Магнитные бури

Слэш
PG-13
Завершён
9
автор
jacky simp бета
Размер:
10 страниц, 2 части
Описание:
Я пытался забраться в самые недра своих мыслей, но даже там всё занято тобой
Посвящение:
Тем, кому описанное близко
Примечания автора:
Если вы за бурным сюжетом, то вам не сюда. Эта работа с опорой на чувства героев, нездоровую привязанность, одержимость и другие тёмные стороны любви. Повествование не нужно старательно понимать, его просто нужно чувствовать.

https://vk.com/music?z=audio_playlist333361030_274/463305776252f88c51 плейлист для атмосферы
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 0 Отзывы 4 В сборник Скачать

Мы

Настройки текста
Ещё минуты две он перекатывается с боку на бок в кровати, лениво потягивается, касаясь спинки кончиками пальцев и наконец встаёт на ноги. Берёт скетчбук, карандаш, набрасывает пару тройку эскизов и вздрагивает от внезапно пронзившего слух дверного звонка. Минхен корчится от лени, но всё же пересиливает себя и поворачивает защелку, даже не удостоверившись, что в тамбуре его не поджидает опасность. Дверь отворяется, и прямо на грудь и плечи парня заваливается донельзя пьяный Хэчан. — Боже, чувак, как можно было так напиться? — кряхтит Марк, ведя под руку едва осознающего ситуацию Донхёка. Завидя впереди себя диван, младший вырывается и заваливается на велюровую поверхность, зарываясь в подушках. Старший опирается на спинку, слегка поглаживая знакомого. — Что же сподвигло тебя дойти до такого состояния? — шепчет Марк, давая Хэчану уснуть. Размышляя о том, как быть, Минхен все же пришёл к решению, что стоит дать тому время прийти в себя, а сам тем временем принялся нарезать овощи, планируя потушить и пережарить их с лапшой.

Знаешь, а я ведь всё-таки продал душу за то, чтобы продлить это мгновение.

С кухни уже доносился запах свежей еды, как в холле послышалось шарканье оставленных гостю тапочек. Марк моментально вскочил с кровати и налетел на заспанного растрепанного юношу в коридоре. — Марк? Почему я у тебя? — явно позабыв все происходящее, протянул Хэчан. — Это у тебя стоит спросить, — усмехнувшись, ответил парень. — Но я не против, даже стол успел накрыть, тебе еда сейчас лишней не будет. Донхек мельком взглянул на тарелку с остывшими макаронами и взывающе посмотрел на хозяина квартиры. — Я, — потупленно пробурчал он. — Не помню, как это произошло, всё было как-то на автомате. Прости за внезапное вторжение. — Прекращай болтать, если не хочешь, чтобы еда остыла, — перебил Марк. Хэчан кивнул в знак согласия и уселся на стул, принимаясь со зверским аппетитом поглощать все, что старший так заботливо выложил на подносе. Опустошив тарелку и осушив стакан, Донхёк с довольным от сытости лицом потянулся, слегка откидываясь назад. Марк что-то искал в телевизоре, перелистывая каналы один за одним, но так ничего и не найдя, нервно ткнул на красную кнопку и развернулся к подсевшему рядом Хэчану. — Ой, подожди секунду, — протараторил Марк, спрыгивая с дивана и хватая со стола салфетку. — У тебя всё лицо в соусе. Как можно так есть? Минхен, даже не спросив разрешения, словно радетельная матушка, принялся очищать своё «чадо». По окончании сего дела, он отбросил в сторону мусор и по-доброму посмотрел в глаза юноши напротив. — У тебя глаза красивые, я не замечал раньше, — подметил Хэчан. — У тебя тоже. Невероятные. Старший смущённо отвернулся, понимая, что вряд ли сможет себя остановить, но младший не унимался. — Сонджун тоже красивый, но ты как-то особенно. Мне нравится твой стиль, а ещё ты мило улыбаешься. Он останавливается, прокручивая что-то в своей голове, и кладёт руку на щеку Минхена, проводя ей сверху вниз по овалу лица. Не доходя до подбородка он вдруг задерживается, прикрывая глаза, и тянется к губам ошарашенного Марка. Предательски затрезвонивший телефон прерывает их на мгновение, но Минхен вырубает его, беря инициативу в свои руки. Будучи не особо опытным в вопросах поцелуев, парень поначалу лишь слегка касается чужих губ своими, но явно войдя во вкус, углубляется, оставляя влажные следы на подгубье. От Хэчана разит перегаром, он явно всё ещё пьян. Они оба пьяны, только Марк опьянен не алкоголем. Каждая секунда туманит разум, способствует потере контроля. Минхену хочется большего, хочется всего Донхека от макушки до кончиков пальцев. Он плавно отпускает из плена губы младшего, выстраивая на его шее дорожку из множества поцелуев. Кладёт руку на бедро, медленно заводя её под футболку, и в секунду отстраняется от внезапного, приводящего в чувство, рингтона. Теперь уже названивали Хэчану, но настрой был окончательно сбит, что в целом Марка только обрадовало. Он знал, ему понадобится больше, так проявляется наркотическая зависимость. Вот только наркотик — Донхёк, а доза — поцелуй.

Этим утром

С поездки прошла неделя, но Донхёка всё не отпускали слова чудаковатого старика. Он думал о том, что Сонджун со дня их первой встречи так и не дал ему ощутить полного умиротворения и уверенности в завтрашнем дне. Счастье было для него периодичным, непостоянным. Таким слабым и неуверенным, словно если Хэчан не ухватится за него покрепче, то тотчас упустит во всепоглощающей тьме. Подобно шоту виски, мимолётному приливу эйфории, а потом шлепок: «Хлоп!» И на щеке загорается красный след от чьей-то тяжелой руки. Это был первый раз, когда Сонджун осмелился поднять на своего парня руку. Слёзы брызнули из глаз, перемешиваясь с отчаянным рыданием. Донхек правда не знал, кому принадлежала эта кроваво-красная, бесспорно женская, помада в его сумке. Он мало с кем контактировал из однокурсниц и уж точно не вызывался взять на себя ответственность за хранение чужой косметики. Вероятно, это было чьей-то злой шуткой, а, может, и вправду вещица случайно выпала у кого-то из рук. В аудитории всегда очень тесно, а привычка не закрывать молнию у парня имелась. Впрочем, это все сейчас не имело смысла, Сонджун не желал слушать «жалкие оправдания». Он сорвался, вышел из себя, дал эмоциям взять над собой верх. С трудом нащупывая ручку, Хэчан выскочил из квартиры, торопливо перебирая ногами по бетонным ступенькам. Сонджун догонять не стал. Донхек схватил с прилавка несколько бутылок соджу, также спешно расплатился и заскочил в какой-то переулок, где, усевшись в тени гаражей, принялся заливать в себя обжигающую жидкость, кривясь и подтирая рукавом остатки слёз. Помутнение подступило достаточно скоро, приятная пустота сменилась тошнотой и головокружением. Вряд ли он осознавал, куда идёт, просто был уверен, что точно не домой, но куда-то, где его несомненно любят и ждут. По крайней мере, ему хотелось так думать, а градус в крови лишь сеял веру.

***

Воспоминания смешались, и сейчас Хэчан не мог уже сказать наверняка, была ли эта помада или тушь. А если помада, то какого она была цвета? Красная? Лиловая? Пурпурно-розовая? Скорее всего, эти детали всплывут часик погодя, но сейчас Донхёк мог лишь отрывками описать Марку происходящее этим утром, а тот, в свою очередь, не мог описать всё то отвращение, которую теперь испытывал к Сонджуну. Всё, на что у него хватило сил, это целительные обьятья, в которых Хэчан готов был остаться навеки. — Ты ведь понимаешь, что он перегнул палку? — наконец заговорил Марк. — То, что он сделал — непозволительно, он не имел никакого права обвинять тебя в том, чего ты не делал. — Он... просто боится потерять меня, — еле слышно пробурчал Хэчан. — Я так думаю. — Боится, не боится. Его поступок не может быть оправдан, тебе стоит понять это прежде всего. Донхёк шмыгает носом и берет в руки телефон, листая бесконечные пропущенные от парня. — Он переживает, — заключает младший. — Ему полезно, — язвительно бросает старший.

***

Наблюдая на пороге живого и невредимого Хэчана, Сонджун не смог сдержать порыва чувств, прижимая к себе парня и безостановочно тараторя фразы раскаяния. — Чан-и, какой же я глупый, прости меня, идиота пустоголового, я ужасен, мне нет оправдания, но, пожалуйста, только прости. И Хэчан простил. Снова. Он шёл сюда, исполнен решимости порвать с абьюзивным партнёром, но дал слабину. Ему было стыдно перед Марком, невероятно стыдно за отпущенное им на ветер обещание. Минхён явно не ждёт его с новостями о том, как тот бесхарактерно и добровольно вновь попал в эти сети. Если Марк спросит, он, вероятно, начнёт лепетать что-то о любви, семейных размолвках, а тот, наверное, посмотрит со всей жалостью в глазах, задумчиво покачает головой и повторит слова, сказанные днём ранее: «Ты всегда можешь обратиться ко мне, и я встану на твою сторону». Скорее всего Марк всё же догадался самостоятельно, ведь Хэчан после того случая с ним никак не связывался. Однажды Донхёку вдруг померещилось, будто бы он видел Минхёна, изучая с Сонджуном прилавки супермаркета, но парень тут же пропал из виду, и Хэчан всё же решил, что это от усталости, улыбнулся и продолжил перебирать овощи, ворча от обилия гнили в ящике.

Оказывается, пока я пытался забыть, ты отчаянно желал вспомнить

Всё шло своим чередом. Не сказать, что Сонджун как-то изменился, но было заметно, что юноша себя явно контролировал. Скандалы свелись на нет, замечания стали звучать более сдержанно и аккуратно. Всё стало налаживаться, но в определённый момент сделанная раннее трещина дала о себе знать. В сознании Хэчана спуталось, с чего начался конфликт. Он засмотрелся в телефон и передержал на плите мясо, отчего новая сковорода и, вероятно, плита были испорчены, а ужин превратился в уголь. Неизвестно, что больше расстроило Сонджуна: тот факт, что он остался голоден или все-таки повреждённые вещи. В любом случае он был зол, зол настолько, что вырвал из рук обеспокоенного парня смартфон и с яростью кинул его на твёрдый кафель. В кухне воцарилась тишина. Сонджун быстрым шагом ретировался в свою комнату, намеренно наступая на устройство, а Хэчан принялся убирать осколки, оплакивая недешёвый гаджет. Несмотря на отсутствие связи, юноша знал, куда ему стоит идти. Кто простит ему миллионы ошибок и заботливо погладит по голове, шепча доброе «ты не виноват». И во всём он был прав, Марк словно всегда ждал его появления. Это случилось. То, чего оба так сильно боялись: проснуться наутро в одной постели и осознать, что этой ночью над нами властвовала страсть. — Если я сейчас уйду от него, ты сам понимаешь, что мне негде будет жить, — говорит Хэчан, натягивая джинсы. — Неужели ты забыл о тех дверях, которые всегда открыты? — испытывающе произносит Марк — А ты… Будешь не против? — Я буду ждать. — Я в любом случае должен буду забрать свои вещи из дома. — Сонджун не сделает ничего плохого? — Сонджун? Он ни за что не станет пропускать учёбу, в отличие от меня. Он в универе на хорошем счету. — Тогда. Я всё подготовлю. — Спасибо. Уже у лифта Марк нагнал Хэчана и сунул ему в руку изрядно потасканный жизнью, но вполне рабочий мобильник. — Будь на связи, там в контактах есть мой номер, ты найдёшь, — сказал Минхён и с некоторой боязнью в глазах помахал рукой на прощание. Донхёк был прав, Сонджуна в квартире не было, зато на прикроватной тумбочке лежала коробка с новым айфоном последней модели, а рядом записка: «быть может, я просто не достоин, чтобы меня любили?». Прижимая к себе подарок, Хэчан навзрыд повалился на пол. «Какой же ты дурак, все достойны, чтобы их любили, даже такой растяпа как я и непостоянный ты», — закричал он в пустоту. «Всё наладится, всё будет как раньше», — не унимался парень. «Прости, я снова сдался», — так гласила записка, переданная Марку курьером вместе с телефоном. Хэчан в который раз решил дать шанс, он предал Минхёна. Опять.

***

Кажется, вся жизнь крутилась вокруг оси, события повторялись раз за разом. Сонджун вытирал об Хэчана ноги, Хэчан превратил Марка в свой носовой платок, а Марк молча принимал всё происходящее. «Всё наладится, всё будет как раньше», — все так думали, пожалуй, но никто не смел нарушить ход действий в порочном кругу. Хэчан в который раз обещал разобраться со всем, но так и не сумел сдвинуть ситуацию с мёртвой точки. Они не общались уже, кажется… Месяц? Да, пожалуй, месяц. Сонджун тогда вспылил из-за очередного пустяка, а Донхёк в который раз пересидел бурю у Марка. Он сам сообщил своему парню, где находится, и тем же днём тот забрал его на машине. С тех пор они не виделись и не списывались. «Кто-то должен был прервать это кольцевое движение», — думал Марк, каждый раз просматривая посты Хэчана, где есть только они с Сонджуном — счастливые и беззаботные. Наступил апрель. Донхёк полностью исчез из его жизни и лишь изредка обновлял соцсети однотипными селфи. Но эта фотография была не похожа на остальные. Нет, конечно, Марк узнавал это привычное выражение лица, неизменную прическу и излюбленное парнем эгьё, но кое-что всё-таки выбивалось из общего вида — кольцо на безымянном пальце правой руки и подпись: «уже скоро👰». Они помолвлены. Хэчан предал его вновь.

***

Марк не до конца осознавал, что глотает, просто хватал всё подряд с полки, насыпал в руку горсть и запивал большим количеством воды. Хотелось просто стереть себе память, забыть каждый поцелуй, одержимый секс, все встречи и разлуки. Час назад он позвонил начальству и сообщил о том, что больше не выйдет на работу. Впрочем, рабочее место стало для него всего лишь временным пристанищем, с такой посещаемостью Марка вряд ли планировали держать. Кто-то назойливо набирал его номер, тем самым лишь пополняя пропущенные. Потом звонки прекратились, наступила тишина. Обрывками понеслись какие-то воспоминания из детства. Вот он идёт в школу с букетом шикарных пионов, вот — скрипит зубами, сидя за экзаменационными листами. Никакой паники, напротив, ему было тепло от этого наплыва. Жалко только маму. И сестру немного…

***

Протяжный писк. Тусклое изображение. Туда-сюда мечутся размытые силуэты. Прыткая мошкара, что снуёт облаками над источником света. Эти люди; они такие же, голосистые и раздражающие, никакому спокойствию от них нет места. — Там ещё одного привезли, с ножевым, требуется срочная операция, док! — отрывисто трезвонит чей-то голос. — Да что за день сегодня. Они сговорились все что ли? — нервно басит некто. — Там в коридоре полиция, они ждут, что вы дадите свой комментарий по окончании. — Господи, только этого нам не хватало! Минги, отведи их в приёмную, я побежал! Помутнение немного проходит, вид проясняется. Марку наконец удаётся открыть глаза. — Он пришёл в себя! — вопит Джэхён, и весь персонал мигом подлетает к нему. «И вправду. Как мухи.» Тут же подзывают какого-то ощетинившегося мужчину с фонариком, он грубо ощупывает глаза Минхёна, раздвигая веки и пуская в них ослепляющий луч. — Пускай отойдёт, дайте ему время. Посетитель, — он обращается к Джэхёну. — Покиньте палату. И в помещении воцаряется тишина. «Наконец-то.» Марк прикрывает глаза. Откуда он здесь? Кто-то из соседей услышал странные звуки? Но ведь и звуков как таковых не было. А может он просто забыл то, как кричал, предчувствуя скорую смерть. Да какая к чёрту разница уже?

***

И засыпая в одиночестве вновь, я внезапно подумал: А ведь мы всё ещё смотрим на одни и те же звёзды

Минхён точно помнил: когда он засыпал на больничной койке, было ещё светло, сейчас же за окном стемнело. И лишь тусклая настольная лампа освещала спину юноши, что-то высматривающего в уличной мгле. — Кто меня сюда привёз? — спрашивает Марк, не сумев до конца разобрать, кто сидит у его кушетки. — Я, — вздрогнув от неожиданности, отвечает парень, и Минхён наконец узнаёт в нём бывшего коллегу, которого уже видел сегодня здесь. — А как ты- — Узнал, что тебе плохо? Честно говоря, я не знал, просто меня немного обескуражил твой звонок менеджеру. Он сказал, что ты был весьма подавлен, я хотел позвонить, но не дозвонился. Чутьё не подвело, я счастлив, что бросил всё и успел. — он как-то грустно улыбнулся. — Наверное, я должен поблагодарить тебя… — Вероятно… Диалог смолкает на несколько минут, но Джэхён начинает вновь: — Хэчана будут судить, — спокойно произносит он. Так, будто бы произошло что-то заурядное, не стоящее чужого внимания. — По какой статье? Что он натворил? — Ты, кажется, написал ему что-то странное. Он названивал тебе всё то время, пока мы ехали в больницу. Я знал, кто виноват в твоей попытке суицида, поэтому взял трубку и всё ему высказал. Не знаю, что произошло дальше, но предполагаю, что они здорово повздорили с Сонджуном, и Донхёк ранил его. Операция закончилась час назад, доктор уже поговорил с полицейскими. Я сидел в коридоре и слышал их разговор от начала до конца. — Что с Сонджуном? — Он жив, его перевели в палату. Короткий звонок заставил обоих немного встрепенуться. «Он пришёл в сознание?», — спрашивал Хэчан в сообщении, отправленном на телефон Марка. Судя по всему, адресовано оно было всё же Джэхёну. Парень знал, что телефон у него. — Что-то ответить? — спрашивает Джэ, зачитывая вслух текст. — Нет, просто оставь как есть. — Как скажешь.

***

На выходе из больницы светился от радости Джэхён. В руках у него красовался букет роз, а в зубах дымилась сигарета. Завидев друга, юноша вытащил её изо рта и бросил себе под ноги, втаптывая пепел в асфальт. Сонджун всё ещё отлёживался на реабилитации, а Хэчана отпустили домой, без заявления судить его не имели права, но пострадавший наотрез отказывался его писать. Никто не знал, где он и как он, но Доён, знакомый с Донхёком не первый год, предположил, что тот отсиживается в пригороде у тётки. Джэхён стал регулярно захаживать к Минхёну, делая недвусмысленные намёки, и ему казалось, что парень чувствует себя значительно лучше. Марку тоже так первое время казалось, а потом он внезапно для себя осознал, что его мир всё такой же серый, ведь кое-что таблетки в нём всё-таки убили. А, может, и не таблетки?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Neo Culture Technology (NCT)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты