Око за око

Джен
NC-17
В процессе
12
автор
Размер:
32 страницы, 3 части
Описание:
Поиски неуловимого лекарства подходят к завершающему этапу. Есть всё, что нужно: охотник, ведьма, карта... Казалось бы, что может пойти не так?

— Иногда месть благородна, Стефан! — Элайджа с усмешкой повторяет фразу, сказанную несколько лет назад как раз этому самому вампиру. Невозмутимо смотрит на осевшую на серый песок рыдающую Елену. Вздыхает, бросает скучающий взгляд на высокие деревья за их спинами и добавляет: — Что может быть благороднее, нежели отмщение во имя семьи?
Посвящение:
Всем фанатам и тем, кто опечалился смертью Кола ;(
Примечания автора:
Моё скромное видение того, что должно было произойти после убийства Кола.
Таймлайн 4 сезон, сразу после смерти Кола. Банда "Мистик Фоллс" оставляет Клауса запертого в гостиной дома Гилбертов и отправляется в особняк Сальваторе, чтобы дождаться пока проявится татуировка Джереми...

Для атмосферы слушала:
Сiara - Paint it black
Halsey - Control
______________________________
Решила не повторяться и не описывать подробно "все" события происходящие в сериале, но они будут упоминаться в разговорах или же воспоминаниях.

P.S В этих фендомах можно сказать я ещё новичок. Очень надеюсь, что персонажи не станут жутко ООСными. Так что, Уважаемые читатели, если заметите, что начинается трешак с лором или характерами героев, пожалуйста укажите на недочёты и ошибки. Буду очень признательна.
Приятного прочтения



Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 8 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста
      Тошнотворный запах горелой плоти до сих пор преобладает в воздухе. В доме Гилбертов тихо, как и снаружи, на улице. Давящая тишина вызывает желание рычать, выть от бессилия и ярости. Гнев, который завладел каждой клеточкой тела, пузырится под кожей, кажется, даже начинает царапать кости. Никлаус до сих пор стоит и, не замечая слёз, катящихся по щекам, смотрит на неподвижный силуэт рядом с кухонным столом, бережно накрытый тенью — обгоревший труп Кола. Его младший брат, хитро заманенный в ловушку этого проклятого дома, теперь мёртв… окончательно. Головная боль от манипуляций ведьмы Беннет давно прошла. Гибрид разрывает тишину своим истошным беспомощным рёвом и ударяет несколько раз кулаком невидимый магический барьер. Продолжает наносить удары, пока руку до самого локтя не сводит тупой болью. Клаус почти скулит и, прислонившись к незримой преграде, сползает на пол. Не хочется думать ни о чём — ни о проклятом лекарстве, ни о предательнице сестре, хочется просто зажмуриться и очнуться от этого нелепого сна…

***

      Элайджа расслабленно наблюдает, как два кубика льда с мягким звуком ударяются друг о друга каждый раз, когда он чуть наклоняет свой почти пустой стакан. Плавная, знакомая, но в то же время грустная мелодия в исполнении виртуозного пианиста в дальнем углу зала ласкает слух. Вампир коротает этот вечер в дорогом баре, расположенном на Нижнем Манхэттене. Нью-Йорк всегда привлекал Элайджу своим странным очарованием, где шумные улочки соседствовали с мирными, тихими местами, пропитанными богатой историей и приятными для него воспоминаниями. К счастью, сегодня в этом заведении не многолюдно, да и совершенно нет желания общаться с людьми. Хочется покоя, приятной музыки и бурбона с неповторимым послевкусием корицы.       Как нельзя кстати появившийся напротив бармен, высокий светловолосый парень, в аккуратном бардовом жилете с логотипом заведения на груди, подливает ещё порцию алкоголя теперь в уже пустой стакан Первородного.       — Спасибо, Марк, — спокойно, с нотками благодарности, произносит Элайджа и неторопливо делает глоток, смакуя на языке терпкий вкус.       — Сэр, — учтиво с вежливой улыбкой кивает бармен и, поставив бутылку под прилавок, неспешно направляется к противоположному концу стойки, где появляются вновь прибывшие клиенты.       Элайджа провожает взглядом молодого человека и мельком смотрит на пару. Девушка лет двадцати, светлые вьющиеся волосы до плеч, короткое тёмное платье чуть ниже колен и бежевые дизайнерские туфли в тон клатчу, который она аккуратно кладёт на стойку перед собой. Она задорно смеётся и игриво касается плеча кавалера. Своей манерой и жестами напоминает Ребекку. Едва заметная улыбка мелькает на губах Первородного, но так же быстро исчезает, как и появилась. Мужчина рядом с девушкой, чуть старше, в белой рубашке и темных классических брюках, галантно придерживает за талию свою спутницу, пока та усаживается на высокий стул, и что-то шепчет ей на ухо. Элайдже это не интересно, потому он даже не прислушивается, о чём они болтают, а просто возвращается к своей выпивке. Скорее в силу привычки касается пальцами серебряной запонки на манжете и, поднеся стакан к губам, делает ещё глоток обжигающей жидкости.       Через какое-то время судорожный вздох, а затем неестественный хрип привлекают внимание Элайджи. Бармен, собиравшийся как раз подлить ему бурбона, с гримасой боли на лице замирает напротив. Бутылка, зажатая в его руке, выскальзывает и, встретившись с полом, со звоном разбивается. Марк пытается что-то сказать, но губы лишь беззвучно шевелятся, а затем он, пошатнувшись, внезапно падает. Элайджа вскакивает со своего места и моментально оказывается рядом с телом вампира. Кожа на его лице и других открытых участках посерела, испещрённая тёмными дорожками вен. Первородный непроизвольно касается пальцами прохладной щеки умершего вампира и с сожалением склоняет голову. Сразу же за этим, из зала раздаются испуганные крики, звон бьющегося стекла. Элайджа резко выпрямляется и наблюдает тревожную картину: несколько посетителей валятся замертво, так же как и бармен. Кто-то прямо у столиков, кто-то во время танца. Музыка резко стихает. Некоторые люди стараются помочь упавшим, кто-то кричит, чтобы вызвали скорую, другие трусливо бегут к выходу. Оставшиеся вампиры шокированно переглядываются и бросают вопросительные взгляды на Элайджу.       — Уберите тут всё! — тихо произносит Первородный, подходя к высокому рыжеволосому вампиру. В последний раз бегло осматривает зал, хватает с вешалки своё черное пальто, быстро надевает и выходит на улицу, шагая к парковке. Дальнейший маршрут — Мистик Фоллс.       Элайджа никогда не считал себя трусом, но сейчас ему страшно. Уже несколько минут неподвижно сидит в машине, пальцами одной руки сжимает руль, а другой держит телефон. Не решается открыть список контактов. Произошедшее в баре — вероятно результат смерти кого-то из его семьи. Ребекка? Кол? Никлаус? Приходит мысль добраться до Мистик Фоллс и на месте всё выяснить, но в то же время он осознаёт, что перелёт в неведении окончательно его морально изведёт. Делает глубокий вдох и выделяет «Никлаус» в списке контактов, медлит всего секунду, а затем нажимает значок вызова. Подносит устройство к уху.       Гудок…       Мучительно длинные паузы между нестерпимо резкими гудками. Он облизывает пересохшие от напряжения губы.       Гудок…       Внутри всё замирает, кажется, вовсе перестаёт дышать и ощущает, как капелька холодного пота медленно ползёт по спине, посылая противную дрожь по всему телу.       Гудок…       Сжимает до белизны в костяшках рулевое колесо — под пальцами жалобно скрипит кожа.       Гудок…       До боли стискивает зубы и дрожащим пальцем намеревается завершить вызов, но тут раздаётся характерный щелчок на том конце линии.       Тишина, затем еле слышный даже для вампирского слуха выдох.       — Брат? — Элайджа даже не задумывается, насколько тихо и хрипло звучит сейчас его голос. Ждёт ответа, любого: на грани истерики или весёлое «алло» — ему плевать, что угодно, кроме тишины. От напряжения начинают покалывать кончики пальцев. Он не выдерживает и просто спрашивает:       — Кто?       — Они убили Кола… — сипло раздаётся голос Клауса, и у Элайджи сердце пропускает удар, а по телу проносится колкая дрожь. Глупая призрачная надежда, что вампиры в баре умерли от какого-нибудь заклятия, наложенного местной ведьмой или отравления концентратом вербены с особыми примесями, разлетается на тысячи осколков.       — Они убили нашего брата! — уже с нескрываемым гневом произносит гибрид, и Элайджа готов поклясться, что слышит всхлип.       — Я уже в пути, — спокойно отвечает Первородный, но при этом не кладёт трубку и даже не шевелится. Ждёт, сам не понимая чего — либо ответа от брата, либо каких-то слов от себя. Но, ни то, ни другое не происходит.       — Я в доме Гилбертов, меня заперла проклятая ведьма заклинанием, я не могу покинуть этот чёртов дом! — срывается на разъярённый крик Никлаус и шумно сопит.       Элайджа быстро извлекает из кармана ключ и вставляет в разъём, заводя двигатель.       — Скоро буду, — прижимает плечом телефон к уху и переключает нужную передачу. — Еду в аэропорт.       — Поторопись! — раздражённо бормочет Клаус и обрывает звонок. Элайджа отправляет телефон во внутренний карман пиджака.       На протяжении веков любые раздоры и склоки в семье всегда воспринимались им тяжело, пусть даже он не подавал виду и не выставлял свои эмоции напоказ. А недавнее предательство матери и Финна окончательно пошатнуло самоконтроль. Едкие слова Эстер, сказанные прямо в лицо надолго отпечатались в памяти и не раз завладевали его мыслями во время бессонных ночей. Пустота и боль — именно с такими ощущениями Элайджа тогда покидал Мистик Фоллс, выжимая из ревущего автомобиля максимальную скорость.       «Они убили Кола. Они убили нашего брата!» — словно не веря, проговаривает про себя Элайджа и, не моргая, смотрит сквозь лобовое стекло — полупустая парковка, тускло освещаемая несколькими фонарями, залита бледным жёлтым светом.       — Они убили нашего брата… — шепчет одними губами и прикрывает глаза, склонив голову.       Очередной вдох внезапно застревает где-то в горле и будто тисками сдавливает грудь. Знакомое чувство — глубокая скорбь. Она так цепко и яростно начинает душить, что Элайджа рывком, в попытке ослабить галстук, почти разрывает узел. Не может дышать, словно из салона вмиг выкачали весь воздух, оставив лишь нечто вязкое, что забивается в глотку и, царапая внутренности, продолжает ползти вниз прямиком к сердцу. Это нестерпимо, лучше бы из него рвали плоть и ломали кости, чем так. Физическая боль всегда легче. Элайдже с трудом удаётся сделать полувдох, после чего он просто скулит, в тщетной попытке подавить всхлип. Глаза неприятно жжет от слёз, а из горла непроизвольно вырывается сдавленный стон.       В сознании хаотично начинают мелькать картинки из тех времён, когда они ещё были людьми. Как Кол просил его научить ездить на лошади и как радовался, когда тайком от отца Никлаус сделал для него деревянный кинжал. И множество других приятных воспоминаний о своём младшем брате.       Зажимает ладонью рот и что есть сил стискивает зубы, чтобы не начать кричать. Несмотря на взбалмошный характер, бунтарский нрав и излишнюю порой жестокость Кола, Элайджа любил его. По-своему любил и Финна, даже когда тот встал на сторону матери, фанатично желая смерти своим братьям и сестре. Весть о его смерти опечалила и на несколько дней погрузила Первородного в подавленное состояние.       Элайджа шумно выдыхает, быстро вытирает со щёк слёзы и срывает автомобиль с места, выруливая на проезжую часть. Вдавливает педаль газа в пол и сосредотачивается на дороге, направляясь в сторону аэропорта.

***

      Уже глубокая ночь, когда Элайджа оказывается возле дома Гилбертов и, оставив машину у тротуара, решительно направляется к входной двери. Внешне вокруг почти ничего не изменилось, даже запах краски веранды и травы газона пахнут так же, как в прошлый его визит. Остановившись на крыльце, прислушивается: в доме лишь одно сердцебиение — вероятно, Никлаус. Вампир осторожно прикасается к холодной металлической ручке, чуть надавливает. Дверь не заперта и легко распахивается, впуская в помещение чуть холодный ночной воздух.       — Никлаус? — громко произносит Элайджа и при попытке войти врезается в невидимый барьер, с досадой поджимает губы.       — Я тут, брат, — из недр дома доносится скучающий голос гибрида. — И можешь не стараться, тебе не войти. Елена отныне не человек и все права на владение у Джереми.       — Да, я заметил… — Элайджа разочарованно вздыхает, затем цепляется взглядом за тело Кола, лежащее на полу рядом с обеденным столом в дальнем конце дома напротив. В воздухе витает еле ощутимый запах горелого мяса, и вампир слегка морщится. В животе всё скручивается узлом. Чувствует, как клыки непроизвольно начинают удлиняться, а из груди вырывается утробное рычание. Скорби нет, теперь преобладает ярость и непреодолимое желание вцепиться кому-нибудь в глотку, рвать, терзать плоть, пока жертва не испустит дух. Он делает глубокий вдох и, задвинув эмоции как можно глубже, старается вернуть себе хладнокровие. Элайджа на мгновение прикрывает глаза, сжимает и разжимает кулаки, делает несколько глубоких вдохов, сосредотачиваясь на дыхании и ударах собственного сердца. А когда открывает глаза, натыкается на любопытный взгляд младшего брата, который уже стоит в дверном проёме, ведущем в гостиную, и с интересом наблюдает за ним.       Элайджа с облегчением выдыхает, видя брата в целости, игнорирует хитрую ухмылку Клауса и прислоняется плечом к дверному косяку, складывает руки на груди:       — Расскажи мне, что случилось?       — Помимо того, что они убили нашего брата? — с неуместным сарказмом в интонации произносит Клаус и театрально разводит руками, при этом ухмылка с лица не исчезает. Он несказанно рад видеть Элайджу, так как это означает, что вскоре его выпустят из этой западни, и он сможет наконец отправиться мстить и отрывать головы каждому встречному в этом вшивом городишке.       — Никлаус! — грубо выдыхает Элайджа, повышая тон. Сейчас меньше всего хочется выслушивать остроумные выпады и неуместные шутки брата.       Клаус тихо смеётся, затем слишком драматично вздыхает и, смерив Элайджу задумчивым взглядом, прислоняется к дверному косяку.       — Помнишь наше небольшое приключение с Братством Пяти? Так вот, оказывается, они не вымерли в тот раз. Лекарство существует. И благодаря убийству нашего брата, этим ублюдкам, скорее всего, удалось завершить карту, где отмечено место его нахождения. Держу пари, они уже отправились туда, — Никлаус пристально смотрит на брата и заявляет уже более серьёзным голосом: — Ты должен их остановить, Элайджа! И уничтожить лекарство. Кол весь извёлся, распеваясь о том, какую опасность представляет Сайлас — это тот колдун, который захоронен вместе с ним, если ты не в курсе.       — Ещё и колдун? Просто замечательно… — бормочет вампир и устало пальцами сжимает переносицу. Ничего нового — вновь его младшему брату удалось влипнуть в неприятности, которые выходят из под контроля и грозят обернуться катастрофой. Элайджа в очередной раз ощущает укол разочарования. — Кто убил Кола?       — Тебя это сейчас волнует?! — срывается на крик гибрид и, оттолкнувшись от косяка, начинает суетливо расхаживать из стороны в сторону, при этом не сводя с брата раздражённого взгляда.       — Да, меня волнует лишь это! — грубо огрызается Элайджа и, проигнорировав начавшуюся истерику брата, резко продолжает: — Никлаус, скажи, кто убил нашего брата?       — Джереми, — в ответ он почти шипит, бросив быстрый взгляд на тело Кола. Губы начинают дрожать и, кажется, Клаус сейчас заплачет. Но, вопреки ожиданиям, он вперемешку с рычанием выдыхает: — Джереми Гилберт! Елена заманила его в дом, и они убили его.       — Есть что-то ещё, что я должен знать? — Элайджа медленным движением пальцев приглаживает тёмно-синий галстук. Ему физически больно слышать, что девушка, которой он восхищался и которую так усердно старался спасти, приложила руку к убийству Кола.       — У них кол из белого дуба, — сипло заявляет Клаус, и теперь в его глазах мелькает проблеск страха, который он сразу же маскирует под весёлой ухмылкой.       — И позволь узнать, где они его раздобыли? — резче и громче, чем планировал, почти выкрикивает Элайджа, глядя на брата суровым взглядом. Но затем издаёт горький смешок и продолжает более спокойно: — А хотя, даже знать не хочу! Где Ребекка?       На этот вопрос Клаус сжимает кулаки, в его взгляде моментально вспыхивает ярость, а губы с отвращением искривляются.       — Держу пари, наша предательница сестра отправилась с Еленой и остальными искать лекарство… — внезапно гибрид замолкает, словно обдумывая сказанное, а затем хитро ухмыляется и продолжает более тихим и загадочным тоном, глядя исподлобья: — Не удивлюсь, брат, если она приложила руку к смерти Кола. Мы в последнее время очень отдалились, произошла ссора или две.       — Никлаус, если пытаешься натравить меня на сестру, у тебя ничего не выйдет, — холодным тоном произносит Элайджа и рассматривает свои дорогие, начищенные до блеска ботинки, словно это самая интересная вещь на свете. — Ты же знаешь, я не принимаю сторон в ваших бессмысленных стычках.       — Попробовать стоило, — удовлетворённо смеётся гибрид и беззаботно пожимает плечами. С наслаждением наблюдает, как искусно старший брат пытается скрыть свою ярость и гнев, которые так и просятся на свободу, пробиваясь через эту невозмутимую собранность, упакованную в очередной элегантный костюм. Элайджа смотрит куда-то вниз, старательно прячет взгляд, но Клаус и так знает, что увидит в его глазах — ложное хладнокровие, которое брат выдрессировал в себе за тысячу лет. Которое может обмануть многих, но не его. Никлаус подавляет очередной смешок и решает приберечь колкость на потом.       — Что ж, я услышал всё, что хотел, — наконец произносит Элайджа и достаёт из внутреннего кармана пиджака телефон. Несколько секунд смотрит Клаусу в глаза, затем разворачивается и собирается уйти, но его останавливает злобный голос гибрида:       — Куда ты идёшь? Вытащи меня отсюда!       — На это нет времени, Никлаус. Я всё улажу, пришлю кого-нибудь, — даже не посмотрев на него, отвечает вампир, не отрывая взгляда от экрана телефона.       — Элайджа! — с рыком Клаус ударяет ладонью невидимый барьер. Оставаться в доме в его планы не входит.       — Я сказал, всё улажу, прекращай орать, — бесстрастно бросает через плечо Элайджа и, набрав нужный номер, шагает к своей машине.       — Джереми Гилберт теперь охотник! — доносится из дома язвительный голос Клауса, когда Элайджа оказывается у автомобиля и отпирает дверь.       — Хм, тогда придётся подкорректировать план, — тихо бормочет Первородный, поворачивает ключ и заводит двигатель.

***

      Кэтрин Пирс быстро входит в вестибюль отеля и, обворожительно улыбнувшись администратору за стойкой, шагает к лифтам. Тишину, царящую в помещении, нарушает стук высоких каблуков её сапог о серый мраморный пол. В последний момент успевает заскочить, вклинив руку в почти сомкнувшиеся створки лифта.       Ей нужно подготовиться, собрать вещи и ехать в аэропорт, так как вся команда под предводительством Елены, будь она проклята, Гилберт собирается покинуть страну, отправившись в Канаду. Уродцы собрали целую экспедицию… Для Кэтрин наступает последний и самый ответственный этап операции под названием «Свобода от Клауса». Нервничает, так как до конца не уверена в надёжности своего компаньона — охотника Галена Вона. Хотя он очень убедительно рассказал обо всем, что знает про Сайласа и лекарство.       Кэтрин второй раз смотрит на часы, пока лифт, как ей кажется, слишком медленно двигается на нужный этаж. Створки лифта после звукового сигнала распахиваются, и девушка, недовольно цокнув языком, направляется к своему номеру, на ходу извлекая из миниатюрной чёрной сумочки на цепочке ключи. Отворив дверь, входит в номер, небрежно отбрасывает сумочку на подставку в прихожей.       — Наверное, стоит взять одежду потеплее? — погрузившись в свои мысли, тихо бормочет под нос. Щёлкает выключателем и последний раз, посмотрев на свою идеальную прическу в овальное зеркало на стене, направляется в спальню к шкафу, чтобы выбрать вещи, которые намерена захватить с собой. Как только перешагивает порог в гостиную, улавливает посторонний запах. Что-то не так…       — Катерина, — раздаётся знакомый, с лёгким акцентом, голос из дальнего угла комнаты, где расположено кресло с высокой спинкой.       Она вздрагивает и замирает. По спине проносится холодное покалывание, во рту моментально пересыхает, а сердце пускается в такой галоп, что она ощущает каждый удар где-то в горле. Первый порыв — бежать! Но через мгновение понимает, что не сможет добраться даже до лифта, не говоря уже о том, чтобы каким-то чудом покинуть отель. Теперь она более отчётливо улавливает слегка горьковатый аромат одеколона.       Перед ней совершенно спокойно, засунув одну руку в карман брюк, а второй опираясь на спинку кресла, стоит Элайджа Майклсон. Выглядит он как всегда неуместно относительно обстановки, элегантно: сшитый на заказ тёмно-синий костюм, чёрная сорочка и в тон костюму галстук. Довершением образа является тонкая полоска выглядывающего белого платка в нагрудном кармане. Аккуратная короткая стрижка. Лёгкая щетина придаёт ему более суровый вид и делает на несколько лет старше.       Он, словно почувствовав её дискомфорт, нарушает возникшую тишину:       — Доброй ночи. Приношу свои искренние извинения за столь поздний визит.       — Элайджа, — пытается непринуждённо произнести Кэтрин, но голос предательски дрожит и ломается на последнем слоге его имени. Она чертыхается про себя и, медленно стащив куртку, бросает её на диван. Одёргивает края блузки, нарочно создавая ещё больший зазор в декольте, расправляет плечи, стараясь выглядеть уверенно. Она кокетливо улыбается и сладким голосом медленно спрашивает: — Как ты меня нашёл?       — Скажем так, я тебя и не терял, — заявляет гость и совершенно бесстрастно продолжает смотреть на неё.       «Как это не терял?» — девушка вздрагивает после этой мысли. То есть он всё это время знал, где она находится? Означает ли это то, что и Клаус знает? Если да, то вопрос: почему она ещё жива или не подвешена цепями в каком-нибудь мрачном подвале, дожидаясь пыток? Кэтрин чувствует, что её уверенность постепенно начинает таять, а от холодного и совершенно непроницаемого взгляда тёмных глаз Элайджи становится по-настоящему жутко. Он, будто не замечая её реакции на свои слова, плавно ведёт кончиками пальцев по поверхности спинки кресла и обводит комнату безразличным скучающим взглядом.       Конечно, если выбирать из двух зол, то появление Элайджи для неё тут куда более «приятно», нежели если бы заявился Клаус. Нужно успокоиться и взять себя в руки, так как логично предположить, что если он не убил сразу, то, может, и не собирается? Сердце продолжает бешенно колотиться из-за адреналина, выпущенного в организм от страха и неожиданности. А судя по тому, как губы Первородного чуть заметно искривляются в насмешливой ухмылке, он так же слышит этот «громыхающий» стук, но тактично предпочитает не комментировать.       Она, слегка покачивая бёдрами, неторопливо делает пару шагов в его сторону и нервно убирает волнистую прядь волос, которая падает на лицо. Кэтрин, придав своей походке максимум уверенности и непринуждённости, обходит маленький диван и изящно усаживается, закинув ногу на ногу. При этом её тёмная юбка слегка ползёт выше, оголяя часть бёдер. Притворно беззаботно вздыхает и переводит своё внимание на гостя:       — Итак, чем обязана такому приятному сюрпризу?       — Нужен повод, Катерина? Может, я заглянул на чашечку чая, вспомнить прошлое, предаться ностальгии? — вампир уже не скрывает своей хитрой ухмылки и, лишь на мгновение задержавшись взглядом на её слишком оголённых бёдрах, возвращается к её лицу. От его пустого взгляда Кэтрин становится не по себе: ощущает себя уязвимой, а она ненавидит слабость. Начинает перебирать в голове возможные причины его появления тут, но список слишком объёмный, чтобы выделить что-то одно.       Элайджа безмолвствует, видимо, ожидая от неё ответа. Кэтрин слегка ёжится под его пристальным взглядом и замирает, стараясь придумать ответ, да такой, чтобы не показался слишком резким или оскорбительным. Она собирается уже открыть рот, чтобы ответить, но мужчина с развлечением качает головой и, выдав смешок, плавным движением руки расстегивает пуговицу пиджака.       — До меня дошли определённые слухи… — бесстрастным голосом начинает Элайджа, неторопливо обходит кресло и, с присущей только ему аристократической изящностью, присаживается, принимая расслабленную позу. Кладёт ладонь на подлокотник, слегка постукивая пальцами по мягкой обивке. — Что вся банда Мистик Фоллс с заметным рвением отправилась в путешествие с определённой целью. Некая субстанция, назовём это «Волшебное лекарство», которое долгое время считалось чем-то затерянным и забытым, оказалось вполне реальным. Я подумал, что такая любознательная особа, как ты, Катерина, наверняка располагает нужной мне информацией и с радостью ею поделится.       — Информацией? — Пирс неуютно ёрзает на своём месте, анализируя сказанное, и приходит к пониманию, что Элайджа тут за тем же, за чем и она — ему нужно треклятое лекарство. Она сжимает зубы и проглатывает волну злобы, которая поднимается на поверхность.       — Я был бы очень признателен, если бы ты сообщила мне, куда отправилась Елена Гилберт и её ручные питомцы — братья Сальваторе? — Элайджа внимательно смотрит ей в глаза и, в ожидании ответа касается кончиком пальца своего подбородка.       Кэтрин по привычке с усмешкой хочет сказать «С чего ты взял, что я знаю?», но в глазах Первородного мелькает тень чего-то такого, что вызывает у неё волну колкого холода по спине и рукам, а слова застревают в горле. Поэтому она нервно облизывает пересохшие губы.       — Если бы я не знал тебя, то подумал, что ты тянешь время, — неожиданно произносит Элайджа более грубым голосом и расслабленно откидывается в кресле, при этом не сводя с неё пристального взгляда.       — Нет, — оправдывается Пирс. Как ей кажется, она отчётливо улавливает в его тоне угрозу, и страх с новой силой начинает щекотать нервы. Она беспокойно передёргивает плечами, начинает вращать кольцо на пальце. Играть в её излюбленные «игры» сейчас почему-то не кажется мудрым решением, и она решает сдаться: — Просто обдумывала, насколько изменился мой план с твоим появлением. Я знаю, куда они отправились и с «радостью» поделюсь этой информацией.       Элайджа самодовольно ухмыляется и резко встаёт на ноги. Улыбается он одними губами, отчего всё это походит больше на довольный оскал и Кэтрин непроизвольно втягивает в лёгкие больше воздуха.       — Тогда думаю, нам нужно отправляться в путь, — уверенно заявляет Первородный и направляется к выходу, проходя мимо Кэтрин. — Подробности расскажешь по пути.       — Нам? — почти вскрикивает Пирс, вскакивает с дивана. — Ты хочешь поехать со мной?       В её и без того «специфический и опасный» план не входит совместная поездка с Элайджей. Кэтрин начинает паниковать, так как всё окончательно выходит из под контроля.       — А с этим какие-то проблемы? — вполоборота глядя на нее, невозмутимо произносит Элайджа, поправляет манжет сорочки и странно щурится.       — Элайджа, всё не так просто… — осторожно и, придав жалобный тон голосу, начинает Пирс, старается тщательно подбирать слова и почти с мольбой во взгляде смотрит на собеседника. — Мне нужно это лекарство. Это мой единственный шанс освободиться от Клауса! Не лишай меня его, пожалуйста.       Она быстро подходит к вампиру, оказываясь на расстоянии вытянутой руки или даже ближе.       — Умоляю, только не отбирай у меня эту возможность, — Кэтрин, набравшись смелости, обхватывает его лицо ладонями и заглядывает в глаза. Знает, что, по сравнению с Клаусом, Элайдже не чуждо сострадание и прощение. А учитывая «их» прошлое, она надеется сыскать его расположение, нужно лишь правдоподобно сыграть уже привычную роль. В конце концов, не важно, двадцать лет или тысяча, мужчина остаётся мужчиной, заинтересовать можно, если знать как. Она делает шаг, и теперь уже прижимается к его твёрдому телу, смотрит на его губы и томно выдыхает:       — Элайджа, я сделаю всё, что хочешь!       Кэтрин нежно гладит ладонью его чуть колючую от щетины щёку и замечает, как в его нечитаемом взгляде мелькает что-то тёплое, но это лишь на мгновение, затем он становится прежним — холодным и пустым.       — Катерина, — негромко выдыхает Элайджа и, аккуратно, даже с нежностью, взяв её ладони в свои, убирает от своего лица. Делает полшага назад, отстраняясь от неё: — Мне не нужно лекарство, у меня в этой истории свой, более прозаичный интерес.       — Что? — она удивлённо, с недоверием смотрит на него. В какую игру он играет? Кэтрин делает шаг назад, вырывая свои ладони из его, тем самый ещё больше увеличивая расстояние между ними.       — Мне нет никакого дела до лекарства, так что можешь не волноваться об этом, — Элайджа неторопливо застёгивает пуговицу пиджака, поправляет манжет и запонку. — Но мы можем быть друг другу крайне полезны в этой непростой ситуации. Как считаешь?       — Ты предлагаешь сделку? — мурлыкает Кэтрин, испытав облегчение после его слов. Ощущает небольшое воодушевление.       — Если тебе так удобнее обозначить наше партнёрство, — он слегка и, как ей кажется, более искренне, улыбается и смотрит на часы. — Я думаю, стоит поторопиться…       — Самолёт только через час, — отмахивается Пирс и идёт в спальню, намереваясь переодеться. Хитрая ухмылка не сходит с её лица. Возможно, всё не так уж и плохо, учитывая, что теперь Первородный на её стороне.       — Нет нужды тратить время, самолёт уже ждёт, и будет готов в течение десяти минут, так что будь добра, поторопись, — слышит она строгий голос Элайджи и закатывает глаза, на его поучительный тон. Одновременно натягивает джинсы и хватает с вешалки кофту.       Кэтрин старается не отставать, еле поспевая за широкими шагами Элайджи, который уверенно идёт по коридору. Он пропускает её в лифт, сам входит следом, нажимает на кнопку и, сунув одну руку в карман брюк, смотрит на полированную поверхность дверей лифта. Пирс неуютно переминается с ноги на ногу и периодически поглядывает на стоящего рядом мужчину. В номере, возможно, она не замечала или же он не показывал, но сейчас Элайджа выглядит очень напряжённым. Его поза, взгляд и плотно сжатые губы просто кричат об этом. Изначальное намерение Кэтрин пофлиртовать или как-то попытаться соблазнить его быстро улетучилось. Что-то во всём происходящем не даёт ей покоя, а интуиция её ещё никогда не подводила. Если ему не нужно лекарство, то что понадобилось от Гилберт? Может, пытается вернуть Ребекку или будет стараться оградить Елену от глупых поступков? Кэтрин бросает осторожный взгляд на Элайджу — он еле слышно вздыхает, а затем, облизав губы, переводит своё внимание куда-то в пол. Сигнал оповещает о прибытии на нужный этаж, и створки лифта разъезжаются. Элайджа ожидаемо пропускает её вперёд и, как только она покидает лифт, следует за ней.       Всё так же в тишине, быстро минуют фойе, выходят на улицу, где у входа их уже ожидает синий Мерседес. Элайджа галантно открывает для неё дверь, затем обходит авто и садится в машину рядом с Кэтрин.       — Аэропорт, — командует он водителю и расслабленно откидывается на спинку сиденья.       — Есть ещё кое-что, что ты должен знать, — осторожно начинает Пирс, поудобнее устраиваясь на сиденье. — Я работаю не одна.       — Это ожидаемо, — Элайджа чуть склоняет голову и с интересом смотрит на неё. — Кто на этот раз попал к тебе в сети, Катерина?       — Охотник, его зовут Гален Вон, — прямо поясняет девушка, ожидая реакции на своё откровение, но не похоже, чтобы он удивлён этим признанием.       — Продолжай.       — Мы вместе должны отправиться на тот треклятый остров, он ждёт меня в аэропорту, — быстро бормочет Кэтрин и смотрит на часы.       — Ладно, — лаконично отвечает Элайджа и переводит своё внимание на пейзаж за окном.       — Ладно? — не выдерживает девушка такого равнодушия. От всей этой затеи зависит её жизнь и свобода, а он говорит так безразлично, словно обсуждает погоду. Оказывается, он может быть не только чертовски пугающим, но и весьма раздражающим собеседником: — А если ему не понравится твоё присутствие — он всё-таки охотник на вампиров?       — Мне плевать, — небрежным жестом руки отмахивается вампир, продолжая смотреть в окно. — Если не захочет встать на «нашу» сторону, я выкину его из самолёта или убью любым другим способом. Позвони, скажи ему, если всё ещё хочет участвовать в этой авантюре, пусть встретит нас у входа.       Больше Элайджа ничего не говорит, продолжает сидеть и задумчиво смотреть в окно. А Кэтрин не решается нарушить эту «идиллию» только что начавшегося совместного приключения. Но она всё же должна придумать план «Б», на тот случай, если всё происходящее вокруг лекарства примет непредсказуемый поворот. Извлекает телефон из кармана куртки и набирает номер охотника, молясь, чтобы этот самонадеянный идиот на всё согласился.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты