Кусаем в порядке живой очереди

Слэш
R
Закончен
649
автор
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Описание:
Чимину почему-то смешно. Вроде бы на него только что напал вампир. И вместо того, чтобы кричать от страха и истекать кровью, он ржёт как ненормальный. Ну разве он виноват в том, что этот красавчик-вампир сломал о его кожу клык? Такое вообще возможно?
Примечания автора:
Хочу вампиров. Просто хочу вампиров:)

В популярном (всё, благодаря моим читателям ☺):

08.02.21
№ 43 в топе «Слэш»

09.02.21
№ 39 в топе «Слэш»

10.02.21
№ 34 в топе «Слэш»

В популярном по фэндому Bangtan Boys:

05.02.21
№ 50. Кусаем в порядке живой очереди (233 оценки за 7 дней)

06.02.21
№ 44 Кусаем в порядке живой очереди (279 оценок за 7 дней)

07.02.21
№ 35 Кусаем в порядке живой очереди (316 оценок за 7 дней)

08.02.21
№ 25 Кусаем в порядке живой очереди (347 оценок за 7 дней)

09.02.21
№ 23 Кусаем в порядке живой очереди (392 оценки за 7 дней)

10.02.21
№ 19 Кусаем в порядке живой очереди (435 оценок за 7 дней)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
649 Нравится 30 Отзывы 206 В сборник Скачать
Настройки текста

***

      На самом деле всё начиналось довольно безобидно.       Чимин, как обычно, работал барменом в ночную смену в одном из клубов города. Обслуживал клиентов, убирал за ними весь срач, случайно разбил бутылку не особо дорогого коньяка. В эту смену даже обошлось без драк. Для Чимина это вполне нормальный исход.       Его сменили ближе к утру. На улице было всё ещё темно, но уже почти пробивались первые лучи солнца. Парень собрался, попрощался с коллегами и пошёл обычной дорогой домой.       Жил он не в особо богатом, но довольно тихом районе. Да, встречались по пути, конечно, всякие тёмные личности, но Чимину за себя особо не было страшно. Он занимался боксом, мог с лёгкостью уложить любого человека, даже, если тот был не в его весовой категории.       Ну так вот, в тот день он возвращался домой как обычно. Фонари на улицах хорошо освещали дорогу, машин здесь почти не было, людей — тоже. Поэтому Пак, воткнув в уши наушники, побрёл домой, особо не беспокоясь, что его может кто-то потревожить.       Чимин резко остановился, когда заметил, что с другого конца улицы, друг за другом, начали гаснуть лампочки. Парень чуть не потерял дар речи, пытаясь понять, что тут происходит. Он замер, стоял как вкопанный, пока все лампочки, загадочным образом, не потухли. — Что за?       Чимин почувствовал спиной холодок, но даже не успел ничего сделать. Наушники вырвались из ушей, а самого парня грубо повалили на асфальт, придавив к нему всем телом.       Пак уставился на нападавшего во все глаза, примечая необычный цвет радужки у незнакомца. Тот смотрел гипнотически, будто бы пытаясь соблазнить его лишь одним только взглядом. Сам парень был красив. Даже не просто красив, а божественно красив. Чимин залип ровно на минуту, прежде чем почувствовал, как его плеча касаются холодные губы незнакомца. И дернул же его чёрт именно сегодня надеть майку, а не что-нибудь с рукавами! Сразу же видно, что это какой-то извращенец, который, почему то, вдруг, решил, что Пак подходящая жертва для насилия.       Чимин уже занес ногу для удара, как вдруг холодные губы заменили острые как бритва зубы. А это вот уже перебор! Пак ногой ударил незнакомца в пах и спихнул с себя, быстро отползая в сторону.       Со стороны неудачливого насильника послышалось низкое «блять». Он, в первую очередь, схватился за свою челюсть, а не за «побитое достоинство». И Чимин на самом деле не понял, что именно он сделал. Он ему в челюсть что ли зарядил? И когда успел?       Незнакомец продолжал скулить как побитая собака, и Чимину бы уйти по тихому, пока тот обезврежен. Но почему-то Пак продолжает сидеть на месте. Он невольно ощупывает место укуса и с ужасом обнаруживает на коже кровь. Этот ублюдок укусил его прям до крови! Ну этого Чимин простить не в состоянии. Его никогда ещё не кусали, да даже в порыве страсти такого не было! «Сейчас ещё заражусь бешенством от этого козла», — подумал про себя Чимин, поднялся с места и подошёл к побитому противнику, чтобы добавить ему ещё. А вот нечего было лезть к нему со своими извращениями и кусать без спросу! Он, что, вампир что ли, чтобы так кусаться? — Блять… — снова слышит Чимин, и вдруг понимает, что чуваку реально хуево. Тот даже встать не может. До сих пор держится за челюсть и чуть ли не ноет в голос. «Неужели переборщил?» — думает Пак, а затем присаживается на корточки рядом с парнем, пытаясь убрать руку того с лица. Ему бы посмотреть что там, да и отправить этого дурака в больницу. Ну мало ли он ему там в месиво всё!       Незнакомец резко дергается, невольно убирает руку с лица, и Чимин реально видит кровавое месиво. А ещё видит, как на ладони парня лежит зуб. Нет. Это был клык. Это был самый настоящий клык. Как у волков. Может даже больше!       Чимин проморгался, прикинул что-то у себя в голове, пока до него не дошло вполне уместное объяснение данной ситуации. Могут ли у людей быть такие клыки? — Эй, ты меня это, прости. Я, если честно, сам не понял, как умудрился тебе в челюсть заехать, — начинает Пак, а затем чуть не давится воздухом, когда этот парень просто берёт и… шипит на него. Открывает рот, полный зубов, в особенности чётко выделяющихся длинных заостренных клыков и… шипит. Что за… — Ебануться можно! — вдруг вопит незнакомец и отталкивает от себя замершего Чимина, — Держись от меня подальше, уебок! Чтоб я ещё раз охотиться на качков пошёл…       Чимин продолжает сидеть недалеко от парня и совершенно ничего не понимать. Ему кажется или этот чувак действительно вампир? А если вампир, то значит захотел выпить его крови, а он ему за это клык что ли выбил? — Божечки, ебать прикол, — заключил Чимин и не смог удержаться от громкого смеха. Это от волнения или он окончательно сошел с ума?       Чимину почему-то смешно. Вроде бы на него только что напал вампир. И вместо того, чтобы кричать от страха и истекать кровью, он ржёт как ненормальный. Ну разве он виноват в том, что этот красавчик-вампир сломал о его кожу клык? Такое вообще возможно?       Тот самый красавчик-вампир недовольным взглядом сверлит умирающего от смеха Чимина и обиженно от него отворачивается, продолжая держаться за больное место.       Чимин всё ещё смеётся, а когда уже начинает задыхаться, прокашливается и взглядом просит у парня прощения, всё ещё продолжая тихо посмеиваться. Вампир. Сломал. Клык. Где ещё можно такое увидеть? — Очень смешно. Скажи спасибо за то, что этот инцидент спас тебе жизнь, — язвительно произнёс незнакомец, поспешно вытер кровь с лица, прижал к себе отколовшийся зуб и поднялся с асфальта. Так быстро, что Чимин со своим зрением едва поспел за его движениями.       В свете восходящего солнца Пак умудрился рассмотреть его получше. И чуть ли не застонал от восхищения. Вампир был реально красив. Настолько, что гейская сущность Пака была полностью в восторге от этого горячего парня. Пускай тот был вампиром и только что потерял клык при весьма странных обстоятельствах. — Ладно, не сердись. Извини меня. Просто я не каждый день встречаю самого настоящего вампира, да и ещё такого, чьи клыки ломаются, стоит им только соприкоснуться с кожей, — всё же не удержался от смешка Чимин, а незнакомец лишь только фыркнул на этот комментарий. — Скажешь ещё хоть слово, и я вернусь к тебе уже целый и готовый выпить всю твою ебучую кровь до капли, — угрожающе шипит парень и, видимо, собирается уйти. Только вот Чимин не даёт ему этого сделать. Он поспешно встаёт на ноги, отряхивается от пыли и подходит к вампиру ближе. Тот морщится, закрывает нос рукой и старается на Пака не смотреть. Чимин догадывается почему. — Что? Моя кровь не даёт тебе покоя? Уж извини, ничего не могу с этим поделать. Разве что отойти подальше и предложить тебе свою помощь, — говорит Чимин и отходит от парня, давая тому возможность нормально вздохнуть. Если, конечно, вампиры вообще в состоянии дышать. — Будь так любезен, просто отъебись от меня. Тогда мы квиты, — отвечает ему незнакомец, а Чимин до сих пор не поинтересовался как именно того зовут. — Окей, окей, я от тебя отстану. Просто предложил помощь, как тебя там… — Юнги. Меня зовут Юнги, — неожиданно миролюбиво ответил… Юнги. — Да, Юнги. Я просто хочу помочь. Это недоразумение всё же случилось из-за меня, и я хотел бы как-то загладить свою вину, — спокойно поясняет Чимин и только сейчас думает какие же абсурдные слова только что сорвались с его губ.       Юнги хмыкает на слова парня и резко сокращает расстояние между ними. Он успевает перехватить руку Пака, прежде, чем тот нанесет ему удар. Красивые глаза удивительно тёплого карего оттенка гипнотизировали так, что не было никакого желания вырываться из их плена. Вампир облизал губы, медленно склонился над замершим Паком и провёл языком вдоль ранки на плече парня. Чимин отошёл от первоначального шока, прежде чем оттолкнуть от себя Юнги и отойти на довольно приличное расстояние. Дыхание его сбилось, щеки покраснели, а ладонь невольно опустилась на маленькую ранку на плече, которой там, сейчас… не было?       Юнги смотрел на всё это с ухмылкой (при этом не показывая свою рану), специально облизывал губы и смотрел на Пака… вызывающе. — Что? Ещё хочешь мне помочь? Окажись мы с тобой в одном помещении, я бы тебя либо выпил досуха, либо трахнул. Больно уж ты симпатичный, как там тебя… — передразнивает его вампир, а Чимин продолжает изображать из себя девицу, на честь которой умудрились покуситься.       Когда он более менее приходит в себя, Юнги уже перед ним нет. Лишь едва заметный шрамик на плече доказывает, что тот существует и недавно был здесь. — Пак Чимин я… — запоздало говорит Пак, а затем продолжает свой путь домой. Либо у него сейчас шоковое состояние, либо же он перепил какого-нибудь говна в баре. — Круто… Я в кои-то веки встретил горячего парня своей мечты, а он, мало того, что оказался вампиром, так ещё у него из-за меня клык сломался. Скажешь — не поверят ни за что! Пак Чимин, ты даже нормальные отношения построить не в состоянии. То какие-то извращенцы, то малолетки, так теперь ещё и вампиры. Вообще не удивлюсь, если завтра меня завалит оборотень… — бормочет себе под нос парень, совсем не замечая, как за ним издалека наблюдают. Изгибают губы в ухмылке, морщатся от внезапной боли и невольно облизывают губы. — Пак Чимин, значит. Считаешь меня горячим парнем? Интересно…

***

— Бармен, сто грамм виски, пожалуйста! Чимин отвлекается от одного из клиентов, кидает быстрое «сейчас», достаёт нужную бутылку и наливает в стакан янтарную жидкость. Ставит тот на барную стойку и только потом поднимает свой взгляд на клиента.       Все слова застревают у него в горле, и он давится слюной. Пытаясь откашляться, он не замечает, как Юнги довольный подпирает голову рукой и смотрит на то, как Чимин потихоньку приходит в себя. К виски он так и не притрагивается. — Ты что тут делаешь? — шипит Пак, оглядываясь по сторонам. Как назло, сегодня нет никого из его знакомых, а значит никто не сможет его защитить. Если этот вампир пришёл закончить начатое, то это очень плохо. Чимин как-то не планировал сегодня умирать.       Юнги, будто почувствовал его состояние и усмехнулся. И Чимин заметил, что теперь оба его клыка были на месте, но те вовсе не пугали его. Паку, почему то, захотелось прикоснуться к ним пальцами. — Не ссыкуй. Убивать тебя я не собираюсь. Уж очень ты мне понравился, Чимин, — совсем невинно говорит вампир, а в глазах так и пляшут чертята.       Пак сглатывает, опирается руками на барную стойку, прикрывает глаза и считает до десяти. Всё это время Юнги безотрывно наблюдает за ним и подмечает каждую деталь, каждую эмоцию на лице парня. Вампир вовсе не соврал, когда говорил, что Чимин ему интересен.       Когда Чимин всё же открывает глаза, Юнги продолжает смирно сидеть, улыбаясь одними уголками губ и строить из себя ту ещё невинность. — Так, если не моя кровь, то тогда, что тебе от меня нужно? — не понимает Чимин и несознанно опускает взгляд на губы Юнги. Вампир специально медленно проводит по ним языком, и Пак уже теряет нить повествования. — Эй, Чимин-и, мои глаза выше, — с довольной улыбкой сообщает Юнги. Пак теряется на мгновение, затем краснеет и просто отворачивается от парня, продолжая и дальше принимать заказы. Юнги смотрит на него, не отрываясь и не может сдержать ухмылки. Этого Чимина так легко выбить из колеи. Интересно, а если он…       Юнги всё же выпивает залпом виски и с громким стуком ставит стакан на стойку. Подзывает к себе недовольного Пака, и когда тот оказывается достаточно близко, хватает его за воротник рубашки и тянет на себя, обхватывая пухлые губы своими.       Чимин шокировано распахивает глаза, замирает на несколько секунд, а затем упирается ладонями в грудь парня и отпихивает того от себя. Юнги едва ли пошатнулся от сильного удара Пака. Тот бил не больно, но довольно ощутимо. И это беря в расчет, что Мин то вампир, а Чимин всего лишь человек. — Совсем сдурел?! — вопит парень, а затем внезапно затихает, понимая, что он сейчас на рабочем месте, где лучше не устраивать разборки. Жестами он показывает вампиру ждать его на улице, а затем снова возвращается к работе. Этот поцелуй не выходит у него из головы до конца смены.

***

— О, а я думал, что ты не захочешь меня видеть после того, что случилось недавно, — начинает Юнги, стоит только Паку выйти из клуба. — Какого чёрта тебе от меня надо? И как ты вообще вернул клык на место? — не понимает Чимин, откладывая желание убить этого парня до лучших времён. — Да ничего особенного. Мой друг — мастер по части сломанных клыков. Правда, он, конечно здорово поржал из-за причины потери клыка, но это неважно. Важно лишь то, что ты назвал меня горячим парнем и пригласил меня к себе домой, — довольно произнёс Мин и очаровательно улыбнулся, заставляя Чимина, в очередной раз, потерять голову. — Что?! Когда я это говорил? — не понял Пак, а затем вспыхнул, словно спичка, вспомнив, как тогда он назвал Юнги горячим парнем. — Вспомнил? — с ухмылкой поинтересовался Мин, и тут же получил довольно ощутимый удар в область пресса. — Отрицать про горячего парня не буду, но вот про то, что я, «якобы», пригласил тебя к себе, я не помню. А не помню, потому что этого не было, — ещё один удар, но Юнги даже не шелохнулся. Когда-нибудь рот этого парня порвется, если он будет постоянно так широко улыбаться. — Ну, прямо ты не говорил. Только под предлогом помочь мне с зубом, но я счел нужным это не запоминать, — ещё одна ухмылочка и наглое подмигивание.       Чимин закатывает глаза, кидает вампиру твёрдое «иди нахуй», а затем просто уходит. Он сейчас не в настроении выяснять, что было и как. Этот горячий вампир и так все его мысли занял, ещё не хватало, чтобы он маячил перед глазами 24/7.       Юнги появляется перед Паком неожиданно резко, отчего тот чуть ли не валится на асфальт. — Ну вот, что тебе от меня надо? Крови моей не хочешь, объяснять мне ничего не хочешь, оставлять тоже. Ничего не хочешь. Меня это бесит, — вскипает Чимин. Он устал, зол и хочет поесть. — А ты что, мне и кровь свою предложить можешь? В прошлый раз я её попробовал, да так и не смог больше забыть этот вкус. Кровь, смешанная с алкоголем, что может быть лучше? — дразнит вампир, а Чимин, обогнув его, снова идёт по своему пути. Юнги больше не появляется прямо перед ним, лишь терпеливо идёт сзади.       Это продолжается около десяти минут, пока Чимину не надоедает. Пак просто останавливается и разворачивается к Мину, скрещивая руки на груди. — Зачем ты за мной идёшь? — Чтобы защитить тебя, в случае чего, — с готовностью отвечает Юнги, — Мало ли на тебя снова нападёт какой-нибудь вампир. — Кроме тебя, здесь вампиров не наблюдается, — качает головой Пак, а затем задумчиво смотрит куда-то за Юнги. — Юнги, осторожно! — вопит Чимин, а вампир уже в полной боевой готовности разворачивается к противнику, но… никого перед собой не видит. Только небольшую собачку, которая смотрит на Юнги вполне осознанным взглядом. — Что за… — не понимает Мин, а затем оборачивается к Паку. А того уже и след простыл, — Вот же засранец… Собака продолжает пялиться на Юнги, будто сочувствуя потере вампира. — Смотри, этот придурок, мой будущий парень, — горделиво сообщает псу вампир, пока тот продолжает заинтересованно на него смотреть, — Эх, дожили, я разговариваю с собакой…

***

      Чимин щурится от яркого света, переворачивается на другой бок и утыкается носом в чужую холодную грудь. Сначала Пак едва понимает, что конкретно этим утром не так. Он с закрытыми глазами ведёт ладонью по холодной коже, пальцами касается сосков и устремляется ещё ниже. Когда до Чимина всё же доходит, что он трогает вовсе не своё тело, сон моментально улетучивается.       Пак резко открывает глаза, встречается взглядом с тёплыми карими глазами, слышит смешок из чужих уст и подрывается с кровати, чуть с неё не упав. — Какого чёрта ты делаешь в моей квартире?! — вопит Чимин, пытаясь прикрыть одеялом все голые участки кожи. Юнги продолжает лежать нефритовым изваянием и тихонечко наблюдать, как Пак пытается полностью отгородить себя одеялом. Смешно. Как будто какое-то одеяло сможет его остановить. — Да так, просто наблюдал за тем, как ты спишь и не смог просто уйти, не побывав с тобой в одной кровати — абсолютно серьёзно говорит Юнги и буквально пожирает парня взглядом. И да, преграда в виде одеяла не особо помогает. Особенно тогда, когда твой собеседник — вампир. — Ты…! — Я, — и снова та раздражающая ухмылка.       Чимин бубнит себе что-то под нос, встаёт с постели, плотнее укутывая себя в одеяло и шлепает босыми ногами в сторону ванной. Юнги наблюдает за этим ходячим рулетиком и смеётся. — И только посмей пойти за мной, я тебе ещё раз клык сломаю, — предупреждает Пак и скрывается в ванной комнате. — Одеяло бы хоть оставил! Что я там не видел… — кричит ему вслед Мин, а последние слова произносит шёпотом. Мало ли. Терять клык во второй раз не очень то и хотелось.

***

      Юнги преследует его везде. Куда бы Пак не пошёл, вампир тут как тут. С его вечной ухмылкой и наглыми способами соблазнения.       Чимин даже привык к тому, что спят они теперь вместе, хотя парень старательно пытается не касаться его. Бесполезно. Утром он просыпается, прижавшись к холодной груди Юнги. И пока это продолжает смущать одного, другого это ни капли не трогает.       Они проводят всё время вместе. Даже друзья Пака подозревают, что у того появился кто-то. А иначе, как ещё объяснить вечно витающего в облаках Чимина?       И Юнги, и Чимин, узнают друг о друге всё больше и больше. Вплоть до родинок на теле. Каким образом они это выяснили, неважно. Чимин знает, что у Юнги есть семья, но живёт она далеко отсюда, и что они особо не ладят. Узнаёт о том, что у него здесь есть лучший друг, Чонгук, тоже вампир. Он работает врачом, и что он тот самый, кто ему клык то и поставил на место. Юнги же узнает от Чимина, что тот сирота, что у него есть куча самых близких друзей и кошка по кличке Булочка, которой абсолютно не нравится Юнги. Они знают друг о друге абсолютно всё. И никто из них так и не может сделать первый шаг.

***

      Чимин укладывается спать, Булочка уютно устраивается у ног своего хозяина и устраивает умилительные потягушки. Юнги сверлит её недобрым взглядом и тоже ложится рядом, поворачиваясь в сторону Пака. Тот повернулся к нему спиной, демонстрируя россыпь родинок вдоль позвоночника. Вампир продвигается ближе и тесно прижимается к Чимину со спины. Пак, как и в любую другую ночь, вздрагивает от этого, но затем замирает, ничего не говоря. — Что, Чимин-и, твоё сердце трепещет, когда я так близко к тебе? — шепчет Мин, а затем получает очередной удар. На этот раз локтем в бок. — Будешь ещё раз задавать мне такие вопросы — выгоню. — Слушаюсь и повинуюсь!

***

      Чимин напился. Чуть ли не в дрова. А всё потому, что Юнги исчез. Его не было почти неделю. И это, оказывается, так расстроило Пака, что он просто завалился с друзьями выпить, да так и не смог себя остановить.       А сейчас, он побитый, слегка охмелевший (градус алкоголя немного понизился), направлялся к себе домой. Он даже друзей не предупредил о своём уходе.       Лампочки на фонарях поменяли, и те продолжали освещать Чимину путь. Прямо как тогда… — Ублюдок! Долбанный кровосос! Вот увижу я тебя ещё раз и точно врежу! Одним сломанным клыком ты точно не обойдешься! Я тебе все зубы выбью, мудила! — орёт во всё горло Пак, а затем всё не удерживается на ногах и плюхается жопой на асфальт. — Ублюдок! Ну когда же ты ко мне вернёшься? Я же… Я же скучаю по тебе. А ты мне даже не сказал ничего. Хоть бы предупредил, что исчезнешь из моей жизни. Или ты лучше бы вообще в ней не появлялся. Мне бы тогда не было так больно… — Чимин уже не кричит, он плачет, размазывая сопли по лицу. — Офигеть, мне нужно было лишь исчезнуть на пару дней, и ты уже весь в соплях поёшь мне серенады о том, как сильно по мне скучаешь, — слышится знакомый голос совсем рядом, и Чимин поднимает глаза. Юнги сидит перед ним на корточках и улыбается. Треплет его по волосам и стирает пальцами дорожки слёз. — Ну вот, теперь ты мне ещё и мерещишься… Глаза бы мои тебя не видели, — фыркает Пак, скидывая с себя руку Юнги. Тот притворяется расстроенным, берёт Чимина за руку и закидывает того к себе на плечо. — Эй! Охуел?! — Ага. Всё для тебя, Чимин-и, — довольным голосом сообщает Мин и бодрым шагом направляется в сторону чиминовского дома. По пути он слышит о себе столько нелестных слов, что даже приятно становится от мысли, что о нём так много думали. И неважно, что в плохом ключе.       Когда они добираются до квартиры Пака, Юнги скидывает свою ношу на кровать и принимается снимать с него обувь. С рубашкой всё тоже получается просто и быстро, но когда дело доходит до штанов, Чимин устраивает истерику. — Эта часть моего тела тебе недоступна, — категорически противится Пак, а Юнги не перестаёт удивляться с этого парня. Такой дерзкий и милый одновременно. — Почему же? Значит остальные части тела я могу трогать? — поддерживает начавшуюся игру Мин, хитро тому улыбаясь.       Чимин дует губы, яростно мотает головой и краснеет пуще прежнего. Он всё ещё пьяный и такой забавный, что Юнги не может удержаться от того, что бы не подразнить его.       Вампир седлает бёдра Пака, проводит ладонями по его груди и игриво щипает соски, пальцем водя по тёмным ореолам. — Так достаточно приятно? — хитро интересуется Мин, а затем наклоняется к чужим соскам и сминает один из них губами, пока другой он массирует лишь кончиком пальца.       Чимин под его руками дрожит, пытается прикрыться, но Юнги ему не позволяет. Он отстраняется от внезапных ласк, заводит руки Чимина за голову, да так и удерживает их одной рукой, пока другой он проводит дорожку от груди к низу живота, заставляя Пака громко сглотнуть и прикрыть глаза от удовольствия. Пьяный Чимин совсем разомлевший.       Юнги гладит низ живота ещё немного, затем щелкает пряжкой ремня и слегка приспускает штаны вместе с бельём, обхватывая ладонью полувозбужденный член Пака. Чимин, от этого действия, прогибается в спине, выдавливает из себя ещё более восхитительный звук. Юнги продолжает сладко улыбаться, пока его ладонь медленно надрачивает постепенно набухающий член. Вампир оттягивает крайнюю плоть, уделяет большое внимание головке и слегка царапает ногтем уретру, заставляя Чимина ещё громче застонать от внезапного наслаждения. Пак уже перестал адекватно соображать, полностью растворившись в этих простынях.       Булочка, что недавно спокойно спала на краю постели, недовольно мяукнула, потянулась и вышла в коридор, даже не взглянув на бесстыдство, творящееся у неё за спиной.       Юнги проводил её насмешливым взглядом, будто гордясь тем, что именно он сейчас занимает все мысли Чимина, а не этот наглый меховой шарик. По-детски, но всё же…       Рука на члене начала двигаться быстрее, постепенно доводя Пака до долгожданной разрядки. Ещё немного, ещё одно движение и Чимин вскрикивает от внезапной вспышки удовольствия, которое после всё ещё «гуляло» по его телу слабыми волнами.       Юнги наклонился к Чимину и глубоко поцеловал его, поглаживая ладонью внутреннюю сторону его бедер. Пак обхватил его талию ногами, просил отпустить затекшие руки, чего Юнги сделал сразу же, и начал возиться со штанами Мина. — Что ты делаешь? — спокойно интересуется вампир, а в глазах продолжают прыгать чертята. — Хочу отсосать тебе, — без тени сомнения вдруг заявил Чимин, а Юнги чуть не подавился слюной. Он является вампиром уже больше сотни лет, и никто не был в состоянии сбить его с ног. И если бы он сейчас умер от счастья, то это было бы не так обидно, на самом деле.       Юнги справляется с собой, тихо смеётся и шепчет Чимину прямо в ухо. — Спи. Когда-нибудь я позволю тебе это сделать. Но сейчас ты пьян, а значит не вспомнишь ничего из того, что ты сегодня делал. Будь паинькой и просто закрой глаза. Я буду рядом.       Чимин хмурит брови, но ничего не говорит. Тянет к Мину руки и канючит объятия. И, на самом деле, Юнги не в силах ему в этом отказать.

***

      Следущее утро Чимин встречает с тазом и жутким похмельем. Голова трещит по швам, а тело всё онемело от неудобной позы для сна. Он без вопросов принял таблетку из рук Юнги, запил её водой, а когда стало намного лучше, принялся кричать на Мина. Грозился снова сломать ему клыки, даже все зубы разбить. А затем просто обнял без всякой причины. Обнял так крепко, как умел делать только он сам. — Где ты был всё это время? — интересуется Пак, когда они оба устраиваются на диване в гостиной. Юнги обнимает Чимина за плечи, а сам парень прижимается к нему ближе и устраивает голову на его плече. — Гулял с одной обворожительной вампиршей, да так и потерял голову, — абсолютно серьёзно отвечает ему Юнги, и Чимин правда верит в это, пока Мин не целует его так страстно, что Пак едва ли может дышать после этого.       Они не говорили ничего друг другу. Никаких слов о любви не было сказано. И это не важно на самом деле. Действия говорят больше слов. Всё-таки они не Белла и Эдвард из «Сумерек», поклявшиеся друг другу в вечной любви. — А если серьёзно, где ты был? — Я был дома. Приехал к родителям, спустя очень долгое время. И знаешь что? Я им рассказал про тебя. Что ты сломал мне клык, и после этого я потерял голову из-за тебя, — хрипло смеётся Мин, а Чимину впервые хочется дослушать всё до конца, не прерываясь на недовольные возгласы. — И? — Ха, странно, но они приняли тебя. Сказали мне, что я должен тебя беречь, а затем извинились передо мной. Оказывается, они долгое время пытались со мной связаться, чтобы просто попросить прощения. А я оборвал с ними все связи. Они даже просили меня вернуться домой, но… Я сказал, что хочу быть с тобой здесь. Но они взяли с меня обещание, что когда-нибудь я приведу тебя к ним, чтобы познакомить, — с улыбкой говорит Юнги, а Чимин уже не может сдержать чувств.       Что он там говорил насчёт Беллы и Эдварда? Ну так вот, пошло оно всё в жопу, они любят друг друга, и Чимин сейчас скажет об этом Юнги. Прямо сейчас скажет. — О! Я кое-что вспомнил, Чимин-и, — с хитрой улыбочкой произнёс Мин и начал наступать на замершего Пака, неожиданно резко опрокинув его на диван и нависнув над ним. — И что же ты вспомнил? — Ты вчера обещал мне минет. — Что?! — Ну что, будешь исполнять своё обещание, Чимин-и?       Так, ну слова о вечной любви тут лишние. Для большой и чистой любви между вампиром и человеком достаточно лишь сломанного клыка и одного удивленного таким раскладом Чимина.
Примечания:
ПБ открыта
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты