Как изменить интерьер, найти друга и понять, что он далеко уже не друг?

Слэш
NC-17
Завершён
131
автор
Goldie Wayne бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
40 страниц, 1 часть
Описание:
- Посмотри на танцпол, тебе будет интересно.
В замешательстве смотря на пестрящие красками костюмы, расчерченные всполохами света, Драко не понимал, что Блейз хотел ему показать. Но, когда понял, пожалел, что Адское пламя не выжгло ему глаза. В центре танцпола был Гарри мать его героя за душу Поттер. Он танцевал, закрыв глаза и крутя бедрами, полностью погруженный в выбивающий из здравого смысла ритм музыки, судя по всему, находя наслаждение во всем происходящем.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
131 Нравится 9 Отзывы 29 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Ходить по злачным местам явно было прерогативой его друзей, но вот он, выбравшийся из классического костюма, снявший дорогущую мантию и отказавшийся от предписанной положением укладки, стоял у барной стойки, подслеповато щурясь. Его глаза не привыкли к таким ярким вспышкам в полутьме, а осознание того, что клуб — не маггловская забегаловка, все присутствующие — волшебники, было ужасным. Однако, со времен войны и слепого подражания ненастоящим принципам отца прошло достаточно времени, чтобы Драко не осуждал. Каждый имел право расслабляться так, как его душе было угодно. Как же сам Малфой оказался здесь? Все просто — Забини рассказал одному из клиентов товарища об этом месте, а тот согласился подписать договор, только если лорд составит им компанию. Отец считал занятие Драко блажью, но, к счастью, мнение Люциуса не учитывалось ни семейной магией, ни его вступившим в наследие еще до кончины родителя сыном. Трудами пресловутого Поттера семья Малфой пострадала не так сильно, как могла бы — отца лишили права распоряжаться семейными ценностями, лишили большей части магии на десять лет, с Нарциссой обошлись мягче, так что ее семь лет запрета на колдовство скоро должны были подойти к концу. Сам Драко был почти оправдан ввиду того, что он был совсем юным, когда принимал метку, что его магия не принесла никому смерти. Оправдание, которое назвал Поттер, Драко предпочитал не вспоминать. И что, что он не выдал Поттера, когда его поймали? Помог бежать? И что? Это не делало его героем, но суд и сам Поттер считали иначе. Вспоминать о том дне Малфой себе запрещал, как и о многих днях, которые так или иначе связывали его с Героем всея и всех. Жизнь продолжалась, а его клиент, дом которого Малфою предстояло декорировать (эклектика, конечно, могла быть эстетичной, но не в этом случае), танцевал сейчас под яркими вспышками света, иногда поглаживая танцующих вокруг по спинам и рукам. Драко пил виски, дожидаясь вежливого момента, чтобы уйти.       Устав от ярких вспышек, лорд развернулся на высоком, крайне неудобном стуле, который, видимо, был создан, чтобы опираться на него, а потом снова бежать в пляс, и заказал себе бокал воды — выпивка мало сочеталась с его работой. На барменше был самый откровенный наряд, который Малфой видел за последние пару лет вне каталогов нижнего белья, но он благородно смотрел ей только в глаза.       — Мне даже жаль, что такой прекрасный молодой человек не заинтересован в знакомстве со мной, — девушка доброжелательно улыбалась, ставя перед Малфоем его воду, а тот улыбнулся ей, уже вполне искренне.       — Даже мне жаль, что я не заинтересован, — он поднял бровь, продолжая смотреть ей в глаза.       — Вы — один из немногих, кто продержался так долго, не смотря в мое декольте, и единственный, кто не заинтересовался вовсе.       — Я оценил весь наряд, когда пришел, мне не нужно пялиться, чтобы удовлетворить какое-то из моих желаний. Я — ценитель интерьеров, а не экстерьера.       Девушка рассмеялась, запрокидывая голову, а Малфой позволил себе опустить взгляд только на ее острый подбородок, совершенно игнорируя глубокое декольте. Они перебросились еще парой фраз прежде, чем ей пришлось вернуться к работе, но и Драко не довелось долго скучать — его стукнули по плечу, а по уху и шее распространилось влажное дыхание Забини, щедро обдавая лорда еще и перегаром.       — Посмотри на танцпол, тебе будет интересно.       По голосу друга Малфой понимал — ему не будет, но знал, что избежать взгляда не получится. В замешательстве смотря на пестрящие красками костюмы, расчерченные всполохами света, Драко не понимал, что Блейз хотел ему показать. Но, когда понял, пожалел, что Адское пламя не выжгло ему глаза. В центре танцпола был Гарри, мать его героя за душу, Поттер. Гриффиндорец танцевал, закрыв глаза и крутя бедрами, полностью погруженный в выбивающий из здравого смысла ритм музыки, судя по всему, находя наслаждение во всем происходящем. Малфой был сам себе благодарен, что заказал воду — в его горле мгновенно пересохло.       — И зачем ты мне это показываешь? — он смог заговорить только после пары глотков, все еще не имея возможности оторвать взгляд.       — Возможно, потому что тебе это понравится?       — С какой стати?       — С той, что твоя детская влюбленность так никуда и не делась, Драко, — Забини стал гораздо более прямолинейным, чем в школе, хотя казалось, что это невозможно.       — И ты решил поиздеваться?       — Нет, дать тебе новую почву для фантазий, — друг беззаботно пожал плечами и улыбнулся беззлобно.       — Зря. Увиденное меня никак не касается и не волнует, — Драко врал и знал, что Забини это видит — он следил за каждым движением Поттера неотрывно, прикипев к виляющим бедрам на долгие минуты взглядом.       — М-м-м, ну тогда сделаем вид, что этого не видели, — Блейз фыркнул и лег грудью на стойку, пытаясь привлечь внимание барменши, чтобы заказать себе выпивку.       Флиртуя с девушкой, Забини не видел то, что увидел Малфой — его клиент, явно захмелевший от выпитого, подошел к Поттеру со спины, проводя ладонью меж его лопаток, а после развернул героя к себе лицом. Драко мог видеть только профиль Гарри, как тот открыл глаза, чтобы понять, кто перед ним. Губы Поттера сложились в широкую улыбку, и он позволил обнимать себя, сам охотно прижимаясь к мужчине ближе в танце.       Мистер Уиллфорд выглянул из-за Поттера и махнул Драко рукой, не то подавая знак, где он, не то отпуская. Малфой решил, что даже не будет узнавать, он вскочил со стула, резко разворачиваясь к выходу — он не хотел видеть, во что выльется такой близкий танец. Забини был прав.

***

      — И куда ты смылся вчера? — Блейз ворвался в офис Малфоя без стука, ставя перед другом крепкий черный кофе с кардамоном, каплей лимона и щепоткой перца.       — Мне хватило зрелищ.       — Ревнуешь?       — Не имею на это никакого права, — Малфой повел плечами — разговоры по душам в рабочее время не входили в его список любимых занятий.       — Почему ты никогда не пытался?       — А что пытаться?       — Признаться? Поговорить?       — Если тебе нужен весь список, то дождись моего отпуска и закажи свиток на три с половиной метра, я напишу тебе все причины, — лорд продолжал колдовать над проектом, который хотелось сжечь, но он считал себя достаточно взрослым, чтобы не смешивать личную и профессиональную жизни.       — Половину твоих причин перечеркнет его тугодумие, отвага и безразличие к общественным нормам.       — Почему это вдруг стало важно? Прошло шесть лет после окончания школы, — Малфой все же поднял взгляд на Забини, счастливо выдыхая, когда увидел свой любимый кофе в его руках, но все еще не собираясь обсуждать свои душевные терзания, даже в обмен на напиток.       — Каждый раз я забываю, какими живыми становятся твои глаза, когда ты говоришь о нем, думаешь, а тем более видишь. Я — твой друг, я желаю тебе счастья.       — Тогда ты бы не стал заводить заведомо болезненный разговор.       — А с тобой по-другому не получается.       — Рост через боль? — Малфой усмехнулся — он сам проделывал то же самое с Забини, когда тот замкнулся в себе после окончания школы. Тогда Блейза покинула его невеста, мать решила уехать в кругосветное путешествие с очередным своим женихом, а сам Забини не понимал, чего хочет от собственной жизни.       — Именно, мой дорогой.       — Тут не сработает.       — Помнишь день его свадьбы? — Малфой вздрогнул: это было одно из запрещенных воспоминаний. — Ты надрался так, что я едва спас тебя от расщепления во время аппарации.       — И? — Малфой отодвинул от себя бумаги, понимая, что вряд ли вернется к проекту сейчас, зато желание наложить пару разрешенных и сверху непростительное на друга почти зашкаливало.       — Опустим подробности о том, что ты хотел сорвать эту свадьбу своим признанием, да? — Драко не отреагировал, продолжая холодно смотреть на Блейза. — Ты никогда не узнаешь, взаимны ли твои чувства, если не попытаешься, Драко. Эти чувства никуда не деваются со времен школы, неужели ты готов дождаться его второй свадьбы? Что тогда? Скинешься из окна своей спальни?       Малфой передернулся. Он старался не думать о Поттере, не представлять того дня, когда тот найдет кого-то подходящего, а в газетах снова начнут мелькать его колдографии с кем-то под руку. Драко поднял руку, прерывая друга, который хотел уже продолжить свой монолог — он был не в состоянии продолжать думать.       — Блейз, — получилось громче и резче, чем Малфой планировал. — Я не знаю, что будет, я даже думать об этом не хочу.       Лорд выдохнул, он был откровенен с Забини — все, что они пережили вместе, располагало к этому, а Драко отчаянно хотел стать лучшей версией самого себя после войны, поэтому отказался от холодной отстраненности с магами, которых мог назвать друзьями. Таковых было двое, но он ценил их всем своим сердцем.       — Если ты так уверен в его отказе, не проще ли было бы его получить и жить дальше?       — По-твоему, я смогу? — Малфой невесело усмехнулся, поднимая измученный взгляд на Блейза, а тот тяжело вздохнул, подвигая другу его кофе, чтобы немного взбодрить.       — Мы будем рядом, — Забини сделал паузу, стараясь улыбнуться. — Мы всегда будем рядом, что бы ни случилось.       Малфой опустил взгляд, кивнув в знак благодарности; он сделал глоток кофе и закусил щеку изнутри, стараясь отвлечься от тянущей, живущей где-то под сердцем боли, причиняя себе физический дискомфорт.       — Единственное, чего я не перестал делать — это убегать, — Драко усмехнулся, едва сдерживаясь от истерического смеха, а Блейз подошел ближе и обнял того за плечи.       — Ты бегаешь только от одной своей проблемы, и я предлагаю тебе разобраться с ней. Быстро и одним махом, как пить отрезвляющее.       — Только после этого меня будет не просто подташнивать и выкручивать.       — Я не могу тебя заставить. Если хочешь, я даже не стану больше заводить этот разговор, но я правда думаю, что тебе стоит избавиться от этой неопределенности раз и навсегда.

***

      Забини сдержал слово: он больше не заводил разговоров о Поттере, но и одного было достаточно, чтобы всколыхнуть все запретные воспоминания. И, когда Малфою уже почти удалось уложить все обратно под десяток запретов и замков, Гарри решил появиться в его жизни самым неожиданным образом.       — Привет, Малфой, — Поттер стоял на крыльце особняка мистера Уиллфорда, дружелюбно махая ему рукой, а хозяин поместья обнимал Гарри за плечи.       — И вам доброго дня, мистер Поттер, мистер Уиллфорд, — Драко затошнило, в глазах почти темнело от запретного, несправедливого и нелогичного чувства ревности.       — Я же говорил, Гарри, даже спустя четыре месяца работы он отказывается называть меня по имени, — мужчина похлопал героя по плечу и развернулся, чтобы провести гостей внутрь.       — Мы учились в школе вместе, но я превратился в мистера Поттера, как только мы ее закончили, так что ты меня не удивил, Орсон.       Гарри улыбался, сверкая своими зелеными глазами в сторону Малфоя, а тот едва сдерживал желудок от кульбита. Удавиться захотелось с тройной силой.       — Неисправимый аристократ, — мистер Уиллфорд провел их по холлу, заводя в одну из уже готовых гостиных. — Прошу прощения за мои манеры, лорд Малфой, вынужден признаться, что мистер Поттер пагубно влияет на мое светское поведение. Но я решил, что должен сказать вам лично: определенные дела требуют моего внимания в Париже, я буду отсутствовать в это время, как и прежде — вы вольны творить все по вашему вкусу, но Гарри будет жить здесь — в его доме такой кавардак, что я намерен оплатить ваши услуги и для него.       — Не знал, что вы друзья, — держать лицо было непросто — эти двое переглядывались и находились непозволительно близко друг к другу, будто были знакомы уже десяток лет.       — Помните, когда вы согласились посетить клуб со мной и вашим другом? Мы познакомились в тот вечер, с тех пор мы очень тесно общаемся.       Малфой отвел взгляд, стараясь сделать вид, что рассматривает результаты своей работы, на самом деле едва сидя на месте — в его фантазиях он уже обезглавливал собственного клиента или поджигал самого себя, для ритуального самосожжения.       — Не знал, что ты ходишь по клубам, Малфой, — Гарри подал голос, а Драко не удержался от короткого взгляда на героя — тот заалел, видимо, от близости своего «друга», что бесило еще больше.       — Ты что, Гарри! — Орсон рассмеялся, хлопая ладонью по груди героя. — Я буквально вынудил мистера Малфоя сходить с нами. Боялся, что начну соблазнять его друга, если рядом не будет лорда, чтобы пристыдить меня.       — Прошу прощения, господа, — больше Малфой выдерживать этого не мог, он только надеялся, что прозвучал не так резко, как ему бы хотелось. — Но у меня назначена еще одна встреча на сегодня. Если у вас, мистер Уиллфорд, больше нет замечаний или объявлений, я бы предпочел оставить вас наедине.       — Вы… нам не мешаете, — Орсон вскинул брови, явно не понимая такой перемены настроения. — Но, конечно, я не смею вас задерживать. Только ответьте, готовы ли вы взяться за такой вызов, как геройский дом?       Малфой собрал все оставшиеся силы в кулак, чтобы не нахамить ни в чем не повинному мужчине, он состроил вежливый оскал и кивнул.       — Думаю, что мистер Поттер имеет право сам решать, нужны ли ему услуги дизайнера, а после выбрать того, чьи работы резонируют с его собственным чувством прекрасного.       — Малфой, я не знаю никого, чей вкус был бы лучше, чем твой, — Гарри продолжал улыбаться, смотря на Драко — тот видел это боковым зрением, но сил не оставалось даже на то, чтобы взглянуть на него перед уходом.       — Благодарю. В любом случае только вы можете решить, нужны ли вам мои услуги. Хорошего вам дня, господа.       Лорд поднялся, оставляя чинные и вежливые прощания и жесты для кого-то другого — он и так выдержал компанию Поттера и Уиллфорда достаточно долго, чтобы считать себя героем.

***

      С той встречи Драко старался не появляться в поместье чаще необходимого, иногда трусливо спрашивая у своих рабочих, дома ли временный жилец, и появляясь, когда Поттера не было. Но иногда все просто шло наперекосяк. Микас — один из художников, который восстанавливал обветшавшие узоры на потолке, прислал записку, что нарвался на какое-то неприятное заклинание и теперь он нуждался в помощи Драко, чтобы исправить последствия. Лорд аппарировал в поместье не задумываясь.       Последствия были впечатляющими — все, восстановленное кропотливым трудом Микаса, было покрыто трещинами и мхом. Малфой вздохнул и призвал лестницу, закатывая рукава, чтобы снять часть повреждений руками, а уже после приступить к устранению проблем магией. Руки затекали, а плечи уже ломило, когда Драко услышал голос Поттера. Тот кричал рабочим, что вернулся с какими-то десертами. Малфой неловко покачнулся и не успел даже схватиться за лестницу, полетев вниз. Падение было недолгим, но закончилось не ожидаемым переломом бедра и сотрясением, а твердыми, но спасшими от серьезных травм руками Микаса.       — В порядке?       Малфой все еще не верил, что ему так повезло, удивленно таращась на подчиненного, но находя в себе силы кивнуть, когда в дверях появился Гарри.       — Оу-у-у, — герой шумно сглотнул, видимо, так и не дожевав упомянутый десерт, его щеки залились краской. — Простите, я не думал, что могу помешать… Я, э-э-э… пойду? — даже косноязычность Поттера не отталкивала Драко — возможно, стоило показаться психологу?       — Вы не помешали, я оступился, а Микас спас меня от увечий, — Малфой взял себя в руки, отступая от художника, который послушно отошел и предпочел вернуться к работе молча. — Так что доброго дня вам, мистер Поттер.       — Никогда не начнешь меня по имени называть, да? — Поттер поджал губы, смотря на собеседника, а Малфой только закатил глаза — от этой реакции на Гарри он избавляться не собирался, остальные были гораздо более компрометирующими.       — Вам не нравится ваша фамилия?       — Ну… вы продолжайте, если что, я буду на кухне, — щеки Гарри все еще пылали, как и его взгляд, который он направил на вернувшегося к работе Микаса — это было странно.

***

      Было четыре дня в году, которые Блейз, Панси и Драко договорились проводить вместе несмотря ни на что: их дни рождения и Новый Год. Они не нарушали этой традиции ни разу за семь лет, тем более что Малфой мог праздновать по двум поводам — его матери вернули волшебство, а еще он стал на год ближе к смерти. За такие шутки друзья били или проклинали его мерзкими заклинаниями, поэтому он старался не произносить их вслух. Неделю назад Малфой успешно расправился с поместьем Уиллфорда и был намерен отправить родителей в отпуск, а сам устроить себе творческий отдых и заняться, наконец-то, Мэнором.       Панси выбирала ресторан, поэтому они сидели в каком-то модном заведении, где блюда приходилось заказывать на французском (что не было проблемой) и ждать около полутора часов (что уже являлось проблемой для Малфоя, который не ел со вчерашнего дня, организовывая доставку всего необходимого домой и отправку родителей в отпуск). Паркинсон вручила Драко коллекционную бутылку вина и винтажный чехол для палочки, изящно обвитый серебряной рунической вязью. Блейз же подарил одну из редких и почти недоступных для покупки книг по истории магических интерьеров, так что можно было сказать, что Малфой был счастлив в свой день рождения. Ничто не предвещало беды, когда друзья Драко замерли, подняв удивленные взгляды.       — Лорд Малфой, рад видеть вас, — мистер Уиллфорд обошел стол слизеринцев, чтобы пожать руку Драко, а тот сглотнул, увидев плечом к плечу со своим клиентом Поттера. — Я писал вам, что Гарри хочет воспользоваться вашими услугами, но вы не были доступны в офисе сегодня.       Поттер кивнул в знак приветствия, а Малфой только повел головой, вполне живо себе представляя, как под этими двумя трещит по швам пол и земля под ним, засасывая испортивших его день рождения магов на глубину нескольких метров.       — Сегодня мой день рождения, а еще первый день моего отпуска, так что, если вы не против, я бы хотел продолжить ужин со своими друзьями.       Оба мага подобрались и перестали так широко улыбаться, как до этого, услышав слова Малфоя, Поттер отступил, пробормотав что-то отдаленно похожее на извинения, а Орсон поджал губы, задумавшись ровно на секунду, а после снова растянул губы в улыбке.       — Тогда поздравляю вас с днем рождения, мистер Малфой, с меня причитаются подарки, как только вы вернетесь к работе.       — Что вы, не стоит, — Драко выдавил из себя вежливый оскал и повернулся к друзьям, не собираясь обращать внимания ни на кого, кроме них двоих.       Забини и Паркинсон почти успели скрыть сочувствующие морды, опустив глаза в тарелки, но Малфою было понятно — вечер испорчен.       — Вездесущий мудила, — пробормотала Панси, как только вторженцы отошли достаточно далеко, а Драко хихикнул — эмоциональность подруги была прекрасна своей стихийной красотой.       — Чего ты ржешь, Малфой? — девушка не удержалась от ответной улыбки.       — Потому что обожаю тебя, Панс, — градус напряжения снизился, но настроение пить самые изысканные коктейли всю ночь так и не вернулось.       — Правильно делаешь, я великолепна.       Малфой почти успел расслабиться и отложить мысли о национальном герое хотя бы на завтра, когда тот уселся через несколько столов от них. Достаточно далеко, чтобы не слышать беседы, но достаточно близко, чтобы Драко ловил на себе его взгляды.       — Он пялится, — Малфой проговорил это, заметив пристальное внимание героя к своей персоне, а Забини вздохнул тяжело и подозвал официанта, чтобы рассчитаться.       — Продолжим в Мэноре? Драко согласно кивнул: расставаться с друзьями не хотелось, они собирались втроем достаточно редко, чтобы отказываться от такой возможности, а мысль о том, что он зациклится на Поттере, как только останется один, только мотивировала задержать друзей на подольше.

***

      В первый же день, когда Малфой, уставший после собственноручной редекорации нескольких комнат в основном крыле Мэнора, вернулся в офис, он получил записку с просьбой о встрече с мистером Уиллфордом. Что-то подсказывало Драко, что на этой встрече они будут снова втроем. Один Мерлин знал, какие усилия Малфой прикладывал к тому, чтобы не послать этих двоих куда подальше, сопроводив это вполне маггловским жестом. Однако заработанную репутацию спустить в трубу из-за Поттера было бы совсем глупо, поэтому он написал, что готов увидеться с Орсоном сегодня же вечером. Как там Блейз говорил? Как выпить отрезвляющее?       На удивление, Орсон пришел на встречу один. Он сидел в небольшой уютной кофейне; мужчина встал, чтобы поприветствовать лорда, а Малфой выдохнул спокойней, не увидев за столом Поттера.       — О чем вы хотели поговорить? — Драко устроился напротив мистера Уиллфорда, заказав себе пряный кофе.       — Я взял на себя смелость стать медиатором между вами и Гарри. Он, по какой-то неизвестной мне причине, считает, что вы не захотите с ним сотрудничать. Я решил не смущать вас его присутствием, если это действительно так.       Естественно, если героя не было рядом, его дражайший друг должен был завести разговор именно о нем. Малфой не был удивлен.       — Как я и говорил, я не имею ничего против заказа от мистера Поттера, возможно, ему самому будет некомфортно знать, что бывший Пожиратель орудует в его доме.       — Уверен, что это не так.       Драко сделал пару глотков кофе, почти обжигая себе язык, но ему нужно было хорошенько подумать прежде, чем продолжать разговор. Он не хотел испортить себе репутацию, оставив у состоятельного клиента впечатление, что у Малфоя есть какие-то претензии к Поттеру, но следовало обдумать, насколько хорошей идеей было браться за дом национального достояния.       — Мистер Поттер открыто выразил желание, чтобы я стал дизайнером его дома?       — Я мог бы процитировать вам его слова, но если вкратце, то Гарри, — от того, как легко Орсон называл Поттера по имени, было тошно, но Малфой слишком давно и умело мог скрывать истинные эмоции, — сказал, что его дому давно пора было преобразиться, а когда он увидел, во что превратился мой дом после вашего профессионального вмешательства, понял, что хотел бы что-то подобное.       — Я не повторяю дизайнов, каждый концепт разрабатывается под характер и увлечения хозяина.       — Я помню, мистер Малфой. Имелось в виду, что ваша работа над моим поместьем впечатлила Гарри достаточно, чтобы он задумался над изменением собственного жилища.       Драко допил небольшой эспрессо, заранее понимая, что сегодня не уснет — пить кофе после рабочего дня было опрометчивым поступком, но отказать себе в удовольствии он не смог. Орсон будто ждал ответа на незаданный вопрос, а Малфой отставил чашку и кивнул.       — Если мистер Поттер действительно решился на сотрудничество со мной, то передайте ему, что он может написать мне пожелания и назначить время встречи в доме, который он решит мне доверить.       Мистер Уиллфорд кивнул, снова поднимаясь, чтобы пожать руку лорду и попрощаться с ним. ***       Начало июля выдалось знойным, Малфой мечтал о втором отпуске где-нибудь подальше от Магической Британии, желательно на пляже какого-нибудь безлюдного острова, максимум в компании молчаливого эльфа. Теперь дом Малфоев платил эльфам за работу (что было результатом работы Гермионы Грейнджер, ужасало отца, одобрялось широкой общественностью и было безразлично самому Драко), и за такую молчаливую помощь Малфой-младший был готов отдать недельную прибыль своей фирмы. Но отпуска не предвиделось, а вот встреча с Гарри Поттером должна была состояться через пятнадцать минут.       Драко придирчиво осмотрел себя в зеркале, поправил пиджак, и без того сидящий на его фигуре как влитой, обновил погодные чары вокруг себя, чтобы не сойти с ума от жары в костюме, а после аппарировал по адресу, который прислал ему Поттер. Малфой не бывал на Гриммо за последние годы ни разу и теперь понимал, почему: здесь не было абсолютно ничего примечательного. Но это Драко предстояло изменить. Экстерьер дома Поттера необходимо было сменить и Драко был готов сам взяться за палочку и кисти, лишь бы избавиться от этого неясно-зеленого с проплешинами цвета. Одновременно с этим хотелось постучаться головой о стену и сбежать, чтобы не видеть, какой ужас творится внутри.       Сбежать Малфою не удалось бы — на пороге появился Поттер собственной персоной, одетый в тонкие домашние штаны, больше похожие на пижамные, которые охотно облепили крепкие ноги, едва подул ветер, и майку с глубокими вырезами для рук. Майка была слишком открытой, но Малфой видел ее преимущество — она все еще считалась одеждой, даже оголяя и подставляя редким порывам ветра обнаженную кожу.       — О, ты пришел, привет, Малфой, — Гарри явно пытался быть дружелюбным, но Драко пришел не на чашку чая к своему школьному другу, а к своему возможному заказчику, поэтому не имел права на фамильярность (еще потому, что ему необходимо было держаться от героя на достаточной дистанции для сохранения остатков душевного покоя).       — Мы договаривались с вами о встрече, мистер Поттер, я привык держать слово. Доброго дня.       Поттер нахмурился, но кивнул, махая в сторону двери и заходя в нее первым. Драко сделал глубокий вдох, ощущая, будто ныряет, и последовал за хозяином дома.       — Я… Может, ты все же будешь обращаться ко мне на «ты»? Мне жутко некомфортно от всей этой светской херни, — Поттер оглянулся на него через плечо, ведя по темному коридору в небольшую гостиную.       — Мне же, напротив, некомфортно будет нарушать «светскую херню», мистер Поттер.        Герой хихикнул, устраиваясь на обветшавшем и явно видавшем лучшие времена диване.       — Присаживайся. Орсон говорил, что сперва вы беседовали, так что я готов ответить на вопросы, или как это делается?       Малфой сел в кресло, осматривая комнату: несколько окон были до сих пор были забиты досками, которые были покрашены в отдаленно напоминающий цвет обоев оттенок, мебель была устаревшей и нуждающейся в реставрации, как и стены, но здесь было чисто, что уже радовало. Однажды Драко довелось уничтожать горы мусора в доме одного из заказчиков прежде, чем он приступил к работе.       — Сперва вы должны сказать, что вы себе представляете: сколько гостиных, спален и комнат другого назначения вам нужно, какие портреты, мебель, аксессуары вы бы хотели оставить, примерные цвета, которые вы бы хотели видеть в интерьере. Со стилями я вам помогу определиться, у меня с собой есть несколько примеров и возможных эскизов, от которых мы могли бы отталкиваться.       — Я совсем забыл, прости, — Поттер хлопнул себя по лбу и вскочил, подбегая к камину, он снял какую-то коробочку с него и подошел к гостю, протягивая. — Это тебе в честь дня рождения, я… мне жаль, что я помешал, и я бы хотел хоть так искупить свою вину.       Драко поднял бровь, но взял коробку, поблагодарив; он не был намерен открывать ее сейчас, но по тому, как пристально на него смотрел Поттер, понял, что выхода особого нет. На простецкой бархатной подложке лежала цепочка с небольшим, но до боли знакомым кулоном — такой при аврорском обыске пропал из Мэнора сразу после войны. Он не был магическим, но тогда мало что останавливало служителей закона от присваивания пожирательского добра.       — Откуда он у тебя? — Драко посмотрел на Поттера, уши которого были красными, будто он был по-настоящему смущен.       — Я какое-то время занимаюсь тем, что разгребаю старую корреспонденцию с послевоенными жалобами. Нашел кулон неделю назад и подумал, что это… может считаться подарком?       Поттер выглядел нелепо, ероша свои и без того спутанные волосы, он покраснел и говорил с вопросительной интонацией, возвращая в семью Малфой одну из немногих значимых и бесценных мелочей. Гарри выглядел как мечта сейчас, стоя в квадрате света, демонстрируя гостю тренированные руки с напрягшимся бицепсом и круглое крепкое плечо, часть груди и ребра. Драко не сразу смог отвести взгляд.       — Поттер, это определенно подарок, не сомневайся!       От удивления Малфой даже забыл о выставленных им же рамках общения, но он поспешил к ним вернуться, снова заговорив о работе.

***

      — Ты хочешь, чтобы что? — Забини лежал на софе в кабинете Малфоя, играясь с магической искрой, пока его друг завершал очередной эскиз; Панси сидела на пуфе, читая гостевой журнал, она только коротко кивнула на просьбу Малфоя с первого раза, решив не устраивать сцен из происходящего, в отличие от Блейза.       — Я сказал, что хочу, чтобы вы помогли мне в доме Поттера. Там настолько кромешный ужас на верхних этажах, что ни его эльф, ни мои сотрудники не справятся с задачей без помощи быстро.       — А Поттер знает, кого ты пригласишь на помощь?       — Я предупредил, что возьму с собой кого-то для помощи, — Малфой отвлекся от эскиза, чтобы устало посмотреть на друга.       — Я не отказываю тебе в помощи, но это будет забавно, — Блейз усмехнулся.       Рабочая неделя у друзей была уже распланирована, поэтому Драко попросил их прибыть на Гриммо утром в субботу, решив начать работу без подчиненных, которым решил дать последние спокойные выходные перед тяжелым проектом. Сам он прибыл раньше всех. Дверь ему открыл вечно ворчащий Кричер, он провел гостя на кухню, где, сидя прямо на столешнице, Гарри ел что-то отдаленно напоминающее кашу.       — Ой… привет, — Поттер постарался пригладить пятерней взлохмаченные со сна волосы, но в итоге его пальцы запутались на полпути, и он просто опустил руку. — Я не знал, что ты придешь сегодня.       — Доброго утра, мистер Поттер, вы дали мне разрешение работать в любое время, — Малфой стоял в дверях, стараясь не пялиться на заспанного Поттера — тот был уютным, домашним и нелепым, что выбивало весь дух из Драко. — Мисс Паркинсон и мистер Забини присоединятся ко мне сегодня, так что, если вам некомфортно принимать гостей, вы можете сказать, в какие комнаты нам не нужно ходить сегодня, чтобы мы вас не стесняли.       — Они видели меня по утрам в школе, так что особой разницы не будет, — Гарри беззаботно пожал плечами и отпил из тарелки молока, проливая несколько капель мимо рта. Малфою срочно нужно было лечиться: даже такое пренебрежение этикетом он находил очаровательным в исполнении Поттера. — Один вопрос, — Гарри снова заговорил, когда Драко уже был готов отправиться вглубь дома и начать работу. — Как утром в субботу ты выглядишь лучше, чем я на любом министерском приеме? Это чары? Заклинание, которое выдают только лордам? — Поттер доброжелательно улыбался, а Малфой прикусил язык, сдерживая порыв широко улыбнуться и поблагодарить за комплимент.       — Дело привычки, мистер Поттер, — он вежливо кивнул, игнорируя то, как уголки губ героя опустились вниз — он был здесь по работе, а Гарри был его клиентом.       Спустя несколько часов, когда Блейз начал ныть, что у него затекла кисть, волшебники решили сделать перерыв и перекусить. Забини достал уменьшенную корзинку с сэндвичами и сидром, трансформировал какую-то рухлядь в столик и пригласил друзей к столу. В работе они даже забыли о том, что находятся в доме Поттера — Блейз стянул рубашку, оставшись в майке, Панси укоротила брюки, оставшись в удлиненных шортах, а Драко позволил себе только закатить рукава — на задворках сознания он понимал, что все еще должен создавать рабочий вид. Паркинсон затеяла словесную перепалку с друзьями, которая переросла в шутливый спор на повышенных тонах, в итоге которого Малфой навис над ней и почти кричал ей прямо в лицо, продолжая улыбаться, Забини хохотал, начав похрюкивать, а Панси не отставала от Драко в аргументах.       — Что у вас тут? — Поттер, уже более похожий на себя повседневного — все еще лохматый, в домашних брюках и старой футболке, но уже гораздо менее заспанный, чем утром, замер в дверях, увидев слизеринцев, стоявших друг к другу так близко. — Вы… ругаетесь?       Панси рассмеялась, склоняясь Драко на плечо, чтобы скрыть совсем неаристократичный румянец, который покрыл ее лицо во время спора, а Малфой придержал ее за плечо, не сдержав короткой улыбки. Гарри почему-то резко отвел взгляд, смотря на замершего на полу Блейза.       — Все в порядке, Поттер, мы просто обедаем, хочешь сэндвич? — Забини кивнул на корзинку, где все еще оставалось несколько, а Драко мог только завидовать тому, насколько просто другу дается общение с окружающими.       — Э-э-э, нет, я не хотел мешать.       — Прекращай, Поттер, это твой дом, мы просто помогаем Малфою сделать его уютней. Присоединяйся.       Драко крепче сжал плечо подруги, но в остальном никак не выдал своей реакции. Панси отступила, улыбаясь широко, махнула Гарри рукой в приглашающем жесте и уселась на ветхую банкетку, снова взяв в руки недоеденный бутерброд. Поттер кивнул, угостился бутербродом и стаканчиком сидра, устроившись прямо на полу на подобии диванной подушки.       — Как Малфой уговорил вас ему помогать?       — А почему ты думаешь, что нас нужно было уговаривать? — Панси скептично подняла бровь, подмигивая Малфою, который сел рядом с ней и пил сидр молча.       — Потому что на Гриффиндоре ходили слухи, что слизеринцы не дружат, а только подкупают и пользуются, — Забини улыбнулся шире, когда увидел, как Гарри краснеет.       — Не совсем так, но если дружба на остальных факультетах для нас была понятной, то на вашем… Не совсем.       Гарри поднял взгляд на Малфоя, отсалютовав ему стаканчиком, а после опустил взгляд на обнаженные руки Драко, который чуть не поперхнулся напитком — он слишком расслабился и забыл оправить рукава.       — Пожалуй, мой обед закончен, я проверю, что мы успеем сделать в других комнатах, пока вы тут доедаете, — Драко одернул рукав, вскакивая и удаляясь раньше, чем кто-то успел ему что-то сказать.       Он остановился, только когда заперся в одной из соседних комнат и застегнул рубаху на все пуговицы, проверяя их несколько раз. Метку жгло, хотелось крушить и ломать все вокруг, но Малфой сдерживался — не время и не место было переживать собственные эмоции. Сделав пару глубоких вдохов и медленных выдохов, он уложил часть вещей в ящики, которые после отправлял в благотворительные организации, а часть мебели было решено реставрировать, поэтому она была аккуратно уложена в коробки с соответствующими пометками.       — Эй… ты в порядке? — спустя десять минут в комнату заглянула Панси.       — Да, вы закончили там? — Малфой повернулся к подруге, левитируя перед собой коробки.       — Ждем твоих последних указаний.       — Значит, сворачиваемся, пора бы и честь знать, — Драко говорил ровно, почти холодно, а Паркинсон вздохнула, но не решилась продолжать разговор, понимая, что раздражать Малфоя лишний раз не стоит. Не сегодня.       Они управились за полчаса, после спустились на первый этаж, где их встретил почему-то виноватый Поттер.       — На сегодня мы оставляем вас в покое, мистер Поттер, — Драко кивнул хозяину дома, намереваясь попрощаться и уйти домой, где он мог вернуться к реставрации картинных рам, чтобы отвлечься.       — Можно… на минуту переговорить? — Поттер выразительно посмотрел на друзей Малфоя, а те, как два предателя, поддались этому взгляду и вышли за дверь, оставив Драко наедине с героем. Малфой стал еще ровнее, сжимая кулаки за спиной, его выдержка истончалась и стачивалась рядом с гриффиндорцем слишком быстро, чтобы пережить какой бы то ни было приватный разговор. — Я не должен был вам мешать сегодня, прости.       — Вы у себя дома, мистер Поттер, вам не за что извиняться, — Малфой снова кивнул и сделал шаг к двери, но Поттер сделал шаг наперерез ему, давая понять, что разговор не окончен.       — Да прекрати ты, Малфой! Ты пиздил и унижал меня всю школу, не стесняясь, а теперь не можешь общаться на равных? — Гарри осекся, хмурясь, он, видимо, хотел сказать что-то другое.       — Я следую элементарному этикету «наниматель — нанятый работник», в школьное время мы действительно были наравне. Тогда я вел себя неподобающим образом, впредь я стараюсь не повторять собственных ошибок.       — Лучше бы ты мне залепил, чем выкал, — Поттер устало потер глаза, просунув пальцы под нелепые круглые очки. — Ты сбежал из-за метки?       Это было как удар под дых, здесь Малфой был вынужден согласиться с Поттером — он бы лучше получил кулаком в челюсть, чем говорил о своем позоре, но куда там великому герою было понять, как жжет и печет эта грязь не только кожу, но и душу волшебника.       — Я не сбегал, мистер Поттер, я решил закончить работу и освободить ваш дом от нашего присутствия, чтобы вы могли отдохнуть в выходной, — как Драко держался, ему и самому было не понять; до двери оставалось несколько метров, можно было бы оттолкнуть Поттера плечом и вырваться на свободу, но он все еще стоял напротив своего юношеского наваждения, переросшего в дурную, болезненную, безнадежную влюбленность.       — Твое присутствие… — Поттер поднял на Малфоя взгляд, а Драко прикрыл глаза, скрывая гнев и отчаяние за ресницами. — Я не против твоего присутствия. Еще раз прости, я постараюсь не мешаться больше.       — Хорошего вам дня, мистер Поттер.       Драко обошел гриффиндорца, вышел за дверь и сделал еще около десятка шагов до того, как позволил себе тяжело вздохнуть. На плечо легла рука друга, который мягко обнял его и повел в сторону небольшого сквера, чтобы прогуляться и поговорить прежде, чем отпустить раздерганного Малфоя домой.

***

      Несмотря на устную договоренность и отправленные еще в пятницу эскизы, в понедельник Малфой так и не получил ответа от Поттера о том, что же ему больше по душе. Это злило волшебника, который привык заранее планировать всю работу, благо в доме пресловутого героя было чем заняться, пока он проявлял свою необязательность. Микас ругался на итальянском весь день, чем веселил сосредоточенного Драко. Солнце уже давно спряталось за горизонтом, когда они с подчиненным нашли старый, как сам дом, трафарет для нанесения узора на обои. Устроившись на полу, они рассматривали герб, вплетенный в защитную вязь символов, часть из которых даже Малфою была мало знакома.       — Драко, ты вот сюда посмотри, — Микас перевел палец Малфоя на один из символов, обводя тот и рассказывая, что помнил о нем из книг по истории.       — Могу и я посмотреть? — Гарри навис над ними, явно уставший и раздраженный.       — Мистер Поттер, доброго вечера, — художник расплылся в улыбке, поднимая трафарет к лицу Поттера, чтобы тот мог лучше рассмотреть находку, только вот гриффиндорец смотрел не на узор, а на пальцы Драко, которые все еще держали в руках часть узора, касаясь Микаса. Недобрый взгляд Поттера поднялся к лицу Малфоя, который даже не успел выдавить слов приветствия, оглушенный эмоциями, направленными на него. Он все еще не понимал, что не так.       — Доброго вечера, Малфой… и вам тоже.       Драко кивнул, уступая Микасу возможность объяснить находку, он отпустил трафарет, отодвигаясь от обоих, но все еще чувствовал жар, приливший к щекам от близости Гарри и этого взгляда.       — Поужинаете? — Поттер, казалось, немного расслабился, когда Драко поднялся на ноги.       — Не думаю, что это хорошая идея, — начал было Малфой.       — У нас уже есть план на вечер, — выпалил Микас, а на Драко, буквально на долю секунды, вновь обрушились чужие эмоции. — В смысле… Мы должны отправить ящики и коробки, а после у нас с лордом Малфоем свои планы на вечер. Я просто взволнован находкой, оговорился.       Поттер кивнул и ушел, не бросив даже короткого «пока», но Малфою было достаточно впечатлений и без этого.

***

      «Хочешь сказать, что твой львиный принц тебя ревнует?» — появился ответ от Блейза на листе, который дублировал все написанное на двух других.       «Я говорю, что он пришел с работы поздно и был не рад застать дома гостей.»       «Или он ревнует тебя к этому щеночку Микасу.» — Забини не успокаивался.       «Ты высасываешь из пальца.»       «Не заставляй меня шутить!»       Малфой прикрыл глаза ладонью, представляя, какие шутки крутились в голове его лучшего друга, поэтому решил не продолжать.       «Да что там за Микас такой? И когда ты уже меня с ним познакомишь?» — Панси наконец-то ответила, а Драко только закатил глаза — не то Паркинсон поддалась влиянию родителей и была согласна найти себе супруга в скором времени, не то Забини плохо на нее влиял.       «Почаще бы навещала Драко в офисе, уже бы видела этого знойного красавца!»       Драко фыркнул, сдерживая смех — Блейз был неисправим, но за это Малфой его и любил.

***

      Поттер действительно много работал, он уходил еще до того, как бригада Малфоя появлялась в его доме, а возвращался только несколько раз в то время, когда они еще работали. Герой продолжал геройствовать и в аврорате — это было не здорово. И Драко мог сколько угодно пытаться убедить себя, что он не волнуется за здоровье Поттера, но он бы просто врал себе. О том, что не все это время Гарри проводит на работе, Малфой узнал случайно. Он прогуливался по Косому Переулку с одним из реставраторов, у того была традиция — говорить о делах только вне студии, поэтому иногда они устраивали долгие прогулки по городу, обсуждая намерения.       В одном из ресторанов Драко увидел сперва Орсона, а уже после признал вихрастую макушку Поттера, который сидел к нему спиной. Волнение немного отпустило, но ревность не заставила себя долго ждать, заняв его место. Уиллфорд попытался привлечь внимание Малфоя, но Драко проигнорировал эти попытки, сделав вид, что сосредоточен на разговоре с реставратором.       Всю следующую неделю Малфой и его работники разбирали оставшиеся завалы и готовили первые комнаты к будущему ремонту, а Поттер так и не дал понять, что же он хочет видеть в них. Не получив ответа даже в пятницу, Драко решил, что не станет больше ждать, и отправился к герою в субботу утром.       Кричер проводил гостя снова на кухню, где Поттер, хвала Мерлину, не пренебрегал столом и стулом, завтракая, но был таким же взлохмаченным, как и на прошлой неделе.       — Малфой?       — Вы так и не ответили мне насчет эскизов, а во вторник мы уже будем готовы приступить к ремонту, так что я взял на себя смелость нанести вам визит.       — Ты смотри, я привыкну, что ты приходишь ко мне на завтраки, начну считать тебя постоянным гостем, — Поттер улыбнулся, махнув эльфу, чтобы тот принес кофе, но Малфой проигнорировал гостеприимство, оставшись стоять в дверях — ему нужен был ответ.       — Покажешь мне снова, чтобы я мог обсудить все с тобой на месте? Ты же понимаешь, что я ничего не смыслю в этом?       Драко тяжело вздохнул, но более никак не проявил своего негодования; он призвал эскизы, которые влетели в его руки нераспечатанными, за что Поттер получил еще один обвиняющий взгляд и развел руками.       Спустя полчаса объяснений и даже один непродолжительный спор Малфой получил представление о будущем первых трех комнат, допил кофе и уже был готов покинуть дом героя, когда тот схватил его за руку. Впрочем, прикосновение было недолгим — Поттер будто сам испугался собственной дерзости, отдернув руку.       — Я хотел спросить, могу ли я чем-то помочь сегодня или завтра?       — Вы платите мне за работу, чтобы вам не пришлось ничего делать, мистер Поттер.       — Я знаю, но… я бы хотел переключиться с мыслей о работе, и, возможно, ты мог бы мне помочь.       Малфой опустил голову, задумавшись, насколько хорошей идеей было оставаться с Поттером в его выходной, в его доме наедине, но не придумал ни одной профессиональной или логичной причины отказа, поэтому кивнул.       — Я могу остаться на несколько часов, и мы с вами разберем одну из спален на третьем этаже, если хотите.       — Может, хоть в выходной будешь обращаться ко мне на «ты»? — эта настойчивость Поттера раздражала, поэтому Драко неопределенно повел плечами, зная, что только продлит уговоры отказом.       В первые полчаса работы Гарри скорее мешал, пока Малфой не рыкнул на него, в очередной раз споткнувшись о табурет, возникший за его спиной по вине героя.       — Поттер, займись дальним углом, все подушки и хлам в ящик с мусором, остальное либо на благотворительность, либо на реставрацию, обои сдирать заклинанием умеешь?       Гарри просиял, услышав знакомые со школы нотки в голосе Малфоя, а тот только закатил глаза на широкую улыбку.       — Надо было сразу тебя выбесить, да?       Малфой не ответил, вернувшись к работе, но вскоре в затылок ему прилетела одна из подушек, оставляя вокруг него облако пыли. Поттер же рассмеялся громко, совсем по-ребячески, и всколыхнувшийся было гнев немедленно сменился на милость в душе Малфоя, который запустил эту же подушку обратно в Гарри. Гарри охнул позади, а после рухнул в кучу хлама, продолжая громко смеяться, Драко повернулся, чтобы проверить, все ли с ним в порядке, но не сдержал смешка, увидев торчащие вверх ноги и вихрастую макушку, плотно покрывшуюся пылью.       — Поттер, не ушибся?       Гарри выглянул на него, подбираясь и снова замахиваясь, чтобы бросить подушку, а Малфой призвал себе на защиту валик с кушетки, намереваясь отбиваться. Следующие полчаса они поднимали пыль и бросались друг в друга всем, что попадалось под руку, пока не выдохлись.       — Сдаюсь! Сдаюсь! — Гарри вытянул руки вверх, когда Драко оседлал его и был намерен влепить ему подушкой по лицу, оба тяжело дышали и широко улыбались. — Спасибо, — Поттер расслабился под Малфоем, лежа на полу и щурясь — он потерял очки, пока они боролись.       Драко только сейчас почувствовал жар тела Поттера, понял, в какой позе они находятся, но старался не подавать виду, что это его хоть как-то волнует. Он поднялся на ноги и протянул герою руку, чтобы помочь встать.       — За что?       — Мне нужно было отвлечься от мыслей о работе и ты мне с этим помог, — Гарри пожал плечами, вставая и призывая очки, чтобы снова нацепить их на нос.       — Я думал, что для этого есть друзья, — Драко старался выглядеть дружелюбно, чтобы эта фраза не прозвучала грубо.       — Значит, я могу начинать считать тебя другом? — Малфой повел бровью, после закатил глаза, все еще усмехаясь.       — Я имел в виду твоих школьных друзей, Поттер.       — Они… Заняты в работе, проектах, борьбе, подготовками к свадьбам и вообще взрослой жизнью, в которой мало времени и места остается на то, чтобы получать удовольствие.       — Это ты борьбу подушками называешь удовольствием? Тогда ты не пробовал вино из подвалов Паркинсон.       — Это приглашение? — Румяный, счастливый Поттер, открыто смотрящий в глаза Малфою — это было что-то новое, выбивающее Драко из колеи, обжигающее надеждой.       — Я не имею права приглашать кого-то в гости куда-то, кроме моего собственного дома.       — Но ко мне же пригласил, — герой смотрел лукаво, буквально вынуждая широко улыбаться ему в ответ.       — Это не считается, Поттер.       — Ладно, согласен. Пообедаешь со мной?       Малфой взглянул на наручные часы и поднял брови удивленно — он был в доме Поттера уже несколько часов. Он явно не был намерен оставаться так надолго, но теперь не мог заставить себя отказаться от предложения, поэтому кивнул.       — То есть ты редко видишься с ними? — Драко кивнул на фото в рамке на кухне, где они с Гарри устроились за столом.       — На работе мы пересекаемся, стараемся раз в пару недель выбираться в бар или ресторан, по праздникам… Мы бы могли видеться чаще, если бы Джинни не запретила мне приходить в Нору.       — М? — Драко едва уловимо поморщился, понимая, что это семейство не имело уважения даже к собственному дому, называя его так, но промолчал, ожидая продолжения рассказа.       — Развод — моя идея, Джинни с самого детства была свято уверена, что она в меня влюблена, что мы будем идеальной парой, но мы ей так и не стали. Хотя, Мерлин свидетель, мы пытались. Я понял, что пора бежать, когда ее подруги начали убеждать ее в том, что нашим счастьем станет общий ребенок. — Малфой закусил губу, хмурясь. Он понимал, что не имеет права отпускать комментарии, он вообще не видел ни одной причины, по которой был достоин откровений героя, но не собирался отказываться от общения сейчас. — Не думай о ней плохо, Джинни классная — умная, целеустремленная, сильная. Просто детские установки — то, от чего очень сложно избавиться, — Поттер нахмурился, поджимая губы, он, видимо, уже жалел, что поделился с Малфоем.       — Как поживают твои детские установки по поводу того, что я — мелкий засранец? — Драко решил перевести тему на что-то более простое, отвлечь героя, чтобы тот не смел замкнуться сейчас.       — Теперь ты большой засранец, — Гарри поддался на простую провокацию и снова вскинул взгляд на собеседника — Малфою удалось вернуть хорошее настроение Поттеру и это достижение он считал едва ли не главным в своей жизни теперь. Ему явно стоило посетить психоаналитика.       — Ты хочешь сказать, что я толстый? — Драко округлил глаза, наигранно хватаясь за сердце, а Поттер от увиденного даже икнул, пытаясь сдерживать смех.       — Ты не толстый, — он не сдержался, снова смеясь, позволил Кричеру накрыть на стол, а перед тем, как приступить к еде добавил: — Ты очень даже правильной формы, — и если это был комплимент, то самый дурацкий, который Малфою доводилось слышать.       — Правильная форма — это шар, Поттер.       Они синхронно хихикнули и приступили к обеду, продолжая перебрасываться невинными шутками, касаясь друг друга коленями под крохотным кухонным столом, но Малфой не променял бы этот стол ни на какой другой — он сидел так близко, что мог рассматривать улыбку Поттера в малейших деталях.

***

      «Я знаю, что многого прошу, но приходи в Министерство в субботу, иначе я напьюсь и опозорюсь!       Поттер.»       Малфой смотрел на записку, ожидая, что она вот-вот поменяет свое содержание или, по крайней мере, обретет совесть и возгорится, но ничего из этого не произошло. В субботу праздновался день рождения Гарри Поттера — этот праздник Драко, по возможности, пропускал. В этом году он тоже не был намерен посещать это нелепое сборище восторженных фанатов и подлиз, мечтающих хоть немного погреться в лучах геройской славы. Но что-то подсказывало, что в этом году ему придется пойти. Поэтому он вызвал друзей по каминной связи, как только вернулся домой.       — Все? Мы тебя потеряли? — Забини смотрел глазами-угольками насмешливо, а Панси фыркнула.       — С тебя тот платиновый кулон, который я тебе показывала, и я составлю тебе компанию.       — Точно, как я сразу не подумал, что можно начать торги, — Блейз стукнул себя по лбу, смеясь. — Но я все равно не смог бы — нужно отлучиться по работе.       Когда вопрос с министерским сборищем был закрыт, они продолжили беседу, рассказывая последние новости. Малфой вкратце рассказал о том, как посетил героя в последний раз, но запретил отпускать даже самые безобидные комментарии — ничто не должно было испортить этих воспоминаний.       В назначенный день Драко, как и подобало настоящему джентльмену, зашел за своей дамой и только потом направился с ней в Министерство. Они обменивались приветствиями с малознакомыми людьми, держа друг друга под локоть и иногда позволяя себе обсуждать окружающих, едва слышно шепчась. Малфой был одет в строгий черный костюм, единственным отступлением от классики была оторочка его ворота и кармана — серебряный атлас, который, впрочем, призван был гармонировать с такими же элементами в наряде Паркинсон. Они выглядели парой, причем красивой и стильной, что устраивало обоих — Драко не смущали возможные слухи, а Панси явно не горела желанием найти жениха на этом сборище государственных служащих.       — Ты пришел! — едва они двинулись в сторону зазевавшегося официанта с виски, позади раздался голос Поттера. — В смысле, доброго вечера, лорд Малфой, — Гарри улыбался, с явной задержкой осознавая, что Драко не один. — Э-э-э, и вам доброго, мисс Паркинсон, не знал, что вы тоже почтите меня визитом.       — Как же я могла оставить Драко одного? — Панси улыбнулась, протягивая изящную ручку герою для поцелуя, а тот растерянно посмотрел на этот жест и пожал руку девушки, едва не заставив ту прыснуть от смеха.       — Но он не один, я попросил его прийти и составить мне компанию, — Гарри свел брови к переносице и посмотрел на Драко, будто тот провинился.       — И мы готовы составить вам компанию в ваш день рождения, мистер Поттер, — Драко позволил себе короткую улыбку, кивнув герою.       — Конкретно моя обошлась ему в круглую сумму, так что пользуйтесь в свое удовольствие, — Панси подмигнула обоим. — Я принесу выпить, ты будешь, Поттер?       — Виски со льдом, если тебе не сложно, — он явно чувствовал себя неловко, но и не спешил покинуть их общество. — Я думал, что ты придешь один.       — Я думал, что я не приду вовсе, — Малфой смотрел на толпу людей, которая становилась все больше, с абсолютным безразличием, лишь бы не смотреть на Поттера, который, если бы сделал еще полшага вперед, окончательно бы нарушил все социально принятые для расстояния между ними нормы.       — Почему тогда ты здесь?       — Решил узнать, как моя персона может спасти героя от позора, — Драко усмехнулся, наконец смотря на явно уставшего Поттера.       — Я жутко не люблю эти сборища, но министр считает, что они необходимы. Каждый из гостей пытается поговорить, поздравить, выпить со мной, что угодно, лишь бы привлечь мое внимание. Первые пару лет я напивался вдрызг еще до начала танцев.       — Звучит как отличный план.       — Шутишь? — Поттер удивленно посмотрел на Драко, а тот только пожал плечами. — Я не хочу снова стать лицом первых полос всех желтых газетенок.       — Все еще не понимаю, чем мы можем тебе помочь.       — Как минимум, некоторые не захотят прерывать нашей с вами беседы, а если предложат выпить, мы скажем, что только что поднимали такой же тост.       — Наивно, но, видимо, герою и такое прощают. Раз уж я здесь, то буду рад спасти тебя от всеобщей любви, — Малфой хихикнул, взяв из рук Панси свой бокал.       — Сегодня мне нужна только твоя! — Поттер задорно улыбнулся и подмигнул, махнув им рукой, чтобы они шли следом, а Драко сглотнул, сжав челюсти — такие шутки явно не доведут его до добра.       — А где Уизли и Грейнджер? — когда они остановились у высокого столика, на котором помещались только бокалы и небольшая тарелка закусок, первой заговорила Панси.       — Рон и Невилл в карантине после контакта с какой-то защитной магией, а Гермиона на саммите в Америке, я уж и не помню, по какому поводу.       — Неспокойная душа, — Паркинсон восхищалась Гермионой и не видела смысла этого скрывать.       К середине вечера Драко был готов купить в придачу к обещанному кулону еще и кольцо для подруги — она ловко и вежливо отбивала у волшебников желание беседовать с ними дольше минуты, а Поттера отмазывала от выпивки мастерски, на что он каждый раз тихо аплодировал.       — Поттер, ты простишь нам один танец? — лицо Паркинсон сделалось холодным, когда она посмотрела в зал, а Драко понял, почему: какой-то хлыщ вел под руку в центр танцевального зала бывшую Забини.       — Да… думаю, что справлюсь пять минут, все хорошо? — Поттер вряд ли был осведомлен о помолвке Блейза и тем более ее расторжении, поэтому не понимал, почему его компаньоны изменились в лице.       Слизеринцы кивнули и направились в центр зала. Панси прожигала взглядом рыжий затылок девушки, как только ей позволял угол обзора, а Драко то и дело ловил на себе взгляд Поттера, который, казалось, не отводил от них глаз. Они с Паркинсон были хороши в танце, плотно прижатые друг к другу, чтобы тихо переговариваться, в гармонирующих нарядах, но не то чтобы это стоило такого пристального внимания.       Танец предусматривал обмен партнерами, так что, когда пришла пора меняться, Беверли была направлена в руки Малфоя. Тот смотрел ей холодно в глаза и говорил, со стороны казалось, что они ведут светскую беседу, но румянец девушки, быстро покрывший ее щеки, уши и захвативший даже шею, подсказывал, что не все так просто.       — Что ты наговорил той девушке? — Поттер, казалось, пытался найти ее глазами, но Малфой надеялся, что ей хватило мозгов убраться как можно быстрее.       — Напомнил о некоторых наших договоренностях, — Драко сжимал челюсти, пытаясь успокоиться, Панси же допила виски из всех трех бокалов, а после ретировалась за добавкой.       — Ты можешь мне рассказать? — Поттер коснулся локтя Малфоя, который он устроил для устойчивости на столе, а Драко вздрогнул — прикосновение было неожиданным.       — Тебе не понравится то, что я могу рассказать, поэтому давай сделаем вид, что этого не было.       — Твоя бывшая? — Гарри смотрел обеспокоенно, но явно был готов настаивать на разговоре.       — Почему тебе должна была бы не понравиться информация о том, что это моя бывшая? — Малфой посмотрел удивленно, а Поттер округлил глаза и даже приоткрыл рот, чем рассмешил Драко.       — У Малфоя совсем другой вкус, — Паркинсон подоспела как нельзя вовремя, Поттер поспешил обхватить собственный бокал, а Малфой скрыл лукавую улыбку в своем.       — И какие девушки ему нравятся? — Драко улыбнулся подруге, которая явно затеяла свою игру — он достаточно доверял ей, чтобы волноваться за свою тайну не слишком сильно.       — Ну, раз тебе так любопытно, — Паркинсон сделала паузу, будто задумавшись. — Немного ниже его ростом, с темными волосами, красивой фигурой, а еще с хорошим чувством юмора, конечно же, умные, он будет отнекиваться и делать вид, что злится, но ему нравятся шумные и смелые… девушки.       Драко позволил себе только короткий взгляд на задумавшегося Поттера, он знал, что в таком описании вряд ли найдется достаточно подсказок, чтобы этот «гений» догадался, но все равно был взволнован.       — То есть он бы хотел себе гриффиндорку? — как Поттер пришел к такому заключению, было непонятно, но Панси охотно кивнула, после мягко смеясь, смотря, как лицо героя удивленно вытягивается.       — Обижаешь, Поттер! Вообще-то, под все критерии подхожу я, — Драко рассмеялся, прикрывая рот рукой, а Гарри замер, переводя взгляд с одного на другую растерянно. — А какие девушки нравятся тебе?       У Поттера ушло несколько секунд, чтобы собраться с мыслями, он пару раз пытался начать говорить, а после сдувался, в конце концов, он выдал: «Не знаю» и нахмурился, принявшись рассматривать толпу.       — Может, парни? — Паркинсон играла с огнем — это Драко пытался ей сказать взглядом, но она только положила руку на его кисть, пытаясь успокоить.       — В смысле? — Поттер покраснел, отпрянув от столика, он посмотрел на Драко почти испуганно. — Мне… парни? Я с парнями только дружу!       — Я пошутила, Поттер, расслабься, — подруга подняла руки, сдаваясь.       Следующие полчаса они потратили на то, чтобы вернуть беседу в непринужденное русло, а после Паркинсон сказала, что ей пора, и парни вышли провести ее к камину.       — Вы встречаетесь? — Гарри стоял плечом к плечу с Малфоем, наблюдая за тем, как потухает последняя искра за ушедшей Панси — в министерских коридорах были слышны разговоры, но в каминном холле они были вдвоем.       — Нет, а почему ты спрашиваешь? — Драко не решался повернуться к Поттеру — он выпил достаточно, чтобы опасаться собственного поведения.       — Она классная, и вы сегодня выглядите так… вот я и подумал, — рука Гарри касалась кисти Малфоя, а тот был готов стоять так еще очень долго.       — Ну ты же не встречаешься с Гермионой, а она тоже классная.       — Прав, — Поттер кивнул, легко качнувшись в сторону Драко, но удержался на ногах, схватив того за локоть. — Я всегда думал, что у тебя будет красивая, такая же белоснежная, как ты сам, супруга, — Гарри усмехнулся. — А ты, оказывается, любишь брюнеток.       — У тебя есть кто-то на примете, что ты так интересуешься моими вкусами? — Малфой старался звучать ровно, не зло и не насмешливо, но полный эмоций взгляд, который на него бросил Поттер, подсказывал, что у него не получилось. Герой все еще держал его за локоть, повернув к себе и смотря в глаза, на щеках Гарри играл румянец, но он молчал ровно до того момента, пока Драко не решил продолжить расспрашивать.       — Я просто спрашивал, ничего такого, — Поттер отпустил руку Малфоя и отступил. — Думаю, что мне тоже пора.       — Ладно, — Малфой поднял бровь и склонил голову на бок, провожая Гарри взглядом — все происходящее было странным, но объяснение никак не находилось. Драко пообещал себе его отыскать.       Утром в день фактического дня рождения Гарри Поттера того ждал подарок от Драко — все еще нелепо-круглые очки, но в серебряной легкой оправе.       «Не знаю, как ты это сделал, но они подошли идеально, спасибо.» — было ответом Малфою на подарок.

***

      «Слышал, что в мое отсутствие Вы не сидели без дела, буду рад видеть Вас в гостях в этот четверг в час дня. Гарри говорит, что только Вы можете цензурными словами описать состояние его дома и Ваши планы на него.       С нетерпением жду встречи, Орсон Уиллфорд.»       Малфой был бы рад забыть о существовании этого волшебника, но тот с настойчивостью гриффиндорца продолжал пытаться подружиться. Можно было бы сослаться на занятый день, но Драко не хотелось оставлять Поттера с Уиллфордом наедине, раз ему предоставлялась такая возможность. Как оказалось, это было чаепитие на четверых, но Малфой ни разу не пожалел, что пришел.       — Знакомьтесь, это Чарльз — мой супруг, — Орсон представил высокого статного мужчину, который выглядел бы почти угрожающе, если бы не улыбался мягко и не смотрел влюбленно в сторону хозяина дома.       — Не знал, что вы в браке, — Малфой пожал руку новому знакомому, представляясь сам, раз Орсон забыл соблюсти этикет до конца.       — Орсон не любит говорить о наших отношениях с малознакомыми людьми, когда он один. Реакции бывают разные, а врать о том, что я женщина, нет никакого смысла, — Чарльз развел руками, улыбаясь.       — Мне приятно ваше доверие, — Малфой кивнул и устроился в кресле со своей чашкой напротив Орсона, который, казалось, не мог отвести взгляда от мужа.       — Простите его, мы не виделись пару недель — он заканчивал дела во Франции, а мне пришлось отлучиться в Мексику.       — Никаких проблем, — осознание того, что Орсон действительно только дружит с Поттером, расслабило Малфоя, и тот теперь был вполне дружелюбно настроен к Уиллфорду.       — Мне интересно, а отличается ли реакция французской знати на такие союзы от британской? Потому что одну нашу подругу буквально лишили семейного имения, а часть общества просто игнорирует происходящее.       — Это некорректный вопрос, Орсон, — супруг недовольно посмотрел на вопрошающего, а Уиллфорд смутился и опустил взгляд.       — Простите, возможно мне не стоило его задавать.       — Малфой, тебе же не сложно рассказать? — Гарри смотрел с неподдельным интересом, а Драко сглотнул и отставил чашку с чаем на столик.       — Официально — это разрешенные союзы, такие же легальные для магии и государства, как и остальные. Но общество меняется со скрипом и отрицанием, поэтому британское высшее общество предпочитает игнорировать факты таких союзов, а семьи, в которых обнаруживается такой человек, решают все за закрытыми дверями. Но я не помню ни одного случая за последние пять лет, как минимум, чтобы кого-то выгнали из семьи.       — Это официально?       — И неофициально тоже, — Малфой улыбнулся. — Пускай после войны вопрос звания и рода отошел на второй план, но знатные семьи все еще знают все друг про друга. Хотя, я знаю семью, в которой единственный наследник мог бы лишиться всего.       — Что же произошло? — Орсон загорелся, услышав сплетню.       — Насколько я знаю, магия не позволила случиться непоправимому.       — Кто это? Про кого ты говоришь? — Гарри ерзал, смотря заинтересованно на Драко, а Малфой прищурился, смотря хитро — героя хотелось спровоцировать, но он не был уверен, что готов.       — Не уверен, что стоит раскрывать имя этого волшебника.       — Но я его знаю?       Драко закатил глаза, снова взял в руки чашку и кивнул утвердительно только после того, как сделал глоток. Поттер хмурился, видимо, уйдя глубоко в свои теории, а Чарльз легко перевел тему, увлекая гостя в разговор.       — Забини? — Поттер заговорил, когда они вышли из дома Уиллфордов.       — Что Забини?       — Гей?       — Нет, — Малфой тяжело вздохнул — видимо, он зря завел эту тему при Поттере.       — Но, если я угадаю, ты скажешь?       — Если я скажу, обещаешь хранить секрет? — уже зная, что герой вряд ли отступит, пока не узнает, Драко решил воспользоваться тем, что они были одни, и проверить реакцию Гарри.       — Клянусь! — это вырвалось слишком быстро и громко.       — Я говорил о себе, — Малфой сказал это спокойно, будто обсуждал погоду или обивку нового дивана, хотя внутри него бушевала буря из страхов и сомнений. Поттер замер, отставая от продолжающего путь к скверу Малфоя, а после догнал его.       — В смысле?       — После войны я решил не скрывать от родителей, что я гей. Я признался уже после завершения всех судов, отец пытался провести обряд исключения из рода, но магия уже признала меня главой, и ничего у него не получилось.       — А теперь? Вы помирились?       — Люциус остыл за несколько дней, извинился, с тех пор у нас все хорошо.       — Хорошо, — Поттер прозвучал как-то пусто, но Малфой был слишком взволнован, чтобы и дальше беседовать с ним.       — Мне пора.       — Может, зайдешь в субботу, обсудим последние эскизы, что ты прислал?       — У меня встреча, которая может затянуться на весь день, так что посмотри сам и напиши, что думаешь, договоримся на неделе, хорошо?       Поттер невнятно хмыкнул, что Драко расценил как согласие и аппарировал.

***

      Всю субботу Малфой провел с целой коллегией дизайнеров-судей одного из самых престижных конкурсов, он показывал осуществленные проекты и навестил нескольких бывших клиентов, чтобы продемонстрировать не только эскизы, которые отправлял на рассмотрение.       А через неделю Драко узнал, что победил. На обложке американского журнала его обнимал хрупкий юноша, вручая премию, а на фоне стояли эскизы его работ — Малфой и сам не верил в то, что мог победить, поэтому теперь неверяще смотрел на колдографию.       — Ты тут! Супер, у меня есть идея, — Поттер ворвался в кабинет Малфоя без стука и приветствия, он был взбудоражен чем-то, но замер, увидев пялящегося в одну точку Драко. — Ты в порядке?       — Да… просто смотри, — Малфой покачал головой из стороны в сторону, пытаясь прийти в себя от такой новости, а после передал журнал Поттеру.       — А кто на колдо с тобой?       — Что? — это был самый неожиданный вопрос, который можно было бы задать, увидев надпись «Победитель ежегодного конкурса», но Поттер никогда не прекращал удивлять.       — Ну… это твой парень?       — Это сын одного из организаторов, Поттер, — Малфой закатил глаза, зато наконец-то приходя в себя, теперь злясь на Поттера, который в один миг стал пунцовым и начал бормотать извинения. — Заканчивай, мне просто не стоило забывать то, что ты идиот.       — Эй! — Поттер весь подобрался, обиженно сдвигая вверх брови.       — Шучу я, что у тебя там?       Гарри высказал свои пожелания, часть из которых Драко отмел сразу, а остальные пообещал вписать в уже согласованные эскизы.       — Мы можем отпраздновать твою победу?       — Если ты готов праздновать с Забини и Паркинсон.       — Могу я позвать Гермиону с собой?       — Ладно, я напишу тебе время, когда согласую его с остальными. ***       — Я рада, что ты занялся его домом, — пока Поттер с Блейзом пытались переспорить Панси, Гермиона решила заговорить с Малфоем.       — У меня один вопрос: почему он не обратился ко мне сам, а отправил Орсона?       — Он был уверен, что ты ему откажешь, смущался, не хотел навязываться — выбери любую причину и она будет правильной.       — Есть и другие дизайнеры.       — Но лучший только один, — Гермиона подмигнула, коснувшись бокала Малфоя своим и отпила. — Ему идет на пользу общение с тобой, а очки! Ты гений, Драко, — девушка улыбалась, нахваливая слизеринца, а тот наслаждался, впрочем, не совсем понимая, чем заслужил такое отношение.       — Захвалишь.       — Мы с Роном в последние пару лет в каком-то колесе, даже друг друга не видим, так что я просто радуюсь, что у Гарри появился кто-то еще.       Драко отвел взгляд, смотря на Гарри, который размахивал руками в споре и почти кричал, пытаясь доказать свою точку зрения. Малфой и сам не заметил, как начал улыбаться шире.       — Он тебе действительно нравится, да? — такого вопроса Драко не ожидал, он замер, сглотнув. — Что ты так смотришь? Я говорю, что ты с ним дружишь, или ты всех текущих клиентов приглашаешь на празднование своего успеха? — Гермиона выглядела удивленной.       — Как сказал сам Поттер, мы теперь можем считаться друзьями, да, — Малфой пытался отойти от пережитого шока, поэтому его усмешка явно была натянутой.       — Но ты бы сказал мне, если бы было что-то большее?       Гермиона поиграла бровями, а Драко сглотнул и силой заставил себя шутить на болезненную тему. К концу вечера, когда все расходились через каминную сеть, Гермиона отлучилась в уборную и вернулась, когда Драко уже почти ступил в огонь.       — Малфой… Я не хочу лезть не в свое дело, но, — она явно была смущена тем, что собиралась сказать, — я думаю, что вы были бы хорошей парой.       Драко прикрыл глаза прежде, чем повернуться к ней лицом, он вздохнул и улыбнулся девушке, надеясь, что не выглядит жалко.       — Что привело тебя к этой мысли?       — То, что Гарри счастлив рядом с тобой, — девушка пожала плечами спокойно, подошла к Малфою, обняла его на прощанье и ускользнула в камин раньше, чем он успел что-то ответить.

***

      Утром, после празднования, в офисе Драко стояли черные каллы, от вида которых, перевязанных черной атласной лентой, у Малфоя чуть не случился эстетический оргазм. Он даже представить себе не мог, кто отправил их, поэтому призвал записку, видневшуюся меж плотных стеблей.       «Не знал, что выбрать, поэтому выбрал самые красивые, надеюсь, тебе понравится букет и у тебя не будет на них аллергии. Примени «Акцио Подарок». И еще раз поздравляю тебя.       Поттер.»       Драко произнес заклинание, надеясь, что подаренное Поттером не представляет угрозы для него или офиса в целом. Однако, достав из изумрудно-зеленой матовой коробочки перо с серебряным наконечником в виде изящно выгнувшейся змеи, Малфой замер. Даже букет был достаточно дорогим для подарка в честь такой победы, но перо (элегантное и, откровенно говоря, великолепное) — это было уже слишком.       Слизеринец отложил перо, иногда поглядывая на него, когда писал благодарность Поттеру. Он не знал, как вообще спросить о том, зачем Гарри прислал ему подарки, поэтому решил начать с благодарности. Если бы это был кто-то другой, то Малфой предположил бы, что за ним ухаживают, но Поттер? Явно нет!       — Хотя почему явно и нет? — Драко проговорил это вслух, хмурясь и пытаясь осознать все, произошедшее за последние несколько месяцев. Он решил не спешить, чтобы не ввести себя в заблуждение, увидев желаемое вместо действительности, стоило услышать мнение Забини и Паркинсон. Можно было бы спросить Гермиону, но та уже высказала свое одобрение и вряд ли бы выдала истинные мотивы лучшего друга.       Малфой решил, что обдумывать все свои волнения и предположения будет вне рабочего времени, и углубился в новый проект, который делал для одной из итальянских строительных фирм. Он успел только набросать концепцию, когда в окно настойчиво постучал филин Забини.       «Ты не сказал мне про Беверли, так что ты у меня в долгу. Я обещал Панси сводить ее в клуб, ты идешь с нами. Ну и парень, которому хватает смелости пытаться ухаживать за нашей подругой, тоже будет.       Никаких отговорок. Пятница, девять вечера, я зайду за тобой.»       Мысль о том, чтобы вернуться в тот бар, была ужасающей, но Малфой надеялся обсудить с друзьями волнующий вопрос.       Уже дома он получил еще одну записку от Поттера: «Я рад, что тебе пришлись по вкусу подарки. Скажи, ты свободен в пятницу? У меня есть билеты на игру «Пушек», Рон с Гермионой тоже будут.»       Малфой не видел своих друзей так часто, но поведение Гарри все еще можно было воспринять как чрезмерно дружеское. Но отдохнуть от геройского дружелюбия было необходимо — тот и без постоянного присутствия в поле зрения Малфоя занимал слишком много места в мыслях лорда.       «У меня уже есть планы, Поттер. Спасибо за приглашение. Увидимся во вторник вечером — я зайду проверить течение работы и занесу образцы тканей для обивки.»       Гарри не ответил, но Малфой все равно чувствовал себя паршиво, отказывая герою.

***

      — Цветы? — Панси танцевала со своим ухажером, а ее смущенная улыбка, иногда озаряющаяся яркими вспышками света, радовала друзей.       — И перо. — Малфой отпил из бокала джин, сбрызнутый парой капель лаймового сока, — он изменил привычке пить виски сегодня, но не жалел об этом.       — В последний раз я дарил цветы Панси на ее день рождения, тебе, если не в шутку, — никогда? — Блейз хмурился, пытаясь осознать происходящее с его другом, а после просиял, подозвав барменшу, с которой они уже виделись в прошлый раз. — Обещаю оставить хорошие чаевые, если выпьешь с нами и дашь совет.       Девушка улыбнулась, оглянувшись на небольшую толпу, с которой, впрочем, справлялся ее коллега, а после кивнула.       — Соглашаюсь только из-за него, меня зовут Келли, кстати, — девушка кивнула на Малфоя, который отсалютовал ей бокалом.       — Он не в твоей команде, а я недостаточно хорош, да? — Блейз шутливо надулся, заставив девушку хмыкнуть.       — Так в чем дело? — Келли налила себе небольшой стакан пива, опираясь на свой рабочий стол бедром.       — Допустим, есть два человека, они знакомы миллион лет, но не общались последние годы. Потом они начинают пересекаться чаще, один нанимает второго на работу в собственном доме. А потом начинает усиленно дружить со вторым, зовет на матчи, обедать, гуляет с друзьями второго, все в таком роде. Один из друзей первого говорит второму, что они были бы хорошей парой. А еще первый прислал второму просто охрененный букет и дорогущий подарок в честь победы в конкурсе. Дружба или неловкие подкаты?       — А еще он спрашивал меня, с кем я встречаюсь, больше раз, чем все мои знакомые, вместе взятые, за последние несколько лет.       — Если бы я была на его месте, это были бы точно подкаты, но ты бы их не пропустил, я бы села тебе на колени, как только бы выдалась первая возможность, — Келли потянулась к Драко через стойку, выгибаясь достаточно соблазнительно, чтобы у Блейза пропал дар речи. — Как жаль, что ты не в моей лиге, — девушка стрельнула глазами в замершего Забини, а после отпрянула под тихий смешок Малфоя.       — Вот так всегда, кому-то все, кому-то ничего, — едва вернув себе возможность говорить, Блейз пробормотал.       — А может, я просто хочу, чтобы ты поревновал, может, напрашиваюсь на еще большие чаевые… Или приглашение к тебе домой, — Келли подмигнула и, не дав ничего ответить, повернулась к подошедшим к бару посетителям.       — Малфой… Я могу сразу ее замуж позвать?       — Не торопись, она просто флиртует, — Драко улыбался, видя друга таким окрыленным впервые за последние несколько лет.       — Но КАК она это делает, — Блейз придвинулся к Малфою, чтобы подробней рассказать, что думает и чувствует по поводу того, чему сам Драко был свидетелем, но более веселой перспективы провести время не было, так что он слушал.       Келли вернулась к ним через пятнадцать минут, улыбаясь широко, она протянула руку Блейзу и подмигнула Малфою.       — Идем, мой коллега обещал прикрыть меня ненадолго, можем станцевать.       Драко проводил их взглядом, отмечая, как нервничал друг, отыскал взглядом Панси, которая откровенно прижималась к покрасневшему парню, едва ли решающемуся положить руки ей на бедра. А Малфой остался в компании вкуснейшего джина, который намеревался повторить, чтобы не остаться совсем уж в одиночестве.       — Малфой? — Поттер появился справа от Драко — он кричал, чтобы его было слышно среди разыгравшейся музыки и гомона толпы. — Это твои планы на пятницу?       Гарри улыбался широко, он опирался на стойку и был явно гораздо более пьян, чем хотел показаться.       — Вроде того, Панси и Блейз танцуют.       — А ты? — Поттер свел брови, после поворачиваясь, чтобы найти в толпе слизеринцев.       — Пью, — Драко с усмешкой показал свой бокал.       — Так не пойдет, — герой отрицательно покачал головой и протянул руку. — Идем.       — Я не танцую под такой грохот.       — Я научу, — Поттер смотрел так, что Драко понял сразу: он не сможет ему отказать, тем более перспектива прижаться к Гарри поближе захмелевшему разуму Малфоя очень понравилась.       Не преминув тяжело вздохнуть, он позволил Гарри утянуть себя на танцпол, где в один момент ему стало жарко и неуютно, особенно когда Поттер с легкостью начал раскачиваться в такт музыке.       — Иди сюда, — герой тихо хмыкнул, подходя вплотную и обнимая Малфоя — он был ниже и дышал прямо в шею, что способствовало большей гибкости Драко в его руках просто потому, что у лорда подкашивались колени от таких острых ощущений. — Вот так, — Гарри вжался между ног Малфоя своей, заставляя того повторять собственные движения, а Драко надеялся, что хваленая выдержка его не подведет.       Раскачивая бедрами вместе, они отступили друг от друга, но Гарри все еще держал партнера за руку, заставляя того делать какие-то абстрактные движения то одной, то другой. Малфой старался расслабиться, но неловкость и опасная близость объекта собственных желаний выветрили выпитое почти под ноль. Едва он успел подумать об этом, перед ними с Гарри появились напитки, а с бара им отсалютовал Блейз, которому они синхронно кивнули в знак благодарности. Что-то обжигающе крепкое прокатилось по языку и заставило внутренности Драко гореть, но тело расслабилось, продолжая собственное движение, будто сливаясь с музыкой.       — Я даже не сомневался, что у тебя получится, — Гарри проговорил это, обходя Малфоя в танце, чтобы оказаться позади. Он провел рукой по спине Драко, а после обнял, снова вынуждая повторять движения собственных бедер, теперь упираясь пахом прямо в ягодицы партнера.       — Возможно, потому что у меня хороший учитель? — Малфой откинул голову назад, чтобы посмотреть в лицо Поттеру — его губы были близко, его член упирался в ягодицы, а рука крепко обнимала поперек талии — все происходящее сегодня было идеальным.       — Ты просто талантливый ученик, — Поттер толкнулся вперед, притираясь к ягодицам Драко вновь. У него стоял так крепко, что у Малфоя мурашки по коже побежали. — Прости. — Драко уже был готов потянуться за поцелуем, когда Поттер отступил, лишая его поддержки, от чего он почти завалился на пол, чудом оставаясь стоять.       — За что?       — Просто прости… Я выпил слишком много, я пойду.       Гарри ринулся прочь, ловко пробираясь сквозь толпу, а Малфой сжал челюсти, провожая его взглядом — просто так Поттеру теперь не отвертеться.       — Что это было?       — Внутренняя гомофобия, неуверенность в себе, долбоебизм, Поттер — выбери любое и это будет верным ответом, — ответил злющий, но решительный Малфой, устроившись рядом с другом за баром.

***

      В понедельник Малфоя ждал неприятный сюрприз прямо на столе в его офисе — письмо от аврора Поттера.       «Еще раз прости за мое поведение. Не знаю, что на меня нашло, надеюсь, что мы сможем остаться друзьями после такого, — Драко захотелось побиться головой о стол, но он продолжил читать: — Я попросил Орсона и Гермиону принимать решения по изменению моего дома, чтобы не создавать тебе задержек, меня же отправляют в командировку на неопределенное время. Напишу, как вернусь. Снова прости. Поттер.»       Драко не верил ни единому слову, но попытка связаться с героем совиной почтой провалилась, а в аврорате подтвердили его отсутствие, но не дали никаких комментариев по поводу возможного срока командировки.       — Ну сука же. Он просто сбежал! — Малфой ходил из стороны в сторону, связавшись с друзьями по каминной сети, он негодовал, злился и переживал целый ряд мало поддающихся описанию эмоций.       — Ты тоже часто бегал, так что теперь знаешь, как это бесит со стороны, — подал голос Блейз.       — Но я не наблюдатель, я участник происходящего и у меня теперь нет возможности выйти с ним на связь.       — Дай ему остыть, вернется — поговоришь с ним, заодно придумаешь, что сказать, — Панси красила ногти, придирчиво рассматривая результат.       — А что с ним говорить, его просто нужно припереть к стене и дальше по обстоятельствам, — Забини хохотнул, но быстро заткнулся, когда Драко посмотрел на него серьезно. — Да ладно тебе, он же не навсегда сбежал. Разберемся.       Малфой прервал связь не попрощавшись.

***

      Продолжать работу в доме Поттера было испытанием, но Малфой не был бы собой, если бы остановился. Орсон, видимо, не осведомленный о произошедшем, общался с Драко с удовольствием, выражая полное одобрение каждому изменению, а вот Гермиона, пришедшая в офис дизайнера только после третьей записки, выглядела виноватой. Она точно знала, что между ними произошло.       — Привет, прости, я правда заматываюсь с предстоящими праздничными благотворительными вечерами.       — Все в порядке, мистер Уиллфорд взял часть решений на себя, но кое-чего он о Поттере, все же, не знает, поэтому я хотел обсудить это с тобой. Но сперва скажи мне, что он тебе рассказал?       Грейнджер покраснела, отводя взгляд, она явно не хотела обсуждать это, но, видя серьезный и явно невеселый взгляд Малфоя, сдалась.       — Он рассказал очень скомканно, что приставал к тебе в клубе, что лапал тебя, а потом почти набросился с поцелуями, — что ж, Гарри был откровенен с Гермионой, что уже радовало, потому что теперь у Малфоя были доказательства — ему не показалось, желание было взаимным.       — И он сбежал, потому что испугался?       — Он боится испортить то, что у вас есть сейчас, не понимает, что чувствует и не хочет себе в этом признаваться.       — Когда он вернется?       — Никто не знает, даже Рону не говорят, уровень секретности «только для героев и его начальства».       Малфой кивнул, перекатывая в руках подаренное героем перо, а после переключился, решив обсудить работу — он был намерен закончить все работы в доме Поттера уже к Рождеству.

***

      Ждать Поттера надоело еще в ноябре — тот не выходил на связь, не возвращался и не подавал никаких признаков жизни. Малфой сперва злился, после скучал, но к ноябрю стал волноваться. Уизли мог сказать только: «Скорее всего, жив», чего было абсолютно недостаточно, поэтому Драко с головой ушел в работу. Изредка он виделся с друзьями, чаще с Орсоном или Гермионой, а в доме Поттера хотелось выть от злости и от понимания того, что он не возвращается с работы, чтобы нелепо запнуться о порог или пригласить на ужин за маленьким кухонным столом.       Из сентиментальности Драко решил оставить планировку кухни прежней, а тот самый столик отреставрировать (хотя никакой ценности в нем не было). В начале декабря Малфой испытал новый уровень отчаяния — Гарри так и не вернулся.

***

      Рождество было на носу, на столе Драко лежали приглашения от Орсона и Гермионы, а Панси сказала, что не готова отправиться ни на один из вечеров трезвой, поэтому потребовала, чтобы Малфой устроил корпоратив только для своих. В офисе уже стояло несколько ящиков шампанского, которые служили напоминанием о том, что Драко встретит праздники, так и не поцеловав Поттера. Традиционная еженедельная сова — попытка связаться с героем — вернулась с запечатанным письмом, что совершенно не внушало надежды. Зато, как и было запланировано, работа в его доме подходила к концу; Малфой предполагал, что последние штрихи они с Микасом внесут за несколько дней до праздника.       Подарки были куплены, а настроение находилось на отметке «ноль» уже достаточно давно, чтобы Драко обращал на это внимание. Он отправил родителей в Швейцарию, чтобы те могли спокойно отдохнуть и не видеть его изо дня в день мрачнеющего лица хотя бы в Рождество.       В день, когда все работы были завершены, Малфой пригласил обоих принимающих, ведь Поттер так и не объявился.       — Ты придешь к нам на Рождество? — Гермиона принимала работу, она была едва ли не такой же печальной, как сам Малфой, который пытался скрыть собственные эмоции за профессиональной маской.       — Загляну поздравить обязательно, но не обещаю, что задержусь, — Малфой посмотрел на Орсона, который улыбался гораздо менее широко, чем обычно — он тоже волновался за Гарри.       — Вы превзошли сами себя, мистер Малфой, я даже немного завидую, — Драко заставил себя улыбнуться в ответ.       — Надеюсь, что хозяин посчитает так же.       — А ко мне вы заглянете? Мы с Чарльзом будем рады увидеть вас.       — Забегу ненадолго, обещаю.

***

      — Ты правда собираешься к ним всем зайти? — Панси пила шампанское, украдкой поглядывая на своего теперь уже официального парня, который отправился с Микасом рассматривать их с Малфоем галерею работ.       — Почему нет? Я выпью с вами немного, аппарирую к Уиллфорду, к Грейнджер, вручу подарки и вернусь.       Забини о чем-то говорил с Келли, а улыбался он так счастливо, что Малфой был почти уверен — он вот-вот признается девушке в любви. Счастье друзей делало этот день как минимум терпимым, поэтому Малфой не хотел покидать их, но Гермиона и Орсон напоминали о своих приглашениях по нескольку раз, так что отказаться было бы крайне невежливо.       После вручения подарков друг другу в офисе Драко аппарировал к дому Орсона, где задержался на непродолжительную экономическую дискуссию и рассказал о своей последней победе в конкурсе, вручил подарок семье Уиллфорд и обещал зайти в гости снова в начале года, прежде чем отправиться к Грейнджер.       Рон и Гермиона справляли Рождество в небольшой квартире, пригласив близких друзей, так что там задерживаться Драко тоже не хотел: он чувствовал себя совершенно неуместно, окруженный приятелями Поттера. Однако лицо Грейнджер, когда она открыла ему дверь, подсказывало, что либо ему тут не рады, либо случилось что-то из ряда вон выходящее.       — Драко… я не знаю, уместно ли и интересно ли тебе до сих пор знать, но он вернулся… Гарри написал, что зайдет к нам, как только закончит свои дела в аврорате.       Гермиона закусила губу и выглядела виноватой, будто сама прятала героя от Малфоя. Гость сжал челюсти и кивнул, проходя вглубь квартиры и обхватывая прохладный бокал с виски, чтобы хоть немного успокоиться.       — Прости, — девушка следовала за Драко, а тот понял, что стоит сделать над собой усилие и ответить ей, чтобы не испортить ей праздник.       — Все в порядке, спасибо, что сказала, у меня вдруг появились дела в аврорате, — Малфой улыбнулся ей, видимо, достаточно безумно, чтобы Гермиона отпрянула, но он готов был извиниться после. Сейчас же к нему вернулась решимость. Он аппарировал прямо с бокалом в руке.

***

      На поиск нужного кабинета ушло недостаточно времени, чтобы Драко потерял решимость, но достаточно, чтобы успел разозлиться, поэтому в дверях кабинета Поттера он появился тяжело дыша и сверкая взглядом.       — С Рождеством, Поттер, — волшебник за столом вздрогнул — в аврорате уже несколько часов никого не было слышно, так что Гарри не ожидал гостей.       — Драко? — герой сглотнул, смотря на приближающегося Малфоя. — Что ты тут делаешь?       — Пришел поздравить тебя с Рождеством, — Драко опрокинул в себя остатки виски, обходя стол Гарри и заставляя того пятиться вместе со скрипучим стулом.       — Не стоило, ты мог бы написать, — щеки Поттера горели, он бегал глазами по кабинету, стараясь не задерживать взгляд на губах Драко.       — Предпочитаю делать это лично, — Малфой навис над аврором, смотря прямо в глаза, отмечая, как двинулся кадык, когда Гарри снова нервно сглотнул.       — Что? Что делать? — голос Поттера дрожал, но Драко был намерен закончить начатое.       — Объяснять волшебникам, что они меня хотят, — Малфой поднял руку с подлокотника, на который опирался, отрезая все пути отступления Поттеру, а тот вздрогнул, будто намереваясь уйти от удара. Драко коснулся щеки Поттера самыми кончиками пальцев. — Ты хочешь меня, Гарри, — от звука собственного имени аврор открыл рот и задышал часто, теперь неотрывно смотря на приоткрытые губы Драко. — И это хорошо, это нормально и позволительно. Ты — волшебник, который больше всех заслужил быть счастливым, и если я смогу стать твоим счастьем, то я буду очень рад, потому что я хочу тебя уже достаточно давно, чтобы начать называть это помешательством.       Малфой склонился ближе, оставляя короткий поцелуй в уголке губ Поттера, он провел носом по его щеке и отодвинулся, давая ему немного свободы и пространства для мысли и ответа.       — Драко… ты, — в глазах Поттера была паника загнанного зверя, он дышал часто, хмурился и сводил брови вверх, искал помощи в Малфое, но не знал, как ее попросить. — Ты ошибаешься, — Гарри и сам был разочарован тем, что говорит, судя по тому, как жалко и неуверенно это звучало. — Я… люблю девушек, — совершенно неубедительно.       — Я остановлю тебя сейчас, — Драко хотелось выбить всю дурь из Поттера, но он знал, что может все испортить, если решит надавить на него. — Ты врешь, но я сделаю вид, что тебе верю, пускай и вижу, что твое тело вопит о том, что я прав, — Малфой провел взглядом от раскрасневшегося лица героя, опуская его на пах, где явно виднелась твердая реакция на близость Драко. Поттер попытался прикрыться папкой, но Малфой отступил еще на пару шагов, решив не смущать того еще больше. — Сейчас я вернусь к своим друзьям, спустя полчаса сообщу, что устал, и отправлюсь домой. Ровно до двенадцати ночи я оставлю каминную сеть и доступ к аппарации открытыми. Если ты не придешь, я пойму, что ошибся, утром извинюсь и мы продолжим с тобой дружить.       Малфою хотелось надавить, угрожать тем, что найдет себе кого-то, вызвать ревность, злость, увидеть в глазах Поттера что-то, кроме вселенской паники, но он не хотел обидеть, ранить или испугать Гарри, поэтому аппарировал в офис, как только договорил.

***

      Пускай Драко удалось сыграть свою роль уверенного и решительного в аврорате, но, как только он вернулся в офис, из него будто душа вышла — он упал в собственное кресло и выпил залпом бокал шампанского, пока снова смог воспринимать окружающий мир.       Друзья, увидев его состояние, выгнали всех из кабинета, отправив на экскурсию по кабинетам художников.       — Что случилось?       Они заговорили одновременно, а Драко потребовал еще один бокал и рассказал о том, что Гарри вернулся, а после признался в том, какое условие он поставил герою.       — Он придет, — Панси заговорила первой.       — А если сбежит? — Малфой был ни в чем не уверен сейчас.       — Тогда я лично научусь работать с эмоциями и воспоминаниями и сотру его к Мерлиновой матери из твоей головы.       Драко усмехнулся устало, а после попрощался с друзьями.

***

      Быть одному, в тишине дома, ожидая Поттера, было невыносимо, поэтому Драко успел сходить в душ, попытался заняться старинной рамой, но в итоге нашел себя сидящим в кабинете перед камином с очередным бокалом в руках. Часы показывали десять, когда он сдался и сел прямо напротив них. Каждая секунда, звучащая в ушах тихим «тик», будто обрывала нервы, натянутые до предела.       Малфой был заведен до предела, он никогда и никого не ждал так отчаянно и долго, как Поттера, и теперь, когда все стояло на кону, хотелось выть. Он не знал, решится ли Гарри на такой шаг, не знал, что тот чувствует и достаточно ли его эмоций, чтобы наплевать на все страхи и появиться в Мэноре до того, как Драко закроет ему доступ.       Количество выпитого наконец-то возымело действие на истощенный нервозностью организм, и Малфой сам не заметил, как задремал. Разбудил его звук открывающейся двери, он уже был готов проклясть чертового эльфа, который мешал ему ждать судьбоносного решения Поттера. Драко поднялся из кресла и повернулся к двери, вдохнув, чтобы начать злобную тираду, когда увидел своего долгожданного гостя. Тот был весь в снегу, дрожал от холода и не решался войти.       — Боялся, что ты закроешь все до двенадцати, поэтому решил прийти.       Поттер дышал тяжело, будто не шел, а бежал в Мэнор из аврората все это время, а Малфой ринулся к нему, спустя несколько секунд вжимая Гарри в стену и прижимаясь к нему всем телом.       — Скажи, что пришел остаться, — сейчас Драко было все равно, насколько отчаянно он звучал, ему просто необходимо было услышать, что его чувства взаимны.       Поттер обнял его в ответ, утыкаясь в плечо Малфоя, смущенный всем, что ощущал сейчас, тяжело дышащий прямо в шею Драко. Он кивнул, только после находя в себе силы заговорить.       — Я правда хочу тебя, Драко… Не только секс, я хочу всего тебя, понимаешь? Рядом. Со мной. Всегда, — Поттер всхлипнул, поднимая откровенный, открытый взгляд на Малфоя, а тот не стал долго ждать, прижавшись к губам героя жадным, требовательным поцелуем.       Пускай он был со вкусом слез и алкоголя, он был идеальным! Поттер отвечал с тем же рвением, стараясь снять с себя нелепую куртку и обнять Драко крепче, погладить, приласкать желанное тело, а Малфой, дорвавшись до того, кого хотел так давно, с сожалением прервал поцелуй, но только чтобы помочь Поттеру избавиться от куртки. Следом за ней полетела и рубашка Гарри, а Малфой принялся исследовать губами, языком и зубами чувствительную кожу, оживая и перерождаясь с каждым рваным вдохом, который слышал.       — Пожалуйста, Драко, — Поттер хныкал, шаря руками по телу Малфоя, забираясь ледяными пальцами под его одежду, желая оказаться максимально близко, наконец объединиться с ним. Он толкался бедрами вперед, потираясь о бедро Драко, а тот сходил с ума от вседозволенности. — Разденься, я… мне необходимо чувствовать тебя, — Гарри требовал большего каждым словом, каждым движением, и не было ничего, чего Драко не готов бы был дать.       Аппарировать в спальню было бы лучшей идеей, но это значило, что им пришлось бы оторваться друг от друга и обрести ясность мысли, на что ни один из них не был способен сейчас. Малфой прошептал короткое заклинание, которое лишило их обоих одежды, оставив Поттера только в трусах. Сам Драко белья не носил, поэтому бесстыдно прижался к бедру Гарри твердым членом, притираясь ближе и упиваясь первым сорванным стоном возлюбленного. Малфой вплел жадные пальцы в волосы на затылке Поттера и снова впился в его рот поцелуем, утягивая его на себя, чтобы устроиться на небольшом диване в собственном кабинете. Поттер гладил и обнимал его, наступая на ноги, но отказываясь даже на миллиметр отодвигаться от жара его тела, и это желание было взаимным, каждое из их желаний находило взаимность и разгоралось все больше.       — Хочу кончить, когда ты будешь внутри, — Поттер говорил самые порочные вещи с самым невинным лицом, оказавшись уложенным на диван, разводя совершенно бесстыдно ноги, умоляя всем естеством взять его.       — Гарри, — полустон-полурык сорвался с губ Малфоя, который навис над любовником и снова поцеловал, опуская руку по его груди, сжимая соски по очереди, короткими ногтями дразня покрывшуюся мурашками кожу, пока не достиг члена. — Ты прекрасен, — едва дыша от всего происходящего, проговорил Драко, сжимая член Гарри в ладони и лаская его, не сразу осознавая, что от белья Поттер избавился сам.       — Не нужно, — Гарри выгнулся дугой, когда Малфой продолжил дрочить ему, а Драко замер, сглатывая и испуганно смотря на Поттера. — Я готов кончить только от мысли о том, что мне все это можно делать с тобой, — Гарри обхватил руками лицо Малфоя, вовлекая того в поцелуй, чтобы отнять у него последние страхи, развеять и растворить их в обоюдной страсти и любви. — Растяни меня, пожалуйста, — Поттер развел ноги еще шире, обнимая бедрами Малфоя и вжимаясь в его вздыбленный член ягодицами. — Мне нужно… ты нужен, понимаешь?       Поттер сходил с ума, следуя за слетевшим с катушек Драко, утягивая того в пучину еще глубже, где их ждало столько удовольствия, сколько они могли бы пережить. Малфой простонал в очередной поцелуй, едва находя в себе достаточно здравого смысла, чтобы призвать хоть что-то похожее на смазку. Это удалось ему не с первого раза, но в руках оказался нужный тюбик, которым Драко поспешил воспользоваться. От желания темнело в глазах, а сердце стучало в ушах, но Малфой не мог позволить себе сорваться — он должен был сделать Гарри хорошо, поэтому он смазал пальцы и стал мягко давить на вход.       — Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, — как мантру стонал Гарри, подаваясь бедрами к ласкающей руке, а Драко не выдерживал этой мольбы, поэтому снова поцеловал героя.       — Расслабься для меня, Гарри, — взмокший и едва дышащий Малфой старался сдерживаться из последних сил, чтобы не навредить Поттеру.       Тот кивнул и запрокинул голову, жмурясь от количества эмоций и ощущений, которые переживал, но Драко удалось войти в него пальцем под удивленный выдох.       — Еще… Быстрее, Дра-а-ако, — Поттер протянул, когда Малфой нашел простату. — Только когда ты… не заставляй меня кончать, пока ты не внутри.       Драко знал — после этой ночи он уже никогда не станет прежним, он никогда не перестанет слышать эти стоны и мольбы Поттера. Второй палец вошел сложнее, а Гарри поморщился, болезненно сжимаясь на фалангах Малфоя, все равно подаваясь навстречу, почти трахая сам себя пальцами любовника. Драко сделал паузу, дожидаясь, пока Гарри привыкнет, но тот явно не был готов останавливаться, поэтому толкнулся навстречу и прижал бедра Малфоя к своим, заставляя член Драко проехаться по его же руке и промежности Гарри.       — Не останавливайся, — сорванный голос Гарри прервал их шумное дыхание, а Малфой мотнул головой, но послушался, добавляя еще смазки и третий палец. — Двигай ими, я хочу быть готов к тебе.       Второй раз его просить было не нужно, под оглушительный стон Поттера Драко стал двигать пальцами резко, дразня простату и жадно смотря на открывающееся ему зрелище: узкий вход, сжимающийся так, будто не хотел выпускать из себя пальцы, выгибающийся взмокший Гарри, запрокидывающий голову от удовольствия, а после снова смотрящий в глаза — он никогда не видел ничего красивей. Но и собственная выдержка подводила к краю — Драко знал, он не продержится долго, поэтому он смазал себя, выдавливая столько лубриканта, сколько смог, а после, под разочарованный стон Гарри, вытянул из него пальцы.       — Расслабься снова для меня, Гарри, — Драко заставил себя замереть, нависая над Поттером, он едва дышал, ощущая, как желание захлестывает его с головой, но старался изо всех сил держать себя в руках.       — Возьми меня, — Гарри смотрел в глаза Драко, он потянулся к нему, вжимаясь всем телом и целуя Малфоя, отдаваясь без остатка.       И он вошел медленно и аккуратно, под болезненный вздох и полный слез счастья взгляд, Поттер сам двинулся навстречу, когда вспышка боли дала ему снова почувствовать все происходящее. Он выгнулся, прижимаясь ближе бедрами к замершему Малфою, а после толкнул того пяткой.       — Не останавливайся, боль уходит, — ненадолго вернувшийся рассудок позволил Гарри связно заговорить, а после Драко начал двигаться, и с губ Поттера срывались только хриплые стоны и мольбы.       Гарри прижимал Драко к себе, обнимая его крепкими руками, целуя до звездочек перед глазами, вжимая в себя, ближе ногами, привязывая к себе разделенными эмоциями и взглядом, полным удовольствия на самой грани возможного.       — Да… да… Драко… я, — Малфою не нужно было говорить что-то еще, он запустил руку между их телами, сжал головку члена Гарри и ускорился, двигая бедрами и рукой на пределе возможностей, пока не почувствовал, как крепко его сжимает внутри, как на руку обильно выплескивается сперма вздрагивающего и буквально вибрирующего от удовольствия Поттера. Но тот продолжал двигать бедрами, доводя Малфоя до оргазма еще несколькими настойчивыми и ненасытными толчками навстречу.       Без сил упав на Поттера, Драко прикрыл глаза, сам не веря тому, что это произошло, но запах, ощущение его рядом доказывало, что Малфою не приснилось. Когда у него появились силы подняться на локте, он увидел, как Поттер блаженно улыбается, перебирая светлые пряди в пальцах.       — Это… вау, — хрипло и низко звучал Гарри после оргазма, и это было великолепно настолько, что Драко не сдержал счастливой улыбки.       Говорить не хотелось, поэтому следующие минуты они обнимались, обменивались короткими поцелуями и гладили друг друга везде, где доставали.       — Ты отреставрировал наш столик, — Гарри заговорил первый, обнимая Малфоя за плечи.       — Так он наш?       — Обычно я ел за ним один, ты — первый, кто сидел со мной за ним.       — Не смог выбросить, — Малфой повел плечами, щекоча пальцами живот Гарри.       — Я так боялся… и я так безгранично рад, что решился, — Поттер поднял лицо Драко, заставляя посмотреть на себя, а после поцеловал его мягко.       — А я как рад, — Драко расплылся в счастливой, самодовольной улыбке, на что Гарри только хихикнул.       — Мне кажется, что я люблю тебя, Драко, — Поттер боялся первого поцелуя, зато враз выдать такое признание не испугался — Малфой покачал головой, совершенно не удивленный такому. Он слишком хорошо знал Поттера, чтобы удивляться.       — Я тебя тоже люблю, Гарри.       — Это получается, что я — твой подарок на Рождество?       — Это уж как посмотреть.       Они рассмеялись, продолжая обниматься, а отправились в спальню, только когда камин окончательно потух, а зимняя прохлада стала пробираться в кабинет и пробегать по все еще потным телам.       Утром под дверьми Мэнора их ждала целая делегация друзей, жаждущих поддержать и поздравить, но их первую ночь они провели вдвоем, отдавая друг другу все до остатка.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты