается с ней подружиться и не знает что из этого выйдет.
Посвящение:
Дораме) Читателям, уставшим от слэша)
Примечания автора:
Стукнула такая вот идея в голову. Не судить строго, прошу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
46 Нравится 9 Отзывы 14 В сборник Скачать

Пробуждение тьмы.

Настройки текста
Вэй Ин на рассвете покинул покои Мэй Лу с теплой улыбкой на губах. При утреннем, хоть и тусклом свете, лицо девушки приобретало самый невинный и милый вид на свете. Мужчина хотел бы любоваться ею вечно, однако он решил что если кто увидит их с самого утра вместе в одной комнате, то позор ляжет на Лань Чжаня. Поэтому Вэй Усянь решил немного прогуляться в окрестностях Гу Су Лань, заодно и добыть для Мэй Лу свежих, утренних цветов. Он покинул пределы Облачных Глубин, абсолютно уверенный в том, что задержится всего лишь ненадолго. По пути, естественно Старейшина Илин встретил Лань Сы Чжуя, который с самой лучезарной улыбкой поприветствовал его. Вэй Ин был несомненно рад видеть повзрослевшего мальчишку, и тот закидал его множественными вопросами о том о сём, и предложил переодеться в былую униформу Гу Су. Белая одежда отлично легла на фигуру Вэй Усяня, подчеркивая белизну его прекрасного, женственного лица, и первые несколько секунд А-Юань не мог отвести взгляда от восторга. Юнец расспрашивал господина Вэя про долгое его отсутствие, как он жил все эти годы, интересовался его внутренним состоянием души, а делясь с ним частичкой своей тревоги, Вэй Ину стало немного легче. Он испытывал в глубине себя необычные чувства спокойствия, будто выговорил всю свою боль наружу. При этом всем, Сы Чжуй заметил на лице Вэй Усяня безмятежность, его взгляд был наполнен чем-то особенным и теплым, что говорило самое за себя – господин Вэй был влюблен. А-Юань не мог не сдержать собственной радости за такие светлые чувства господина, а чуть позже они разошлись на перекрестке путей. Адепт направился помогать остальным членам Ордена с приготовлениями, а Старейшина Илин в другую сторону. Вэй Ин видел это раннее утро совершенно другим, нежели раньше. Никогда Облачные Глубины не казались для мужчины местом, где он мог бы чувствовать себя одновременно и хорошо, но тем же временем и тревожно. По пути бегло охватывая взглядом, некогда знакомое место, Вэй Ин отметил для себя что сегодня привычный туман над Орденом расступился, и царство что тонуло в океане «облаков», было окутано загадочностью. Старейшина Илин постоянно думал над тем, что будет сегодня в Гу Су, и как поступать с нежелательной встречей с Цзян Чэном. Желание оберегать Мэй Лу от каждого, кто посмеет навредить ей хоть как-то - не покидало мужчину ни на секунду, и оказываясь за пределами Ордена, его сердцем охватила тревога. В груди поселилось злосчастное чувство нехватки воздуха, от которого по телу Вэй Усяня пробежались мурашки. Он поднял голову к небу, словно пытаясь определить сколько он уже находится без Мэй Лу. Вроде прошло не так уж и много времени, и наверное, она все еще спит. Старейшина Илин хотел сделать ей приятное, увидеть ее пробуждающееся лицо, и обрадовать свежими цветами. По пути в Гу Су, Лань Чжань тайком передал Вэй Ину мешок, в котором все еще лежала заколка в виде лилии, и посчитал что именно Вэй Усянь должен вплести ее ей в волосы. Мужчина мягко улыбнулся, дотронувшись до мешка, висевшего на белоснежном поясе, и решил что вместе с цветами, обязательно завершит милый образ девушки лилией. Сердце приятно покалывало от предвкушающей радости, однако тревога из него никуда не исчезала. Вэй Ину постоянно было неспокойно, в такой небольшой дали от Мэй Лу, он ощущал себя, лишенный важной частицы себя, и решил что поскорее нужно вернуться назад. Каменистая дорожка, усеянная опавшими ночью желтыми листьями, манила Вэй Усяня покинуть Облачные Глубины, но без девушки он этого не сделал бы никогда. Нарвав небесно-голубого цвета нежные цветы, Старейшина Илин направился назад, вдыхая в себя аромат свежести осеннего утра и сладости цветов. Небо уже прояснялось над головой, и поднявшийся прохладный ветер, прокрался под одежду, вызывая холод и новую волну тревоги. Мужчина ускорил шаг, и взгляд его уже не был спокойным. Внутреннее чувство сильного беспокойство заставило его чуть ли не побежать в Гу Су, а сердце гулко стучало внутри. Как долго он отсутствовал? Сколько сейчас времени? Все ли хорошо с Мэй Лу? Она, наверное, все еще в комнате и спит? Ведь так? Эти мысли одна за другой прокручивались в голове, а оказавшись уже в Облачных Глубинах, Вэй Ин замер. Перед его взором предстала огромная колонна адептов, удаляющихся куда-то с центральной площади Ордена. Эти самые заклинатели были одеты в очень знакомую для мужчины униформу, и без сомнения Вэй Усянь узнал ее. Фиолетовая одежда принадлежала Ордену Юньмэн Цзян, а золотистая Ланьлин Цзинь. Неужели…? Неужели Цзян Чэн здесь? Вэй Усянь уронил из рук цветы, и они медленно опали к его ногам. Если можно было бы услышать звон разбивающегося сердца, мужчина бы его услышав, ведь в данный момент его сердце разбилось на миллиард осколков. Без того бледное лицо, побледнело еще больше, и мужчина первым делом кинулся в комнату Мэй Лу. Он не замечал вокруг себя никого и ничего, все расплывалось перед глазами, тревога, боль, страхи смешались воедино, и в груди появилась злость на самого себя. Как он позволить себе уйти? Как мог позволить оставить девушку одну? Он ведь только вчера пообещал себе постоянно находиться рядом. Вэй Усянь всем сердцем сейчас надеялся, что если забежит в комнату девушки, то она будет мирно спать и улыбаться во сне, как ранним утром. Поднявшись в комнату Мэй Лу, и плевав на то, что по пути ему попадались испуганные адепты Гу Су, Вэй Ин ворвался в комнату и встретился там с пустотой. Девушки не было, в помещении царила немая тишина и порядок, словно в ней никогда никого не было. Кровать была аккуратно убрана, окно приоткрытым, запах вчерашней сливы все еще стоял в комнате, но больше здесь не было Мэй Лу. Куда она пошла? Зачем она вышла? Вэй Усянь еще раз бегло оглядел в комнату, и одной рукой облокотился об угол деревянного стола, чтобы не потерять равновесие. Паника охватила настолько огромная, отчего мужчина часто дышал, слыша собственное сердце в ушах. Если раньше он чувствовал, что ускользает из жизни дорогих ему людей и теряется в собственной тьме, то сейчас он чувствовал что это они удаляются из его жизни. Все выглядело именно так, пустота комнаты давила собственной тишиной, страхи сдавили горло. - Все хорошо, Вэй Ин… Она просто сейчас с Лань Чжанем и ждет тебя… - самого себя пытался успокоить мужчина, но понимал как глупо это звучит. Злость на самого себя снова дала знать о себе Вэй Ину, и он поспешил покинуть комнату. *** Лань Чжань вместе с Лань Сичэнем стояли перед бронзовой статуей Лань Цижэня. После того, как Мэй Лу потеряла сознание от пережитого ужаса, Ванцзи отнес ее в свою комнату и уложил в кровать. Дабы девушке ничего не угрожало, он наложил печать запрета в собственную обитель и оставил ее там отдыхать. Теперь мужчина находился рядом со своим братом и собственное состояние было подавленным. Адепты клана Гу Су продолжили подготавливать все к празднику, а настроение Цзэу-цзюня больше не выглядело веселым. Уход двух Глав значимых кланов заставил его слегка разочароваться с затеи собственного дня рождения, но присутствие младшего брата не давало окончательно сдаться. Лань Сичэнь заметил его подавленность, и понимал как тому сейчас не легко держаться, хоть и Ванцзи пытался казаться холодным. Мужчина решил первым заговорить и развернулся к брату лицом. - Ванцзи, что ты сейчас чувствуешь? – Цзэу-цзюнь спросил немного отстраненным голосом. - Переживаю за Мэй Лу, - Лань Чжань боялся выдать собственный взволнованный голос, однако брат всегда умел улавливать скрытые эмоции. - Она пережила стресс, после моего дня рождения я могу отвести ее к холодному источнику или в горы. Это поможет ей очистить разум и вернуться в себя. Ванцзи, не переживай сильно. Я больше тревожусь за твое состояние, нежели за этот праздник. Лань Сичэнь, действительно, переживал за внутреннее состояние своего младшего брата, чем за что-либо. Уход двух Глав значимых Орденов, не заставил его настроение окончательно опуститься к отметке ноль, ведь рядом находился самый родной человек. И внутреннее состояние Лань Чжаня тревожило Главу Облачных Глубин намного больше. Печаль, которая с каждым разом прорисовывалась на серьезном лице Ханьгуан-цзюня давала понять, что его внутренний мир пребывает в смятении, и от этого Лань Сичэню становилось сложнее. Произошедшее сегодня в таком священном для Ордена месте, безусловно оскорбило и самого Лань Чжаня, но в каком состоянии находилась его воспитанница лежала и на плечах Цзэу-цзюня также. Глубоко вздохнув и направив свой взгляд на статую дяди, он продолжил говорить уже на тон печальнее: - Ванцзи, мне кажется, сейчас тревогами ничего не решим. - Я злюсь, что позволил ей прийти сюда. Я не должен был такого допустить. Я должен был убедиться в том, что ей здесь безопасно и доверил Вэй Ину свою воспитанницу. И что получилось в итоге? Где он? – голос Лань Чжаня с каждым словом звучал все холоднее и холоднее, а Первый Нефрит улавливал в нем ноты неприкрытой ничем злости. Это пугало и тревожило одновременно, Лань Сичэнь практически никогда не видел брата таким, особенно перед ликом покойного дяди. - Ванцзи. Я уверен, господин Вэй допустил ошибку, и… - Не оправдывай его, брат! – Холодный взгляд Лань Чжаня пал прямиком на Цзэу-цзюня. – Я уже давно сказал самому себе, что не готов простить ему слез Мэй Лу. Она этого не заслужила. - Я понимаю, но все же сейчас с ней все в порядке. Прошу, не злись. – Первый Нефрит не на шутку был встревожен таким разозленным Лань Чжанем. Хоть и последний в лице, по-прежнему, оставался непоколебимым и холодным, однако в глазах ярко полыхало пламя, вперемешку со льдом. Цзэу-цзюнь и представить себе не мог, насколько невыносимо было выносить такой взгляд младшего брата. Лань Чжань и сам не контролировал нарастающую внутри злость, отсутствие Вэй Ина рядом с Мэй Лу заставляло его душу разрываться на части, а тень сомнений легла невидимым полотном на его плечи, и сможет ли Нефрит и дальше доверить девушку своему другу? Сможет ли Вэй Усянь и дальше твердо быть уверен в том, что защитит Мэй Лу несмотря ни на что? Что будет, если их пути однажды разойдутся? Что тогда? Сейчас, когда воспитанница была на гране смерти, Ванцзи не был уверен ни в чем. Он должен все хорошенько обдумать, и если Вэй Ин не в состоянии защищать свою любовь, то не имеет смысла отпускать Мэй Лу с ним. Пусть она остается в Облачных Глубинах, познает мудрость здешних заклинателей и будет в безопасности, чем раз за разом оказываться на волоске от смерти. - Прости брат, но я должен найти Вэй Ина и поговорить с ним. – Ванцзи не стал ждать пока Лань Сичэнь ответит что-либо и развернулся в противоположную сторону. Его глаза налились еще более морозным оттенком, а злость на лучшего друга не покидала смятенную душу. Второй Нефрит направился куда-то вглубь Ордена, по пути встречая встревоженных адептов. Все приготовления к празднику практически уже были готовы, и с минуты на минуту должен был раздастся сигнал пройти всем гостям ко столу. Оставшиеся заклинатели из других орденов не понимали уход Главы Цзян Чэна и Цзинь Линя, но покинуть событие вслед за ними не осмелились. За спиной проходящего мимо них Второго Господина Лань, адепты судачили о Мэй Лу, выставляя ее мерзавкой, оскорбившей Главу Пристани Лотоса, и шептались во след Ханьгуан-цзюня что тот ее покрывает. Те самые адепты из Гу Су, что были на стороне Цзян Чэна, резко переметнулись на сторону Мэй Лу, и пытались в страхе делать замечания другим заклинателям что сплетни разводить не стоит. Лань Чжань не обращал на это внимание, он прекрасно понимал, насколько положение воспитанницы было плачевным, и здесь на ее стороне будет лишь он сам. Снова тревожные думы охватили его сознанием и ему внезапно стало больно на сердце. Почему несчастной девчонке, которая была с детства лишена родителей и родного дома, выпала такая участь? Никто ведь из присутствующих заклинателей полностью не знал ее истории, но зато каждый был готов ее унизить, оскорбить и уничтожить. Лань Чжань, как Наставник и как приемный отец девушки искренне был поддавлен. В эту секунду ему самому захотелось окружить ее своей заботой, и показать всем присутствующим что она не заслуживает взглядов с высока. Поход сюда открыл глаза Ханьгуан-цзюню, и только теперь он начинал понимать что девушка без его защиты пропадет в этом мире, ее будут презирать везде и всюду, и неважно как бы клялся защищать ее Вэй Ин. С последним, к слову, Лань Чжань столкнулся около собственной комнаты. Лучший друг выглядел потерянным, он постоянно оглядывался по сторонам, а ткань его белоснежного одеяния Гу Су развеивалась по ветру вместе с его длинными волосами. Вэй Усянь везде искал Мэй Лу, однако натыкался лишь на испуганных адептов и на презренные взгляды. А встретившись с Лань Чжанем около его же комнаты, в душе Старейшины Илин появилась капля спокойствия, он надеялся что Нефрит сейчас что-нибудь скажет, что Мэй Лу в безопасном месте или находится рядом с Лань Сичэнем, но холодный, морозный взгляд Лань Чжаня выбил из головы абсолютно все мысли. Вэй Усянь замер, смотря на угрюмого в лице друга и начинал смутно понимать, что все плохо. - Лань Чжань..? – неуверенно позвал друга Вэй Ин. – Лань Чжань, я… Ханьгуан-цзюнь перебил Старейшину Илин слишком резко, чтобы тот сумел что-либо договорить. - Где ты был, Вэй Ин? – вместе с холодным голосом Ванцзи, поднялся такой же холодный ветер. Даже солнце, что ярко светило над Облачными Глубинами и дарило тепло, казалось, таким же холодным, как и голос лучшего друга. Вэй Усянь потерялся, его внутренним миром охватила паника, а взгляд Лань Чжаня не давал ни единого шанса на спокойствие. Он смотрел так, словно заклятый враг, который уничтожить в любую секунду. - Что случилось, Лань Чжань? Почему ты так смотришь…? – в голосе Вэй Ина была одна тревога, заставляющая тело покрываться тонкой корочкой льда. На лбу мужчины выступили капли пота, а взгляд наполнился ужасной болью. Слишком невыносимо и трудно было выносить такого холода от Лань Чжаня. - Почему Мэй Лу оказалась одна на площади? Где ты был? Сердце Вэй Ина пронзила настоящая стрела боли. Морозный взгляд Нефрита убивал, его холодный голос морозил душу, а тревоги, которые были внутри Старейшины Илин подтвердились. Значит в его отсутствие, действительно, с любимой девушкой случилось что-то ужасное, и это прекрасно читалось на холодном выражении лица Ванцзи. Вэй Ин чуть ли не потерял равновесие, пошатнувшись на месте. Огромная дыра боли образовалась внутри, и вина за собственное отсутствие сковала сущность. - Лань Чжань, я… - Мужчина не знал, как оправдать себя сейчас и что ответить лучшему другу. Как сказать, что он был всю ночь в одной комнате с Лу-лу и как сказать что на рассвете покинул ее, отлучившись за пределы Гу Су? – Я… Лань Чжань… Я совершил ошибку. Я покинул ненадолго ее. Что случилось, скажи? Ее кто-то обидел? Где она? Что с ней? – голос Вэй Усяня дрожал, он не понимал что в данную секунду происходит, все смешалось воедино и останавливалось лишь на холодном лице Ханьгуан-цзюня. Лань Чжань поближе подошел к смятенному другу, и остановился практически с ним лицом к лицу. И только сейчас Вэй Ин смог ощутить весь тот холод, излучавшийся от Второго Нефрита. Его глаза были наполнены лютым морозом, а бледное лицо, что выглядело подобно раннему снегу, хранило лишь немое молчание. - Вэй Ин, я мог тебе простить твои ошибки, но не могу позволить больше Мэй Лу оставаться с тобой. Уходи. Вэй Усянь поднял на Лань Чжаня самый свой непонимающий взгляд. Последние слова звучали так, словно Цзян Чэн бил в данную секунду реликвией по спине, заставляя ощущать тяжесть ран на коже. Старейшина Илин не мог поверить в то, что, действительно, сейчас слышит подобное от Нефрита, как и не мог поверить в то, что все это происходит в реальности. Этого не может быть, Лань Чжань не может такое говорить, это не он, это просто мерещиться на фоне бесконечной боли. Это просто иллюзия, которая снится в кошмарных снах, где постоянно тонул Вэй Усянь. Ему сейчас все это снится, весь этот Орден, весь поход сюда, как и арктический холод друга. Лань Чжань, дабы вернуть Вэй Ина с небес на землю, добивал своими словами: - Уходи и не возвращайся больше. - Лань Чжань… - Старейшина Илин с расширенными от ужаса глазами смотрел прямиком в холодные напротив. – Зачем ты такое просишь? - Ты разочаровал меня, Вэй Ин. Вэй Усянь чувствовал, что над его головой раздается оглушительный звук грома, не смотря на ясность неба. Поднявшийся ветер, поднял в воздух все опавшие листья, и дал четкое ощущение холодной осенней печали. Звук колокола, звучавший как сигнал о начинающемся празднике, звучал, как смертный приговор и Вэй Ин не мог реагировать ни на что. Лань Чжань испытывал подобные чувства, его сердце в этот момент разрывалось внутри от дикой боли, но позволить больше лучшему другу бесконечно причинять боль Мэй Лу он не мог. Простить его за столь безрассудное отношение к воспитаннице больше не видится возможным, не окажись на площади он вместе с братом, неизвестно как бы закончилась судьба девушки. - Я не уйду никуда, слышишь? Никуда. Гони сколько угодно меня, я больше не совершу ошибок прошлого. – Твердо и резко отрезал Вэй Усянь. – Я виноват, но я ни за что не откажусь от Мэй Лу. Она ведь встретилась с Цзян Чэном? Он что-то ей сделал? Я его убью. Я не прощу никого, Лань Чжань. – глаза Вэй Ина приняли алый оттенок, они вмиг переменились, превращаясь в два рубина, полыхающие подобно пламени. Изменилось даже лицо Старейшины Илин, становясь мрачным, жестоким и напоминающим его как магистра дьявольского пути. - Вэй Ин! – Нефрит схватил обезумевшего друга за плечи, но тот отстранился от него. - Я убью Цзян Чэна. Я убью любого. Темная пропасть, что всегда была скрыта глубоко внутри Вэй Усяня дала знать о себе всеми своими корнями. Мерзкие лапы боли сдавили горло настолько больно, от чего разум мужчины помутнел, закрывая путь к свету. Пожар, охватывающий душу разгорелся ярким пламенем, обжигая изнутри все органы и несущийся по венам подобно яду. Старейшина Илин больше не мог контролировать это внутри себя, плевать на всё что происходит вокруг, это уже не имеет никакого значения. Глаза Вэй Ина уже горели алыми отблесками, он чувствовал что темная энергия вибрирует по всему телу и жгучее желание убить всех, кто посмел навредить Мэй Лу охватило разумом. - Вэй Ин! Вэй Ин, очнись! – Лань Чжань оказался снова рядом с Вэй Усянем, и со всей силой ухватил его за плечи. Мороз во взгляде Нефрита полностью растопился под огнем глаз друга, и теперь тревога за происходящее поселилась в его душе. – Вэй Ин! Вэй Ин! - Я не откажусь от Мэй Лу, я не уйду никуда. Я убью каждого здесь, кто ее обидел. – Мужчина с легкостью оттолкнул Ханьгуан-цзюня от себя, и под действием темной энергии, ноги его заставляли нести ко всем обидчикам девушки. Но как только Вэй Ин собрался взмыть в небо и уйти с этого места, как отворилась дверь комнаты Лань Чжаня и на пороге возникла Мэй Лу, глазами полного ужаса, смотря на такого любимого. Встретившись с испуганными, потерянными глазами Лу-лу, Вэй Ин, словно резко пришел в себя и алый цвет глаз сменился на родной.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты