Доверься мне

Гет
NC-17
Завершён
36
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
89 страниц, 10 частей
Описание:
А что если бы она выжила...
Посвящение:
Посвящаю этот фанфик своему соролевику °^° прекрасной бяшке и нахалке, которая подарила и дарит мне гамму эмоций и вдохнула жизнь в этот фанфик. хах, смешно и похоже все вышло, но надеюсь, что ты поймешь скрытый тут смысл :3 Тебе ТоЛька🥺✨
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
36 Нравится 55 Отзывы 5 В сборник Скачать

Мой первый...

Настройки текста
Примечания:
Вот такая вот глава... Прошу прощения, что так долго! Спасибо всем кто остается со мной и пишет свое мнение. Это вдохновляет!
Почему пропала? Было много проблем...^^ Постараюсь исправится

POV Рин

      За окном выл сильный ветер. Сидя около камина в обнимку с Обито, я внимательно рассматриваю, как прогорают сухие ветки, отдавая нам свое тепло. Сегодня ночью он должен будет уйти на пару дней или пару недель, и это очень меня беспокоит. Прошло достаточно времени, чтобы мы привязались друг к другу еще сильнее и каждые его такие «походы» я воспринимала болезненно. В голове крутились сотни мыслей, особенно когда назначенные сроки уже истекали, а на пороге моего дома не показывался знакомый силуэт. Для такого легкоранимого человека очень важно, чтобы кто-то был рядом, и я это поняла, как только в моей жизни появился Обито. Когда он возвращался, то бесконечно долго просил у меня прощения, крутясь рядом и всматриваясь в мое лицо чтобы понять, обижаюсь я или уже нет. А как можно на него обижаться? Даже сейчас сидя на его коленях и выслушивая лекции о том, что он уже не тот мальчишка что был, все равно беспокоюсь.       — Может, тебе не нужно туда идти? — Сжимая его теплую ладонь, я не теряю надежды уговорить его остаться — Там без тебя справятся… Обито улыбается. Перебирая мои волосы, он тихо отвечает:       — Не могу. Так нужно. Я постараюсь вернуться как можно быстрее. — Наклонившись ко мне, он заворожено смотрит на мои губы, будто выпрашивает поцелуй       — Не дуйся, Рин.       Я недовольно хмыкаю, но не успеваю ответить, так как мои губы уже во власти требовательного поцелуя. Он буквально не дает мне действовать, заставая врасплох, и ему это безумно нравится. Слышу усмешку, и это разжигает во мне какой-то азарт. Прижавшись ближе к его груди, обвиваю руками за шею пытаясь углубить поцелуй и уже заставить его понервничать и растеряться. Мой фокус удается, и я слышу победный полустон через поцелуй. Его тело напрягается, а пальцы, пробегающие по моей спине, вздрагивают при соприкосновении моего языка с его языком.       — Мне нужно идти… — Отстранившись, Обито смотрит на меня с сожалением — Прошу, береги себя и за время моего отсутствия не ходи в город. Все нужное я уже принес, тут на неделю продуктов хватит.       Я неохотно киваю головой и отвожу взгляд в сторону. Ха, ему наверняка легко о таком говорить, ну, а как по мне, то это невероятно тяжело. Ближе него — у меня нет никого, и я имею право волноваться за него. Заметив мое поникшее настроение, Обито приподнимает мою голову за подбородок и нежно касается губами моего лба. Такой обычный знак внимания для нас двоих дорогого стоит. Я не могу сдержать улыбку.       — Возвращайся скорее… — Утыкаюсь носом в его шею и прикрываю глаза. Как же рядом с ним спокойно.       — Постараюсь.

***

      Прошло два дня. Я пытаюсь не думать о плохом и живу обычной жизнью. С утра, как и все обычные люди, просыпаюсь и принимаю водные процедуры. Умывая лицо, вспоминаю сотни комплиментов, которыми Обито, любит засыпать меня. Невольно улыбаюсь. Все-таки он так изменился и я больше не вижу в нем того неуверенного мальчишку который постоянно оправдывал свои слезы тем, что что-то в глаз попало. Помимо изменения в характере я детально изучила и рассмотрела изменения во внешности. Как-то вечером Обито остался у меня дома и, посчитав, что я уже уснула, решил снять с себя верхнюю одежду. Как только послышался звук падающей на пол одежды, я приоткрыла один глаз и мгновенно покраснела. Отвести взгляд было невозможно. Помимо высокого роста, его тело было идеально сложено. Никогда бы не могла подумать, что буду вот так открыто пялиться на своего друга детства, рассматривая его со спины и мечтая, прикоснутся к обнаженному телу. Присмотревшись, я поняла, что Обито, скинул одежду, чтобы посмотреть свою рану на боку, которая очень беспокоила его. Тогда я вскочила с кровати и метнулась к нему, чтобы помочь. Не хочу видеть, как он морщится от боли. В тот момент он опешил и начал говорить стандартные отговорки наподобие «все хорошо», но я не слушала. Прикоснувшись к открывающейся ране, стала залечивать ее, пропуская через поврежденную кожу чакру. Все его тело было в небольших царапинах, что дало повод вновь засыпать его вопросами. Обито не стал, сопротивляется и рассказал о нападении, но я в это не поверила.       В течении я занималась изготовлением лекарственных препаратов и мазей. Кушать особо не хотелось и поэтому, я заранее приготовила бутерброды и чай, оставив их на столике, неподалеку от рабочего места. Время тянулось невероятно долго. Я судорожно кусала кончик карандаша, записывая в блокнот количество сделанных лекарств, и мысленно раздумывала о том, как можно порадовать Обито после его возвращения.       — Ой, какая интересная девчонка! Громкий голос вывел меня из раздумий и не на шутку испугал. Отпрыгнув в сторону, я моментально устремила взгляд на не прошеного гостя, который буквально вырос из пола. Его внешний вид наводил страх. Одна сторона лица было белого цвета, на котором был виден глаз и рот, а другое черное и был виден лишь один ярко-желтый глаз.       — Кто ты такой?! — Я жмусь в угол, пытаясь взглядом отыскать хоть что-то, что может мне помочь в оборонении.       — Невероятно… — Глаз черной стороны тела незнакомца немного щурится, оценивающе смотря на меня — Не думал, что ты выживешь.       — Посмотри, какая хорошенькая! — Белая сторона явно забавлялась ситуацией и, смотря на мое лицо, забавлялось — А? ты нас боишься?       По кожи пробежали мурашки. Не имея понятия, что это за личность я уже мысленно складывала ручки на груди в надежде умереть быстро. Но хочу ли я умирать? Нет. В моей жизни есть человек, ради которого хочется сделать все, буквально перевернуть весь мир с ног на голову. Набравшись смелости, я все же задала вопрос:       — Говори, что ты такое?! — Встав с пола, я постаралась выглядеть более серьезной, что думаю, у меня неплохо получилось. — Отвечай!       — Ой, как это не красиво… — Незнакомец вылез из деревянного пола, показывая себя во всей своей красоте, и только тогда я заметила, что на нем такой же плащ организации Акацки. Заметив мое удивление, белая сторона неизвестного продолжила говорить. — Мы — это Зецу.       — Зецу? — Мне это имя совершенно ничего не говорило, но вот то, что этот человек или кто-то там еще, напрямую связан с Обито очень взволновало меня — Ты из Акацки же…       Зецу затих, будто две половинки на подсознательном уровне общались между собой, раздумывая, что мне можно ответить. Это настораживает. Они сверлили меня взглядом и отнюдь не дружелюбным, от чего внутри меня буквально все сжималось.       — Тоби так сильно доверяет тебе, — Зецу с белой стороной широко улыбнулся, наблюдая за тем, как я прижимаюсь в угол еще сильнее. В его взгляде зажегся озорной огонек — или нет?       — Да что ты знаешь о нем? — При упоминании Обито сердце болезненно колит, чувствуя какой-то подвох в словах преступника — Уходи, пожалуйста…       Темная сторона что-то тихо проговаривает и неожиданно Зецу делает шаг навстречу ко мне. Становиться тяжело, дышать, будто одним взглядом он перекрывает мне кислород. Сердце бешено бьется, будто птица, загнанная в тесную клетку. Страшно, но я ведь тоже шиноби и могу дать отпор, но как? В моем арсенале лишь подмена и превращение, да и техники связанные с медициной и ядами. Подготовиться к этой встрече было невозможно, поэтому сенбоны и кунаи с ядом лежали в стороне.       — Ты мешаешь воплощать наш план в действие, девчонка… — Подняв взгляд, я понимаю, что речь относится к черной стороне Зецу, так как рот белого был обездвижен и лишь уголки губ немного были приподняты в усмешке — Тебя тут быть не должно, и не будет.       — План? Неужели я, правда, нужна Обито лишь для воплощения какого-то зловещего плана, который навредит нашей деревни? Нет. Этого не может быть…       После этих слов он стал исчезать так же, как и появился. Последнее что я успела увидеть это копну зеленых волос исчезающую в полу. Страх все еще сковывал движения. Хотелось сбежать из дома и спрятаться там, где меня ни кто не найдет. Скорее всего, убежать мне стоило, так как за дверью раздались чьи-то шаги.       — Кто?       Еле ворочая языком, я тихо произношу:       — Обито? — Ответа не поступило, но шорохи все больше напрягали меня. Встав с пола и поправив одежду, я медленным шагом стала подходить ближе к двери. Кто знает, может он вновь как в тот раз набрал пакетов с продуктами, и даже дверь открыть не может. — Это ты?       Сделав еще один шаг, я пожалела об этом. Дверь с грохотом выломали, и в дом зашло несколько коренастых мужчин. Первое что пришло в голову — бежать. Сорвавшись с места, я поспешила выпрыгнуть в окно, но один из них успел схватить меня за руку и откинуть в сторону. Было больно, так как меня впечатало в деревянную стену. В ушах стоял шум и глухой смех неизвестных мне людей. Их повязки с эмблемами деревень были повязаны на предплечьях, но разглядеть, откуда они я не смогла. Пытаясь бороться за жизнь, складывала печати, чтобы сделать подмену, но они сильнее меня и постоянно хватали за руки.       — Отпустите! — Мой голос звучал сипло, а с уголка губ сучилась маленькая струйка крови. Дышать было больно. — Что вам…       — Нам шепнули, — один из них взял меня за подбородок и поднял голову так, что я оказалась нос к носу со своим обидчиком. От него ужасно пахло алкоголем и чем-то металлическим. Я зажмурилась, а он продолжил — что тут есть девчонка в лесу. Живешь тут одна, значит. Сейчас мы спасем тебя от одиночества. Эй, как думаешь, сколько за нее отвалят?       Его товарищ резко дернул мой рукав вниз, так что кофта разошлась по швам, оголяя мое плечо и грудь. Я вскрикнула и сразу же получила удар по лицу. Перед глазами все потемнело, а шум в ушах стал еще сильнее.       — Посмотри сюда! — В грудь болезненно ткнули пальцем. Именно туда где находился такой ненавистный мне шрам. — За это могут снизить цену!       — Да брось ты, на лицо ничего такая. Продадим и быстро сольемся, до того как ее используют по назначению.       -По назначению? Нет… Пожалуйста не надо!       А дальше все как в тумане. Помню, как меня вытолкнули из дома и куда-то тащили. Эти отвратительные мужские голоса с болью отзывались в голове. Тошнило. Пытаясь широко раскрыть глаза, сразу же проваливалась без сознания. Единственное что ярко запомнилось, это когда меня кинули на землю. В тот момент я раскрыла глаза и стала со всей оставшейся силой махать кулаками и пинать ногами того, кто стоял поблизости. Пару ударов он все же пропустил, и мне удалось встать на ноги и бежать. Бежать куда глаза глядят, лишь бы скрыться и не попасться этим людям на глаза. Так страшно. Противно осознавать, что я так простодушно повелась на то, что за дверью кто-то стоял, и даже не подумала, что это может быть преступник или недоброжелатель. Мой побег не увенчался успехом, так как через несколько сотен метров я упала от ужасной отдышки. Мда, все-таки стоило мне не сидеть днями и ночами за приготовлением мазей от ушибов, а хотя бы раза три в неделю вспомнить тренировки Минато сенесея. Один из мужчин, тот кто повыше поймал меня за руку и резким движением впечатал в дерево. В ту секунду можно было услышать хруст, надеюсь не моих ребер. Перед глазами темно и лишь омерзительные ощущения чужих грубых рук на моей талии все еще держали меня в сознании, но так же ненадолго. Я пытаюсь кричать, но изо рта доноситься лишь сиплый шепот:       — Помоги мне… Помоги… — Я захлебывалась в слезах, но продолжала звать того, кто мне сейчас больше всего необходим, даже не смотря на то, что сознание покидало меня — Оби.то…       Возможно, я продолжала звать его, но уже не слышала своего голоса. Тело становилось легким как вата, веки тяжелели, пока глаза окончательно не закрылись, и мое сознание покинуло меня.

***

      Громко. Я с нежеланием открываю глаза пытаясь понять, что происходит. Лежа на боку, рассматриваю блуждающий около меня силуэт и пытаюсь сфокусировать на нем зрение. Голова раскалывается, а тело побаливает, будто меня всю ночь напролет избивали и мучили. Ах да, ведь так оно все и было. В памяти всплыли отвратительные картинки, где меня хватают за руки и пытаются… О боже. Становиться страшно. Может я сейчас дома у кого-то из тех людей или же они все-таки продали меня? Нет. Немного поморгав глазами, узнаю знакомое помещение и вздыхаю с облегчением. Мой дом. Вокруг все разбросанно, а неподалеку от меня я вижу его. Обито сидел на табуретке и с лицом, наполненным отвращения, стирая со своих рук засохшую кровь.       — Он их убил?       Я сажусь на кровати, не отводя от него взгляда, чувствуя, как по щекам бегут слезы. Хочется проклинать себя за слабость. В мире шиноби эмоции это лишнее, но как же я счастлива, что он тут. Всхлипнув носом, привлекаю его внимания, и Обито не говоря ни слова, подходит к кровати, заключая меня в свои крепкие объятия. Да — это самое безопасно место во всем мире.       — Все хорошо, я рядом! Посмотри на меня… — Он берет мое лицо в свои руки и взволнованно смотрит в глаза — Как это произошло? Как они нашли тебя?       У меня нет слов. Задыхаясь от слез, бросаюсь ему на шею, утыкаясь носом за ухо. Хочу утонуть в его руках. Раствориться. Не важно, что сейчас мое сердце болезненно сжимается, а в висках давит так, что я вот-вот потеряю сознание. Мое подсознание замерло в неизвестном мне ожидании, потирая ладошки и шепча мне на ухо:       — Разве ты не хочешь раствориться в нем? Поцеловать?       Может это вовсе не подсознание, а какой-то демоненок который хочет толкнуть меня на что-то запретное? Прежде чем я успеваю сделать хоть что-то, Обито начинает покрывать мое заплаканное лицо нежными поцелуями. Так приятно и невероятно, но через минуты моя тревога и мысли о том, что было часами ранее, улетучивается. Только мне этого мало. В тот момент, когда он был готов коснуться моей щеки, я поворачиваю лицо так, чтобы успеть запечатлеть поцелуй на его губах и у меня получается. Поначалу Обито вздрагивает и немного отстраняется, но как только беру инициативу в свои руки и прижимаюсь к нему крепче, сдается. Это потрясающие чувства, когда ты как маленькая фарфоровая кукла, с который нежно и трепетно относятся, будто боятся навредить. Его пальцы медленно скользят по моей спине, поднимаясь вверх к шее, заставляя меня податься вперед и издать тихий стон. Удивительно как простое касание может зажечь внутри столько чувств и фантазий. По телу пробегается неизвестное мне ранее чувство и скапливается внизу живота. Приятно. Слышу, как наше дыхание сбивается, а поцелуй становиться более напористым и страстным. В момент, когда я вновь чуть слышно стону от прикосновений, он бесцеремонно проникает языком ко мне в рот в поисках моего языка. Не знаю, что в этот момент управляет мной, но я ответно провожу кончиком языка по его языку и вздрагиваю от мгновенно возникающего ощущения внизу живота. Оно нарастает с каждым движением, буквально затуманивая голову. Хочется еще и еще, словно сильнодействующий наркотик, от которого ты уже полностью зависимый. Неожиданно он разрывает поцелуй и чуть уловимо шепчет мне на ухо:       — Что мы делаем? — Только сейчас замечаю, что мои ладони лежат на его спине под водолазкой. Щеки мигом загораются от стыда. Обито учащенно дышит, хватая ртом воздух, но во взгляде загорается какая-то искорка — Мы не…       — Да…       Одного слова хватает, чтобы он вновь сгреб меня в охапку и впился в мои губы требовательным поцелуем. Я не отстаю и отвечаю, пытаясь выглядеть со стороны как можно опытнее, хотя это совсем не так. Обито мой первый во всем, начиная от невинных объятий и заканчивая поцелуями. Или не только ими? Я всем телом чувствую его прикосновение: все происходит очень быстро. Он жадно целует меня, его язык и губы сплетаются с моими, будто требуя чего — то еще. С трудом сдерживаю себя, чтобы не издать громкого стона, хотя это ужасно сложно.       Поцелуй длиться настолько долго, что охватывает паника от нехватки воздуха, и мы неохотно отстраняемся друг от друга. Сердце бешено стучит, отбивая свой ритм о грудную клетку, а в голове моя внутренняя «я» с восторгом подталкивает на новые сумасшедшие поступки.       — Рин… — Его голос звучит с хрипотцой. Смотря в мои затуманенные от новых ощущений глаза, Обито проводит пальцем по моей нижней опухшей от поцелуя губе — Если с тобой что-нибудь случиться, я не переживу…       — Что со мной случиться? — Смотря на его обеспокоенное лицо, на меня нахлынула нежность. Хочу укрыть нас от внешнего мира и быть только вдвоем. Взяв его лицо в свои ладони, наклоняюсь, чтобы коснутся губами до его губ. Непривычно потрескавшихся и в то же время мягких. — Если рядом ты, ничего не произойдет. Верно?       Обито чуть улыбается и вновь целует, только на этот раз не задерживается на моих губах. Каждый сантиметр моего тела был награжден нежными поцелуями. Спускаясь поцелуями вниз по шее, он приспускал мою уже разодранную и растянутую кофту вниз. Ох, его касания сводят меня с ума, и я невольно начинаю ерзать на месте. Слышна еле уловимая усмешка и через секунду чувствую, как загорается кожа на моей шее.       — Что он сделал?       Я краснею и прикрываю глаза от удовольствия. Интересно, сколько было у Обито девушек? Уж слишком искусно он все это делает. Шея горит от поцелуев, а я вся пылаю внутри. Мои руки блуждают по его спине, вырисовывая кончиками пальцев какие-то узоры. От прикосновений он напрягается и покосившись на мое довольное от заигрываний лицо, кусает за ключицу. Невольно вскрикиваю:       — Ай! — Мои щеки становятся еще краснее, а дыхание предательски выдает мои эмоции и то, что это мне нравится.       — Прости… — Он виновато смотрит мне в глаза, попутно полностью снимая уже не нужную кофту. Становиться неловко и некомфортно от того, что мой шрам теперь прекрасно видно. Хочу отвернуть голову, но Обито не дает сделать это. Взяв меня за подбородок, тихо шепчет, гипнотизируя меня все больше и больше — Ты прекрасна. Мне хочется в это верить, но многие события прошлого болезненно проявляются в памяти. Словно изрисованный лист бумаги, который уже напрочь испорчен. Только вот есть то, а точнее тот, кто изменит картину из ужаса в произведение искусства. С каждым прикосновением и нежным словом, которое Обито, шептал мне на ушко, грань ужаса и кошмара прошлого стирались. Какого было мое удивление, когда он коснулся губами уродливого шрама. Я хотела отстраниться, убежать, подальше закрыв руками этот отпечаток прошлого, но он не дал сделать этого, перехватив мои руки, и продолжил делать то, что хотел. Меня победили.       — Наверняка это все сон. Сейчас я закрою глаза и когда вновь открою, то ничего не будет. Так я и сделала. Только вот, не решилась открыть глаз, боясь, что все это вмиг рассеется, оставляя меня в кромешной темноте и одиночестве. Да и не особо хотелось. С закрытыми глазами чувство обостряются еще сильнее, а фантазии буквально бурлят в голове, вырисовывая картинку, как мы сейчас выглядим со стороны.       — Интересно, как это? Я сидящая на кровати с закрытыми глазами и чуть приоткрытым ртом, получающая невероятное наслаждение от касаний самого важного человека в моей жизни. Я почти уже обнажена и беззащитна и он, высокий и красивый друг детства, который уже давно перестал быть просто другом. Целует меня так, словно я самая красивая девушка на всем белом свете. Открой глаза, Рин. Посмотри на него.       Прислушавшись к моему внутреннему голосу, чуть приоткрываю глаза и смотрю на него. Мы встречаемся взглядами, и я краснею еще сильнее.       — Все хорошо? — Обито берет мою руку в свои ладони и касается губами моих пальцев. Я киваю и тепло улыбаюсь, отвечая вопросом на вопрос:       — А разве может быть плохо?       Усмехается. Не могу перестать улыбаться, смотря на его заинтересованный и в то же время смущенный взгляд, который скользит по моему телу. Однако и еще кое-что не дает покоя моему сердцу и фантазиям. Хочу раздеть его. Да, раньше бы маленькая и неопытная Рин покраснела до кончиков ушей, прикрывая свое личико ладонями, но сейчас все по-другому. Я смело стягиваю с Обито плащ и черную водолазку, наблюдая, как от моих действий он краснеет. Это забавляет. Откинув ненужную деталь одежды, хихикаю и смотрю в его глаза. Реакции долго ждать не пришлось. Громко рыкнув, он вновь впивается губами в мои губы, заваливая меня на кровать. Внутри все замирает. Что мне ожидать? Времени на раздумья нет. Я чувствию как его пальцы скользнули по моему животу вниз, и это заводит меня с новой силой. Вот так я стала жертвой преступника S ранга. Не знаю, как Обито это делает, но от любого движения его руки, я извиваюсь как змея и громко постанываю сквозь поцелуй, а он безжалостен. Эти пытки самыми простыми ласками продолжаются, кажется целую вечность. Мое тело дрожит и ожидает чего-то большего. Будто почувствовав это, он стягивает с меня лосины и медленно проводит пальцами по внутренней стороне бедра.       -Я хочу…       Прижимаясь бедрами к его руке, издаю протяжный стон, заставляя своего «мучителя» обратить внимание на мои желания.       Мы разрываем поцелуй и одновременно хватаем ртом воздух, задыхаясь от столь долгого поцелуя. Нам не нужны слова чтобы понять, как сильно хотим друг друга. Познать и почувствовать каждой клеточкой своего тела. Я зарываюсь пальцами в его спутанные волосы и притягиваю к себе, а он послушно наклоняется к моей шее, вновь оставляя дорожку из поцелуев, и спускается ниже. Внизу живота сладостно тянет, и я неосознанно сжимаю пальчики на его затылке. В ответ получаю хриплый стон. Обито это явно нравится, не упускаю возможности повторить это вновь и вновь, попутно выгибая спинку поддаваясь грудью к его поцелуям. Меня бросает то в жар, то в холод. Лежать спокойно под этими сладостными пытками совершенно невозможно. Его рука движется по моим бедрам вверх к талии, потом к груди. Он смотрит в мои глаза, нежно лаская мою грудь.       — Ты действительно хочешь этого? — В голосе звучит волнение и в то же время жгучее желание.       — А ты разве нет? — Отшучиваюсь я и, замечаю, как огоньки в его взгляде разгораются еще сильнее — Что?       Обито улыбается и, наклонившись к моему уху, тихо шепчет, заставляя вновь почувствовать сладостный спазм внизу живота:       — Я люблю тебя, Рин. А в данный момент хочу, чтобы ты вся была моей и я сделаю все, чтобы ты запомнила этот вечер. Умеет же он сказать красиво. Этот день я и так запомню на всю жизнь. Сначала в моем доме появляется странный тип из организации Акацки, потом меня хотят продать кому-то как секс рабыню, а теперь самый близкий и родной человек хочет меня здесь и сейчас. Вот это да.       Вновь поцелуй, но на этот раз уже я беру в свои руки инициативу и даже не даю ему возможности сделать первого шага. Мой язык проникает к нему в рот и медленно лаская, скользит по его языку. Прижимаясь крепче, чувствую, как сильно он хочет меня, и вновь вспыхиваю от смущения, но не отстраняюсь. Я тоже хочу. Немного страшно, зная всю женскую физиологию, но это разве остановит? Остановит ли перед желанием любить? Нет. Мне нравится касаться его тела, нравиться чувствовать прикосновение горячих губ на моей коже, нравиться слышать его хриплые и в то же время такие приятные на слух стоны. Я люблю Обито. Все произошло так быстро, что я даже не поняла, как мы оказались полностью без одежды. Сбивчиво дыша, вожу пальцами по его плечам в ожидании того, чего так хотим. Немного страшно и ноги как-то сами начинают сводиться, но Обито не дает мне это сделать. Аккуратно держа за бедра, подтягивает на себя, и я чувствую, как он упирается в меня. Громко выдохнув, кусаю губу. Мое тело напряжено и дрожит от нетерпения и страха.       — Все хорошо. Расслабься… — От спокойного голоса я немного расслабляюсь и прижимаюсь к нему крепче. Поймав момент, Обито целует меня за ушком и начинает медленно входить, но услышав с моей стороны тихий писк, замирает — Я не сделаю больно. Доверься мне…       Неуверенно киваю. Где-то внутри разливается щемящая боль, от которой хочется скрыться, но назад пути нет. Он поддается, вперед входя глубже. Я терпеливо пытаюсь перетерпеть это, и сжимаю плотно губы, ответно поддаваясь на него. Больно, но не так ужасно как описывается в книгах. Он выжидающе замирает и я благодарна ему за это. Я чувствую его внутри себя, и эти ощущения заглушают боль. Из глаз текут маленькие слезинки, не успевая скатиться со щек на подушку. Обито целует мое лицо и что-то шепчет мне на ушко, но я не слышу. Неприятные ощущения немного утихают.       — Еще… — Я облизываю пересохшие губы и чувствую, как под моими ладонями напрягается его тело.       — Ты уверенна?       Я киваю. Обито целует меня в уголок губ и медленно отодвигается назад, после чего так же медленно входит в меня. Все еще больно, но не так. Я не сдерживаю стоны, давая ему понять, что все хорошо. Поначалу его движения так же медлительны, но по мере того, как я привыкаю чувствовать его внутри себя, мои бедра начинают двигаться к нему на встречу. Он опирается на локти, и я ощущаю на себе вес его тела. С каждой секундой наши стоны становятся громче и синхронно сливаются друг с другом. Я сжимаю пальцы, на его плечах впиваясь ногтями в кожу. Как приятно. Движения становятся быстрее. Тело напрягается, ожидая разрядки, но Обито будто дразнит меня, то замедляясь, то двигаясь быстрее. Хочется возразить, но он затыкает мой рот, поцелуем впитывая в себя мои стоны. Больше не могу. Тело содрогается. Достигнув высшей точки наслаждения, я обмякаю в его руках. Сразу вслед за мной, он проникает еще глубже, и со стоном замирает. Чувствую, как внутри меня разливается что-то горячее и в голове мелькают слова:       — А если ты забеременеешь?       Не знаю даже, что на это могу себе ответить. Не хочу об этом думать. Приоткрыв глаза, смотрю на Обито. Он упирается лбом в мой лоб, глаза закрыты, а дыхание все такое же сбивчивое.       — Все хорошо? — Открыв глаза и смотря на мое красное лицо, Обито улыбается, выжидая ответа.       — Слишком хорошо.       Краснея, утыкаюсь носом в его плече, и как только он выходит из меня, громко ахаю. Слышу тихую усмешку. Его это забавляет? Обито ложится рядом и притягивает меня к себе, крепко обнимая и зарываясь носом в мои растрепанные волосы. Я счастлива. По-настоящему счастлива. Мог бы кто-нибудь месяцами ранее подумать, что я все-таки не останусь одна, а встречу самого близкого человека, который изменит мою жизнь. Вот он, рядом со мной и тоже счастлив.       — Я люблю тебя… — Эти слова были сказаны так неожиданно, что я, пожалуй, поначалу удивилась. Подняв голову, посмотрела ему в глаза, а он, взяв мое лицо в руки, тихо добавил — Больше жизни люблю, сокровище мое…       — И я люблю… — Ну вот, мои эмоции дают о себе знать и из глаз катятся слезы. Чтобы не напугать его широко улыбаюсь — Люблю тебя, Обито.       Вновь обняв меня, Обито начинает шептать на ушко как сильно я для него дорога. Как же непривычно такое слышать, особенно прожив столько лет в одиночестве. Я как котенок жмусь к его пальцам, которые ласкают мою щеку, а он улыбается. Мы долго не могли уснуть. Укрывшись старым одеялом, что-то рассказывали друг другу, а иногда вновь загорался озорной огонек. Я стала смелее и теперь даже не краснея, могла целовать его шею, ключицы и шею. Так забавно когда Обито краснеет. Меня это веселит, а его немного раздражает. В такие моменты он крепко обнимает, не давая мне возможности трогать его. Однако кое-что насторожило меня. Когда в очередной раз Обито играючи кусал мое плечо, его взгляд скользнул в сторону окна, и он изменился в лице. В момент он прижал меня к себе, заставляя, уткнутся носом в его плече. Как будто боялся, что кто-то отнимет меня у него.       — Что случилось? — С волнением смотрю на него пытаясь понять, что его так обеспокоило — Обито…       Он тяжело вздыхает и натягивает одеяло, чуть ли не на наши головы. Касаясь губами моего, лба тихо шепчет:       — Спи…       Меня это не успокаивает. Наблюдая за ним, понимаю — там кто-то был. Я прижимаюсь крепче, опасаясь, что инцидент с теми парнями повторится, и нахожу в его объятиях успокоение.       — Пожалуйста, не уходи.       — Я буду рядом. Засыпай…       Его пальцы взъерошивают мои волосы. Так приятно и успокаивающе, что я сама того не понимая проваливаюсь в сон.

POV Обито

      Я не люблю уходить. Сидя у теплого камина и крепко обнимая свое сокровище, ухожу в раздумья. Вновь оставлять ее тут одну и это тревожит. Рин сильная девушка, я знаю это, но жить одной в лесу очень опасно. Беспокоюсь о ней, а она, сжимая мою ладонь своими тонкими пальчиками, уговаривает не уходить по делам. Ох, Рин если бы ты знала какие это дела, то наврятли бы была со мной. Все планы идут насмарку и каждый из организации медленно, но верно уходит. С каждой стычкой один из моих пешек падает с доски, не выполнив своих обязанностей как надо. Нужно действовать немедля.       — Может, тебе не нужно туда идти? — Она сжимает мои пальцы крепче и с надеждой вглядывается в мои глаза, пытаясь хоть как то зацепить — Там без тебя справятся…       Улыбаюсь. Рин невероятно милая. Сейчас бы все отдал, лишь бы спокойно жить рядом с ней и пусть даже в этом доме посреди леса. Лишь бы она была рядом.       — Не могу. Так нужно. Я постараюсь вернуться как можно быстрее. — Рин обидчиво надувает губки и отводит взгляд. Не знаю, как это работает, но мне сразу же хочется поцеловать эти пухлые губки. Наклоняюсь к ней и ласково шепчу — Не дуйся, Рин. Она громко хмыкает и уже готова была возразить, но я не дам сделать этого. Накрыв ее губы нежным поцелуем прижимаю к себе ближе, внутренне торжествуя, что смог застать свою любимую врасплох. Только ненадолго. За недолгое время наших отношений Рин стала мастером неожиданных поцелуев. Даже сейчас я не мог ожидать, что она возьмет инициативу на себя и сделает поцелуй более требовательным. Ее юркий горячий язычок ловко проник ко мне в рот, нежно лаская мой язык. Я не могу сдержать стона, это слишком приятно. По телу будто пробегает разряд тока. Внизу живота начинает приятно тянуть, а сдерживать свое желание просто невозможно.       — Мне нужно идти… — Я аккуратно пересаживаю Рин со своих колен на ковер, пытаясь скрыть то, что ее ласки разбудили во мне. Уголки ее губ опускаются, а мне лишь остается смотреть на нее с тоской и сожалением — Прошу, береги себя и за время моего отсутствия не ходи в город. Все нужное я уже принес, тут на неделю продуктов хватит.       Рин кивает головой и отводит взгляд в сторону. В сердце будто вонзают нож. Опять я причиняю ей боль. Я люблю смотреть на то, как эта девушка лучезарно улыбается, смотрит на меня с заботой и так звонко смеется. Приподняв пальцами ее подбородок, нежно касаюсь губами лба и улыбаюсь. Как же прекрасно чувствовать взаимность со стороны близкого человека, ведь я чувствую, как она улыбается в ответ.       — Возвращайся скорее…        Громко вздыхая Рин, утыкается носиком в мою шею, а внутри меня нарастает знакомое чувство — одиночества.       — Постараюсь.

***

      Дни шли долго и мучительно. За все это время я не мог думать рационально и принимать нужных решений. В голову лезли лишь мысли о том, как дела у Рин? Все ли с ней хорошо? В глубине души засело неприятное предчувствие, от которого невозможно было избавиться. Нервы на пределе, да еще и Зецу под боком тараторит. Этот гад специально выводит на эмоции, подталкивая меня на поспешные действия. Больше всего подбивало то, что мы потеряли Нагато и его прекрасную технику, которая должна была послужить для меня одним из козырей. Однако его уболтал Наруто. Хм, сын моего сенсея смог пустыми словами уговорить одного из сильнейших членов Акацки. Что ж, я буду ждать личной встречи с этим сопляком, чтобы лично рассказать ему о том, как его горе отец позволил случиться непоправимому. Даже, несмотря на то, что каким-то чудом мой ангел жив. Сейчас на моей стороне даже Саске. Парень, охваченный ненавистью и жаждой мстить за своего брата. Забавно. Поначалу он хотел лично убить Итачи, смотреть, как убийца клана будет истекать кровью, ну, а что вышло? Так и произошло. Только вот не зная истинной стороны карты можно многого начудить. И вот он результат.       Выслушав дальнейший план действий, Зецу пропал. Меня настораживает то, что он постоянно сквозь упоминает Рин. Его дерзка ухмылочка раздражает и только из-за нашего союзничества, я все еще не убил Зецу. Может ли он что-нибудь сделать с Рин? Нет, не думаю.       Меня воротит. Сев за каменный стол раздраженно сцепляю пальцы, прикладывая ко лбу. Нужно еще многое обдумать. Развязывать войну нужно, даже необходимо, чтобы мой план состоялся. Я смогу погрузить этот грязный мир от боли, страха и страданий.       — А стоит ли? Может это все часть этого мира?       Вздохнув, обхватываю голову руками. Надоело. Как же это надоело. Над раздумьями проходит несколько часов. Неужели я засомневался?       — Несмотря на то, что ты в маске, видно, что чем-то обеспокоен.       Подняв взгляд, наблюдаю за тем, как из стены возникает тело напарника. Он в приподнятом настроении, ну покрайней мере его белая сторона.       — Где ты был, Зецу? — Не знаю, как я посмотрел на него, но Зецу вмиг нахмурился и как только вылез из стены, отступил подальше — Есть какие-то новости?       — Нет, но все то, что ты говорил, идет ровно по плану. Может, сможем сами перехватить джинчурики девятихвостого?       Я задумался. Ведь и, правда, говорят, если хочешь сделать что-то хорошо, то сделай это сам. Что ж, вариант не плохой. Тем более, очень хочется глянуть на отпрыска Минато сенсей. О нем многое известно и что удивительно, между нами есть много общего. Кроме одного. Юный Узумаки не знает, что такое истинная боль и жестокость этого мира. Пора раскрыть мальчишке некоторые факты, которые перевернут его разум и заставят думать здраво.       — Так и сделаю… — Встав из-за стола, мысленно планирую разговор с Узумаки, но прежде всего мне нужно сходить и повидать Рин. Она наверняка волнуется. Единственное, что меня сейчас останавливает, это хитрый прищур Зецу — Что-то не так?       — Все в порядке — Взгляд черной стороны Зецу блеснул — Значит идешь к джинчурики?       Атмосфера царила, мягко говоря, напряженная. Мне не нравилась интонация в голосе этой «мухоловки». Если из всего Зецу черная сторона не вызывала подозрений, то белый всеми своими выходками давал понимать, что они что-то замышляют. Его глаза светились от какого-то невиданного мне восторга, а уголки рта подрагивали, будто он то и дело хочет что-то выкрикнуть и с трудом это сдерживает       — Ты мне что-то не договариваешь…       — Да что ты, Тоби. — Голос зеленоволосого напарника звучал тонко и с нотками издевки — Разве от тебя можно что-то скрыть?       В голову закрадываются ужасные догадки. По позвоночнику проходит холодок, а во рту все мигом пересыхает:       — Только не говори…       — Ты стал забывать слово, данное Мадаре. — Наверняка почувствовав с моей стороны агрессию, Зецу стал скрываться под землей, но свой рот закрывать не собирался — Она затуманила твою голову, мешая воплощать план «Глаз луны». Ты купился на женское тело и…       — Что… — Сердце пропустило удар. Покрываясь от ужаса мурашками, я не понимал, как перешел на крик — Что ты с ней сделал?!       — Всего лишь, сделали то, что нужно было.       С этими словами Зецу исчез, а я провалился в гнев. С каждой секундой меня внутри окутывало жгучее желание убивать. Я сделаю это, если с ее головы упадет хоть один волос. Сам того не помню, как сорвался с места и с помощью камуи телепортировался как можно ближе к дому. Пробегая между деревьями, молился и верил, что сейчас забегу в дом, а там, на пороге ждет Рин. Улыбается и тянет ко мне руки, чтобы укутаться в мой плащ. Поцелую ее и все будет хорошо. Только все рухнуло, когда перед глазами я увидел одинокий дом с выбитой дверью. Я понимал, что внутри никого нет, так как ее чакры было невозможно ощутить, но все равно зашел внутрь. Вокруг был погром и много битого стекла. Мое дыхание стало похоже на рычание дикого зверя. Хотелось кричать и уничтожить.       Так и произошло. Найти этих тварей мне не составило труда. Они ушли недалеко от домика, поэтому я настиг их молниеносно. Думаю, эти ребята не ожидали встретить свою гибель в лице неизвестного в маске, но стоило мне увидеть, что они делают с моей Рин. Жалости не осталось. В голове слышался голос подсознания, который шептал расправиться с ними как можно жестче и я бы послушал его. Останавливала Рин. Как только ее глаза закрылись — моя рассудительность, и осознание реальности исказились. А дальше все как в тумане. Помню, лишь фрагменты как мои руки безжалостно обхватывали мужскую шею, и как моя одежда покрылась каплями алой жидкости. Мне казалось, что все кончено, что Рин больше не откроет глаза, и все эти месяцы были подстроены для того, чтобы сломить мой дух еще сильнее. Мои крики смешались в вечерней песне глухого леса. Один — я вновь один. Нет. Когда сознание становилось яснее, я отчетливо сквозь эту тошнотворную тишину услышал, как Рин дышала. Перешагивая тела этих озабоченных животных в человеческом обличие, я пытался понять, что мне не кажется. Еще есть шанс? Да! Взяв ее хрупкое тело на руки, и прижав к себе, отчетливо чувствовал, как она дрожит, а теплое дыхание щекочет мою шею.       — Времени нет, чтобы раздумывать! Я защищу тебя, Рин.

***

      Я принес Рин домой и первое что сделал, это проверил ее на наличие ран. Кровоподтеки и местами рваная одежда, но никаких серьезных повреждений. Вздохнуть можно было с облегчением только из-за этого. Очень были заметны отметины от крепких мужских пальцев на ее коже молочно-белого цвета, и это вновь заставляло кровь в моих жилах закипать сильнее. Уложив любимую на кровать, я стал метаться по дому в поисках тряпки и воды, чтобы смыть со своих рук кровь. Не думаю, что очнувшись, Рин будет в восторге от моего внешнего вида. Но не все ли равно? Жизнь моего маленького ангела превыше моих ран и безопасности в целом. Я готов поставить весь мир на колени, лишь бы именно эта девушка была счастлива.       Схватив тряпку с тумбы и сев на табурет, я сразу же намочил ее водой и стал обтирать свои ладони, которые сейчас были в таком состоянии, будто меня окунули в чан с кровью. От них шел неприятный запах. Конечно же, мне не привыкать и все это обычное дело для такого как я, но зная то, что это кровь принадлежит этим мерзавцам — хотелось вырвать. Внутри зарождалась мысль, вернутся и наказать их еще сильнее, больнее и мучительнее, но меня отвлек громкий всхлип. Повернув голову, я увидел Рин. Она сидела на кровати, с ее щек скатывались крупные капли слез, а во взгляде читался неподдельный ужас и благодарность. Жива! Соскочив с места и попутно выбрасывая из рук тряпку, подскакиваю к ней, заключая в объятия.       — Все хорошо, я рядом! Посмотри на меня… — Мне нужно посмотреть в эти прекрасные и родные глаза наполненные тревогой. Мои слова вырываются раньше, чем я подумал о том, что ей сейчас не стоит волноваться — Как это произошло? Как они нашли тебя?       Ответа не следовало. Рин была в смятении и лишь мотала головой, роняя на белую простыню слезы. Какой же я дурак — напугал ее. Она бросается ко мне, утыкаясь холодным носиком в шею. По телу пробегают мурашки. Аккуратно взяв ее личико в ладони, покрываю нежными поцелуями ото лба до самого подбородка. Рин немного хмурится, а я не останавливаюсь. Пусть ругает меня или обижается, но так хочется осушить эти горячие слезы с бархатных щек. В один момент происходит то, от чего я явно опешил, не ожидая. Рин резко уворачивается и требовательно впивается поцелуем в мои губы. Поначалу хочется отстраниться, ведь прошло всего несколько часов с того момента, как ее чуть не… Внутри что-то зажигается и я не могу противостоять. Эта моя девушка. Вся, целиком и полностью. Моя Рин. Ее сладкий поцелуй пьянит мой разум, рука стремиться под тонкую ткань разодранной кофты, а мысли вспыхнули совершенно не те, о которых можно было бы подумать. Мне хотелось касаться тела любимой вечность, но можно ли? Ответом стал протяжный стон, который еле уловимо был слышен сквозь поцелуй и громкое дыхание. Мои пальцы вздрагивают, когда услышал этот прекрасный звук. Внизу живота приятно стало тянуть, а я прекрасно чувствовал, что в штанах становится тесновато. Такое случалось и раньше, когда стоя за деревом, я наблюдал, как Рин переодевалась в ночную рубашку. От воспоминаний я так же тихо стону и углубляю поцелуй, проникая языком в ее полуоткрытый ротик. Какого же было мое удивление, когда она сама стала водить кончиком языка, по-моему, заигрывая. И как тут сдержать громкий стон? Дыхание сбивается, но мне так хорошо. Чувствую, как тонкие пальчики ласкают мою спину и внутри все сладостно сжимается. Но правильно ли это? Неохотно разорвав наш поцелуй шепчу:       — Что мы делаем? –Щечки моей бывшей напарницы вмиг краснеют, дыхание сбивчивое, и она так соблазнительно облизывает припухшие от долгого поцелуя губки — Мы не…       — Да…       Тихий шепот Рин заполоняет меня эмоциями. Вновь притягиваю мое сокровище ко мне и так же жадно целую. Мне кажется ее губы на вкус слаще мёда, от них невозможно оторваться или как-то насытиться. Не хватает воздуха, мы вновь начинаем растворяться друг в друге, и как бы она не старалась показаться опытной — я все знаю и чувствую. Неловкие движения и легкие вздрагивания показывают, как важны для нее эти поцелуи и ласки. Впринципе, как и мне. Только мне мало этого. В голове возникают образы, от которых я краснею как тринадцатилетний мальчишка, но это чертовски красиво. Красиво смотреть на то, как на ее плечи падают мягкие волосы, как на кожи цвета фарфора блестят капельки пота и как приятно слышать протяжные стоны. Хорошо, что мои красные от смущения щеки можно оправдать нехваткой воздуха от долгого поцелуя. Рин неохотно отстраняется, дыхание сбивчиво и я даже готов поклясться, что слышу стук ее сердца.       — Рин… — Не узнаю своего голоса. Я уже с трудом контролирую себя, а желание испробовать ее всю становится выше здравого смысла. Люблю эту девушку больше жизни. Как же страшно даже подумать о том, что могу потерять мое солнце. Нет. Сейчас не стоит думать об этом, ведь я хочу ее прямо сейчас, и она хочет меня, я в этом уверен. В глазах Рин играют озорные огоньки. Провожу пальцем по ее нижней губе и чуть слышно шепчу — Если с тобой что-нибудь случиться, я не переживу…       — Что со мной случиться? — Она улыбается мне. Так тепло и нежно. Потянувшись ко мне руками, Рин обхватывает горячими ладошками мое лицо и чуть касается губами моих губ — Если рядом ты, ничего не произойдет. Верно?       — Моя милая Рин…       Я никогда не устану целовать ее губы. Когда я был мальчишкой, то часто сидел за столом, на котором было множество фотографий Рин. Да, приходилось сидеть в засаде и фотографировать моего ангела, но потом мог ночь не спать, а любоваться ее красотой. Помню, даже перед сном гладил пальцем фотокарточку и целовал, будто это настоящая Рин. Теперь мне не нужно делать этого, потому что именно сейчас эта девушка со мной и отвечает взаимностью. Слышу, как сквозь поцелуй она чуть слышно произносит мое имя и, наверное, именно это дало мне сигнал к дальнейшим действиям.       Спускаясь поцелуями ниже, я покрывал каждый миллиметр ее прекрасного тела, узнавая насколько чувствительна моя Рин. Как только мои губы коснулись шеи, следом услышал елеуловимый стон. Значит все идет, так как надо. Хотелось спуститься ниже, но чувствуя, как ее пальчики блуждают по моей спине, не удержался и захотел отомстить. Как только Рин отвлеклась на долю секунды, оставил на шее яркий засос. Забавно наблюдать, как ее щечки вмиг вспыхнули, а тело содрогнулось от неожиданности.       — А если…       Меня будоражит интерес. Оттянув ворот кофты, совсем чуть-чуть кусаю нежную кожу на ключице Рин. Она мило пискнула, и широко распахнув глаза, смотрит на меня.       — Ай! — Она краснеет и пытается возмутиться. Выглядит мило.       — Прости… — Делаю, как только можно милое лицо, попутно снимая с ее плеч кофту, которая уже не являлась пригодной для того, чтобы украшать Рин. Как только она остается почти обнаженной, пытается отвернуть голову и я, по-моему, знаю в чем причина. Аккуратно ловлю ее за подбородок, заставляя посмотреть на себя, и у меня это выходит. — Ты прекрасна. И это чистая правда. Скользнув взглядом по ее телу, не вижу ничего ужасного. Шрам на груди оставленный чидори совсем не смущает, а наоборот хочется целовать ее снова и снова. Пожалеть и прижать к себе так крепко, чтобы уж наверняка не сбежала. Рин закрывает глаза, а я не перевожу с нее взгляда. Где-то в глубине души возникает жалость и переживания за нее. Столько пережить и все в одиночку. Только теперь я рядом. Никогда не дам в обиду и защищу, во что бы то ни стало. Наблюдая за реакцией, чуть касаюсь шрама на груди Рин. Она пытается отпихнуть меня, но я перехватываю руки, показывая, что люблю ее любую. Пару секунд и она сдается. Закрыв глаза, прислушивается к моему голосу, к ощущениям и касаниям или быть может, боится? В сердце кольнуло, как только я подумал о том, что могу причинять ей боль. Может так оно и есть? Так бы и думал, если бы не тихий полустон который сорвался с ее губ. Подняв голову, сразу же встретился со смущенным взглядом Рин.       — Все хорошо? — Беру ее ручку в свои ладони и нежно касаюсь губами пальцев, ожидая ответа от любимой.       Она кивает и тепло, улыбаясь, шепчет:       — А разве может быть плохо?       Усмехаюсь. А ведь и правда, может ли быть плохо, когда рядом родной сердцу человек? Рин хихикает, и ее тонкие пальчики ловко хватаются за края плаща, стягивая его с меня, после чего следом улетает на пол и водолазка. Я краснею от того как она изучающе смотрит на меня, а еще очень отвлекает когда кусает свои губы. Черт. Последней каплей был этот взгляд маленького чертенка.       — Нахалка…       Рыкнув от нахлынувших ощущений, заваливаю ее на кровать, вжимая в одеяло и вновь впиваясь, поцелуем в эти сладкие губы. Теперь точно не сбежит. Я могу насладиться прекрасным девичьем телом. Исследовать от макушки до пяток, покрывая поцелуями каждый сантиметр ее тела. О боже, как это приятно. Никогда бы не подумал, что касаясь губами тела любимой девушки, отдастся мне такими приятными ощущениями. Это ни с чем несравнимо. Мои желания сводят с ума и руки уже не слушаются голоса разума, а скользят по плоскому животику Рин, куда-то вниз. Зачем слушать внутренний голос, если сердце готово выпрыгнуть из груди делая невероятные кульбиты. Рин постанывает и прикрывает глаза от удовольствия, ее рот чуть приоткрыт и от этого вида хочется наплевать на всю эту нежность, просто сорвать ненужную одежду и… Так нельзя. Я не какое-то животное, которыми правят инстинкты, и наплевать на чувства близкого человека. Поэтому вновь накрываю губы любимой нежным поцелуем, и она с удовольствием отвечает, немного покусываю мою нижнюю губу. Терпеть становится сложно. Приподняв одной рукой Рин за бедра, ловко стягиваю с нее лосины. Внимание привлекают довольно-таки привлекательные трусики черно-красного цвета, на которых по бокам виднелись темные кружева. Заворожено наблюдая, веду пальцами по внутренней стороне бедра любимой и думаю:       — Красиво…       Я кусаю ее за губу и тихо усмехаюсь, наблюдая, как она удивленно распахивает затуманенные от возбуждения глаза. Несмотря на полумрак можно заметить, как щечки моей Рин краснеют и это очень привлекательно. Я рад, что вызываю в ней такие чувства и заставляю растворяться в сладостной муке. Чувствую, как она прижимается к моей руке, ожидая нежных поглаживаний или… Меня? Не в силах больше терпеть разрываю затянувшийся поцелуй и вновь намечаюсь на тонкую шейку. Хочу оставить на ней еще пару засосов. Тут и тут тоже. Рин громко стонет и запускает тонкие пальчики в мои волосы, взъерошивая их еще сильнее. По телу бегут мурашки, а внизу живота приятно тянет. Про то, что сейчас творится в моих штанах, я вообще молчу. Ох, представив, как мы сливаемся в одно единое, возбуждает и еще больше разогревает во мне любопытство, чтобы посмотреть, как любимая будет реагировать на ласки. Как только моя рука касается упругой груди, а пальцами немного сжимаю затвердевший сосок, Рин протяжно стонет и выгибает спинку. Ее сладкие стоны как зажигательный снаряд, не могу отвести взгляда. Единственное, что меня волнует это — правильно ли мы делаем?       — Ты действительно хочешь этого? — Смотрю на нее в ожидании ответа, внутри все сжалось от волнения. Вдруг откажется и отвергнет меня.       — А ты разве нет? — Рин смотрит на меня из-под опущенных ресниц и хитро улыбается. От этих слов я вновь воспрял духом, сомнения были уничтожены, а их остатки захоронены к воспоминаниям прошлого. Теперь я точно уверен, что не безразличен ей — Что?       Наклонившись к ушку любимой, тихо шепчу, заставляя ее пальчики вновь сжаться:       — Я люблю тебя, Рин. А в данный момент хочу, чтобы ты вся была моей и я сделаю все, чтобы ты запомнила этот вечер.       Она вздрагивает и прижимается ко мне крепче, будто завороженная моими чарами, но я ничего такого не делал. Обхватив руками мою шею, Рин требовательно впивается в мои губы страстным поцелуем.       — Как быстро учиться. Похвально, Рин. Ты всегда быстро всему училась и даже в любовных делах, ты как всегда на высоте. Ох, если бы ты знала, как касание твоих пальцев будоражат мои фантазии. Как ты сексуальна и очаровательна в этом на первый взгляд простом нижнем белье. Твой влажный и горячий язычок, который ласкает мой язык и заставляет мой член встать от непередаваемых ощущений. Ты чувствуешь, как он упирается в тебя? Как я желаю …       Пока мою голову заполоняют разные мысли, я уже избавился от лишней одежды. Точнее от ее остатков. Проведя ладонями по прекрасным изгибам ее тела, я внимательно наблюдаю, как Рин смущенно так же рассматривает меня. Ее взгляд пробежал по всему моему телу, и лишь когда она громко охнула, я усмехнулся, понимая, что так удивило мою любимую. Наверняка Рин немного испугалась, понимая, что впереди может быть что-то совершенно неприятное и стала сдвигать ноги вместе.       — Ну, уж нет. Не бойся милая…       Подтягиваю ее к себе ближе, поглаживая по бедрам и пытаясь немного успокоить. Я чувствую, как она хочет меня, но возможно страх чего-то нового преграждает ей быть более расслабленной. Делать то, чего желает.       — Все хорошо. Расслабься… — Она кротко кивает и, прижавшись ближе ко мне, ожидает действий. Мне не хочется делать то, от чего моя Рин будет чувствовать боль, но ведь это не в этом случае? Медленно вхожу в нее и одновременно нежно целую за ушком, пытаясь отвлечь ее от дискомфортных ощущений. Рин сжимает пальчики, на моих плечах впиваясь ноготочками в кожу, и тихо попискивает. Я замираю.– Я не сделаю больно. Доверься мне…       С теплой улыбкой целую в уголок губ и, получив ответный поцелуй, начинаю медленно двигаться. Вхожу чуть глубже и временно замираю, давая ей привыкнуть ко мне. Эти ощущения не передать словами. Внутри так узко и горячо, смогу ли я продержатся подольше? Слышу ее тихий вздох. Рин больно? Какое-то время целую ее щеки, осушая от крохотных слезинок, шепчу то, как сильно люблю и дорожу ей.       — Еще… — Смотря в мои глаза, Рин облизывает пересохшие губы и проводит ладонями по моей груди.       — Ты уверенна?       Она кивает и улыбается. Моя девочка, как же я ее люблю. Медленно отодвигаюсь назад, тело бьет дрожь. Как же приятно. Рин издает громкий стон, не сводя с меня пристального и в то же время любопытного взгляда. Все хорошо. Опершись на локти, вновь вхожу в нее и начинаю двигаться быстрее. Ее тонкие пальчики ласкают мои плечи, и я не могу сдержать стон. Буквально тону в этих ощущениях, которые с каждым толчком все больше и больше разрастаются где-то в области низа живота. Хочется разрядки и в то же время продлить эти минуты единения как можно подольше. Закусываю нижнюю губу и замедляюсь. Движения медленные и в то же время невероятно фантастические, думаю и для нее так же. Рин громко постанывает и поддается на меня, в ее взгляде читается жгучее желание. Про себя я усмехаюсь, какая же она ненасытная. Маленькая, словно фарфоровая куколка с большими глазками и пушистыми ресничками — желает большего.       — Нет, Рин. Мы должны насладиться друг другом дольше. Хочу чувствовать как твое тело дрожит от моих прикосновений, от того как ты ощущаешь меня в себе. Я с трудом сдерживаю себя, чтобы прямо сейчас не кончить.       Рин недовольно фыркает. Ей хочется получить разрядку, но я не дам. Смотрю в ее глаза и тихо усмехаюсь, ожидая, когда любимая начнет возмущаться и вот оно. Впиваясь ноготочками в мои плечи, она хотела было что-то сказать, но я вмиг затыкаю ее поцелуем, впитывая в себя глухой стон. Быть в ней, чувствовать, как ее плоть туго обхватывает мою, — неземное блаженство. Рин прижимается ко мне грудью, и я ощущаю ее затвердевшие соски. Она становиться смелее и откликается на каждое движение, отдается мне целиком и полностью. Моя девочка, как же я тебя люблю. Она напрягается подо мной и, откинув голову, громко стонет. Ее пик наслаждения провоцирует мой, я напрягаюсь, резко вхожу до конца и, издав хриплый стон, кончаю сам. Дыхание сбивчивое. Касаясь лбом ее лба, пытаюсь прийти в себя. Мое тело бьет дрожь, а внизу живота будто скатался клубочек.       Приоткрыв глаза, смотрю на Рин. Она так же тяжело дышит и смотрит на меня из-под опущенных ресниц.       — Все хорошо       — Слишком хорошо.       Я счастлив. Рин улыбается и утыкается носиком в мое плече. Большего ничего не надо, лишь бы таких моментов было больше. Ее волосы растрепались, и сейчас она выглядит еще милее, чем обычно. Отстраняюсь и выхожу из нее, Рин громко охает и немного морщиться. Я ее первый мужчина, а она моя первая. Никогда ранее я даже не думал о том, чтобы вступить в сексуальную связь с какой либо девушкой. Лишь она жила в моем сердце. Конечно же, природу не обманешь, и утренние приключение было не избежать и приходилось терпеть или думать о том, что заставит мой член упасть. Мог бы я подумать о том, что заберу девственность у девушки моей мечты? Нет. Даже сейчас я с трудом в это верю, даже, несмотря на то, что эта хрупкая девушка сейчас лежит рядом со мной полностью обнаженная и счастливая. Обнимаю ее и прижимаю к себе крепче.       — Я люблю тебя… — Рин поднимает на меня глаза и удивленно смотрит. Я улыбаюсь и беру ее лицо в ладони. Мне необходимо, чтобы она слышала эти слова — Больше жизни люблю, сокровище мое…       — И я люблю… — С уголков ее глаз катятся слезы. Мое сердце болезненно сжимается, но как только вижу ее улыбку, становиться легче. — Люблю тебя, Обито.       В эту ночь я испытал множество эмоций и новых ощущений. Мы много разговаривали, открывали какие-то секреты и говорили друг другу о любви. Рин болтала без умолку, а я гладил пальцами ее бархатные щечки и просто любовался своей любимой. Такая маленькая и беззащитная. Да, ниндзя медик, но даже такой сильной духом девушке нужна защита и любовь. Я дам ей это вдвойне. Готов целовать ее часами на пролет, смотреть, как расцветает на ее лице счастливая улыбка. Моя Рин. Самая большая ценность в моей никчемной жизни. Укрываясь одеялом, начинаем дурачиться. Рин стала более открытой и теперь ее щечки не краснеют, когда она опускается ниже и впивается зубами в мое плече. Я стону. Любое ее касание отзывается в моем теле волной возбуждения. Ответно целую тонкую шейку и оставляю засос за ушком, она вздрагивает и стонет. Усмехаюсь и прижимаю непослушную напарницу к кровати, не давая ей возможности коснуться меня. Нам хорошо вместе и думаю, Рин это тоже чувствует.       В доме душно и мы не стремимся вскакивать с кровати и одеваться, тем более ни кто из нас не упускает возможности вновь начать рассматривать друг друга. Этот дом многое пережил: горе и потерю, радость, страх, смех, стоны, страсть и любовь. Даже сейчас он пропитан тонким запахом недавнего секса. Нет. Любовью и не единожды. Рин знает все точки на теле человека и с легкостью манипулирует моим телом, нажимая и поглаживая там, где нужно, чтобы я выпрямился стрункой и, стиснув зубы, глухо стонал. Эти действия вызывают желания и вот, мы вновь в объятиях друг друга. В этот раз все было намного быстрее, но не менее приятно. Она довела меня до пика наслаждения первой. Ох, эта девушка может многое, но и я не готов оставлять ее без сладкого и вслед за мной, уже Рин с громким стоном обмякает в моих руках.       Все было бы хорошо, если бы не одно большое но. В очередной раз, смеясь и покусывая плечико Рин, я скользнул взглядом в сторону приоткрытого окна и замер. Ласковый Обито в тот момент просто исчез, взамен вернулась старая серьезность и страх. Все потому что, моей любимой грозит опасность. Я заметил копну зеленых волос и сверкающий желтый взгляд — Зецу. Что он тут забыл? Внутри меня нарастает тревога, и я прижимаю Рин к себе как можно крепче, закрывая ее голову рукой.       — Что случилось? — Она обеспокоенно смотрит мне в лицо — Обито… Вздыхаю. Натянув одеяло на наши головы, нежно касаюсь губами ее лба. Я все еще настороже, ведь он до сих пор может находиться около дома и наблюдать. Зецу хорош в слежке.       — Спи…       Плечи Рин вздрагивают, и любимая прижимается ко мне крепче, с опаской поглядывая в сторону окна. Ей страшно и это не удивительно. Испытать леденящий страх перед теми, кто похитил, а тут еще и я со своими опасениями. Сквозь тишину слышу ее тихий голос:       — Пожалуйста, не уходи.       — Я буду рядом. Засыпай…       Вновь целую в лоб. Перебирая в пальцах ее мягкие волосы, стараюсь успокоить ее и, по-моему, у меня это вышло. Глаза Рин закрываются и она засыпает. Жмется щечкой к моему плечу и даже во сне, шепчет, что любит. Не это ли истинное счастье? Укутав моего ангелочка в одеяло, вновь устремляю взгляд в сторону окна.       — Что тебе здесь надо, Зецу? Только попробуй тронуть ее…       Этой ночью я не сомкнул глаз. Для меня безопасность Рин главнее всего, поэтому теперь не оставлю ее не на секунду. Но как это воплотить? Как я заберу ее с собой?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты