Она не соглашается

Гет
PG-13
Завершён
147
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
12 страниц, 3 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
147 Нравится 10 Отзывы 40 В сборник Скачать

Свадьба

Настройки текста
Тёплый летний ветерок, гуляющий по шатру, ненавязчиво играет с тонкими прядями светлых волос, выбившимися из высокой причёски. Далия уже не пытается привести её в подобающий леди вид — всё равно уложенную красоту растормошат бесконечные танцы, в которые её весь вечер увлекают друзья. Друзья. Кое-как вырвавшись из общего веселья, посвящённого долгожданной свадьбе Рона и Гермионы, Далия обосновалась на мягком кресле поодаль от торжествующих. Перекатывая узкую ножку бокала меж пальцев, девушка с улыбкой наблюдала за людьми, которые, несмотря на прошлое, смогли принять её. Да, не сразу, да, с опаской, однако смогли. Ради Гарри. Ради его счастья, которое, к огромному удивлению каждого, оказалась способна подарить ему лишь она — изводившая их всё детство, отравлявшая школьную жизнь, оскорбляющая, унижающая… Её вдруг охватила уже знакомая паника. Далия зажмурилась, пытаясь прогнать тревогу, что пощипывала каждую клеточку тела. Страх, почуявший секундную брешь в самообладании, вылез наружу, и теперь, находясь посреди всех этих людей, Далия ощущает себя такой же лишней, как и несколько лет тому назад, когда Гарри, не желающий расставаться с ней даже на день с того приёма в министерстве, привёл её на дружеские посиделки со своими школьными товарищами. Оглушительная тишина, послужившая ей тогда приветствием, до сих пор эхом разносится по её снам. Далия тогда в первый раз как никогда чётко осознала — срок их отношений ничтожно краток. Окрылённая внезапным, таким долгожданным счастьем и постоянным уединением с Гарри она предпочитала не думать о плохом, и потому далеко не приветливые, откровенно осуждающие взгляды его друзей стали ударом под дых. — Привет, Далия, — первой отреагировала, не дав неуютному молчанию затянуться, Луна, которая, казалось, единственная не видела в сложившейся ситуации ничего плохого. Лавгуд подошла к держащейся за руки паре и, не обращая внимания на Гарри, обняла его спутницу, вызвав в каждом присутствующем невероятных размеров изумление. — Рада тебя видеть, — тем временем как ни в чём не бывало продолжала она и, скользнув рукой по плечу Далии, легко сжала её ладонь, чтобы настойчиво потянуть в сторону. — Пойдём, найдём тебе кружку. Я принесла замечательный чай, ты просто обязана попробовать. Я его сама вырастила. Не понимающая, как на это реагировать, Далия вскинула на Гарри вопросительный взгляд, на что тот лишь пожал плечами, разжимая ладонь, и улыбнулся той самой улыбкой, от которой у Малфой каждый раз перехватывало дыхание. Зная, что ничего хорошего сейчас произойти в гостиной не может, Далия всё же позволила Луне увести себя на кухню. От девушки исходило странное, иррациональное спокойствие, и Далия не могла найти ему обоснованной причины. Все — все до единого, присутствующие в этом доме сегодня, исключая, конечно, Гарри — ненавидят её. Так почему же эта странная девушка с такой заботой наливает ей в огромную кружку чай и спрашивает, какое печенье та предпочитает? — Не переживай, — произносит Луна своим тихим, будто бы отрешённым голосом, выкладывая печеньки причудливых форм на тарелку. — Они привыкнут. — Вот уж вряд ли, — сокрушённо шепчет Далия, которой невероятно хочется расплакаться от обиды и заведомой потери. И ей уже не до ссор и оскорблений — она давно переросла эти свои привычки, которые, как ей когда-то казалось, делали девушку в глазах остальных круче. Малфой понимает, что в данной ситуации её руки наглухо связаны и она никак не может повлиять на исход событий, даже самыми добрыми и искренними словами — ведь им просто никто не поверит. Вдруг она вновь ощущает прикосновение — тактильность Луны, к удивлению самой Далии, не раздражает и не отталкивает, а напротив — успокаивает, даря разливающееся по телу тепло. Стиснув узкую ладошку странной девушки, Далия заставляет себя успокоиться. Шумно выдохнув, она улыбается Луне, благодарная за проявленную доброту, и берёт по пухлой кружке в каждую руку, чтобы выйти следом за несущей миску с печеньем девушкой в гостиную.

***

Кое-как взяв себя в руки, Далия открывает глаза. Никуда не девшаяся тревога заставляет взгляд метаться от одного человека к другому: вот у противоположных столов хлопочет — по привычке — Молли Уизли, доброе имя которой Далия от души поливала грязью шесть долгих лет; чуть поодаль от неё стоят раскрасневшиеся, скорчившиеся в приступе смеха сыновья: Рон, получавший когда-то уйму штрафных баллов за то, что так легко вёлся на злобные провокации слизеринки, и Джордж, всегда такой весёлый и более рассудительный, чем покинувший мир Фред, однако первый толкнувший её, Далию, на квиддичном поле, когда она в своих насмешках зашла слишком далеко. Лихорадочный взгляд перескакивает на Гарри, болтающего о чём-то с Джинни, и Малфой ощущает болезненный укол, но не ревности, нет, — досады. Досады за любимого, за то, что ему приходилось и приходится терпеть до сих пор из-за любви к ней. «С Уизли ему было бы проще», — допускает вполне резонную, но такую обидную мысль Далия, грустно поджав губы, и боязливо пытается прикинуть, сколько ещё моментов счастья на двоих осталось у них в запасе? Ведь всё, о чём всегда мечтал Гарри, — это спокойствие. Малфой же принесла ему лишь дополнительные хлопоты: когда её нет рядом, злые языки стремятся образумить Поттера, о чём Гарри никогда не скажет, во всяком случае ей. Но Далия не слепая и не глупая и прекрасно всё видит и понимает, чего ему стоит постоянно отражать подобные атаки. Однако и наедине о покое Гарри пусть и не всегда, но может только мечтать — язвительные замечания, нередко перетекающие в ссоры, резкость и далеко не самое доброе чувство юмора — Малфой сплетена из этого и не может, как бы ни хотела, вытравить всё это из себя. Он не выдержит однажды — совершенно ясно понимала она. Поэтому всё, что ей остаётся — насколько возможно полно наслаждаться увядающим счастьем в ожидании разрыва, одна лишь мысль о котором причиняет колоссальную боль. Поймав взгляд улыбающегося ей Гарри, Малфой вдруг совершенно спокойно принимает свою участь, и, несмело улыбаясь в ответ, поддаётся размышлениям: а будет ли после их расставания всё так же сильно радоваться встречам с ней Джордж, поднимая её, стиснутую крепкими объятиями, на высоту своего роста? Будет ли улыбаться ей Гермиона, не обременённая нежеланием задеть чувства друга? Будет ли готовить её любимый лимонный пирог Молли, реши Далия заглянуть в гости? А будет ли она вообще после такого по-прежнему считаться желанной гостьей в Норе? Кто-то зовёт её по имени, прерывая мысленный поток, в котором длинной очередью выстроилась ещё куча подобных «будет ли». — А, что? — смаргивая пелену с глаз, откликается Далия, и взгляд её берёт в фокус миловидное личико Луны. «Вот кто уж точно не изменит своего отношения ко мне», — уверена Малфой. — Пошли, — произносит девушка и, взяв за Далию руку, тянет куда-то с такой прытью, что та едва успевает поставить покачнувшийся бокал на стол. — Прошу минуточку внимания, — громкой волной прокатывается по залу голос Гарри, стоит девушкам добраться до центра. Луна отпускает её ладонь и отходит на несколько шагов. — Что ты делаешь? — настороженно спрашивает Далия, вдруг оказавшаяся в организованном толпой кругу вместе с Гарри, который совершенно не спешит отвечать на её вопрос, следуя какому-то своему, очевидно заранее продуманному плану. — Рон, дружище, прости, что забираю часть внимания себе в такой важный для вас с Гермионой вечер, но я совершенно не в силах сдержаться, — очаровательно и несколько виновато улыбается друзьям Гарри, а Рон, не стараясь подавить смешок, лишь пожимает плечами и роняет что-то похожее на «да я уже привык», чем веселит окружающих, в то время как сам Гарри переводит взгляд на свою спутницу: — Далия, — от звука собственного имени у девушки замирает сердце. «Что он творит?» — бьётся, словно пойманная в ловушку птица, мысль в её голове, однако она, стараясь сохранить спокойствие хотя бы внешне, смотрит, не моргая, на Гарри. — Ты уже не раз слышала и потому прекрасно знаешь, как сильно я тебя люблю, — продолжает он, ничуть не смущаясь перешёптывающихся и улыбающихся друзей вокруг. — И хоть ты и невероятно капризная, взбалмошная и порой просто невыносимая девушка, — на этих словах по гостям прокатывается лёгкий смех, и в любой другой ситуации это бы задело Малфой, однако сейчас, глядя в лучащиеся теплом всего мира зелёные глаза, видя счастливую и такую любимую улыбку, Далия решает простить всем маленькую оплошность, — я не могу представить свою жизнь без тебя, такой милой, заботливой и ласковой. Родной голос звучит так уверенно и искренне, что Далия не может не поверить каждому произнесённому слову. — И потому я хочу спросить тебя… — Гарри на мгновение запинается, рвано выдыхая, выдавая тем самым своё волнение, отчего у девушки немеют руки, а по телу пробегает волна мурашек. — Ты станешь моей женой? — произносит наконец он, а у Далии коленки подкашиваются от нереальности происходящего. Перебирая сотни вариантов их совместного будущего, о подобном Далия даже мечтать боялась. Ведь столько всего плохого она натворила, столько злого успела сказать… Её невозможно любить, во всяком случае так крепко, сильно и долго. Особенно такому, как он. Гарри невероятно хороший парень и Далия, любя его до потери сознания, всё же не уверена, что ему нужна именно она. Что ему подходит именно она. Окружившая их толпа замерла в ожидании, а Гарри — такой родной и любимый Гарри — с самой своей тёплой улыбкой, которую не дарил больше ни единому человеку, подходит ближе и, сжимая в своих ладонях её холодные руки, касается лбом её лба. Внутри у Далии — бушующие ураганы и пытающиеся выжить в нём бабочки, размером с орла, хлопают своими огромными крыльями. Она смотрит в глаза напротив и видит в них решимость. Уверенность в своих словах, чувствах и — главное — действиях. И этой уверенности достаточно для них обоих, поэтому Далия улыбается, нежно бодая его, и с губ её срывается то ли короткий, тёплый смех, то ли счастливый всхлип. И Гарри, как всегда верно истолковавший реакцию девушки, обвивает её талию, разворачиваясь к людям: — Ну всё, веселимся дальше, — машет он свободной рукой, разгоняя друзей, счастливый до безобразия настолько, что кто-то (возможно, это Джордж, а может быть, Рон — Далии, как и прежде, в общем-то, всё равно), не в силах удержаться, выкрикивает в тишину всё ещё не зашумевшей толпы: — Чего ты такой довольный? Никто не слышал, как она согласилась! — А кто-то слышал, как она отказалась? — отвечает Гарри, а Далия, ощущая себя самой счастливой девушкой на свете, заливается громким смехом, утыкаясь ему в плечо.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования