А люди любят

Слэш
R
В процессе
6
автор
Размер:
планируется Мини, написано 7 страниц, 2 части
Описание:
Юнхо думал, что любовь не существует, а отношения ложь, пока не встретил его —уличного музыканта, проникшемся своим делом и играющим на морозе.
Посвящение:
🌻⬜
Примечания автора:
Жил был админ юнхо и умер. А вообще, я придумала его, пока песню слушала
дайте танк (!) - а люди любят
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Рано.

Настройки текста
Вечно ему не везёт. То драка в подворотне, то уход из университета, то вечно пьяные родители. Сломанная, местными идиотами, гитара, пачка сигарет, единственные порванные наушники и звезды. Яркие звезды, что освещают его странный путь. Но куда? А черт его знает. Куда повезет, но пока это просто улицы, заполненные хаосом и вечно недовольными людьми. Какой ужас. В этом он видит своеобразный азарт, живет одним днем и рад вообще, что жив остался. У него комок в горле, а хочется кричать от усталости. Его разъедает изнутри и он сам не знает что именно. То ли судьба такая, то ли бездействие. Хотя Чонхо мог бы что-то поменять, но нет. Не может. Он просто покупает на последние деньги новые струны, идет на улицу и играет. Сколько может. Час, два, пять и все без остановки. Ему плевать, что пальцы ноют от боли, что сам замерз, что ноги подкашиваются и голова болит. Чонхо живет этим. Душа лежит к музыке, к гитаре, к песням. Если бы не она, невесть, что удержали бы его в этом мире. Хотя… Его лучом была она — мама. Была такой яркой, прям как солнце, от одной улыбки становилось тепло, а ее касания лечили. Хотелось быть всегда с ней. Чонхо жаль, что он не успел тогда домой. Если бы он знал, что нет таблеток дома, она бы не умерла. Не мучилась в страшной агонии в груди, изнывая от нее. Парень еще не оправился после смерти. Каждый вечер он смотрит на фотографии, читает ее сообщения, вспоминает ее запах. Такой милый запах ягод и цветов. Хочется вернутся к ней, хочется сказать, как сильно он любит ее и скучает, но смотрит лишь на ночное небо, моля звезды простить его, отпустить. Легче не становится, поэтому он снимает стресс — курит. Бывает и по семь сигарет. Особенно, когда на душе черт пойми что. Не может по-другому. *** Утром глаза слепит от простого чистого неба, что уж говорить про солнце. Вставать не хотелось, пусть он даже не ложился. Какие это сутки, лишенные сна? Вторые? Он почти не встает. Чаще всего на холодный балкон и на кухню. Чонхо снова оценивающе смотрит в холодильник, будто там что-то поменяется от его взгляда — пусто, аж мышь повесилась на собственном хвосте от безысходности. Чон пожав плечами, ложится на кровать, накрываясь одеялом с головой. От холода ведет, он шмыгает носом, разблокировав телефон. «6:22» — Рано. Чхве закрыл глаза, чувствуя, как мимолетное тепло окутывает его тело, словно объятия. Песня заиграла в запутанных наушниках, которая так давит на него, разрушая. Парень всхлипнул, пока по его щеке понеслась ледяная слеза. Он встает. Снова встает, берёт листок и незаточенный карандаш. Текст вырисовывается строчка за строчкой, пальцы тарабанят по столу, задавая мелодию, Чонхо качает головой туда-сюда. — Я слишком много думал о жизни… Нет, надо проще, но как? — устало отбросился на спинку дивана, на котором обычно «живёт» — Я думал о своей жизни, во-о-т, — парень наклонился к листку, прикусив губу, — не лучше, если я умру? Резко зазвонивший телефон изрядно испугал парня, заставляя того схватиться за «сердце», шумно выдыхая. — Да. " — Чонхо, мы же договорилися встретиться.» — И? Сейчас что, 12 утра? " — Ну, да?» Парень взглянул на настенные часы, пытаясь понять, куда вечно пропадает его время. Только сядет над текстом, вокруг него словно витает вдохновение, не замечает, что сидит над ним около пяти-шести часов ежедневно. Плевать, что спина ноет о том, что нужно отвлечься, что руки ужасно болят, ведь его голова полна идей. Текст сменяется строчка за строчкой, а листок постепенно заполняется неаккуратным почерком. Чонхо вздохнул, а его голос сменился на уставший и слегка севший. — Хорошо, я скоро буду. — Я под дверью, Чхве Чонхо. Тот, кто звонил сбросил, начиная громко стучать по двери, попутно ругаясь: «Если кое-кто, чье имя начинается на «Ч», а заканчивается на «О», не откроет мне и не пустит на порог, это имя окажется на могильном камне!» Ключи медленно повернулись в скважине. Ноги покрыло холодом, а пальцы невольно задрожали, принимая чужие пакеты с продуктами. «Неприятно» — Так, а я не понял. Почему ты еще не одет и почему не сказал мне, хотя бы, простое «привет», а я уже молчу про «спасибо». — Есан, не дави на мозг, — крикнул тот с кухни, раскладывая все по своим местам. — Извини, я писал новую песню, забылся и видимо не заметил, как прошло несколько часов. И спасибо. — Вау, это точно ты? — Кан удивленно спросил, но тихо засмеявшись и зевая, сказал — Ты спал? — Нет, зато ночью словил галлюцинации. Парень быстро перемещался по квартире, постепенно собираясь. Чонхо что-то рассказывал, а друг еле держал голову, попутно засыпая. Внезапно, над его ухом раздался крик, такой неприятный и пронзительный, оставивший в ушах писк. Перед Каном стоял улыбающийся Чхве с гитарой за спиной и засунутыми, в карманы, руками. *** На улице слякоть и слегка моросило. Есан предупреждал, что обещали снег с дождем, но тому было плевать, как обычно. У него капюшон становился тяжелее из-за капель, а пальцы ужасно мерзли даже в пальто — казалось бы, конец осени, начало зимы, нужно одеваться теплее, но Чонхо не хочет. Как будто, это последняя зима в его жизни и он решил оторваться по полной, забив полностью на свое здоровье и благополучие. И это очень беспокоит лучшего друга: перед ним гибнет человек из-за внутренних переживаний, а тот бессилен, абсолютно и полностью. Как же Кан хочет, чтобы это все закончилось и поскорее. Парень ведет друга в маленькое кафе двух его близких в лице сводного брата и лучшего друга с университета. Есан не особо уверен, что тот ему и правда просто друг, его чувства очень странные и, самую малость, страшные. — Привет, Минги, выживаешь? — юноша мило улыбнулся, пожав руку бариста, пока Чхве чихает от резкой смены температуры, аккуратно рассматривая помещение. — А где Юнхо? — Эта тва.то есть, Юнхо проспал. А я тут один понимаете, стою и чищу эти чертовы бокалы. А это? — Чонхо, — посмотрев в ответ гитарист, слегка кивнул. — Сон Минги, владелец этого хаоса, рад знакомству. Ну, что, операция «спасения» началась? — Какая операция? — удивленно посмотрел тот на двух парней. — У Юнхо затяжная депрессия, — Мин остановился, услышав, как Есан начал поддакивать и говорить, что Чон совершенно такой же, — да и не то, чтобы депрессия… Просто ему нужна помощь и я хотел бы, чтобы вы помогли мне. — Поэтому я и позвал тебя сюда. Здесь во-первых, уголок музыки, а во-вторых, новые знакомства, новые чувства. Давай! — Я не согласен. Как я могу помочь человеку, которого не знаю, тем более, если я не способен справится со своим состоянием о какой помощи вообще идет речь, а? — Хо зло посмотрел на парней, —Объясните мне! — Хо-я, выдохни, — сказал Минги, — тебя никто не заставляет. В принципе, я и сам могу справится, да. Так, что спасибо Есан, что пытался, а со своим дружбаном я придумаю что-нибудь. — Но, я же… Кан повернулся к Чонхо, которого и след простыл. Он уже перебегал дорогу, ища место, чтобы начать играть. Е бросил извинения и вышел за другом, пока смешанные чувства играли в нем. То ли это резко навалившаяся на него грусть, то ли злость на отстраненность, то ли невзаимная любовь так давит. Он не знает. Все слишком сложно сейчас, нужно время, чтобы осознать все и делать выводы. Сейчас думать об этом, то же самое, что и сунуть руку в чан с горячей водой — бессмысленно и глупо. *** Они благодарят людей вокруг, изредка посматривая на чехол из-под гитары с множеством купюр и мелочи. Впервые такие эмоции после «работы» — им было весело, такой публики у них еще не было. Народ хлопал и подпевал известным песням, словно знали их с самого детства, просили сыграть ту или иную мелодию. Чонхо устало присел на лавочку, попрощавшись с парнем. Парень поднял голову вверх, чувствуя как дождь начал набирать обороты, холодные капли осыпали его лицо, приятно скатываясь по щекам и лбу. Его пронизала легкая дрожь по всему телу, идущая то ли от усталости, то ли от холода. Чон собрался уходить, как к нему подбегает невероятно странный молодой человек. У того взъерошенные черные волосы, насквозь мокрая футболка и руки…такие красивые руки, со стаканом кофе или чая. — На. Чонхо опешил. — Вы играли так долго, а мне так понравилось, а деньги дать не могу, самому нужны, но… — Благодарю, — вежливо ответил тот, слегка удивляясь и принимая стакан из покрасневших от холода рук, — я пойду тогда? — Стойте, а Вы будете еще здесь? — парень слегка дернул плечами из-за терпкого ледяного дождя. — Да, сколько смогу, — мило улыбнувшись ответил гитарист и еще раз поблагодарив, сказал, — идите, иначе промокните насквозь. Развернувшись к метро, Чон убежал так быстро, насколько смог. Он сам не знает, что на него нашло, но он уже пообещал вернутся сюда. И не один раз.
Примечания:
о боже, это что глава не через месяц??????????????????????

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "ATEEZ"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты