Три цвета удовольствия

Гет
R
Завершён
19
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
22 страницы, 3 части
Описание:
Что для Вас удовольствие? Нечто простое и обыденное или же это что-то экстравагантное, может даже извращенное?..

Ан Тари — тот человек, что поможет найти Ваше удовольствие и даже организует его...
Примечания автора:
Работа написана для фестиваля, который проходит в группе BANGTAN`s UNIVERSE
(https://vk.com/club195864330)

Эмоциональное состояние — удовольствие (103).
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
19 Нравится 6 Отзывы 11 В сборник Скачать

Цвет второй

Настройки текста
Примечания:
Приятного чтения~~
Небольшой, но уютный офис состоящий из одной большой комнаты — зал ожидания с диванчиками, крохотным столиком для клиентов, обеденным уголком и рабочим местом Ан Тари, и одной маленькой — застеклённый кабинет директора с двумя креслами, стоящими друг напротив друга, чтобы было комфортно принимать клиентов, и непосредственно рабочим столом. Простоту офиса разбавляли живые растения, расположенные в основном по углам, и несколько непонятных Тари картин: директор самолично отбирал их из своей коллекции.  — Добро пожа-ловать... — бодро начала приветствие Тари, но разглядев в клиенте Чон Хосока, поумерила интерес и вернулась к прерванной работе. Хосок закрыл за собой матовую стеклянную дверь и, окидывая внимательным взглядом помещение, сделал несколько шагов к столу девушки. Он скользнул двумя пальцами по деревянной поверхности, словно проверяя её на наличие пыли, затем невозмутимо поправил кашемировое пальто и сел на свободный стул. — Пришли лично убедиться в существовании фирмы? У Вас на лице написано: «Не верю, они шарлатаны», — беззлобно произнесла Тари, бросая короткий взгляд из-под ресниц и продолжая переносить данные с бумаги в компьютер.  — Ты точно не психолог? — усомнился Чон. — И прошло всего три дня, а мы вернулись к формальностям? — выгнул он бровь, разглядывая девушку перед собой: опрятная, ухоженная и до ужаса равнодушная к его персоне.  — Прости, дело привычки, — отозвалась Ан и, поставив точку в документе, наконец, подняла карие глаза. — Так я оказалась права, решил проверить компанию? — уголки женских губ дернулись вверх, когда после вопроса Хосок нахмурился: его планы раскрыли.  — У меня возникли вопросы, и я пришёл получить на них ответы, — сменил тему разговора Чон. У него есть право сомневаться в организации и спрашивать разрешения на проверку он не обязан, как и оправдываться. Ан устало вздохнула и потянулась к планшету, чтобы проверить расписание директора.  — Я сейчас занята, но ты можешь обсудить волнующие тебя вопросы с директором. Моменты, касающиеся заказа, он добавит в общий файл, так что тебе ничего не придётся мне повторять: я уже буду в курсе.  — «Занята»? — Хосок недоверчиво осмотрел пустое помещение и снова уставился на Тари. Он хотел возмутиться, указывая на очевидные вещи, но девушка его опередила. — Отсутствие посетителей в офисе — ещё не значит отсутствие работы. У нас есть постоянные клиенты и оставить их без внимания я не смею, даже если на горизонте, вдруг, появился потенциально новый клиент, особенно, если с этим клиентом у нас оговорена дата следующей встречи, — строго пресекла она любые возможные возражения. Хосок зло сжал челюсть. Он никак не ожидал встретить грубость, наведываясь не в самое популярное место в городе. — Мне предупредить директора о Вашем визите? — спокойным деловым тоном уточнила Тари. — Я дал согласие на работу с тобой, поэтому и ответы получу исключительно от тебя. До встречи на следующей неделе, — Чон недобро смерил девушку взглядом и, твёрдо встав на ноги, покинул помещение фирмы, словно он являлся её директором. «Да уж, харизмы ему не занимать, столько силы в одной только походке», — с облегчением выдохнула Тари и как-то жалостливо посмотрела на своего непосредственного начальника. Мужчина тридцати семи лет кропотливо перебирал документы и забавно хмурился, попадая в тупик. Как бы он не старался выглядеть строго, какие бы шикарные костюмы не надевал — всегда оставался в глазах клиентов, да и Тари тоже, человеком мягким и отзывчивым. Мужчина за стеклом, словно почувствовав наблюдение, поднял задумчивый взгляд, а после махнул рукой, подзывая единственную сотрудницу к себе. Тари улыбнулась и коротко кивнула, выбираясь из-за стола. «Интересно, попросит приготовить чашечку кофе или помочь разобраться с бардаком в документах?» — добродушно размышляла Ан, приближаясь к кабинету. Директор не был глупцом и со своей работой справлялся идеально, но иногда казалось, что не будь Тари поблизости, утонул бы в отчетах и договорах, потому как сам того не замечая, спутывал их между собой.  — Вам чем-то помочь? — поинтересовалась Тари, входя в кабинет. Мужчина неловко чешет затылок, опуская договор на стол, где беспорядочно лежат другие бумаги.  — Кажется, я снова смешал новые и старые договора… — подавленно выдыхает директор.  — И как Вам это удаётся, директор Пак? — беззлобно усмехнулась Ан, продвигаясь к столу. Она взглянула на беспорядок и коротко мотнула головой: «Видимо, заняться своими делами мне сегодня не дадут…» Вечер среды. На улицу неустанно обрушиваются большие капли дождя. Ан Тари вновь в дорогом автомобиле направляется на встречу с Чон Хосоком: с той неожиданной встречи в офисе он больше не объявлялся. Машина паркуется возле знакомого здания. Водитель, как и ранее, учтиво открывает пассажирскую дверцу и сопровождает девушку до квартиры, где, к её хорошо скрываемому удивлению, между гостиной и коридором дожидается сам Хосок. Серые брюки со стрелкой, светлая рубашка и жилетка на четыре пуговицы в два ряда. Руки сложены под грудью, а тяжёлый взгляд направлен исключительно на шагающую вперёд Ан Тари, из-за чего у неё сразу возникает чувство неизбежной расплаты. Глава семейства, вышедший из своего кабинета, чтобы поприветствовать девушку, растерянно замирает, замечая сына.  — Вам больше нет надобности встречаться, заказ касается только меня, — холодно предупредил Хосок и отца, и девушку, после чего, опустив руки, шагнул в сторону своего кабинета. Тари вежливо поклонилась главе семейства и последовала за Чоном младшим. — Удивлён, что ты не вмешалась, — недобро покосился на девушку Чон, когда за ней закрылась дверь. Ан вздохнула, опустила на диван сумочку и устремила вкрадчивый взгляд на явно раздражённого мужчину: «Он ведь не мстит мне за случай в компании?»  — Ваши отношения с отцом меня не касаются, я уже говорила об этом. А своё личное мнение я, будучи профессионалом, предпочитаю оставлять глубоко внутри, — спокойно ответила Ан. Хосок с секунду молчаливо рассматривал девушку, обдумывая её слова и ища скрытый смысл, после чего деловито сел в кресло и кивком головы предложил Тари опуститься в рядом стоящий диван. — Я могу приступать к следующей части анкетирования? — уточнила она, вынимая из сумочки всё тот же планшет. Чон протянул руку, планируя, как и в прошлый раз, самостоятельно заполнить странный документ, но девушка отрицательно замотала головой. — Больше десятка вопросов остались с пустым полем. Мне такой подход к работе совсем не нравится, так что вернёмся к стандартной схеме: я спрашиваю, ты — отвечаешь, — подавляя командные нотки, отказалась она подчиняться условиям Чона. Мужчина сцепил пальцы в замок, перекинул одну ногу через другую и величественно откинулся на мягкую спинку. — Тогда я начну, — Ан опустила взгляд к экрану. — Интимная близость с мужчиной или с женщиной?  — С женщиной, — холодно ответил Чон и чуть расправил плечи. Тари быстро вписала ответ и перешла к следующему вопросу.  — Предпочтительный возраст партнёра? — Чон поменял ноги местами и снова почти незаметно выпрямился.  — До двадцати девяти, но не младше двадцати четырёх.  — Нравится доминировать? — дополнительно уточнила Тари, помня о возрасте Хосока: «Ему тридцать, а названный возраст исключительно меньше, что и наталкивает на мысль о власти над партнёром. Вопрос только, какой именно власти?..» Чон угрюмо стрельнул глазами, поражаясь наглости Тари и её невозмутимости в вопросах личного характера. Он на мгновение прикрыл глаза и размял шею, плавно качнув ею.  — Что если нравится? И ещё, опережая последующие вопросы, если скажу, что получаю удовольствие, причиняя боль, ты продолжишь работу и найдёшь для меня подходящую девушку? — агрессивно произнёс Хосок, прожигая в Тари дыру. На самом деле у него нет подобных увлечений, но поведение девушки почему-то выводит из себя. Дело в отце, что подослал её или в компании, за которой нет ничего криминального, но она всё равно не вызывает доверия, а может вся проблема в глупых вопросах? Хосок тяжело выдыхает, стараясь усмирить гнев, и в который раз меняет позу.  — Верно, найду… — коротко ответила Тари и, подняв взгляд к помрачневшему лицу, добавила: — Но перед этим придётся ответить ещё на несколько вопросов и удостовериться, что твоё увлечение безопасно: мы помогаем людям в пределах разумного, а не используем психическое расстройство, чтобы навариться.  — Так у вашей компании есть правила, — язвительно хмыкнул Чон.  — Естественно они есть, — сдержанно вздохнула Тари. «Его сомнительность не знает границ… Ну серьёзно». — Тебя что-то беспокоит, бессонная ночь? — Хосок вопросительно вскинул бровь, не понимая смысла вопроса. — Ты за пять минут сменил положение больше трёх раз. И даже сейчас, — указала Ан на то, что Чон выпрямился и чуть сдвинулся. — Доверишься мне? — как-то загадочно спросила она, поднимаясь с дивана. Хосок задумчиво сощурился и отвечать не спешил: «Что она задумала?» — Не говори, что испугался слабой девушки, — слабо усмехнулась Тари, замечая самое настоящее опасение в мужских глазах. — Сделаю тебе массаж, и продолжим работу, — наконец, пояснила она. Однако вопросов у Чона стало только больше.  — Массаж? Ты сейчас серьёзно? — откровенно недоумевал Хосок, наблюдая, как девушка примеряется, сравнивая его рост и длину дивана. — И многим ты оказываешь подобные услуги? — грубо спросил Чон, получая в ответ лёгкий осуждающий взгляд.  — Не услуги, а помощь, — спокойно поправила Тари, игнорируя отпущенную колкость. — Ты станешь первым… среди дам в преклонном возрасте, — сдерживая смех, с умным видом добавила она.  — Очень остроумно, — недовольно скривился Хосок. Ан пожала плечами.  — Придётся снять верхнюю одежду, — сказала она, когда Чон поднялся на ноги. — Что? Не думал же ты, что массаж делается через одежду… Это же какой силой нужно обладать, чтобы добраться до нужных точек, через всю эту броню?  — В компании все такие странные? — расстёгивая пуговицы, Хосок следил за поведением девушки: «Она действительно собирается делать массаж? Что, даже румянцем не покроется и взгляд не отведёт?» Рубашка вместе с жилеткой аккуратно опустились на спинку кресла. А Тари, увидев обнажённый торс, осталась безучастна и равнодушна, чем немного задела Чона: за телом он следил и думал, что девушки будут в восторге, продемонстрируй он его.  — Стол выглядит прочным, так что сядь на него, — подсказала следующий шаг Тари и встала с другой стороны, чтобы в итоге оказаться за спиной. — Я квалифицированный массажист, так что хуже не сделаю. Планировала связать с этим жизнь, но по случайному стечению обстоятельств попала на собеседование в «Тайное удовольствие», — решила успокоить она мужчину.  — В офисе ты не была столь же разговорчива, — всё же припомнил Хосок холодное поведение, чуть поворачивая голову и смотря на девушку через плечо.  — Для каждого разговора своё время, и в тот раз у меня, действительно, его не было, — Ан разогревает ладони и разминает пальцы, внимательно скользя взглядом по напряженным мышцам спины. — Сейчас попробуй расслабиться, — просит она и мягко касается поясницы, после чего медленно ведёт вдоль позвоночника. Чон слабо вздрагивает от первых прикосновений, а когда Тари находит источник проблем, кривит лицо и пытается сбежать от неприятных ощущений. — Не двигайся, — с ласковой строгостью требует Тари и, опустив левую руку на плечо мужчины, удерживает его на месте.  — Расскажи о втором цвете, — дабы отвлечься от дискомфорта, просит Хосок. Ан заинтересованно поднимает глаза от своих рук к профилю Чона, недолго размышляет и, продолжая движения по спине, начинает пояснение:  — Рубиновый. Удовольствие зрелое, осознанное, полное страсти и безумства. От него кружится голова, темнеет в глазах, а рассудок, кажется, отходит на покой, позволяя ощущениям брать полный контроль над телом. В большинстве случаев это удовольствие, носящее эротический характер, но встречаются и те, что отнюдь не связаны с интимом. Например, есть люди, что без ума от восковой депиляции, но согласись, будет странно, если клиент во время процедуры начнёт блаженно постанывать и тянуть уголки губ? Рассказывать о сексуальных предпочтения или других фетишах вроде не стыдно, но большинство людей предпочитает немного преуменьшить степень своего удовольствия. Именно с непростыми предпочтениями мы помогаем. Выслушав клиента, здраво оцениваем свои возможности и даём ответ, — Тари в последний раз надавила под лопаткой и отстранилась, позволяя Хосоку привести себя в порядок. Мужчина встал со стола, чувствуя себя заметно лучше: дискомфорт после сна в неудачной позе растворился, словно его и не было. Надев рубашку, Чон стал медленно её застёгивать: «Помогают кому-то получить удовольствие от секса?.. Бордели в наше время уже не справляются? А что же с извращенцами? Им тоже помогают?»       — И да, напомню, мы умеем отказывать, — опережая Хосока, добавила Тари. — А теперь вернёмся к анкете, — Ан опустилась на диван и, не поднимая взгляда на Чона, чтобы удостовериться, что он готов к продолжению диалога, взялась за планшет. «Его соски затвердели. В комнате не холодно, возможно ли, что я случайно коснулась чувствительной зоны?» — размышляла Тари, делая дополнительные сноски в анкете. Внимательность к деталям играет большую роль в выявлении потребностей клиента. — Ты так и не ответил, нравится ли тебе доминировать?       — Да, — коротко и достаточно твёрдо ответил Чон, сев на прежнее место. «Её тон граничит где-то между деловым и дружелюбным. Она не нарушает границ, но и не создаёт их. Верна работе и не забывает о клиенте...» — не отрывая глаз от девушки, Хосок пытался провести собственный анализ поведения, хотел понять, с каким человеком согласился на откровенную дикость: таковой он до сих пор считал попытку выяснения его удовольствия. Он желал знать всё, планировал быть ведущим, а не ведомым. Вот только чувство равенства, в присутствии Ан Тари, бесстыдно напоминало о себе.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты