Перелётные птицы

Смешанная
R
В процессе
38
автор
kisooley соавтор
Raccoon in dandelions соавтор
Fandler соавтор
Размер:
38 страниц, 3 части
Описание:
В 2019 году в родном доме их встретила Академия Спэрроу. Другая команда, другие люди, выращенные Реджинальдом в иных условиях и ценностях. Но, окажутся ли они на самом деле такими разными, когда на кону стоит самое важное ― семья?
Примечания автора:
❗️Эта история лишь частично связана с официальным кастом Академии Спэрроу❗️

• У работы есть визуал в виде группы во ВКонтакте, чтобы еще ближе познакомиться с героями и событиями (внешность персонажей и плейлисты там): https://vk.com/thesparrowacademy
• Визуализация персонажей (прототипы): https://pin.it/4RG7kNd
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
38 Нравится 24 Отзывы 8 В сборник Скачать

Глава 1. Академия Спэрроу

Настройки текста
Примечания:
• Арт к главе: https://i.ibb.co/TRt5ZQL/62647616-76-F5-45-EA-BBD2-DBA01-EFAB5-D3.png
• Плейлист к главе: https://vk.com/music?z=audio_playlist242523296_18/cbbf0beb886d18f3e2

18 июня 2002 год

      Резиденция Академии Спэрроу располагалась почти в самом центре бурлящего жизнью Нью-Йорка, в злачном районе, как нельзя кстати подходящем для обитателей этого дома. Это летнее утро по- настоящему отличалось от всех предыдущих для юных воспитанников Академии: их наставника и отца, Реджинальда Харгривз, не было дома с самой зари, когда он вместе со своим пожилым компаньоном Кристофером, отправился на важное мероприятие в городе. Заглавную дома оставили няню, которая, однако, не могла угомонить детей, и в итоге махнула рукой, позволяя им вволю развлечься играми. В конце концов, им редко выпадала возможность побыть просто детьми, а не первым выпуском «школы» по борьбе с преступностью, учинённой их властным приёмным отцом. Трель дверного звонка разрезала просторы особняка, оповещая о прибытии садовника на службу.       — Иду, иду! — впопыхах огрызнулась женщина на назойливый трезвон. Не глядя, она впустила прислугу и тут же кинулась на кухню, где выкипал заготовленный на обед суп. Один звук сменялся другим, непривычно оживляя обычно тихие коридоры Академии. Детский смех оттолкнулся эхом от высоких потолков и разлился по дому. Айрис бежала по коридору, постоянно оглядываясь, но в кой-то веки её переполнял не страх, а чувство самозабвенного счастья. Чуть ли не впервые в жизни она с братьями и сестрой играла в догонялки. Звучит это дико, но что поделать, когда твой отец — эксцентричный учёный, а твоя семья — сборище юных воинов с необычными способностями?       — Я уже выиграла эту игру! Вы никогда меня не поймаете! — задорно прокричала она.       — Вот ты где! — раздался за её спиной оклик одного из братьев. Она вздрогнула, увидев, как Тайрон выскочил из-за лестницы, а затем рванула дальше по извилистому коридору, понимая, что, если не побежит, точно проиграет.        — Айрис, только попробуй снова это сделать! Это нечестно! — возмущённо заорал Тайрон ей вслед. Полностью игнорируя недовольство братца, Айрис в тот же миг создала временной купол над собой и замедлила время вокруг себя, тем самым дав себе фору и добежав до гостиной в несколько раз быстрее догоняющего её брата.       — Ты опоздал! Сколько можно тебя ждать? Мне уже скучно... — притворно зевнула она, когда запыхавшийся Тайрон наконец добрался до гостиной, и теперь сверлил сестру испепеляющим взглядом.       — По-моему, я тебя предупреждал, что это нечестно, мы просто не будем больше с тобой играть, — с обидой пригрозил он, медленно приближаясь к девочке. Будучи самозваным «лидером» их детской гвардии, он попытался напустить на себя важный вид и звучать авторитетно. Но сестра вовсе не хотела его слушать, и уж тем более подчиняться. Ей нравилось чувствовать превосходство, пусть даже отвоёванное не совсем честным образом. А кто вообще сказал, что нельзя использовать свои способности в игре, если их вовсю использовали на тренировках?       — Бла, бла, бла... — передразнила она Тайрона, и, закатив устало глаза, привычно щёлкнула пальцами. Стоявший перед ней брат тут же заговорил быстрее, будто его речь включили на скоростной перемотке. Пару минут понаблюдав за смешно мелькающим Тайроном и его ускоренно писклявым голосом, Айрис повторила манёвр, чтобы восстановить естественный ход времени, но ничего не изменилось... Её глаза округлились, а сердце забилось как бешеное. Тайрон смотрел на место, где стояла Айрис, будто в пустоту. Он не видел её, хотя секунду назад она щёлкнула пальцами прямо перед его лицом. Не на шутку перепугавшись, он развернулся и что-то закричал... Дальше Айрис помнила лишь отрывки: вот к месту, где она стоит, так же неестественно-скоро подбегают остальные братья, вот сестра зовёт няню, все лихорадочно бегают по комнате, пытаясь её найти, но их попытки тщетны. Затем она видит отца и его разочарованное лицо, глядящее прямо на неё и одновременно сквозь, будто её и нет... Девочка снова начинает отчаянно щёлкать пальцами, но руки так дрожат, что у неё перестаёт получаться даже это. Вот уже вечер... А, может, уже вечер следующего дня? Она видит свою семью, которая всё так же собралась в гостиной и каждый время от времени поглядывает на то место, где, по словам Тайрона, он в последний раз видел девочку. Ночь сменяется днём, день ночью...и так бессчётное количество раз. Айрис не успевает понимать, что происходит, видит лишь размытые мелькающие пятна и силуэты людей вокруг себя. Кажется, от собственного стресса она ещё сильнее ускорила ход времени... Она не выдерживает такого напряжения — голова кружится, а из носа капает кровь. Она резко вскрикивает, окончательно теряя связь с этой безумной реальностью, падает на пол и в этот момент всё останавливается.

25 июля 2014 год

      — Эй! Айриииииис!Ты слышишь нас? Мужчина легонько потряс маленькую девочку за плечи, внимательно вглядываясь в знакомое, ничуть не изменившееся лицо.       — Да не слышит она нас, успокойся! — тут же цыкнул на него другой, и отпихнул руки брата от бессознательной сестры. — Она в обмороке, ты не видишь?       — Ну, мало ли... Может она просто притворяется, — тихо усмехнулся первый.       — Ага, это именно то, чем бы она сейчас занималась, — саркастически заметил третий участник сцены. Первый из говоривших сдался под натиском упрёков, обиженно протягивая:       — Нет, ну че вы, в самом деле.       — Эрни, дорогой, давай сначала разберемся с Пятой, а потом уже посмеемся над твоими приколами, — терпеливо успокоил его мелодичный женский голос. Айрис открывала и снова закрывала глаза, пытаясь разглядеть лица, нависшие над ней. Её голова болела, будто от очень тяжелого удара, но она всё же смогла с трудом разобрать знакомые черты своих братьев и сестры. Она хотела было позвать их, но язык словно онемел, к тому же вдруг все Харгривзы единогласно вздрогнули и вытянулись по струнке. А это могло значить только одно...       — Что происходит?! Почему вы... Резко влетевший в помещение отец увидел Айрис, распластавшуюся на руках у одного из братьев, и сосредоточенно нахмурился. Через несколько секунд, вынырнув из раздумий, Реджинальд посмотрел на всех членов семьи поочередно, а затем громким голосом произнёс:       — Возвращайтесь в свои комнаты!       — Но, отец... — попытался запротестовать Димитрий.       — Без возражений! — приказал Реджинальд требовательным тоном, и принял полу-бессознательную дочь на руки. Убедившись, что все воспитанники последовали его приказу, он опустил девочку на диван и склонился над ней, внимательно осматривая с ног до головы.       — Ты меня слышишь, Номер Пять? — громко спросил он. Только сейчас девочка начала понимать, что с ней происходит. Она медленно водила глазами, пытаясь разглядеть окружающую обстановку, а затем её взгляд остановился на знакомом, нетронутом годами лице мужчины.       — Как ты себя чувствуешь? — достаточно сухо поинтересовался он.       — Всё хорошо, только голова немного болит... — с трудом выдавила Айрис, делая безуспешные попытки самостоятельно подняться. Реджинальд одним резким движением поставил её на ноги и отошёл на пару шагов, чтобы оценить состояние девочки.       — Внешних повреждений нет, поэтому можешь идти, — заметил он на удивление равнодушно, почти буднично, попутно делая заметки в дневнике.       — Номер Шесть введёт тебя в курс дела, а потом...можете идти отдыхать. Он выжидательно посмотрел на девочку, как бы намекая, что разговор закончен, и остался стоять на месте, провожая взглядом Айрис, которая в растерянности шла по гостиной в направлении коридора.       — Ну привет, малышка! — приветливо воскликнула Номер Шесть, ждавшая на выходе. Она выглядела ничего не понимающей, но крайне радостной, и крепко обняла свою заново обретённую маленькую сестру. Айрис была немного ошарашена, и не сразу ответила на этот жест. Перед ней стояла уже совсем взрослая рыжеволосая девушка, а не та задорная малышка, которую она помнила. Но чувства внутри упорно подсказывали: «Это она, это моя сестра, моя Мэллори!»       — Папа сказал... — растерянно начала Айрис.       — Я слышала, малыш, я всё слышала... — сочувственно проговорила Мэлл, перехватывая руку сестры и увлекая за собой.       — Куда мы идём? — поинтересовалась Айрис. Мэллори пожала плечами, оглядываясь по сторонам в поисках остальных, не зная, с чего начать.       — Видимо, отец хочет сразу вернуть тебя в строй, поэтому постараюсь рассказать тебе всё, что случилось, пока тебя не было. Я так понимаю, что все детали будут выясняться потом. Мы так до сих пор толком и не поняли, что произошло... Под бодрый отвлекающий стрекот Мэллори, сёстры немного по блуждали по коридорам огромного дома, но наконец нашли нужную дверь. Только Мэлл подняла кулачок, чтобы в неё постучать, как с той стороны прозвучал сиплый мужской голос:       — Входите, девочки. Несколько секунд Номер Шесть даже не двигалась, просто понимающе усмехнулась и с улыбкой посмотрела на сестру. Затем девушка открыла дверь, пропуская младшую в комнату. Молодой крепкий мужчина сидел за столом, бессмысленно рисуя какие-то завитушки на бумаге, и повернулся на шаги вошедших.       — А ты совсем не изменился, — заметила Айрис, интуитивно улыбаясь Блэйку. Парень многозначительно вскинул тёмные брови. — Это можно принять за комплимент, или...?       — Или ты всё так же растрачиваешь свою силу попусту. Девочка кивнула своим мыслям и тряхнула головой, с трудом осознавая, что это всё тот же... её брат. Он, точно уловив настроение девочки, спрыгнул со своего места и заключил ее в объятия.       — Сколько лет прошло, а ты всё так же мастерски передразниваешь отца... Айрис только хмыкнула, признавая, что уж кто-кто, а Реджинальд за эти годы точно ничуть не изменился, оставаясь верным своей манере чёрствого делового сухаря. Оглядывая комнату брата, Айрис встретилась со своим отражением в зеркале, и невольно отпрянула, хотя понимала, что она увидит там. Затем перевела взгляд на уже повзрослевших брата и сестру. На её лице вдруг появился страх: она впервые начала осознавать масштаб ситуации, и свою вину в ней.       — Эй, малышка, прости! — торопливо заговорил Блэйк, спохватившись. — Прости, пожалуйста. Я не подумал...       — Нет, нет... Ты не виноват... Всё хорошо. Я сама в этом виновата, — горько признала она. Мэллори, как завсегдатай борец за справедливость, мигом одёрнула сестру: — Эй, Айрис, не вини себя. Мы все были детьми, каждый из нас совершал ошибки.       — Моя ошибка стоила мне слишком дорого, — угрюмо продолжала Айрис.       — Но, могу отметить, что мыслишь ты явно не как двенадцатилетний ребёнок, — встрял Блэйк, чтобы хоть как-то подбодрить девочку. Она с благодарностью посмотрела на брата, который всегда старался найти для неё утешающие слова, но сейчас ей не становилось легче. Груз вины и стыда за свою оплошность перетягивал даже радость от встречи с семьёй. Мэлл попыталась разрядить обстановку, предлагая пойти дальше и скорее наверстать упущенное. Перед тем, как выйти, девочка ещё раз крепко обняла брата.       — Не вини себя, Айрис... — прошептал он на ухо девочке. — Пожалуйста... Девочка нехотя отпрянула от него и легонько кивнула. Она не хотела расстраивать Блэйка, но и обещать ему тоже ничего не могла.       — К кому мы теперь? — поинтересовалась Айрис, когда сёстры вновь оказались в коридоре. Мэллори хитро улыбнулась, покосившись на девочку.       — Думаю, Эрнест особенно по тебе соскучился, — сообщила она. — Сколько снов он с тобой видел... Это была наша единственная надежда на твоё возвращение. В этот раз они не успели даже дойти до двери, как та распахнулась, и наружу выскочил высокий худощавый юноша, в нетерпении оглядываясь вокруг.       — Айрис! Юркий и стремительный, как ураган, Эрнест подхватил маленькую сестру на руки и закружился с ней вместе по коридору. Мэллори наблюдала за этой сценой, скептически приподняв бровь, и наконец протянула:       ― Меня бы кто так встречал...       ― Не завидуй! ― съехидничал Эрнест, опуская обескураженную девочку на ноги и не забывая продемонстрировать другой сестре язык. Его внимание скакало так же резко, как настроение, и спустя мгновение он уже снова обращался к Айрис:       ― Я так рад, что с тобой всё хорошо! А наш старик, как обычно...       ― Быть человечным ― не его прерогатива, ― заметила Мэлл. Эрнест смерил девушку недоверчивым взглядом.       ― Где ты успела набрать умных слов? Айрис не сдержала смеха, глядя на брата и сестру, которые препирались, как два упрямых подростка, которыми она их и помнила.       ― Я вижу, вы оба вообще не повзрослели...       ― Смешно слышать это от тебя, ― брякнул Эрнест, и тут же получил болезненный тычок в плечо от Мэллори.       ― Ауч! А я-то что? Шестая лишь закатила глаза и, скрестив руки на груди, наигранно отвернулась от задиры. Айрис перевела растерянный взгляд на брата и пояснила: ― Я просто не успела еще привыкнуть ко всему, что сейчас происходит, если честно...       ― Прости, куколка, ― в своей легкомысленной манере отмахнулся Эрнест, и, перехватив ладонь сестры, легко коснулся губами тыльной стороны.       ― Всё, хватит вам! ― вмешалась Мэллори, нетерпеливо дёргая за собой девочку. ― Мы не позволим Айрис снова исчезнуть, так что у вас будет ещё много времени на телячьи нежности.       ― Обломщица! ― театрально вздохнул Эрнест, но тут же повеселел: ― Ладно... Не прощаемся, дамы! Он развернулся, взмахнув руками в каком-то странном птичьем жесте, понятном ему одному, и вернулся в свою комнату. Айрис проводила брата недоуменным взглядом.       ― Он всегда таким был?       ― Да, годы его не берут... всё такой же...чудак, ― выдохнула Мэлл ему вслед с загадочной полуулыбкой. Они прошли вглубь самого длинного коридора, в конце которого находилось две комнаты — Номера Пять и Номера Один. Немного помявшись на входе, Мэллори наконец открыла дверь в давно не обитаемое помещение, подёрнутое старыми воспоминаниями.       ― В твоей комнате особо ничего не поменялось... ― прокомментировала она, впуская сестру. ― Отец запретил нам сюда ходить, но Димитрий почти каждый месяц оставлял тут подарки для тебя. Девочка неторопливо прошлась по родной комнате, ощущая странное покалывание в груди от знакомой до дрожи обстановки, и сразу заметила маленькие фигурки животных, расставленные на полках в шкафу. Раньше их не было.       ― Из чего же он их делал? ― заворожено трогая статуэтки, проговорила она с благодарностью к брату.       ― В основном, из деревьев в нашем саду...пока папа не видит, ― Мэлл пожала плечами, сняв с полки фигурку воробья. ― Хотя, вот эта явно выглядит хуже остальных. Айрис присмотрелась к находке и была вынуждена согласиться: резная птичка явно видала виды, а такое не происходит за один десяток лет.       ― Старая? ― предположила девочка, пытаясь вспомнить, видела ли она её раньше, и если да, то – где.       ― Похоже на то... ― протянула Мэллори, прищуриваясь, чтобы разглядеть детали. Обе сёстры испытали схожее чувство дежавю, но не стали расспрашивать друг друга, понимая, что никто из них не знает точного ответа. А уж они успели усвоить, что в их жизнях мало, что происходит просто так, по случайному стечению обстоятельств.       ― Об этой надо расспросить, ― подвела итог Мэлл, решительно закидывая фигурку в карман форменного пиджака, и жестом пригласила сестру в соседнюю комнату.       ― Тайрон? Голос девочки прозвучал робко и нерешительно. Она зашла в помещение, пытаясь угадать знакомые черты, но не совсем понимая, кого именно видит перед собой. В кровати, почти полностью накрытый одеялом, лежал явно молодой, но сильно подбитый болезнью человек. Щёки его неестественно впали, под глазами залегли жутковатого вида синяки. В комнате было душно, стоял крепкий запах лекарств, а в углу поскрипывала колёсами стойка для капельниц.       ― Айрис? ― очень тихо спросил Тайрон дрожащим голосом.       ― Да...Да, это я, ― подбегая ближе, заговорила девочка, вглядываясь в измученное лицо брата. ―Ты меня помнишь?       ― Малыш, у него не амнезия, ― беззлобно напомнила Мэлл, всё еще стоящая в дверях комнаты. Тайрон торопливо выдохнул, пытаясь собрать мысли в кучу. Сильная травма головы нередко давала о себе знать мигренями и провалами в памяти.       ― Я...я...       ― Тай, не утруждай себя, я смогу ей всё рассказать, ― с сочувствием отозвалась Мэллори, подходя ближе. Видя, что глаза маленькой сестры начали наполняться слезами непонимания и страха, Тайрон поспешил собраться с силами.       ― Мэлл, я устал вечно лежать, как овощ, мне уже намного лучше, ― довольно твёрдо проговорил он. ― И я в состоянии говорить, уж такое я точно не забуду.       ― Твоё право... ― тихо прошелестела Мэллори. Тайрон кивнул ей, приподнялся на локтях, чтобы смотреть в глаза напуганной Айрис, и заговорил, подбирая слова как можно более осторожно: ― Это случилось на миссии... Нам всем было по семнадцать и... я не справился... Парень продолжал свой рассказ, часто останавливался, вспоминал нужные моменты из прошлого, несмотря на то, как ему было тяжело преодолеть сопротивление. Годами он вытеснял из памяти этот ужасный случай, жуткую рану, кому длиной в несколько лет, огромное количество операций и лекарств, чтобы привести его в чувство, и...       ― И шрам... ― поражённая этой историей, выдохнула Айрис, не в силах отвести взгляд от грубой отметины, рассекающей лицо брата.       ― Да... Остался как напоминание, ― признал он, проводя рукой по щеке.       ― Боже мой... По щекам девочки покатились слёзы, когда она стала осознавать, сколько всего изменилось, сколько всего не случилось бы, не сглупи она тогда, не пойди на поводу у своей подростковой гордости. Быть лучшей во всем, даже в пустяковой игре в догонялки... что же она натворила?       ― Айрис...Всё хорошо, правда! ― заметив состояние сестры, попытался заверить ее Тайрон. ― Я уже начал восстанавливаться... Мне гораздо лучше, а скоро станет совсем, как раньше. Мне вся семья помогает, представь! Мы вместе вообще непобедимы. Мэллори, растрогавшись, тоже стала успокаивать сестру, забралась на кровать к Тайрону и приобняла обоих, поглаживая по волосам. Они сидели таким безмолвным тандемом какое-то время, пока где-то в глубинах коридора не раздался истошный крик.       ― Вы тоже это слышите? ― первым поднял голову Тайрон.       ― Да, ― настороженно прислушиваясь, подтвердила Мэлл.       ― Что у них там случилось? ― забеспокоилась Айрис. Ей казалось, что с момента её прибытия произошло больше, чем за те двенадцать лет, что она прожила до своего исчезновения. Если у них всё это время так было каждый день... Ничего удивительного, что братья и сестра изменились до неузнаваемости. Тайрон и Мэллори резко посмотрели друг на друга, пересекаясь понимающими взглядами.       ― Кристофер! ― в один голос воскликнули они. Повисла пауза, которую почти сразу же нарушил Тайрон, подгоняя сестёр:       ― Чего же вы сидите? Посмотрите скорее, что там происходит! И не высовывайтесь! Если что, бегите сюда! Мэлл первая выбежала из комнаты, за ней метнулась Айрис. В коридоре они столкнулись с Эрнестом, который явно направлялся в кабинет отца. К их прибытию в дверях уже столпились все обитатели дома, кроме Тайрона. Айрис почти незаметно подошла к своей семье, выискивая взглядом Мэллори.       ― Что происходит? ― тихо прошептала она. Мэллори развернулась к ней, скорее уловив её мысли, чем услышав её голос, едва пробивающийся сквозь беспокойный рокот собравшихся.       ― Крис... ― нерешительно начала она, но за неё продолжил парень, который медленно встал с кровати и подошёл к сёстрам:       ― Умер.

2 апреля 2019 год

      Солнце, наконец решившее обрадовать жителей Нью-Йорка своим неожиданным явлением прямо поутру, перебудило немало лентяев, которые не удосужились закрыть на ночь шторы. Эрнестин Харгривз был одним из них, с той лишь разницей, что никакое солнце не могло пробиться сквозь броню его крепкого сна после ночного гульбища. Только механический голос, раздавшийся прямо над ухом, кое-как просочился в сознание парня, и то далеко не с первой попытки.       ― Вставайте, Номер Четыре! Вы же не хотите проспать завтрак? ― настойчиво повторяли где-то прямо над ним. Эрнест, не открывая глаз, рассмеялся в подушку и накрыл ею голову, сонно отмахиваясь от назойливого робота-наставника.       ― А вот тут ты прогадал, старик... ― сонно пробормотал он, зарываясь под одеялом. ― Я как раз собираюсь пропустить завтрак! Он уже почти вернулся в объятия Морфея, как вдруг его резко подбросило и пару раз прокрутило в воздухе. Сон парня как ветром сдуло.       ― Кристофер! Старый ты чёрт! Ты что делаешь, а ну опусти меня на кровать! ― заорал Эрнест, и в следующую секунду обрушился вниз. Послышался треск и глухой удар. Номер Семь металлически рассмеялся и вылетел из комнаты.       ― Кристофер! ― завопил ему вслед мужчина, в возмущении выбегая из комнаты и оглядываясь в попытках найти огромный парящий куб. Мимо, по направлению к лестнице, проплыла Мэллори, смерив брата непонимающим взглядом.       ― Как спалось, Эрни? ― ехидно поинтересовалась она. ― Вижу, ты ещё в пижаме... Неплохо погулял вчера, да?       ― Этот старый хрыч сломал мою кровать, ты представляешь?! ― пожаловался Эрнест, бурно жестикулируя. ― Из-за того, что я не хотел вставать! Мэлл расхохоталась, представив эту картину во всех красках и эмоциях. Её, почти тридцатилетний, брат иногда действительно вёл себя как капризное дитя.       ― Он не со зла, ты же знаешь, ― отсмеявшись, примирительно сказала она. ― Ты у нас еще тот соня. Помнишь, как в детстве тебя было не добудиться, и отец послал няню за тазом воды...       ― Ау, дорогуши, может, поторопитесь? ― настиг их требовательный оклик Димитрия из гостиной. Обменявшись с сестрой хитрыми взглядами, Эрнест скользнул обратно в свою комнату и буркнул едва слышно:       ― Ага, щас. Только трусы натяну! Девушка махнула ему рукой, поправила солнцезащитные очки, которые почти никогда не снимала, и, всё ещё смеясь, спустилась вниз по лестнице в гостиную. Реджинальд ещё не появился, но стол уже был накрыт. Глазунья с беконом и свежие тосты исходили ароматным паром, дразня вкусовые рецепторы. Свежие фрукты переливались на солнце яркими бликами начищенных сочных боков. Все по привычке выстроились возле спинок своих стульев в ожидании отца. Тот запаздывал, чего за ним обычно не замечалось.       ― Жаль, что не оладушки... ― печально вздохнул Эрнест, соизволивший всё-таки покинуть объятия тёплой постели. Скорее всего, это было связано с тем, что от этой самой постели с нынешнего утра остались одни щепки. Блэйк хрюкнул, пытаясь скрыть смех, а Айрис фыркнула.       ― Оладушки были позавчера, не привыкай ко всему хорошему, ― меланхолично заметил Димитрий, с прищуром разглядывая своё отражение в серебрящейся ложке.       ― Ой, как будто ты...       ― Тишина! ― грохнул строгий голос, и в помещение быстрым шагом вошёл Реджинальд. Дождавшись молчания, он чуть мягче добавил: ― Доброе утро, Академия Спэрроу.       ― Доброе утро, отец! ― нестройным хором отозвались Харгривзы.       ― Садитесь, ― наконец, дал добро глава семьи, и все охотно накинулись на еду. После трапезы Реджинальд вальяжно откинулся на стуле, стукнул ногтем по своему бокалу, призывая кухарку подлить напитка, и внимательно осмотрел каждого члена семьи поочередно.       ― Сегодня тренировок не будет, ― сообщил он, мгновенно приковав к себе всеобщее внимание.       ― Что-то интересненькое намечается, ― с любопытством протянул Эрнест, потирая руки. Реджинальд строго зыркнул на сына, вынуждая того опустить взгляд.       ― Сегодня у нас будут... гости.       ― Гости? ― недоверчиво переспросил Тайрон. Спустя пять лет его здоровье значительно восстановилось, во многом благодаря поддержке семьи, и упорным занятиям. Он пристрастился к восточным боевым искусствам и медитациям, старался не пропускать тренировки, и всё свободное время посвящал пропаганде здорового образа жизни. Он снова хотел чувствовать себя Номером Один не только по званию, но и по духу.       ― Если мои расчеты верны, то... да, ― протянул Реджинальд, следя за солнечным бликом от ножа, которым упорно орудовал Блэйк, разделываясь с десертом. ― И это всё, что вам нужно пока знать, ― сурово добавил он.       ― Но, отец... ― попробовала подать голос Айрис, но затихла под резким сердитым взглядом Димитрия.       ― Не хочу ничего слышать! ― грубо отрезал старый учёный. ― Вы узнаете всё позже!       ― Но мы...       ― Мы уже не дети? ― изогнув бровь, предположил он за девушку.       ― Отец! Я не...       ― Не это имела ввиду? ― снова подрезал её Реджинальд. Айрис замолчала, но все видели её напряженное и виноватое лицо, раздувающиеся от волнения ноздри и стыдливо опущенный взгляд.       ― Как я вижу, вы уже наелись, ― подвёл итог Реджинальд, давая сигнал прислуге. ― Поднимитесь на второй этаж, ждите на балконе. Номер Один, а тебя попрошу остаться здесь.       ― Хорошо, отец, ― смиренно согласился Тайрон. Айрис схватилась за Кристофера, пока тот только собирался взлетать вверх. После сердечного приступа мозг Криса, как и обещал Димитрий, удалось переместить в массивный левитирующий куб, и даже сохранить его способности к телекинезу. Он с лёгкостью смог поднять семнадцатилетнюю девушку и доставить её на балкончик на втором этаже гостиной.       ― Вот хитрюга! ― отметил Блэйк, наблюдая за сестрой. Мэллори по пути на второй этаж дважды чуть не упала благодаря Эрнесту, который то плёлся как улитка, то вдруг резко проскакивал несколько ступеней. Димитрий выглядел хмурым, находясь в плену раздумий о непонятных «гостях», которых пророчил им отец. Гости... это понятие для воспитанников Академии Спэрроу даже не витало в воздухе за все тридцать лет их отшельнической жизни.       ― Хватит висеть на Кристофере! ― чтобы хоть как-то отвлечься, бросил Димитрий в адрес хохочущей Айрис, которая вцепилась в летающий куб, очевидно, решив устроить себе небольшой аттракцион.       ― А ну, успокоились там! ― рявкнул снизу чуткий к дисциплине Реджинальд. Айрис наконец слезла с Криса, продолжая хихикать, и заняла место у перил. Мэлл и Эрнест всё еще перешептывались, строя теории, а Димитрий нетерпеливо шикал на них. Айрис уже было хотела спросить у отца, что за чертовщина происходит, и зачем они выстроились, как на парад, на этом балконе, как в холле вспыхнул яркий синий свет. Все члены Академии Спэрроу моментально напряглись и стали прислушиваться. Странный посторонний звук до боли напоминал Айрис о перемещениях во времени, которыми она до сих пор опасалась пользоваться после того случая.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты