Арест Гарри Поттера

Джен
Перевод
G
Завершён
653
переводчик
_matilda_ бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/3724357
Пэйринг и персонажи:
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Гарри Поттера задерживает полиция.

[1 часть цикла «Арест Гарри Поттера».]
Примечания переводчика:
Я нашла лучшего бразильского снарри-автора, пацаны!

Дополнительные предупреждения: AU - изменение событий канона начиная с книги «Гарри Поттер и Принц-Полукровка».
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
653 Нравится 27 Отзывы 121 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Лето, проведённое в доме Дурслей, приятным не бывало никогда, — вот о чём Гарри думал, пока пылесосил гостиную своей тёти. Он уже собирался подняться вместе с пылесосом на второй этаж, чтобы убраться в спальнях, когда в дверь позвонили. Гарри был дома один, так что ему пришлось оставить пылесос возле лестницы и пойти открывать. К его изумлению, на пороге стоял полицейский. В форме Скотленд-Ярда, а не какого-то там обычного городского патруля. — Здесь проживает Гарри Поттер? — Да, сэр. — И он?.. — Перед вами, сэр. — В таком случае не могли бы вы, пожалуйста, проследовать за мной? — Ну… вообще-то я не могу. Дома никого больше нет и… Его вежливо перебили: — Мистер Поттер, боюсь, вы меня не поняли. Вы арестованы. Не вынуждайте меня надевать на вас наручники. Сердце Гарри пропустило удар. — Арестован? — переспросил он. — Но за что? — Хранение запрещённых веществ, возможно, также попытка их распространения и сбыта, — полицейский подтолкнул его в спину. — А теперь пройдёмте, будьте добры. Он довёл ничего не понимающего Гарри до припаркованной у обочины патрульной машины. Кое-кто из соседей вышел на улицу, заметив её перед домом номер четыре. Казалось, все они выбрали именно эту минуту для того, чтобы полить газон — и, разумеется, понаблюдать за тем, что происходило в доме Вернона и Петунии Дурсль. После того как полицейский уехал, увозя с собой Гарри Поттера, соседи сбились в небольшие группки, обсуждая неуравновешенного племянника Дурслей. Какое милосердие они проявили, взявшись за воспитание этого неблагодарного и странного дикаря!

***

Гарри сидел в одной из крошечных допросных в местном полицейском участке графства Суррей, окружённый лишь голыми стенами и полупрозрачными односторонними зеркалами, и отчаянно потел. Не то чтобы ему было жарко. Он даже начал думать, что это могло быть каким-то планом Волдеморта — судя по всему, довольно успешным. Посадить Гарри за решётку по ложному обвинению означало полностью отрезать его от магического мира. Хранение наркотиков тянуло на серьёзный срок. Повезёт, если его посадят всего на пять лет — это зависит от адвоката, и, конечно, ему предоставят государственного, потому что Дурсли за него платить не станут. Таким образом, Гарри может выбыть из игры в битве с Тёмными Силами на следующие несколько лет, а значит, у Волдеморта есть все шансы выиграть. Особенно если вспомнить Пророчество… И хуже того — если Гарри окажется в тюрьме, убить его там будет совсем просто. Дверь открылась, и вошёл мужчина лет тридцати, в костюме. — Добрый день, мистер Поттер. Меня зовут инспектор Холмс, и я хотел бы задать вам несколько вопросов. — Он уселся за стол и окинул Гарри оценивающим взглядом. — И прежде чем вы решите схохмить по этому поводу: моё имя Джон, не Шерлок, так что все свои шуточки оставьте при себе. Гарри и в голову бы не пришло отпустить про это шуточку. Инспектор продолжил: — Ваша тётя скоро прибудет в участок. Не стоит и говорить о том, как она была шокирована, узнав о вашем аресте. Но неожиданностью для неё это не стало. Любопытно, не правда ли? — Послушайте, инспектор, — начал было Гарри, — произошла какая-то ошибка. Я не храню и не употребляю наркотики. Как я могу ими торговать? — Бросьте. Вам шестнадцать, вы мальчик неглупый. Наверняка можно найти какой-нибудь способ. — Но я даже сигареты не курю, не говоря уже о наркотиках! Инспектор положил на стол перед Гарри какой-то предмет и поинтересовался: — И как тогда вы объясните это, мистер Поттер? Гарри непонимающе взглянул на него: это был спичечный коробок, такой потёртый, что имени производителя на этикетке было не разобрать. — Что это такое? — спросил он. — Не прикидывайся дурачком, парень. Ну же, открой его. Гарри, заинтригованный, повиновался — и в тот момент, когда он открыл коробок, он увидел внутри блестящий порошок. Ему понадобилось всего несколько секунд для того, чтобы всё понять. Летучий порох. Он почти рассмеялся: — Но это… это же волшебный порошок! Инспектор Холмс вскинул брови и саркастически ухмыльнулся: — Волшебный, а? Ну, такое тоже можно назвать волшебством. Гарри поспешно поправился: — Нет, такой, который используют фокусники. Знаете… порошок, который вспыхивает и превращается в цветной дым. Саркастическая ухмылка пропала. Лицо инспектора неожиданно побагровело от ярости, и он подался вперёд и заорал: — Не пытайся оправдаться, мальчишка! Мы прекрасно знакомы с составом порошка, который используют профессиональные фокусники, и можем гарантировать, что он не совпадает с этой дрянью. Судебно-медицинская экспертиза не смогла установить, что это такое. Этот порошок — какая-то новая разновидность наркотика, Поттер, и мы хотим узнать о нём всё! Гарри выпучил глаза: — Вы шутите!.. — И смеяться последним, мистер Поттер, будете не вы! Говорите! Кто его распространяет? В каких районах? Откуда его берут и как ввозят в страну? — Я не знаю! — Гарри начал нервничать. — Послушайте, вы должны мне поверить. Всё это одна огромная ошибка. Я даже не знаю, где вы это достали, — у меня его не было! — Ах, теперь ты пытаешься сказать, что это какая-то ловушка? Брось, парень. Скажи мне, что тебе известно, и мы попытаемся договориться. — Договориться? — Смягчение наказания. Если ты поможешь нам, мы поможем тебе. Сотрудничество. — Инспектор взял коробок в руки. — Итак? Гарри тревожно вздохнул: — Но я ничего не знаю! Инспектор Холмс поднялся на ноги и сказал ему: — Очень хорошо, мистер Поттер, как знаете. Я оставлю вас в одиночестве, чтобы у вас было время подумать над моим предложением. Надеюсь, вы хорошенько взвесите все «за» и «против». Срок действия предложения может истечь. И вышел. Гарри пришёл в отчаяние. Что делать? Он был совсем один, без палочки (да даже будь она с ним — Гарри не мог использовать магию вне Хогвартса), и никто в волшебном мире не знал, где он. В конечном итоге его друзья догадаются, что его нет в доме на Тисовой улице, но тогда будет уже поздно — вероятно, он будет сидеть на скамье подсудимых, ожидая приговора суда. Почему всё это вечно происходит именно с ним? Спустя час тщетных попыток найти выход из сложившейся ситуации Гарри начал уже думать, что о нём забыли. И именно в этот момент дверь открылась, и вошедший инспектор Холмс объявил: — Посещение, Поттер. Вошла его тётя Петунья. Её вытянутое лицо было мрачным и оттого казалось ещё более неприятным, чем всегда. Она стискивала костлявой рукой свою крошечную сумочку с такой силой, будто ожидала, что здесь, в полицейском участке, кто-то может украсть её. — Тётя Петунья!.. Она уселась как можно дальше от Гарри, глядя на него так, будто выносила ему приговор. — Ах, мальчишка, я знала, что однажды ты закончишь в месте вроде этого. — Это ошибка! — попытался сказать Гарри. — Я не употребляю наркотики! Вы об этом знаете! — Тогда что за порошок Дадли нашёл в твоей комнате? — возразила она. — Дадли? — Головоломка начала складываться. — Дадли сказал, что нашёл его в моей комнате? Но как… Тётя Петунья наморщила нос: — Как хороший мальчик и ответственный гражданин, Дадли сделал то, что должен был: оповестил полицию о наличии в доме запрещённых веществ. — Где он взял порошок? У меня его не было! Я им не пользуюсь! — А вот твои друзья пользуются. И они употребляли его в моём доме. Какая наглость! Разум Гарри лихорадочно обрабатывал то, что она сказала. И он вдруг вспомнил: на четвёртом курсе, летом перед очередным учебным годом в Хогвартсе, Уизли прибыли в дом Дурслей, чтобы взять его с собой на чемпионат мира по квиддичу. Тогда они использовали летучий порох — и практически уничтожили гостиную его дяди и тёти. Но чего он не мог понять, так это того, как Дадли заполучил порох, если у мистера Уизли была всего одна коробочка, и та всегда находилась при нём. И тут Гарри догадался. Он ведь не видел всего, что происходило в доме Дурслей в тот вечер: мистер Уизли забрал его в Нору сразу после того, как Дадли проглотил заколдованную конфетку близнецов, заставившую его язык увеличиться до ненормальных размеров. Поднялась ужасная суматоха, и в конце концов мистер Уизли вылечил Дадли, но, наверное, потерял в процессе коробок с летучим порохом. А Дадли его поднял. — Но прошло столько времени, — пробормотал Гарри. — Зачем доносить на меня сейчас? Тётя Петунья скривилась и ответила: — Чтобы избавиться от тебя раз и навсегда. Через три недели ты станешь совершеннолетним — а значит, уже не вернёшься в наш дом. А кроме того, тебя можно будет судить как взрослого, без этих исправительных подростковых колоний, в которых таким, как ты, столько всего прощают! Нет, ты окажешься в тюрьме строгого режима, где тебе и место, и больше никогда не увидишь своих ненормальных друзей! Гарри побледнел. — Но вы… вы не можете так со мной поступить! Вы же знаете, что происходит. Вы знаете о Волдеморте. Он атакует всех и всюду! — И если он нападёт на тебя, нашей семьи рядом не окажется! — На её лошадином лице расцвела саркастичная усмешка. — Сотрудничай с полицией, дорогуша. Расскажи им всё, что знаешь об этом порошке и о своих друзьях. Может, тебе сделают скидку на сумасшествие. И тётя Петунья ушла, оставив Гарри в полнейшем отчаянии. Итак, это не было ловушкой Волдеморта — нет, это уловка его любимых дядюшки и тётушки. Какой позор! Мальчик-Который-Выжил арестован магглами за распространение наркотиков (или за употребление летучего пороха) и не сумеет исполнить Пророчество, связавшее его с Лордом Волдемортом… Выбора у него теперь не было. Да и надежды тоже. Гарри прижался лбом к столешнице и обхватил голову обеими руками, стараясь не расплакаться. Он буквально ощущал, как всё выходит из-под контроля и закручивается в сюрреалистичную безжалостную спираль. Предложение прикинуться душевнобольным начинало казаться всё более и более привлекательным. В это мгновение в допросную вошёл Холмс с увесистой папкой. — Посмотрим, что тут у нас. А вы полны сюрпризов, мистер Поттер. Я только что наткнулся ещё на один. Расскажите-ка мне, где вы обычно проводите учебный год? — В смысле? — непонимающе переспросил Гарри. — Ваша тётя сообщила, что вы посещаете школу святого Брутуса для трудных подростков. Но каково же было моё удивление, когда администрация школы сообщила, что в их учебном заведении никогда не числился некий Гарри Джеймс Поттер! Едва вам исполнилось одиннадцать лет, вы как сквозь землю провалились — и с тех пор появлялись в доме своих опекунов только на летних каникулах. Вас не затруднит объяснить мне, чем вы занимались в течение последних шести лет? Гарри замер с открытым ртом и остановившимся сердцем. О Хогвартсе он рассказать не мог — но не знал, о чём ему теперь говорить. Будто по волшебству, дверь снова распахнулась, и какой-то полицейский объявил: — Адвокат прибыл. Спасён в последнюю минуту. В едва освещённую комнату вошёл мужчина. Он был строен и высок, длинные чёрные волосы убраны в конский хвост, на плечах — элегантный серый пиджак в стиле Джорджио Армани. Гарри не имел ни малейшего представления о том, кто этот человек, пока он не открыл рот и не произнёс: — Довольно докучать моему подопечному, инспектор. Гарри не узнал его сразу: кожа казалась светлее, глаза посажены ближе друг к другу, зубы были ровнее, а нос — уже. Очевидно, он применил чары гламура, меняющие внешность. Он выглядел, осознал вдруг Гарри, почти нормальным. И даже элегантным, если судить по идеально сшитому, прекрасно сидящему пиджаку. Смотрелось дорого. Холмс тоже это заметил: — Вы не похожи на государственного адвоката. У Снейпа был с собой аккуратный кожаный портфель, который он теперь поставил на стол перед тем, как сесть и ответить: — Некий человек, пожелавший остаться анонимным, нанял меня как адвоката для мистера Поттера. И должен сказать, что я в одном шаге от того, чтобы направить официальное обвинение против Скотленд-Ярда за нарушение прав моего клиента. Мистеру Поттеру всего шестнадцать лет, однако он находится под арестом уже шесть часов, и ему не предоставили права потребовать присутствия адвоката на его допросе. Могу предоставить хабеас корпус, полученный мною меньше часа назад, — Снейп запустил руку в карман пиджака и извлёк оттуда две визитные карточки. Одну он передал Гарри, другую — инспектору. — А теперь, если вы позволите, я хотел бы пообщаться со своим подопечным наедине. И не вздумайте подслушивать наш разговор. Холмс мрачно оглядел карточку и встал, процедив: — Разумеется… мистер Снейп. Окинув Гарри напоследок ненавидящим взглядом, он развернулся и покинул допросную. Снейп в то же мгновение вытащил палочку и наложил на комнату Заглушающие чары. — Как вы узнали, что я здесь? — спросил Гарри. — Похоже, ты забыл о том, что Орден постоянно наблюдает за тобой, Поттер. Арабелла Фигг связалась с Дамблдором через несколько минут после того, как тебя арестовали. — Тогда почему вы пришли только сейчас? — В основном из-за бюрократических проблем. Кроме того, мы должны были убедиться, что это не ловушка Тёмного Лорда. Следовало также разработать чёткую стратегию. — Чёткую стратегию? — испуганно переспросил Гарри. — Вы позволите им посадить меня за решётку из-за летучего пороха? — Поттер, ты не понял. Нам придётся играть по правилам магглов. Нужно изобрести удобоваримое оправдание — в противном случае тебя объявят в розыск как беглого преступника. — Мне плевать! Всё равно моё место в магическом мире. — Не мели чепухи, мальчишка. — У Снейпа сделалось строгое и злое лицо, плохо сочетающееся с его новой внешностью. — Порвав все связи с миром магглов, ты не получишь ничего хорошего. Гарри пожал плечами: — Они уже их со мной порвали. Дурсли, я имею в виду. Они придумали всё это, чтобы навсегда от меня избавиться. — Понимаю. Будет лучше, если я сразу расставлю все точки над «i». С этого момента, Поттер, ты. держишь. рот. на. замке. С магглами разговариваю я. Я доступно выражаюсь? — Отлично. Но они задают мне вопросы! Хотят знать, почему я не посещал маггловскую школу! Снейп вскинул бровь и ответил: — Это можно использовать как возможность разобраться с Дурслями. В конце концов, Дамблдор дал мне карт-бланш, да и твоя кровная связь с родственниками будет разорвана после твоего вступления в совершеннолетие… — О чём это вы? — Увидишь. Будешь говорить только то, что я скажу. Снейп снял Заглушающие чары и, как только Холмс вернулся в допросную, объявил: — Мистер Поттер согласен сотрудничать с полицией при двух условиях. — Каких же? — Условие первое: мой клиент выдвигает встречное обвинение против мистера и миссис Дурсль за халатность и домашнее насилие. Мальчик не был зачислен в школу после десяти лет, и это противоречит закону о правах ребёнка. — И где же он был всё это время? — Заперт в своей комнате. Если вы посетите дом Дурслей, вы увидите, что на окне в его спальне установлены решётки. — Это ничего не доказывает. На окнах многих домов стоят решётки, мистер Снейп. — Но только на одном окне? Холмс вскинул брови. Потом согласился: — Замечательно, я сообщу об этом в службу защиты прав детей. Каково второе условие? — Повторная судебно-медицинская экспертиза, чтобы удостовериться, что это действительно запрещённое токсичное вещество. — Не вижу ни одной причины для неё, — возразил Холмс. — Мы уже провели полную проверку. — Значит, проведёте ещё одну. Ещё более полную. Мой клиент утверждает, что порошок безвреден, и мы хотим подтвердить это и направить вещество на анализ в нашу собственную лабораторию. Либо, если вы настаиваете, в любую другую. Холмс пожал плечами: — Не знаю, чего вы хотите этим добиться, Снейп. Результат будет таким же. Но хорошо, хорошо, раз вам так угодно. Пусть ваш… клиент расскажет мне обо всём, как только придут результаты. — Разумеется, — отозвался Снейп. — Кроме того… не могли бы вы принести сюда какой-нибудь еды? Мой подопечный — растущий организм, и я сомневаюсь, что вы предложили ему хотя бы чашку чая. Подкрепившись и заручившись уверенностью в том, что Снейп работает над разрешением ситуации, Гарри не возражал провести ещё несколько часов в ожидании. Он не знал в точности, каков план Снейпа, но не сомневался, что Дамблдор не бросил бы его вот так. Директору Хогвартса нужно было как-то компенсировать прошлогодний провал. Снейп снова оставил его в одиночестве, сообщив, что должен позаботиться о некоторых юридических аспектах дела. Гарри даже вообразить не мог, что он под этим подразумевал, учитывая, что никаким адвокатом Снейп не был — профессор Зельеваренья, вот он кто. Впрочем, магглов он провёл мастерски: либо Снейп был потрясающим шпионом, либо магглы были потрясающими растяпами. Как бы то ни было, Снейп был загадкой, и у Гарри пока не получалось её разгадать. Весь шестой курс Гарри провёл в попытках навсегда вышвырнуть Снейпа из своей жизни. Учитывая, что он завалил СОВ по Зельям, это было не так-то трудно. Но Дамблдор настаивал на том, чтобы он продолжил обучение Окклюменции, так что дважды в неделю они всё равно виделись. И в этот раз занятия принесли свои плоды. Гарри потратил на это почти весь год, но в конце концов всё-таки смог освоить Окклюменцию — и как-то незаметно начал уважать Снейпа. И он подозревал, что это было взаимно. А кроме того… был между ними один разговор… не единственный, конечно, но особенный, отличающийся от других. Снейп тогда сказал ему, что пытался уговорить Сириуса остаться на Гриммаулд-Плейс в ту роковую ночь в Отделе Тайн. Гарри знал о тихой ненависти между этими двоими, Сириусом и Снейпом, но так и не смог отыскать в Снейпе ни малейшего признака удовлетворения тем, что Сириус погиб. И это помогло ему взглянуть на Мастера Зелий по-новому. В ту самую ночь Гарри извинился перед ним за своего отца. За те вещи, которые видел в Омуте памяти. Гарри признался, что ему стало стыдно за то, что Мародёры сделали со Снейпом, — и, изумлённый, получил внезапный ответ: «Не думайте, что я не отплатил им тем же». Это был первый раз, когда они смогли вежливо поговорить. Первый раз, когда Гарри почувствовал, что доверяет Снейпу. И с того момента между ними установилась некая уважительная дистанция, успокаивающая и приятная: впервые Гарри почувствовал, что они со Снейпом на одной стороне. Особенно учитывая, что Снейп спасал его шкуру с пугающей частотой. Гарри как раз обдумывал это, когда дверь снова распахнулась, и вошёл Снейп — с кожаным портфелем и саркастичной усмешкой. Инспектор Холмс, вошедший в допросную следом за ним, имел при себе неизменную папку, и вид у него был расстроенный. — Идём, Поттер, — позвал его Снейп. — Что? Меня освободили? Почему? — Пришли результаты экспертизы, — с явной неохотой пояснил инспектор. — Порошок с подобным составом используют профессиональные фокусники. Он содержит только порох и красящее вещество. Гарри улыбнулся: — Именно это я вам и говорил. — Ты мог подменить образцы, Поттер, — сказал Холмс. — Я не знаю, как ты это сделал, но будь уверен — я это выясню. — Вы хотите вмешаться в ход судебно-медицинской экспертизы? — перебил его Снейп. — Думаю, нет, инспектор. И, коль скоро единственное доказательство вины Поттера не прошло вашу проверку, полагаю, все обвинения сняты, и мы с моим клиентом можем быть свободны. — Не так быстро, — ответил инспектор Холмс. — Вашему клиенту необходимо оставаться здесь до прибытия представителя службы защиты прав несовершеннолетних. — Чего?! — Твои дядя и тётя обвиняются в домашнем насилии и халатности, — пояснил Холмс. — И больше не могут быть твоими опекунами. Тебя отправят в приют, а оттуда — в приёмную семью. Снейп, вытащивший из своего кожаного портфеля какой-то документ, вмешался раньше, чем Гарри успел возмутиться: — Ах да. Это свидетельство о временной опеке, заверенное Правительством Её Величества. Холмс схватил бумажку и внимательно прочёл её, прежде чем сказать: — Этого быть не может. Здесь сказано, что опекунство над мальчишкой передано кабинету премьер-министра Великобритании. — Или его законному представителю, — закончил Снейп, — в роли которого в данном случае выступаю я. Нам пора. Холмс попытался остановить его: — Подождите, но формы на освобождение… — Формы на освобождение необходимо заполнять только в случае реального факта возбуждения уголовного дела. Все обвинения с моего подопечного сняты, таким образом, ни о каком уголовном деле речи не идёт. Ещё раз до свидания, инспектор, и хорошего вам дня. Снейп вышел из допросной, и Гарри поспешил следом за ним. Когда они вышли на улицу, оказалось, что солнце уже садится, и Гарри вздрогнул, подумав, что мог бы провести ещё много, много времени без возможности увидеть дневной свет. Но следом он подумал ещё кое о чём и удержал Снейпа за запястье: — Подождите-ка: вы законный представитель премьер-министра? Почему я никогда не слышал об этом раньше? — Существует соглашение между Министерством Магии и маггловским правительством. Если секрет существования двух миров оказывается под угрозой раскрытия, подобные связи — отличная возможность, которую можно использовать для разрешения проблемы. Разумеется, такими методами лучше не злоупотреблять. — И Министерство Магии разрешает так делать? — Вполне. А теперь пошевеливайся, Поттер. — Куда мы идём? — Я отвезу тебя домой. — Домой? То есть куда? Я не вернусь к Дурслям! — Не говори глупостей. Разумеется, ты не вернёшься в их дом. Я очень рассчитываю на то, что в ближайшее время они окажутся за решёткой. — Тогда куда мы идём? — Гриммаулд-Плейс, конечно же. Ты будешь жить с Ремусом Люпином. — Но… я думал, что буду жить с вами. — Мерлин, Поттер, как тебе это в голову только пришло? — Ну… во-первых, вы оформили опеку надо мной. — Я думал, ты будешь счастлив узнать, что твоим опекуном будет Люпин. — А вы не хотите быть моим опекуном? — Поттер, есть какая-то причина, по которой ты не хочешь остаться с Люпином? — Нет, но… он живёт в том доме. — Что не так с домом? — Это дом Сириуса. Я не уверен… не уверен, что хочу провести там лето, зная, что Сириус туда уже не вернётся. Снейп окинул его пристальным взглядом, и, когда он снова заговорил, тон его голоса неуловимо изменился: — Мне очень жаль, Поттер, но я вынужден подчиняться приказам Дамблдора. Гарри опустил голову. — Конечно. Вы, наверное, и не захотели бы остаться со мной на целое лето. Я всегда был для вас обузой. Молчание. Затем — с явным предупреждением в голосе: — Если бы я позволил тебе жить со мной, тебе пришлось бы выполнять кое-какую работу по дому. У меня нет домашнего эльфа. — Я умею делать по дому всё. У Дурслей за домашнего эльфа был я. — Каникулы — не повод шляться на улице целыми днями. — Понятно. Никакого «шляться». — Ты должен выполнить все задания на лето, и после этого мы начнём занятия по Легиллименции. — Можно я проведу неделю у Уизли? — В августе — если будешь пристойно себя вести. Ты понял правила? — Да, сэр. Очередная пауза. — Пока мы не вернёмся в Хогвартс, можешь звать меня Северусом. В стенах замка я снова стану профессором Снейпом. — Хорошо, Северус, — Гарри улыбнулся. — Тогда пойдём. Снейп развернулся и ускорил шаг. Гарри последовал за ним, переполненный странным трепетом и неясным беспокойством. Это лето обещает быть интересным.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты