Доверься мне

Гет
NC-17
Завершён
36
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
89 страниц, 10 частей
Описание:
А что если бы она выжила...
Посвящение:
Посвящаю этот фанфик своему соролевику °^° прекрасной бяшке и нахалке, которая подарила и дарит мне гамму эмоций и вдохнула жизнь в этот фанфик. хах, смешно и похоже все вышло, но надеюсь, что ты поймешь скрытый тут смысл :3 Тебе ТоЛька🥺✨
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
36 Нравится 55 Отзывы 5 В сборник Скачать

Я тебя люблю

Настройки текста

POV Рин

       Когда я проснулась, на улице ярко светило солнце и звонко пели лесные птицы. Самочувствие было намного лучше, но слабость все равно чувствовалась. Глаза открывать совершенно не хотелось. В голове мелькала мысль, что нужно поспать еще, но над моим «хочу» властвовало простое любопытство. В памяти промелькнули небольшие обрывки вчерашнего вечера и моя необычная просьба. Скользнув взглядом по руке Тоби, я увидела, как его пальцы слегка сжимают рыжую маску. — Неужели я сейчас смогу его рассмотреть? <i>        Внутри бушевали смешанные чувства. Хотелось посмотреть на лицо своего псевдоспасителя, но в то же время было страшно. Неизвестно кто это может быть, но больше такого шанса не представится. Подняв голову и взглянув на его лицо — я обомлела. В этот момент весь мир перевернулся с ног на голову, не давая возможности вернуться в обычное состояние. Хотелось схватить его за плечи и хорошенько встряхнуть. Еще хотелось плакать. Так сильно как никогда и не понятно, от каких эмоций.        Я просто не могу поверить в то, кого я сейчас вижу перед собой. Сомнений быть не может — это Обито. Да, он вырос и немного изменился, но я помню его лицо. Он и раньше, когда мы ходили на миссии так же морщил нос, когда спали в палатке. Сейчас эта маленькая привычка так же осталась, давая мне возможность быть уверенной в том, что это он. Изменено только то, что Обито стал выше ростом, крепче сложен и шрамы на лице, скорее всего после того дня.        Затаив дыхание я наблюдала, как он приоткрыл один глаз и сонно зевнул, хотя через мгновение взгляд его пал на меня. Не знаю, как это выглядит со стороны, но так мы смотрели друг на друга минут пять, после чего Обито понял, что прокололся.        — Черт!        Он резко надевает на себя маску, будто это как-то сможет помочь мне забыть его и замирает. Ей богу, как ребенок, который будто кричит «я в домике».        — Оби…        Не могу произнести его имя. По щекам уже предательски текут слезы, а сердце бешено бьется об грудную клетку. Меня накрывает страх и паника. Я буквально задыхаюсь от эмоций.        — Не надо… — Он вновь меняет свой голос, но свое волнение скрыть не может. — Не плачь, пожалуйста.        А я не могу. Роняя горячие слезы на его плащ, прижимаюсь ближе, стараясь ощутить тепло, чакру, запах, убеждаюсь, что жив. Во мне рождаются столько вопросов, что я сомневаюсь, найду ли ответы. Эмоции — это самая большая слабость ниндзя, но как? Как я могу сдержать рыдания, видя его перед собой живым и невредимым?        — Как? — Слова бегут вперед моих мыслей, но не думаю, что этот вопрос так сложен в данный момент — Как так получилось?        Он громко вздыхает и выпускает меня из своих объятий. Наверняка ему не хочется сейчас со мной общаться, но я не могу просто так взять и отпустить. Теперь стало понятно от чего эти преследования и забота. Обито всегда заступался за меня, даже когда этого делать и не стоило. Помню, будто это было вчера, как он хотел выиграть для меня кунай на каком-то фестивале, но с треском провалился. Его всегда раздражал Какаши, но в то же время считал своим другом и соперником. В нашей команде все было идеально, даже, несмотря на мальчишечьи конфликты и небольшие недопонимания. Я всегда знала, что на моего напарника можно положиться, но всегда спешила на помощь первой. Это моя работа и это то, что я чувствовала. Спустя столько лет он благодарит меня тем же.        — Не важно…        Он бросает эту короткую фразу и аккуратно слезает с кровати, поправляя свой плащ немного промокший от моих слез. В доме воцарилась раздражающая тишина. Мне очень хотелось встать с кровати, подойти и обнять его, но слабость в теле не давала мне этого сделать. Максимум, что я смогла сделать, это протянуть руку и тихо сказать:        — Не уходи.        От моих слов Обито вздрагивает и громко вздыхает, но подходить ближе не решается. Заместо этого он садится рядом с кроватью, и как я понимаю, устремляет свой взгляд на меня.        — Как ты себя чувствуешь? Что-то болит? — Голос больше он не менял, что меня не могло не радовать — Рин…        — Мне лучше, только немного голова болит, но это не столь важно. — Я нервно вздыхаю и поджимаю губы перед тем, как вновь напасть на него с вопросами — Сними маску, и давай поговорим.        Что-то, рыкнув себе под нос, Обито снимает маску, но не убирает ее далеко, будто ожидая подставу. Он постоянно сжимает пальцы в кулак, показывая всем своим видом, что нервничает и переживает нашу встречу. Мне не хочется сидеть далеко от него, и я сползаю с кровати на пол.        — Ну, сначала я должна сказать тебе спасибо. Простуда это не смертельно, но если бы не ты, то мне пришлось бы болеть в три раза сильнее и больше.        Уголок его губ немного дрогнул, после чего выражение лица стало более расслабленным. На подсознательном уровне я могла понять, что Обито, доверится мне и все расскажет.        — Я не мог сделать иначе. Тебе было плохо и… — Хмурит брови. Я удивлена. Раньше делая так, он выглядел мило, а сейчас даже как-то грозно — это все из-за этого ненормального деда.        — Не думаю, что владелец аптеки виноват в простуде. — Мне хочется сделать обстановку уютнее, а не такой напряженной как сейчас, поэтому мягко улыбаюсь — Я просто под дождем была, вот и простыла.        Только вот моя улыбка не помогла разрядить напряженку. Увидеть, как сильно он нервничает, не составляет особого труда. Бегающий взгляд, сжимает пальцы и иногда слишком сильно смыкает губы в тонкую линию — все это выдает Обито с потрохами. Разговор, мягко говоря, не клеится.        — Ладно, нужно приготовить что-то для того, чтобы ты поела. — Встав с пола, он поправил плащ и, кинув на меня взгляд, тихо добавил — Сиди тут, я скоро вернусь.        Я не успела ничего возразить, так как через пару мгновений Обито исчез. Сидя на кровати мне остается лишь ждать его прихода. Меня поражает, как за годы он смог изменится. От неуверенного мальчишки не осталось и следа, хотя тут можно понять, что так сильно поменяло его. Обито можно оправдать, но почему он в этой организации? Я не могу сидеть на месте, слишком сильно мучают вопросы, но так страшно напрямую спрашивать у него.        — Все хорошо? — Вздрогнув от неожиданности, буквально подскакиваю на кровати — Ой, прости, напугал тебя…        Я и правда не заметила, как он вернулся и вообще, как долго он стоял около меня? Бросив взгляд на Обито, сразу же замечаю пакет с продуктами, что очень удивляет.        — Откуда они у тебя? — В голове мелькает не очень приятная картина — Ты…        Обито громко вздохнул и недовольно буркнул:        — Украл, ты это хотела услышать? — Мне стало некомфортно от его раздраженного взгляда и он, наверное, понял это, так как немного смягчился — Хенге, но дзюцу, тебе ли не знать, что благодаря ней можно обхитрить обычного человека.        — Да, прости…        Мне ужасно неловко. Хоть мы и знаем друг друга долгое время, но прошли годы и как реагировать на то, что мы оба живы? Он вроде бы близкий мне человек, но в тоже время чужой.        — Не надо просить у меня извинений. — Пошуршав в пакете, Обито достает из него онигири и протягивает мне — Тебе нужно покушать.        Учуяв запах еды, мой желудок молниеносно среагировал и стал неприятно урчать. Дни голодовок давали о себе знать. Взяв из его рук такие прекрасные, на мой взгляд, рисовые шарики, я начала кушать. Сначала вяло и как-то смущенно, но потом расслабилась. Они были невероятно вкусные с начинкой из свежей рыбы. Закончив трапезу, я подняла голову на стоящего около меня Обито и громко произнесла:        — Спасибо. Они были очень вкусные.        Он впервые улыбнулся, но не так как в тот раз, а искренне:        — Я рад.        Пока мой друг детства был в более-менее хорошем настроении, я решила начать свой допрос:        — Как ты выжил? — Вновь его тяжелый вздох. Нахмурившись, он садится на пол, отворачиваясь ко мне спиной и наверняка скрестив руки на груди, как он обычно делал в детстве. Я понятия не имею, что с ним произошло, но ему тяжело открыться даже мне. Только я не сдамся. Раз сама судьба свела нас вновь, значит, так и должно было случиться. — Обито, повернись ко мне.        Он молчит, будто и вовсе не слушая меня. Сейчас нельзя упускать ту нить, чтобы разгадать все тайны нашего выживания. Аккуратно спустившись на пол, я так же сажусь на пол, облокачиваясь спиной об его спину, от чего Обито чуть напрягается. Мне становится немного весело, и я это даже не скрываю. Запрокинув голову выше еще раз зову его:        — Обито.        Цокнув языком он, все-таки отзывается:        — Что?        — Не будь таким хмурым, — я хихикаю, наблюдая за его реакцией — тебе это не идет.        Неожиданно Обито отодвигается, и я заваливаюсь на его колени. Мы встречаемся взглядом. Он кажется мне таким теплым и заботливым, но совершенно не таким как в детстве. В нем больше чего-то такого серьезного, нежели простая привязанность. Я не могу сдержать себя и тянусь пальцами к его щеке, дотрагиваясь до шрама. При прикосновении он немного отстранился, но как только я упорнее приложила холодные пальцы к его щеке, то не стал сопротивляться.        <i>— Почему сейчас мне так Спокойно и хорошо? <i>        Хочется, чтобы этот миг длился вечно, но Обито рассеивает этот нежный момент воссоединения:        — Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе, почему выжил?        — Да… — При сказанных словах, а голове вспыхнули фрагменты той миссии, и я невольно поджала губы.        — Меня спасли. Кто именно я не могу тебе сказать, по крайней мере не сейчас.        — Но почему ты не вернулся обратно? — Меня захлестнули эмоции, и я отстранила свою руку от его лица — Это было так сложно?        Он меняется в лице и, отвернув голову к окну, нервно отвечает:        — Вернуться к кому? К твоему убийце или к учителю, который спустил все на самотек?        Мне не нравится весь этот разговор, и я решаю вступиться:        — Какаши не убивал меня, я сама сделала так, чтобы попасть под его руку! Это все ради…        — Ради чего?! — Он резко хватает меня за плечи, притягивая к себе ближе. Наши лица оказываются рядом, что я чувствую, как его горячее дыхание касается моей шеи. — Ради того чтобы спасти деревню, да? Это глупо жертвовать своей жизнью, и тем более можно было что-то предпринять.        — Это было мое решение! — От возмущения не замечаю, как мой голос стал звучать громче, и это наверняка напрягало Обито, так как он отпустил меня. Плечи неприятно заболели от крепкой хватки друга детства, но я продолжила — А ты? Ведь ты мог вернуться в деревню даже, несмотря на то, что там не было меня. Смог бы повысить ранг, стать значимым шиноби Конохи и твоя мечта стать хокаге осуществилась.        Он опускает голову, пряча свое лицо от моего пристального взгляда. Наверняка сейчас я вела себя неправильно, поддавшись эмоциям и желанию узнать все и сразу. Внутри меня бунтует мое второе «я» которое громко верещало о том, что так не поступают. Мы думали, что мертвы, но неизвестно с чьей помощью мы можем находиться здесь и сейчас.        — Обито… — Мне немного неловко и страшно, но все же я набираюсь, смелости и беру его руки в свои, переплетая наши пальцы в замочек — Я просто, не могу поверить в то, что ты жив… То, что я жива тоже. Давай, я расскажу то, что знаю я?        Он как-то неуверенно кивает, не отводя взгляда от наших рук и, я начинаю рассказывать свою историю. Мне тяжело вспоминать все с самого начала, всю ту боль что испытала и душевные страдания, но я сильная и смогу. Перебирая в памяти даже самые небольшие детали, рассказываю ему, смотря на реакцию, и удивляюсь, как он спокоен или же нет? Обито смотрит на меня неотрывно и иногда хмурится, сжимая мои холодные пальцы немного сильнее. Рассказ затянулся надолго, но он терпеливо выслушал меня.        — И ты не знаешь, кто смог тебя, — Обито на секунду запинается, но все-таки произносит — воскресить?        — Нет, эти события совершенно мне неизвестны. Когда я смогла понимать, кто я и где нахожусь, только тогда увидела шрам в области сердца.        — Что ж, ладно. Как я понимаю, теперь я должен рассказать тебе свою историю, да? — Дождавшись пока я одобрительно кивну, он продолжил — Ладно, но только давай потом, ты не будешь задавать мне лишних вопросов?        — Это будет сложно, но я постараюсь.        Он не соврал. Рассказ начался с самого болезненного воспоминания для меня. Как только я услышала слово «миссия» и «обвал» — стало дурно, но я подавила в себе панику и лишь сжала его ладонь крепче. Хотя даже это действие напомнило о прошлом. Я вслушивалась в каждое слово, детально соединяя все фрагменты его рассказа и в голове создавая картину происходящего. Обито сказал, что его спас старик, а каким образом его тело восстановилось, сам не знает. Однако на некоторых моментах он заметно нервничал. Из-за этого в голове проскочили сомнения и то, что все-таки есть обман. В академии нас учили некоторым аспектам психологии, и поведение Обито, было самым элементарным и понятным. Дальше я услышала то, от чего по кожи с ужасом пробежались мурашки. День, когда меня спасал Какаши и я «погибла» — Обито был там. Ему было тяжело рассказать мне подробности того дня от его лица, то как он это видел, но продолжал. Меня захлестнули эмоции при виде дорогого друга, который будто вновь переживает тот ад ради того, чтобы рассказать мне правду.        — Обито…        Я притягиваю его к себе, чтобы крепко обнять, уберечь от болезненных воспоминаний и дать защиту. Обито не сразу поддается мне, наверняка сомневаясь в моей искренности, но потом сдался. Это невероятные ощущения, чувствовать тепло близкого человека, которого долгие годы оплакивала и вот он тут. Зарываясь пальцами в его растрепанные волосы, прижимаю его к себе пытаясь успокоить, но не все так просто. Одно резкое движение и я уже сижу на коленях Обито, и теперь он, прижимает меня к себе, обвив руками за талию. Так тесно мы еще никогда не были друг к другу. Неужели это все обстоятельства? Долгие годы разлуки и тяготы прошлого? В такой момент об этом думать невозможно. Лишь закрыть глаза и отдаться ощущениям уюта и тепла, исходящего друг от друга. Он мне очень дорог, несмотря ни на что. Слишком многое нас связало друг с другом и мне не хочется все это обрывать.        — Прости… — Теплое дыхание касается моей шеи, и я вздрагиваю. Почему мне так приятно? Его голос действует на меня как успокоительное. — Рин, я …        — Все хорошо, расскажи все что знаешь. Я хочу знать о тебе все.        Мне действительно важно знать про его жизнь все. Обито рассказывает медленно и, на мой взгляд, детально, но в глубине души затаились сомнения. Ведь при упоминании его организации, он хмурил брови и сводил все на другую тему. Однако я узнала достаточно для первого дня нашего воссоединения. Наверняка должно пройти время, чтобы он смог полностью открыться мне.        — Больше, я ничего не могу рассказать тебе. Думаю, пока что этого хватит. — Он как то грустно улыбается, смотря в мое лицо, и мне становится одиноко. — Я рад, что вновь рядом с тобой, Рин.        Если скажу, что не рада, то совру. С моего лица не сползает эта глупая и в тоже время счастливая улыбка. Меня даже не смущает, что я сижу на коленях уже взрослого мужчины и прижимаюсь к нему всем телом. Это Обито — мой бывший товарищ по команде и дорогой друг. Из глаз вновь бегут предательски слезы, застилая мои глаза и не давая возможности видеть. Мне нечего ответить, слова встали комом в горле, и я могу лишь обнять.        За окном пели птицы, и солнечные лучи задорно бегали по стенам дома, а мы сидели на полу не в силах отпустить друг друга. Мне хотелось верить в то, что время остановилось, и этот момент будет длиться вечность. Находится в крепких объятиях и чувствовать то тепло, о котором мечтала дорогого стоит. Я плакала от счастья, а он заботливо стирал горячие слезинки с моих щек.        <i>— Как я счастлива. <i>

***

       С того дня как Обито доверился мне, все изменилось. Он стал смыслом моего существования. Теперь мой дом всегда ждал желанного гостя, и я всячески старалась сделать так, чтобы перейдя порог, тот самый «Тоби» чувствовал себя комфортно. В особенности мы любили ужинать сидя на крыльце и рассказывая какие-то моменты из детства. Темы его организации и преступных действий я больше не касалась, так как при упоминании настроение Обито мгновенно портилось.        Время бежало незаметно и чем чаще мы виделись, тем сильнее я вновь привязывалась к нему. Если Обито не появлялся несколько суток, то я буквально мучилась. Не могла сидеть на месте, а лишь торчала у окна пытаясь увидеть где-то знакомый силуэт. Мне не хватало этого тепла, и нежности исходящего от такого порой хмурого Учихи. Каждое прикосновение с его стороны смущало меня, но это мне безумно нравилось. Даже мимолетное касание пальцев заставляло меня смущенно отвести взгляд в сторону. Его присутствие — заставляет расцвести и понять еще раз, как прекрасен этот мир и не только. Расцветали и мои чувства.        Это произошло в субботу. Я предложила Обито сходить со мной в лес за травами, и он неохотно, но согласился. Мы заболтались и пришли к озеру, тому самому, где когда-то встретились. Настроение было приподнято, и я решила спародировать нашу встречу. Актриса из меня не очень, но попытки все же были успешными, так, как Обито, смеялся, наблюдая, как я изображала саму себя. Заигравшись и развеселившись до предела, мне бы даже в голову не пришло, что какая-то сухая палка, лежащая за листьями, испортит или же подтолкнет меня к тому, чего я не ожидала. Споткнувшись об сухую ветвь, я стала падать, но Обито успел поймать меня за руку и резким движением притянуть к себе. Все произошло неожиданно и спонтанно. Откуда в моей голове появилась эта идея, до сих пор остается загадкой. В тот момент просто захотелось сделать это. Одним легким движением руки я стянула с него маску и поцеловала. Это был мой первый поцелуй, такой невинный и робкий. Первые несколько секунд показались для меня вечностью, а реакция Обито и вовсе взволновала меня. Поначалу показалось, что ему это неприятно и даже отвратительно, так как он попытался отстраниться. В сердце болезненно кольнуло. Разорвав поцелуй, я хотела убежать, скрыться от смущения и больше не показываться, но как же сильны эти руки которые вновь притянули меня к самому близкому человеку. Это был наш первый поцелуй. Он поцеловал не сразу, смотря в мои глаза и краснея, Обито будто ждал моего разрешения, и я не могла запретить. Не хотела. В этом мире у меня нет роднее и ближе человека, чем он. Рядом с ним забывается ужасное прошлое. Рядом с ним хочется жить и улыбаться, даже, несмотря на то, что он носит плащ самой устрашающей организации мира. Сейчас это не так важно. Я растворяюсь в простом на первый взгляд прикосновении его руки к моим щекам, а когда он касается губами моих губ, сразу понимаю какие чувства засели в моем сердце. В моем подсознании я слышу тихий голос:        <i>— Ты просто влюбилась, Рин. <i>        Я не буду отрицать этого. Давний друг и товарищ по команде, которого я оплакивала долгие годы, стал моей жизнью и тем, кого люблю. Поначалу хотела отрицать это, ведь ранее к нему и в помине не было таких чувств, но что же сейчас? Хочу еще. Еще его прикосновений, объятий, теплых слов и таких нежных поцелуев. Мне показалось, что мы стояли так в обнимку целый день, наслаждаясь каждой секундой проведенной вместе.        <i>— Я люблю тебя, Обито. <i>

POV Обито

       Я проснулся от громкого пения птиц и от яркого солнечного света, который неприятно светил мне в лицо. Хотя атмосфера приятная и располагающая, как дома.       <i>— Дома!
       Как бы хотелось и правда быть у себя дома, ну, а пока что мне стоит позаботиться о Рин. Я приоткрываю один глаз и невольно зеваю. Хоть сон мне не особо нужен, но так хорошо я давно не спал. Надеюсь и она хорошо поспала, и температуры больше нет.        Переведя взгляд на Рин, я смотрю на нее с непониманием и удивлением, а она смотрит на меня. Не знаю почему, но встретившись взглядами, мы долгое время смотрели друг на друга, пока по ее щекам не побежали слезы. Это испугало меня, и только когда я сжал пальцы, понял — я без маски.        — Черт! Мне уже ничего не поможет, но все же я надеваю на лицо маску и пытаюсь, вести себя, как ни в чем не бывало. Глупый. Разве это как то поможет? Конечно же, нет.        — Оби…        Она не договаривает, проглатывая последние буквы моего имени и задыхаясь в слезах. Я прекрасно понимаю чувства Рин, так как сам был шокирован фактом — что моя любовь жива и невредима. В деревне все знали, что Обито Учиха мертв, и его бездыханное тело завалено камнями. Она жила этим все эти годы и вот, я тут.        — Не надо… — Сам уже не понимаю, притворяюсь ли я в данный момент или нет, потому что голос предательски вздрогнул на полу слове — Не плачь, пожалуйста.        Рин будто не слышит моих слов. Рыдая, она прячет свое лицо у меня на груди, наверняка ожидая объяснений и возможно какой-то защиты. Будто маленький беззащитный котенок, который хочет ласки. Я обнимаю ее, жалея, что это все происходит не так как хотелось бы. Хочется откинуть все переживания и эту неловкую, на мой взгляд, атмосферу, но не могу. За эти долгие годы жизни, я думал лишь о том, как воссоздать идеальный мир, но не мог даже подумать о том, что все повернется именно так.        — Как? — Дрожа всем телом, Рин неуверенно поднимает голову — Как так получилось?        Это было ожидаемо. Вопросов мне не избежать и отвечать придется. Я нехотя выпускаю любимую из своих объятий. Зная, как она может уговаривать, нужно держать небольшую дистанцию иначе разболтаю все то, что ей знать уж точно не нужно.        — Не важно…        Встав с кровати, поправляю свой помятый и немного промокший на груди плащ. Я заставляю ее плакать и за это ненавижу себя. В этих глазах должно светиться счастье, а ни как не страх и слезы. В голове мелькает мысль временно уйти и дать Рин прийти в себя, но как я могу оставить ее одну?        Словно прочитав мои мысли, Рин протягивает ко мне свою руку и тихо произносит:        — Не уходи…        Ну вот. Ее голос как гипноз — действует мгновенно и успокаивающе. Тяжело вздохнув, я сажусь около кровати, не рискуя сесть рядом с ней. Оценивающе осмотрев Рин, понимаю, что ей лучше, но не настолько, чтобы уже смело разгуливать по дому и делать какие-то повседневные дела.        — Как ты себя чувствуешь? Что-то болит? — Мне тяжело отвести от нее взгляд. Она словно ангел, который спустился с небес, дабы присмотреть за таким негодяем как я. — Рин…        — Мне лучше, только немного голова болит, но это не столь важно. — Вздохнув, она поджала губки и, черт побери, я поймал себя на мысли, что это красиво. Однако ее просьба быстро дала моим мыслям протрезветь. — Сними маску, и давай поговорим.        Опять? Ах, Рин умеешь же ты ставить в неловкое положение. Нехотя я снимаю маску и кладу ее около себя. Без нее не комфортно, особенно перед ней. Наклонив голову на бок, она какое-то время смотрела на мое лицо, будто не узнает, кто перед ней и это напрягало. Я был напряжен, ожидая атаки вопросами, и лишь когда увидел мягкую улыбку на ее лице, немного смог расслабиться.        Когда Рин спускалась на пол, хотелось поймать ее и помочь, но зная ее лучше остаться там, где есть и я был прав. Присев рядом со мной она с улыбкой произнесла:        — Ну, сначала я должна сказать тебе спасибо. Простуда это не смертельно, но если бы не ты, то мне пришлось бы болеть в три раза сильнее и больше.        Меня порадовали слова Рин. Все-таки за годы ее характер все тот же что и тогда. Невольно чуть улыбаюсь.        — Я не мог сделать иначе. Тебе было плохо и… — Вспоминая, как старикан обошелся с любимой, настроение резко меняется. Сжимая пальцы в кулак, пытаюсь быть как можно спокойнее, но получается не очень хорошо — это все из-за этого ненормального деда.        — Не думаю, что владелец аптеки виноват в простуде. — Рин мягко улыбается, но даже эта чудесная улыбка не может унять мою злость на того человека. — Я просто под дождем была, вот и простыла.        Она обманывает, и я знаю это. Как бы Рин не старалась улыбаться мне и показывать всем своим видом, что все хорошо, но это лишь ложь для вида. Сколько я ее знаю, Рин всегда заботилась о ком-то другом, но не о себе. Любая миссия или же экзамен на звание чунина, она всегда была рядом и помогала в трудную минуту. Ругала меня, но все равно обрабатывала раны на руке или щеке. Она такая строгая и в то же время заботливая, моя Рин. Даже сейчас ее взгляд шоколадных глаз излучают заботу. И как можно дышать спокойно?        — Ладно, нужно приготовить что-то для того, чтобы ты поела. — Неохотно встав с пола, я поправляю свой мятый плащ. Совершенно не хочу оставлять ее одну, но нужно что-то же кушать, а в этом доме нет даже ни одной крошки риса. — Сиди тут, я скоро вернусь. Еще раз, взглянув на любимую, с помощью камуи телепортируюсь в город.

***

       Тут очень шумно и это раздражает. Раньше я обожал блуждать по всяким базарам с вкусностями и редкими сувенирами, а теперь вся эта суматоха бесит. После того как судьба дала мне шанс на выживание, мне не приходилось чувствовать себя тем Обито который был. Убежище покидалось лишь тогда, когда стоило решить какие-то вопросы по выполнению плана. Только сейчас совсем другой случай. Использовав превращение, я без труда блуждаю по магазинам и палаткам, покупая нужные продукты. Именно — покупаю. С деньгами, конечно, было туго из-за своего статуса, но даже это не могло остановить меня. Наша организация преступная, но и на нас иногда приходилось черная работа.        — Вот сынок, свежие овощи.        Мне в руки протягивают пакет с овощами. Такая маленькая и добрая старушка, возможно, чья-то мать и бабушка. Оплатив покупку, я улыбаюсь, но не так искренне как хотелось бы. Раньше, провожать стариков до нужного места или же перевести через дорогу было мое любимое занятие. Конечно же, мне приходилось потом выслушивать нравоучение от Какаши за мои опоздания, но все же это было прекрасное время. Блуждая по палаточному городку, замечаю, как счастливы люди, но счастлив ли я?        <i>— Я счастлив? Да. Рин жива и я смогу сделать ее самой счастливой девушкой на свете, но… Хочу сделать счастливыми всех. Нет, я не брошу свой план и сделаю все, чтобы этот прогнивший мир стал лучше. <i>        Закупив еще парочку готовых онигири, риса и каких-то сладостей, спешно отправляюсь обратно, к моей Рин. Мысленно радуюсь, что не приходится преодолевать огромные расстояния и достигнуть цели можно буквально за пару мгновений. Горжусь ли я тем, что Учиха? Да. За долю секунд я уже твердо стою на ногах в доме, наблюдая за тем, как Рин сидя на кровати о чем-то думает. Она будто не замечает меня. Такая рассеянная, но в тоже время милая.        — Все хорошо? — Неожиданно Рин вздрагивает и поворачивается в мою сторону, изумленно хлопая длинными ресницами. Я внутренне усмехаюсь и пытаюсь успокоить ее. — Ой, прости, напугал тебя…        Она с облегчением вздыхает и переводит свой взгляд на пакеты, которые я держу в руках.        — Откуда они у тебя? — Вопросительно изогнув тонкую бровку, она тихо произносит свою догадку — Ты…        Закатив глаза и сомкнув зубы чтобы не взорваться от возмущения, тихо говорю:        — Украл, ты это хотела услышать? — Наверняка я произнес это не очень-то мягко, так как ее пальчики вздрогнули, обхватывая край майки, а такой теплый сердцу взгляд немного помрачнел. — Хенге, но дзюцу, тебе ли не знать, что благодаря ней можно обхитрить обычного человека.        — Да, прости…        — Не надо просить у меня извинений. — Поняв, что опять довел Рин до состояния апатии, я стал рыться в большом пакете, пытаясь найти среди продуктов уже готовые онигири. Пока искал их, раз сто пожалел, что не положил их отдельно. Такой себе из меня ухажер. Отыскав нужное, протягиваю ей. — Тебе нужно покушать.        Было заметно, что мое присутствие немного смущает ее. Рин кушала, медленно откусывая маленькие кусочки риса, а ее желудок недовольно буйствовал, показывая владелице, что нужно срочно покушать и как можно больше. Смотря на мою обожаемую, я мысленно ругал себя за то, что заставлял ее быть в таких условиях. Да, именно я виновен в этом. Если бы только знал, то давно бы забрал Рин с собой даря ей всю свою любовь и заботу. Эта девушка достойна самого лучшего.        — Спасибо. Они были очень вкусные.        Впервые за долгое время услышал в ее голосе по-настоящему искреннюю благодарность и радость, что не могло оставить меня равнодушным. Я улыбнулся, смотря в ее глаза:        — Я рад.        Рин улыбается в ответ и немного придвигается ко мне, ответно вглядываясь в мои глаза.        — Как ты выжил? — Все-таки разговора не избежать. Меня это напрягает, и как защитная реакция я сажусь на пол, отвернувшись от «почемучки», скрещивая руки на груди. Буду обороняться, ну я так считал, пока она не произнесла — Обито, повернись ко мне.        Молчу, но во мне борется столько эмоций, что сдерживать их становится невозможно. Слышу, как шуршит одеяло и то, как она спустилась ко мне на пол. Как же хочется повернуться и посмотреть, и я почти сделал это, но не успел. Ощутив, как Рин прислонилась к моей спине я в буквальном смысле замер. Не могу пошевелиться и спокойно набрать в легкие воздуха, чтобы вздохнуть. Если честно это приятно, ощущать что любимый человек рядом и не боится касаться меня. Прикрыв глаза, пытаюсь утонуть в этих чувствах, но ее бархатный голос заставляет вернуться в реальность:        — Обито.        Цокнув языком, все же набираюсь смелости и отвечаю:        — Что?        — Не будь таким хмурым, — смешок за моей спиной заставляет вновь напрячься — тебе это не идет.        Ах, это любопытство. Резко метнувшись в стороны, заваливаю Рин на свои колени и слегка наклонившись, смотрю в ее удивленное лицо. Она удивлена, но уже не так сильно как при нашей первой встрече, где я показался без маски. Мы смотрим друг на друга, будто не веря происходящему. Ведь кто знал, что так обернется? Так, что я смогу вновь коснутся самого любимого человека, а она будет лежать на моих коленях. Мечта — которая манит и в тоже время пугает. Рин тянет руку к моей щеке, прикасаясь подушечками пальцев до шрама, от чего я отстраняюсь. Не хочу, чтобы она касалась этого, но все повторяется вновь. Хмуря бровки, она крепко прижимает свои пальчики к моей щеке. Как же знаком этот строгий взгляд Нохары. Я сдаюсь.        — Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе, почему выжил?        — Да… — Она поджимает губы и отводит грустный взгляд немного в сторону.        — Меня спасли. Кто именно я не могу тебе сказать, по крайней мере не сейчас.        — Но почему ты не вернулся обратно? — Она резко отдергивает руку от моего лица, заставляя меня содрогнуться и нервно выдохнуть. Меня будто лишили кислорода. — Это было так сложно?        Я вспыхиваю. Отвернув голову к окну, пытаюсь дышать спокойнее и успокоится:        — Вернуться к кому? К твоему убийце или к учителю, который спустил все на самотек?        — Какаши не убивал меня, я сама сделала так, чтобы попасть под его руку! Это все ради…        — Ради чего?! — Не знаю, что на меня нашло в этот момент. Грубо схватив Рин за плечи, я притянул ее к себе так, чтобы наши лица были на одном уровне. Мои эмоции одолели мой разум. — Ради того чтобы спасти деревню, да? Это глупо жертвовать своей жизнью, и тем более можно было что-то предпринять.        — Это было мое решение! — Ее крик немного охладил мой пыл, и я отпустил ее. Все же нужно уметь контролировать себя, иначе не быть добру. Рин негодует и продолжает свое нападение — А ты? Ведь ты мог вернуться в деревню даже, несмотря на то, что там не было меня. Смог бы повысить ранг, стать значимым шиноби Конохи и твоя мечта стать хокаге осуществилась.        Это был удар по больному. В моей жизни было достаточно ошибок, о которых я до сих пор жалею. Мои мечты рушились дважды. Я пытался заглушить эту боль, окунувшись с головой в свой идеальный план, но оставаясь один на один с собой, все воспоминания и горечь утраты вновь вспыхивали. В голове звучали слова из прошлого и ее поддержка. Тогда сидя на скамейке вдвоем, Рин поддержала меня в идее стать хокаге, и я буквально зажегся этой идеей, но не оправдал надежд.        — Обито… — Рин протягивает руки к моим рукам и так нежно переплетает наши пальцы вместе, что я невольно прикрываю глаза. Ее кожа такая нежная и приятная на ощупь. Ее голос располагает, и я поднимаю на нее взгляд.– Я просто, не могу поверить в то, что ты жив… То, что я жива тоже. Давай, я расскажу то, что знаю я?        Я слабо киваю, и она начинает рассказывать. Слово за словом узнаю о ней столько нового, что поражаюсь как это возможно. Сколько же страданий пережила моя дорогая Рин. Становится больно, и я сжимаю ее холодные пальчики немного сильнее, наблюдая за тем, как она заботливо проводит большим пальцем по моей руке. Не видя ее лица, чувствую, как она иногда улыбается или же, понижая голос, грустит. Рассказ тянулся долго, но это было важно, чтобы после сделать уверенный шаг вперед и преодолеть пропасть между нами.        — И ты не знаешь, кто смог тебя, — сложно подобрать к этой ситуации слова, и я осторожно все-таки говорю — воскресить?        — Нет, эти события совершенно мне неизвестны. Когда я смогла понимать, кто я и где нахожусь, только тогда увидела шрам в области сердца.        — Что ж, ладно. Как я понимаю, теперь я должен рассказать тебе свою историю, да? — Рин уверенно кивает головой, а мне приходится мысленно собраться и подумать о том, что можно рассказать, а что нельзя — Ладно, но только давай потом, ты не будешь задавать мне лишних вопросов?        — Это будет сложно, но я постараюсь.        Этот разговор дался тяжело. Я старался избегать воспоминаний того времени, но ради того чтобы наладить отношения вспоминаю самые мелкие детали. Говорить о Мадаре не стал, сославшись на то, что меня просто спас старик, а как мое тело восстановилось, говорить не стал. Каждое сказанное слово отдавалось глухим болезненным эхом в моем сердце. Не знаю, было ли это видно или нет, но она сжимала мою руку чуть сильнее, будто пытаясь успокоить. В такие моменты я очень благодарен Рин. Именно этот чудный ангел в лице моей Рин, могла растопить мое черствое сердце. Однако даже так, я не могу раскрыть ей полностью все. Увиливая от некоторых деталей, я дошел до самого ужасного момента. Картина той ночи всполошила мои чувства. Было больно, обидно и хотелось расплакаться. Это был ад на земле. Видеть самого любимого человека без признаков жизни сопоставимо со своей смертью, и я умер тогда. Умер Обито Учиха и появился тот, кто стал преемником великого, Учихи Мадары.        — Обито…        Я будто очнулся от страшного сна, чувствуя как она, отпуская мои руки, крепко обняла, прижимая к себе так крепко, что можно было почувствовать, как ее сердечко бьется об грудную клетку. В этих объятиях можно жить вечно. Присутствие этой девушки рядом со мной сводит с ума и как только ее тонкие пальчики касаются моих волос, я перестаю контролировать себя. Страх спугнуть Рин куда-то улетучился. Подхватив ее словно легкое перышко, усаживаю к себе на колени, прижимая к себе.        <i>— Не отпущу. Никогда. <i>        Она не сопротивляется, а лишь еще крепче жмется ко мне, отдавая все свое тепло. Воспоминания затмевают невероятные ощущения защищенности и уюта. Как давно я чувствовал такое? Не помню. Наверное, в те годы, когда еще был с бабушкой, и жизнь казалась такой беззаботной и спокойной. Я отвык от такого, но Рин, что она делает со мной?        — Прости… — Крепче сжимая ее в своих объятиях, тихо шепчу — Рин, я …        — Все хорошо, расскажи все что знаешь. Я хочу знать о тебе все.        И как тут можно отказать? Я продолжаю рассказывать, не выпуская мое счастье из объятий. Даже иногда забываясь, что мы только недавно нашли друг друга при странных обстоятельствах. Рин внимательно слушает и иногда кивает головой, но не думаю, что все мной рассказанное ей нравится. Выдав всю нужную, на мой взгляд, информацию перевожу взгляд на нее:        — Больше, я ничего не могу рассказать тебе. Думаю, пока что этого хватит. — Глядя на любимую, могу, лишь слабо улыбнутся. Не потому что не рад ей, а из-за того, что совершено куча ошибок — Я рад, что вновь рядом с тобой, Рин.        Она улыбается, а по щекам бегут слезы. Меня это пугает, но чем сильнее Рин прижимается ко мне, тем быстрее уходят сомнения того, что она не примет меня. В голове не укладывается, как одна встреча может перевернуть сознание и чувства человека с ног на голову. Наверняка со стороны я выгляжу как влюбленный дурак. Ну и ладно, ведь это и, правда, так.        Не знаю, как долго мы сидели на полу, обнимая друг друга и просто молча смотря в глаза, друг другу, но думаю именно в этот момент, я стал жить.

***

       Я по-настоящему счастлив. Наши отношения с Рин стали намного лучше и теперь мне можно было не скрываться за деревом, чтобы понаблюдать за ней. Каждый день, приходя в домик меня, встречала не менее счастливая Нохара. Моя милая Рин. Ее улыбка и звонкий смех завораживали меня с каждым днем все сильнее. Мы могли буквально часами, сидеть на крыльце ожидая заката, точнее она этого ждала. Мне было интересно смотреть, как она с неподдельными эмоциями любовалась уходящим солнцем. Последние лучики озаряли прекрасное лицо Рин, и я не мог отвести взгляда, изучая ее словно в первый раз. Иногда мои мысли пугали. Я мог просто засмотреться на ее губы, желая коснуться их и почувствовать какие они, а Рин замечая мой взгляд, лишь хихикала, вводя меня в неудобное положение. Ох, если бы она знала, как сильно я хочу без стеснений в любое время обнять и поцеловать ее.        Мы практически всегда были вместе. Несмотря на подозрения Зецу, я пытался побыстрее вырваться из своих дел, которых никто не отменял. Это ведь тоже смысл моей жизни, но Рин стояла в приоритете. Ехидный взгляд белого Зецу раздражал, да и его насмешки в мою сторону очень напрягали. Опасения за безопасность моей Рин, только возрастали, и я не могу позволить, чтобы ее кто-то обидел.        Я часто ходил хмурый, и наверняка Рин это заметила, поэтому в одну из суббот она решила вытащить меня в лес за травами. Нехотя, но мне пришлось согласиться. Ведь как отказать когда она так мило улыбается? Мы ходили по лесу и просто разговаривали о каких-то мелочах. Простой разговор меня расслаблял. Больше она не интересовалась моим прошлым и тем, почему я ношу плащ преступной организации, чему я очень рад. Поразительно сколько в ней столько энергии. Рассказывая о том, как она училась у той самой бабули Рин шла впереди меня, весело вертясь и иногда перепрыгивая сухие палки. Несмотря на свой невысокий рост, она выглядела очень женственно и даже не постесняюсь сказать — сексуально. Особенно в тот момент, когда заправляла непослушную прядь волос за ушко. В такие моменты мне приходилось отвернуться, отгоняя из своих мыслей совсем ненужные мысли.        Рин всячески пыталась взбодрить и развеселить меня, что у нее отлично получалось. Подойдя к озеру, она почему-то вспомнила нашу встречу и стала пародировать нас. Это и, правда, было очень смешно, что даже такой черствый от жизни сухарь стал смеяться. Ее кривляния и неуклюжие пародии на меня были не очень похожи, но это ли важно? Я могу смотреть на это вечность, лишь бы она всегда была такой счастливой. Только вот, откуда такая невнимательность у ниндзя медика? Споткнувшись обо что-то, она стала падать, но я был рядом и смог вовремя схватить ее за руку и прижать к себе.        <i>— Нельзя же так, Рин. Эх, неуклюжая…<i>        Я хотел сказать это вслух, но не успел. Смотря на меня, Рин резко стянула с меня маску и сделала то, чего никак невозможно было предугадать. Немного привстав, она робко коснулась мягкими губами моих губ, целуя меня. Казалось, что дыхание остановилось, и я сейчас потеряю сознание от нахлынувших чувств. Ее губы невероятно нежные и мягкие, хочу ответить на поцелуй, но что-то не позволяет сделать это. Неосознанно отстранившись с удивлением, смотрю на Рин пытаясь понять, снится ли мне это или все-таки это не шутка. Вздрогнув, она кидает на меня такой взгляд, от которого внутри меня все сжимается и хочет убежать, но я вновь ловлю ее.        <i>— Нет, не убежишь. Не позволю. <i>        Да, она целовала меня. Меня, а не какого-то там Какаши и я хочу еще. Щеки начинают гореть от смущения. Это мой первый поцелуй и не хочется упасть лицом в грязь. Касаясь ее щеки пальцами, наклоняюсь ближе, вглядываясь в глаза любимой ожидая реакции. Долго ждать не пришлось, да и не хотелось. Неумело я коснулся губами ее губ, и она ответила, немного прижавшись ко мне. С каждой секундой наш поцелуй становился более нежным и в то же время требовательным, накрывая меня с головой новыми незнакомыми ранее чувствами. Я слышал, как ее дыхание стало сбивчивым, но таким приятным на слух, что сам не заметил, как стал дышать практически в такт с ней. Мне хотелось запомнить этот момент в самых малейших деталях, начиная от окружающих нас звуков и заканчивая ощущений, которые приятно пробегались по всему телу. Прикрыв глаза, отдаюсь приятным касаниям ее сладких на вкус губ и рук, которые обнимали меня с невероятной нежностью. Этот поцелуй был незабываемым, хоть и не таким раскрепощенным, как хотелось бы, но и этого достаточно, чтобы сделать меня самым счастливым. Лишь бы она была рядом. Моя любимая. Моя жизнь.        <i>— Я люблю тебя, Рин. <i>
Примечания:
Простите что главы выходят редко 🥺✨
И спасибо тем, кто поддерживает UwU это мативирует

(простите, но следующая глава выйдет ближе к апрелю, есть небольшие проблемы)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты