Три цвета удовольствия

Гет
R
Завершён
19
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
22 страницы, 3 части
Описание:
Что для Вас удовольствие? Нечто простое и обыденное или же это что-то экстравагантное, может даже извращенное?..

Ан Тари — тот человек, что поможет найти Ваше удовольствие и даже организует его...
Примечания автора:
Работа написана для фестиваля, который проходит в группе BANGTAN`s UNIVERSE
(https://vk.com/club195864330)

Эмоциональное состояние — удовольствие (103).
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
19 Нравится 6 Отзывы 12 В сборник Скачать

Цвет первый

Настройки текста
Примечания:
Решила попробовать себя на фестивале. Опыт, волнение, интерес. У меня внутри, можно сказать, эмоциональный коктейль)))
История будет короткой, но не сказать, что лёгкой (но это уже решит каждый для себя).
Делитесь своими впечатления, я буду им очень рада)

Желаю хорошо провести время~
Чёрный автомобиль класса люкс: кожаный салон, тонированные окна, личный водитель и еле уловимый аромат освежителя воздуха с древесными нотками. «Нет, эта машина мне не подходит. Свои кровные денежки я бы ни за что не потратила на такой автомобиль — слишком дорогое удовольствие, как-нибудь обойдусь поездками на общественном транспорте. Но согласиться воспользоваться машиной клиента, к которому направляюсь домой, минуя элитные многоэтажные здания, было неплохим решением», — девушка поправляет ворот пальто: ведь календарная осень уже вступила в свои права, окрашивая листья и траву в огненные тона и всё чаще нагоняя серые тучи на некогда голубое небо, и переводит внимание на водителя: мужчину средних лет, ухоженного и молчаливого. Он всецело сосредоточен на дороге и их безопасном «путешествии», поэтому задавать вопросы Ан Тари даже не пытается, смотрит на неменяющийся пейзаж за окном и устало вздыхает, всеми нутром предчувствуя тяжесть поставленной задачи, но ещё не до конца понимая её масштабы. «Ловко же начальник скинул на меня нового клиента… Неужели слово «ребёнок», вылетевшее из уст миловидного мужичка, так сильно напугало его? Как разобраться с явными извращенцами, так он в первых рядах приходит на помощь, а как что-то простое и безобидное, так «Тари, возьмись за заказ». Не понимаю его, хоть и работаем бок о бок больше года», — девушка в очередной раз выпустила воздух из лёгких и, разблокировав смартфон, взглянула на время: пять вечера, осталось ещё два часа до завершения рабочего дня. «Успею ли я закончить со всем в срок?» К счастью для Тари, поездка вскоре завершилась: автомобиль миновал пропускной пункт и остановился на забронированном месте. Водитель выбрался первым и учтиво открыл пассажирскую дверь, а после сопроводил девушку до нужных апартаментов, что, как выяснилось по нажатой кнопке в лифте, находились на двадцатом этаже. Переступив порог квартиры, Ан попала в небольшой холл со встроенным гардеробом и зеркалом во весь рост. В остальных комнатах, через которые она проходила, также чувствовался минимализм — только необходимая мебель: тёмно-серый диван, напротив кофейный столик и плазменный телевизор на узкой тумбе, считай полное отсутствие декоративных элементов, что хоть как-нибудь развеяли бы холодность дома. Совмещенная кухня и столовая были видны в глубине и ничем особо не привлекали. Наверное, самым большим и заметным украшением комнат являлись окна в пол, за которыми словно поле цветов простирался город: «Живая и порой непредсказуемая картина». Короткий стук о дубовую дверь, мягкое нажатие на кованую ручку, и перед карим взором Тари появляется совсем другой мир: стеллажи с книгами, в центре комнаты небольшие диванчики и стол с шахматами в центре, в углу, рядом с окном, кресло-качалка, на стенах — семейные фотографии, массивный стол, за которым в мягком кресле сидел мужчина, весь заставлен детскими поделками.  — Вы пришли, — добродушно заулыбался мужчина, поднимаясь и направляясь прямиком к гостье. Ан вежливо кланяется в знак приветствия: в её голове так и крутится: «Почему столь большое различие?» Эта комната-кабинет переполнена теплом и уютом, чего не скажешь о других. Она семейная, в ней бережно хранятся воспоминания, в то время как другие помещения пронизывают одиночеством и загоняют душу в пустоту.       — Присаживайтесь, — жестом руки пригласил мужчина и сам разместился напротив. Тари коротко встряхнула головой, избавляясь от странных размышлений, которые ей не помогут в работе, и с мягкой улыбкой опустилась на диван. — Рад, что Вы смогли приехать. На самом деле мой сын ещё не знает о подарке, поэтому я попросил водителя в первую очередь сопроводить Вас ко мне, — немного неуверенно проговаривал мужчина, поглаживая обручальное кольцо на правой руке. «Значит, жены уже нет в живых, а одинокий отец так и не смог найти подход к сыну. Хм, мне казалось, что для детей есть более подходящие организации…» — задумалась Ан, внимательно осматривая мужчину, что при первой встрече был куда веселее и увереннее. Сейчас же казалось, что он сомневается в своём решении.  — Господин Чон Хитэ, Вам не нужно волноваться. Наша компания «Тайное удовольствие» тактична и внимательна ко всем своим клиентам. Принуждать или выпытывать тайны не в нашей компетенции. Если Ваш ребёнок будет категорически против наших услуг и не пойдёт на контакт, я сразу же сообщу Вам, и компания вернёт внесённый залог, — тактично отозвалась Тари, успокаивая явно тревожного родителя. Мужчина с благодарностью заглянул в женские глаза и натянуто улыбнулся: ему не так просто унять волнение. — А где Ваш малыш? — решила больше не оттягивать момент встречи девушка, спрашивая напрямую о человеке, ради которого проделала длинный путь от офиса компании. «Если продолжать просто рассуждать — никогда не узнаешь, каков финал».  — Он в своей комнате. Я провожу Вас, — упираясь в колени, Чон Хите поднялся во весь рост. Кажется, он всё же смог совладать с собой и со своим вполне обоснованным волнением. Девушка последовала его примеру, встала, поправила юбку-карандаш и убрала несколько коротких прядей медного оттенка, что не желали оставаться в хвосте, за ухо: «Время поработать!» Минуя всё те же «пустые» комнаты, Тари старалась не возвращаться к неуместным размышлениям и просто следовала за молчаливым мужчиной. Иногда он оборачивался на девушку, вяло улыбался ей и будто уговаривал себя продолжать путь. «Это уже не похоже на простое волнение отца о сыне…» — подметила Тари, ловя на себе неуверенный, даже немного отчаянный взгляд. Очередная дверь из дуба, лёгкая нервозность после глухого стука о поверхность и глубокий плавный вдох полной грудью, чтобы унять уже своё беспокойство. «И кто сказал, что тревожное состояние не передаётся?!» — молчаливо возмущается Ан, наблюдая, как витая ручка опускается под нажимом широкой морщинистой ладони.  — Хосок, я привёл к тебе замечательную девушку… для разговора. Удели ей немного внимания… — как-то скомкано произнёс мужчина, пропуская самую важную часть, представляя Тари сыну и, виновато кивнув девушке, удалился из комнаты. «М-м-м, замечательно… И как я не догадалась спросить о возрасте «малыша»? Вот чувствовала, что здесь что-то не так: не будет взрослый состоятельный мужчина мяться и робеть перед ребёнком, что и жизни толком не видел», — Тари ругалась на себя и свою доверчивость дружелюбным улыбкам, смотря на высокого, статного мужчину в классическом идеально выглаженном костюме винного цвета. Отказываться от работы она, конечно же, не собиралась. А немного поразмыслив, даже нашла плюсы в сложившейся ситуации: не придётся сильно осторожничать, подбирая понятные ребёнку слова. «Со взрослыми гораздо проще работать. Но для начала, было бы неплохо правильно представиться». Тари тихо прочистила горло и сделала несколько шагов вперёд, попадая точно под тяжёлый взгляд мужчины, что до этого даже не удосуживался повернуться к отцу, рассматривая город, на который медленно опускалась ночь. Эмоция недоверия плотно закрепилась на овальном лице, тонкие аккуратные губы давно позабыли, как принимать форму улыбки. А убранная на одну сторону смольная чёлка лишь придаёт строгости образу. «Совсем не похожи», — только и мелькнула мысль в голове Ан.  — Ан Тари, представитель и менеджер компании «Тайное удовольствие». Ваш отец обратился к нам с одной единственной просьбой — найти то, что заставит Вас «ожить», — почти дословно сообщила Тари о заказе. Скрытничать и умалчивать информацию от мужчины перед собой она считала ошибкой: «Такие как он, не идут на контакт, если не знают настоящей цели».  — Это шутка? — скептически выгнул бровь Чон, на что Ан отрицательно мотнула головой. Хосок сделал несколько шагов и, миновав рабочий стол, на котором стоял раскрытый ноутбук, остановился напротив девушки. Оценивающий взгляд скользящий сверху вниз и недоверчивый взмах рукой:       — Лучше возвращайтесь в свой офис или что там у Вас и продолжайте пудрить мозги другим людям.  — Если клиент оказывается недоволен результатом или считает, что менеджер не справляется с поставленной задачей — мы возвращаем деньги. Но как можно судить о работе компании, если даже стадия приветствия не завершена, — возразила Тари, без страха смотря в мужские глаза. «Нет, легко точно не будет…»  — Чем занимается Ваша «КОМПАНИЯ»? — нарочно акцентировал он внимание на последнем слове, ожидая, что девушка не пожелает дальше продолжать диалог. Но вместо этого Тари достала из сумочки личную визитку и протянула её Хосоку. Нехотя ему пришлось принять визитку и бегло пройтись по строчкам: всё же сам задал вопрос, пусть и с другим намерением.  — Мы помогаем людям ощутить удовольствие, — уверенно произнесла Тари и снова попала под скептический взгляд. — Удовольствие бывает не только в интимном плане, — продолжила объяснения Ан, сдерживаясь, чтобы не закатить глаза: большинство людей реагирует предвзято и даже насмехаются, слыша название компании и род её деятельности. Чон не исключение и тоже оказался настроен предвзято.  — Бред, — Хосок небрежно бросил визитку на стол и, расстегнув пиджак, отвернулся к окну. — Мы не семья, так с чего ему присылать кого-то вроде Вас? В чём подвох? — покосился он на девушку, что выглядела спокойнее сытого кота.  — Семейные разборки вне моей компетенции, я не адвокат, чтобы обсуждать раздел имущества или наследство, и не психолог, чтобы «ковыряться» в ваших отношениях и пытаться привести к примирению. Моя задача — выяснить, что доставляет удовольствие и сделать так, чтобы Вы его получили. «А ещё у меня нет никакого желания работать сверх нормы».  — «Выяснить», значит? Ну так выясняй, — с еле заметным раздражением произнёс Хосок и кивнул на диван за собой. Сам он сел в кресло за рабочим столом. Его кабинет не сильно отличался от комнаты Чон Хитэ, разве что мебель выглядела более новомодно и отсутствовали кресло-качалка и вещи, что напоминали бы о семье.  — Вам удобен официальный стиль общения или можем перейти на «ты»? — обратилась с вопросом Ан, вынимая из сумки планшет и попутно включая его. Мужчина медлил с ответом, поэтому Тари подняла на него глаза. Хосок упёр локти в стол и сомкнул пальцы в замок, смотря на девушку как на кровного врага. — Это стандартный вопрос, если не собираетесь сотрудничать, лучше сразу разойтись, — сдержанно добавила Тари, опуская уже включённый планшет на ноги. Конечно уходить она не собиралась, лишь использовала крохотный рычажок давления, чтобы работа сдвинулась с мёртвой точки. Однако риск вылететь за дверь всё же присутствовал, и она о нём ни на секунду не забывала.  — Говори неформально, — хмуро ответил Чон, опуская ладони на стеклянную поверхность.  — Поняла, — Тари перевела внимание к экрану и, зажав пальцами перо — стилус, приготовилась фиксировать ответы, чтобы позже создать лучшие условия для клиента. — Что доставляет тебе удовольствие?  — Я всё сильнее убеждаюсь, что ваша компания — мусор, — с нескрываемым отвращением высказался Хосок.  — Значит, не знаешь? — проигнорировала колкость Тари: не впервой работать со скептиками. — Или просто стыдишься озвучивать? — коротко посмотрела она на мужчину.  — Сколько будет «ЭТО», — не знал Чон, как культурнее назвать их занятие, — длиться? — он почти потерял терпение, продолжая бесполезный, по его мнению, диалог. «Чёрт меня за язык дёрнул, согласиться на участие в этом глупом спектакле».  — Зависит от тебя. Без информации выполнить заказ не получится. Я же не могу устроить тебе шоу с собачками, надеясь, что ты получишь от этого неземной кайф, — немного грубо отозвалась Тари, при этом никак не показывая своего нарастающего раздражения: «Я просто выполняю свою работу. А ты продолжаешь придираться даже к самым обыкновенным вопросам. Что с тобой не так?!» — Ан осторожно выдохнула и повернулась к Чону. — Вопрос — ответ, всё просто, — ровным тоном добавила она, надеясь, что больше не возникнет проблем при анкетировании. Хосок дал отмашку, облокачиваясь на спинку кресла, и Ан опустила взгляд к планшету, чтобы прочитать следующий вопрос. — Вкусовые предпочтения?  — Сладко-кислый.  — Любимый цвет?  — И как это вообще поможет? — Тари лишь окинула Чона немым взглядом. — Пусть будет синий.  — Любимое животное?  — Может ещё спросишь, какие девушки нравятся? — съязвил Хосок: не нравилось ему происходящее, до зуда костяшек на руках не нравилось.  — К этому вопросу мы ещё успеем подойти, — невозмутимо отозвалась Тари. — Так какое любимое животное? — Чон поднялся с места, в несколько шагов сократил расстояние до девушки и обхватил пальцами устройство в её руках.  — Будет гораздо эффективнее и быстрее, если я сам заполню анкету, — без шанса на возражения, произнёс он и дёрнул планшет на себя, на этот раз забирая его себе. Пролистывая вопросы и продвигаясь обратно к рабочему месту, он то и дело отрицательно качал головой, поражаясь то ли их глупости, то ли наглости. — Личная информация вперемешку с детскими вопросами. И вишенкой на торте странное название «Первый цвет удовольствия — нежно-желтый». Кто вообще это придумал? — нахмурился Хосок, отрывая взгляд от экрана планшета.  — Я, — гордо ответила Тари, складывая ладони на коленях. — В самом начале я говорила, что удовольствие основывается не только на интиме. Если человек не знает, чего хочет или что может доставить ему наслаждение, как это произошло с тобой, я перехожу к стратегии трёх цветов. Сейчас ты видишь перед собой вопросы к первому цвету: они детские, светлые, лёгкие, иногда даже невинные и до жути обычные, такие же, как и само удовольствие. Некоторым людям нужно минимум, чтобы оказаться на вершине блаженства, чтобы чувство радости переполняло до краёв, а желание остановить время преобладало над желанием двигаться дальше. Прослушивание любимой музыки в парке, поедание любимого лакомства, наблюдение, за тем, как распускаются цветы — всё это удовольствия, о которых мы забываем, на которые не обращаем должного внимания, но именно они помогают позабыть о плохом и растянуть губы в довольной улыбке. Если ответишь на вопросы, может и сам вспомнишь об одном из них, — мягкой улыбкой закончила Тари. Было немного странным, что мужчина терпеливо слушал и не перебивал, пока она ласковым тоном расписывала то, что показалось ему глупым.  — Практикуешь на мне дар убеждения? — неоднозначно спросил Хосок, принимаясь прописывать ответы в анкете.  — Если бы он у меня имелся, ты бы и слова против не сказал, — добродушно хмыкнула Тари, немного расслабляясь на диване: ведь Чон сосредоточенно водил стилусом по сенсорному экрану. Прошло чуть более получаса. Хосок вышел из-за стола и, когда Тари поднялась на ноги, передал ей в руки устройство. Подозрительность и скептицизм никуда не исчезли: Чон обязательно проверит компанию, обязательно убедится в словах девушки или же жёстко опровергнет их. В любом случае он не оставит «Тайное удовольствие» без внимания.  — Ты говорила о трёх цветах, какие остальные? — следя, как Тари выключает и убирает планшет в сумочку, поинтересовался Чон.  — Узнаешь при следующей встрече, подробности можешь спросить у господина Чон Хитэ. Если я начала следовать стратегии трёх цветов, значит и проработать должна её до конца. Хорошего вчера, — попрощалась Тари, оставляя клиента без конкретного ответа на поставленный им вопрос. Стоило Тари покинуть пределы комнаты, как её внимание тут же перехватил по-прежнему взволнованный глава семейства, что с опущенной головой ходил взад-вперёд возле дивана в гостиной. Мужчина буквально места себе не находил, ожидая завершения встречи, чтобы извиниться перед девушкой. Ему было совестно, что не рассказал всей правды о неидеальных отношениях с сыном.  — Господин Чон, — сделав несколько шагов к мужчине, Тари мягко окликнула его. Чон Хитэ немного дёргано поднял грустный взгляд к женскому лицу и, всё ещё сомневаясь, поджал пересохшие губы. «Никак не могу представить, что этот безобидный мужчина строит подлые планы против сына. Кажется у младшего Чона серьёзные проблемы с доверием». — На сегодня мы закончили. Ситуация была непростой, но не критичной. Вам не о чём волноваться. Прошу, заранее предупредите сына о времени и дате следующей встречи, — понимающе улыбнулась Ан. Ей было немного жаль Чон Хитэ, он старался подступиться к сыну, желал наладить с ним отношения, но тот упрямо отвергал родительские чувства и выстраивал ещё большую стену. «Это не твоя забота, Ан Тари, свою работу ты выполнила, так что ступай-ка домой, к своим «тараканам».  — Благодарю за Вашу работу и… Мне искренне жаль…  — Всего хорошего, господин Чон, — вежливо попрощалась Ан, после чего спокойно зашагала в уже известном направлении к выходу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты