Видение

Гет
NC-17
Закончен
66
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
- Что ты тут делаешь?! - прошипела я, с опаской оглядываясь на спящую Мими. Отбросив одеяло, я села на постели, буравя взглядом его высокую мощную фигуру. Мальбонте улыбнулся ещё шире. - Ты ведь сама призвала меня. - Я хотела встать, но от его ответа ошарашено села обратно. - Как это? - Я захлопала глазами, совершенно ничего не понимая. - Наша связь сильна, Вики. - Пояснил он, выгнув бровь. - ты можешь видеть меня, когда того захочешь. И ночь... для этого самое удобное время.
Примечания автора:
Маленькое дополнение к поцелую на крыше из 3х07.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
66 Нравится 6 Отзывы 8 В сборник Скачать
Настройки текста
      Ночь была душной. Мне почудилось, что я задыхаюсь, стоило вернуться в комнату через открытое окно. Шелковая сорочка прилипла к телу, неприятно касаясь кожи, которая словно горела. Мими мирно спала, ничего не подозревая. Не зная о том, с кем я говорила на крыше, и…       Был ли он там в самом деле? Или это просто видение? Наверное, не был, иначе его энергию уловили все вокруг, и уже начался бы переполох. Нет, Мальбонте мне привиделся. Но его руки на моей талии… его голодные требовательные губы… его дыхание и голос.       Тряхнув головой в попытках разогнать наваждение, я прокралась босыми ногами к своей постели и зарылась с головой в одеяло. Уснуть не получится, хотя стоило бы. Завтра все может измениться… а, возможно, не завтра, а уже сейчас. Быть может, Он уже у ворот Цитадели… может, битва в самом разгаре? Нет! Тогда бы мама подняла нас! Она бы сама отправилась туда.       Закрыла глаза, стараясь расслабиться. Его лицо. Его большие сильные руки. Его обветренные на морозе губы. Мой слабеющий контроль… и желание. Я не отвечала… лишь позволяла ему владеть моими губами, будто боялась отказать. Но что-то внутри меня, темное, горячее, разливающее по венам раскалённую смолу, будоражило прижаться к нему сильнее, обхватить руками его шею, зарыться пальцами в эти тёмные непослушные волосы, сжать их в кулаке и чуть оттянуть, прикусив при этом его нижнюю губу до крови. Что бы он тогда сделал? Как бы смотрел тогда, если его возбужденный взгляд уже прожег до костей мою кожу?       Безумие. Между ног предательски заныло, и я свела колени, прижав их к животу. И отчего-то тихо нервно захихикала, тут же прикрыв рот ладонью, чтобы Мими не услышала. Да… Мальбонте не лгал, говоря, что Бонт все ещё в нем. Целуя меня, он будто боялся быть отвергнутым, но был к этому готов. Словно проверял границы дозволенного. Самое опасное существо на небесах, сила которого может сравнится разве что с самим Шепфа…        Я хотела думать о нем так. Ненавидеть его. Бояться его! Если бы не знала его историю… если бы не видела его другим… Должна ненавидеть, а вместо этого тянусь к нему, как бабочка к губительному пламени. Должна бояться, но чувство, сковавшее мою грудь и низ живота, страхом не назовёшь. На миг я всхлипнула от бессилия изменить свои порывы! Мне хотелось ещё! Хотелось, чтобы он оказался здесь снова. Со мной… во мне.       Луна ярко светила в окно, озаряя спальню бледным призрачным сиянием. На миг ее свет померк. Окно хлопнуло, и я замерла в напряжении. Показалось? Вылезать из-под одеяла совершенно не хотелось. Меня вдруг охватила необъяснимая тревога. Затаила дыхание, прислушавшись: тишина, да мерное посапывание Мими, но… что-то было не так. Мое сердце подпрыгнуло, глухо стукнувшись о рёбра. В комнате послышались шаги.       Охваченная страхом я сдвинула одеяло с головы. Мальбонте остановился; на лице мелькнула хищная улыбка. Он здесь! В моей спальне! Возмущение волной нахлынуло на меня, оттеснив на второй план все прочие чувства.       — Что ты тут делаешь?! — прошипела я, с опаской оглядываясь на спящую Мими. Отбросив одеяло, я села на постели, буравя взглядом его высокую мощную фигуру. Мальбонте улыбнулся ещё шире.        — Ты ведь сама призвала меня.       Я хотела встать, но от его ответа ошарашено села обратно.       — Как это? — Я захлопала глазами, совершенно ничего не понимая. Щеки обожгло стыдом за недавние мысли.       — Наша связь сильна, Вики. — Пояснил он, выгнув бровь. — ты можешь видеть меня, когда того захочешь. И ночь… для этого самое удобное время. Ведь сейчас я сплю далеко отсюда в своих покоях, и нам снится один и тот же сон.       Я только сейчас поняла, что Мальбонте даже не старается говорить шепотом и снова взглянула на Мими, а после (с недоверием) на него.       — То есть… тебя вижу только я? — Мальбонте кивнул, с улыбкой подойдя ближе. Его прохладные властные пальцы коснулись моей щеки, проведя от основания скулы до подбородка, и я задрожала, глядя ему в глаза, в которых вспыхнул неведомый мне доселе огонь.        — Только ты видишь меня… и чувствуешь.       Он возвышался надо мной, словно скала. Словно король над рабыней. Словно палач над обреченной. Его взгляд, властный… горящий, скользил по моему лицу, опускаясь на шею… ключицы, ложбинку между грудей. Мое дыхание сбилось, я закусила губу, успев подумать о том, как, должно быть, неприлично велик вырез на моей ночнушке. Но все посторонние мысли улетучились, стоило мужчине коснуться моей нижней губы большим пальцем. Не разрывая зрительного контакта, Мальбонте мягко, но требовательно надавил на мои губы, вынуждая их приоткрыть. Разум затуманился. Все вокруг словно перестало существовать. Остались лишь я и Он. Повинуясь его пристальным чёрным глазам, я приоткрыла рот, обхватив его палец губами. Он провёл им по краю моих зубов, легко прижал язык к нижнему нёбу и вынул его, очертив контур моих губ влажной от моей слюны подушечкой.       И отдернул руку, словно обжегся. Шумно втянул носом воздух и медленно тяжело выдохнул.        — Это может зайти далеко, — проговорил он, снова улыбаясь, но за этой улыбкой таился… страх? Снова этот страх быть отвергнутым. — Я хочу, чтобы это был твой выбор. Скажи «нет», и я уйду.       — Останься… — прошептали мои губы на выдохе, и потускневшие глаза Мальбонте вновь заискрились. С мгновенье он глядел на меня исподлобья, недоверчиво, а затем все так же властно поднял меня на ноги, стиснув мои плечи до боли. Я казалась себе такой маленькой в сравнении с ним. Но от его близости подкашивались колени. Больше он ничего не говорил, лишь накрыл мой рот своим в нетерпеливом огненном поцелуе. Казалось, Мальбонте до этого сдерживал свою страсть изо всех сил, боясь навредить мне. Но с каждым движением губ… с каждым переплетением языков… установленная им преграда давала трещину. Его обветренные грубые ладони огладили мои плечи, подцепив ногтями тонкие бретельки ночнушки, опустились на предплечья… коснулись локтей. Каждое его прикосновение отзывалось сотней мурашек. Я таяла в его руках, целуя его, как никого и никогда прежде.       Нехотя разорвав поцелуй, Мальбонте сел на край постели, прижимая меня к себе. Его руки гладили мою спину, основания крыльев, поясницу. Посмотрев мне в глаза снизу вверх затуманенным возбужденным взглядом, он, чуть откинувшись назад, пальцем отбросил мои волосы с ключиц, оголяя их для своих прикосновений. Я дрожала, не в силах отвести глаз от его лица. Мне безумно хотелось, чтобы он разорвал на мне ночнушку, грубо бросил на постель и взял меня, заставив выкрикивать его имя на каждом выдохе. Но Мальбонте не торопился. С лёгкой расслабленной улыбкой он оглядывал мое тело, потянув сорочку вниз так, что та волной струящегося шелка упала к моим ногам. Одна его ладонь легла на мою талию, другая осторожно, почти невесомо очертила окружность груди. Я прикусила губу и тихо застонала от тягучей истомы, камнем тяжелеющей внизу живота. Мальбонте сжал мою грудь, пропустив торчащий сосок меж указательным и средним пальцами и ущипнув его до сладкой боли. Он снова резко дернул меня на себя, и его горячий язык повторил движение пальцев. Он целовал мою грудь, чуть прикусывая, а я откинула голову назад, дыша лихорадочно часто. Казалось, что принадлежать этому мужчине было для меня так же естественно, как смена дня и ночи. Одной рукой он ещё держал меня за талию, а другая скользнула по моему бедру, замерев под коленом, и потянула его вверх. Я согнула ногу, поставив ступню на кровать рядом с бедром Мальбонте. Едва не упала, держась за его широкие плечи. И он снова довольно улыбнулся. Я жалобно пискнула, когда его пальцы добрались до промокшей насквозь ткани трусиков.       — Тсс… — хрипло выдохнул он, — ты же не хочешь разбудить свою подругу. Я в очередной раз до боли прикусила губу, повинуясь его словам… и его пальцам, пробравшимся под мое белье. То, что происходило дальше, трудно описать словами. Казалось, Мальбонте знал заранее все мои чувствительные точки и умело играл на них, словно на струнах арфы. Он целовал мой живот и согнутое колено в то время, как его пальцы ласкали меня между ног, взрывая во мне фейерверки. Он играл со мной… специально не проникал внутрь, хоть я несколько раз отчаянно двигала бёдрами навстречу его пальцам и коротко всхлипывала.        — Пожалуйста… прошу тебя…       — Какая нетерпеливая. — Снова эта усмешка, а следом… Я не смогла сдержать призывного стона, когда Мальбонте погрузил в меня сперва один палец, затем второй, принявшись медленно двигать ими… мучительно медленно. — И такая мокрая… — добавил он с каким-то особым восхищением, вынув из меня пальцы, из-за чего я разочарованно вздохнула, и облизнул их.       Я попыталась толкнуть его на кровать, заставить лечь на спину, и он с любопытством позволил мне это. Почувствовав свою власть над ним, я забралась сверху, оседлав его. Во мне бушевал ураган желания. Вот он, великий и ужасный, в моей постели! Мой! С какой-то звериной яростью я разорвала его тунику на груди, обнажая крепкий мужской торс. Он глядел на меня из-под полуопущенных ресниц, все также восхищаясь. Его ладони впились в мои бёдра. Но он позволял мне делать с собой всё, что я пожелаю. Хотя своей промежностью я ощущала, что его терпение не вечно, и играть в эту игру долго он тоже не сможет.       Наклонившись и прижавшись обнаженной грудью к его груди, я сорвала поцелуй с его губ, дразняще проведя по ним языком, поцеловала его четко очерченный гладко выбритый подбородок, шею, дернувшийся от моих ласк кадык, ключицы, спускаясь все ниже и ниже. Его дыхание стало тяжелым. Пальцы зарылись в мои волосы, до боли оттягивая их на затылке.        — Дьяволица, — прошипел он, стоило моим губам коснуться чугунных мышц на его животе, — что ты со мной делаешь…       Последние слова изогнули мой рот в победной ухмылке, но разум был чересчур затуманен желанием, чтобы что-то анализировать. Его член скрывала плотная ткань брюк. Мальбонте протяжно выдохнул, стоило мне коснуться его даже сквозь эту ткань, и приподнялся на локтях, со звериным огнём в глазах наблюдая, как я расстёгиваю его ремень и тяну вниз собачку молнии. Но стоило мне добраться до желаемого, он не выдержал; прорычал что-то невнятное и легко перевернул меня на спину, подминая под себя. Он не мог допустить, чтобы я имела над ним такую власть, хоть и несомненно хотел этого. Наши губы снова встретились в яростном опаляющем танце. Прижав меня к простыням своим телом, он шире раздвинул мои ноги, и плавно вошёл в меня до упора с рваным тихим стоном. Я закричала, сгорая от наслаждения, но он закрыл мне рот широкой вспотевшей ладонью, глядя в глаза. И толкнулся, вновь взрывая внутри бурю экстаза. И ещё раз, и еще… Впечатывая меня в постель. От напряжения слёзы текли из моих глаз, а зубы вцепились в его ладонь, которая душила мои крики. Мальбонте был во мне, одним целым со мной и душой, и телом. Он безбожно наращивал темп, выпуская на волю всех своих демонов. Его губы ласкали мою шею, оставляя на ней багровые отметины. Знак того, что я принадлежу ему! Что я скажу Люциферу и остальным, если это всё не такая уж иллюзия, и синяки всё же останутся? Плевать. Сейчас мне было плевать на всё, даже на спящую на соседней кровати Мими. Это из-за неё он не позволяет мне стонать, вынуждая захлебываться эмоциями.       Рыдания душили, я почти задыхалась от накатывающего экстаза, который от недостатка воздуха накрыл меня слишком быстро. Неконтролируемая дрожь волной прокатилась по всему телу, сосредоточившись промеж ног, и Мальбонте, почувствовав это, не сдержался тоже. Он излился в меня с глухим рыком раненого зверя и уткнулся лицом в мою шею, опаляя чувствительную кожу своим дыханием. Мы пролежали так, держа друг друга в объятиях, несколько долгих минут, борясь со сбившимся напрочь дыханием. Я бездумно гладила его волосы, взмокшую шею и спину. Мне нравилось ощущение тяжести его тела на мне, хотелось заснуть вот так… в безмятежности и его руках.       — Ты сказал, что нам приснился один и тот же сон… — дар речи вернулся ко мне первой, а с ним неуклонно возвращалась и мрачная реальность преддверия войны, где мы пока ещё были друг другу врагами. Мальбонте поднял голову, серьезно посмотрев мне в лицо.       — Выходит, ты утром можешь забыть, что тебе снилось? — продолжила я пересохшими губами, и он улыбнулся, накрыв их нежным поцелуем.       — Что бы ни случилось с нами после, этот сон я не забуду никогда.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты