Разбитые зеркала

Слэш
R
Закончен
8
автор
Размер:
Мини, 23 страницы, 1 часть
Описание:
Сначала он начал слышать тихий шёпот, который соблазнительно принуждал совершать самые безрассудные вещи. Всё начиналось с малого и в
скором времени достигло самой вершины, но было уже слишком поздно что-то
менять. Тэхён даже и не заметил, как его разум постепенно перестал ему
принадлежать, а потом он превратился в сломанную красивую куклу. Он
заставлял его пакостить, грубить, красть, издеваться над другим, ломать и
громить всё, что попадётся под руку, и, наверное, самое ужасное – убивать..
Примечания автора:
Идея для данной работы возникла спонтанно, поэтому я решила, что стоит
вылить её в свет. Не знаю, хорошо ли у меня получилось отобразить в тексте
свою задумку, но, надеюсь, хотя бы какие-то эмоции работа у вас вызвала. В
работе есть уклон немного в психологию, написанный текст создан не бездумно,
в нём отражены проблемы общества, хоть и не так ярко. Буду очень благодарна,
если вы задержите внимание на моей работе и выскажите своё мнение на её
счёт. Я, как-никак, старалась. Приятного чтения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Pt.1

Настройки текста
Неровные тонкие трещины покрывали холодные и невзрачные стены, вырисовывая собой необычные узоры, а полуразрушенный потолок украшали аккуратные шёлковые паутинки, которые придавали этому месту хоть какой-то красоты. Множество мелких пылинок хаотично летало по мрачному помещению, танцуя в медленном танце. В комнате царил хаос: кругом валялся мусор, осколки большого зеркала, от которого осталось лишь одна облезшая рама, старая полуразваленная мебель, которая покрылась столетним слоем пыли и плесени из-за сырости. Это место всем своим видом говорило о том, что оно уже давно не пригодно для жизни, да и сама жизнь покинула его. По помещению гулял ветерок, задевая собой паутинки и легкий мусор в виде клочков бумаги и фантиков, заставляя их колыхаться от малейшего прикосновения. Тишина заполняла собой это холодное место, открывая возможность потеряться в ней как телом, так и разумом. Где-то приглушённо начала капать вода, нарушая идиллию спокойствия и умиротворения, которой был пропитан каждый уголок этой комнаты. На улице пошёл дождь, небо стало ещё черней, чем было утром, когда только выявлялся намёк на то, что сегодня можно не надеяться на хорошую и солнечную погоду. В конце концов такой противной погоды стоило ожидать, ведь за окном далеко не лето, а поздняя сырая осень. В помещении заметно потемнело, а температура опустилась ещё на несколько градусов, на потолке начали образовываться небольшие мокрые пятна, а через пару минут, когда пятно почти в самом центре потолка стало в разы больше, вниз полетела первая капля и разбилась об изрисованный лист бумаги. Краска на нём ещё не успела высохнуть, поэтому на рисунке образовался мокрый развод, который смешал вместе несколько цветов. Лист в мгновение превратился в комок и полетел куда-то в сторону к кучке таких же скомканных бумажек. В комнате раздался томный вымученный стон, перебивший звук барабанящего по железкам дождя. Единственным напоминанием о том, что в этом заброшенном и чахлом месте всё ещё есть хоть какие-то признаки жизни, был темноволосый кудрявый юноша. Он устало потирал свои покрасневшие от недосыпа глаза, массируя веки длинными смуглыми пальцами. Они были ужасно холодными, как и всё его тело. Оно всегда было ужасно холодным, от чего складывалось впечатление, будто его держали в морозильной камере целую неделю. Парень постоянно мёрзнет, даже когда на улице тёплая погода, и он не понимает, почему. Если бы незнакомый человек прикоснулся к нему, то наверняка решил бы, что перед ним «живой» мертвец. Мешки под глазами, растрёпанные волосы, тело, совершенно не отдающее теплом, стеклянный взгляд. Все эти признаки делают из него самый настоящий труп. Парня мучает ужасная бессонница, от которой не спасают никакие таблетки. Он даже не помнит, когда в последний раз нормально спал, в основном его сон составляет три-четыре часа, да и то не всегда. Непонятно, как он ещё не сыграл в ящик от такого скверного образа жизни. Парень прекращает тереть глаза и проходится ладонями по лицу, спуская их к шее, слегка царапая смуглую нежную кожу ногтями. Его голова откидывается назад, а взор устремляется в потолок, который уже почти полностью пропитался влагой из-за многочисленных трещин, через которые просачивалась вода с крыши. Следующая капля слетает с мокрого потолка, капая прямо на щёку юноши, создавая визуализацию того, будто он плачет. Парень никак не реагирует, позволяя капле стечь по щеке и оставить за собой влажную ровную дорожку. Он вновь вздыхает, возвращая голову в первоначальное положение, а после качает ей в стороны, сгоняя со лба чёлку, которая так и норовила влезть в глаза. Он ужасно устал вычищать свою дурную голову от тягостных мыслей, этому свидетельствуют скомканные листы бумаги, разбросанные вокруг него, и измазанные в краске руки. Дождь за разбитым окном набирает обороты, создавая убаюкивающую мелодию, слушая которую, парень прикрывает сонные глаза. В этом месте он чувствует себя свободно. Здесь нет каких-либо запретов, надоедливых и лицемерных людей, раздражающего шума и противной реальности. Он ненавидит свою жизнь за то, что она так жестоко с ним обошлась. Ненавидит этот мир за то, что он погряз во лжи и лицемерии. Ненавидит себя за то, что не смог пересилить давление и принять свою судьбу, для того, чтобы перестроить её под себя и жить так, как захочет он сам. Однако со временем он перестал вообще как-либо реагировать на происходящее вокруг него. Сейчас его не интересует, ровным счётом, ничего. Он рисует, находя в этом занятии успокоение, которое помогает хоть немного очистить разум. Отображает в рисунках свои бредовые мысли, мнимые образы различных существ и глупые идеи, которые слишком сильно давят на его сознание. Это мучительно. Мысли слишком тяжёлые. Он тянется рукой к осколкам от зеркала, которые валяются в нескольких сантиметрах от него, и подбирает один пыльный и замыленный осколок. Юноша крутит его в руке, а после смотрит на своё отражение. Из-за пятен и пыли видно не особо хорошо, но ему удаётся разглядеть своё осунувшиеся лицо, красные глаза и ужасные мешки под глазами. Смотрит он долго, пытается что-то отыскать в своих стеклянных глазах, но так ничего не находит. Ему плевать на то, как он выглядит, плевать на то, что подумают про него люди, плевать на всё. Ему ничего не интересно, ему ничего не нужно. Он устал так жить. Хочется порезать себе руки и засадить этот чёртов кусок стекла прямо в грудь. Хочется пустить кровь... Прекрати. Он опять слишком много думает. Это убивает. Это мешает жить. Парень поворачивает голову и смотрит на разбитое зеркало, потом переводит взгляд на другие осколки и понимает, что сейчас он выглядит точно также, как это старое зеркало. Такой же разбитый и забытый миром. Его душа уже давно умерла, а сознание ему стало неподвластно, он больше не может полностью его контролировать. Осталось лишь бездушное пустое тело, которое почему-то притягивает к себе внимание других людей. Он этого не любит, ему от этого противно. Люди смотрят всегда только на его внешность, а то, что сокрыто внутри, их не волнует, пока они не сталкиваются с его истинной сущностью. Странный. Ненормальный. Озабоченный. Псих. Он слышал эти слова бесчисленное количество раз, и если раньше ему было обидно от этого, то сейчас глубоко плевать. Он ничего не чувствует, ему всё равно на себя, а на окружающих и подавно. С людьми парень старается никак не контактировать и при возможности избегает больших скоплений. Ему удалось выстроить вокруг себя неприступную стену, которую уже просто невозможно пробить. Его не понимают, он никому не нужен в этом мире, так отчего же в нём существовать?... Прекрати. Ты слышишь меня? Парень хмыкает, вырываясь из омута липких и тягостных мыслей, которые давят с каждым разом только сильнее. Он отбрасывает осколок туда же, где и взял, после чего не заинтересованным взглядом обходит помещение. Конечно же, он его слышит. Он просто не может его не слышать. Именно он обрёл контроль над его разумом и сплёл свою прогнившую душу с его жалким телом. Взгляд замирает на разбитом окне, за которым разыгралась самая настоящая буря. Такая погода полностью охарактеризовывает то, что твориться в его голове, когда он начинает о чём-то слишком усердно думать, но долго это всё равно не продолжается, так как он не позволяет ему делать этого и постоянно вырывает из мыслей тисками. Ему не нравится, когда он начинает погружаться глубоко в себя, раскапывая и раздирая самые убийственные мысли. Наверное, стоит выказать ему благодарность за это? Иногда он считает себя мазохистом, потому что никакой нормальный человек не стал бы копаться в том, что причиняет боль как физически, так и душевно. Наверное, душа то у него всё ещё есть, ибо иногда от мыслей начинает болеть в груди, но она явно живёт в нём на последнем издыхании. Её не так уж долго сломать. – Тэхён! – по комнате разноситься громкий голос, заставляющий парня вздрогнуть, но он не оборачивается, оставаясь в том же положении. Он знает, кому принадлежит нежный звонкий голосок, но также знает, с какой целью этот человек притащился сюда. Тэхён хмурится, наблюдая за тем, как капли дождя пробиваются сквозь разбитое окно, под которым образовалась уже приличная лужа. – Эй, ты меня слышишь? – голос становится громче, приближаясь к нему всё ближе и ближе. Тэхён молчит, он не хочет никого видеть. Кажись, твой дружок притащился. Как это мило. Тэхён не отвечает и ему, с силой стискивая зубы, стараясь ровно дышать через нос, а не щель меж сжатых зубов. Он устал от этого назойливого голоса в голове, но ему не перебороть его, Тэхён слишком слаб, чтобы сопротивляться. И если быть честным, он уже привык к нему. Тэхён не понимает большинства своих действий, потому что в основномон диктует как поступать и что делать, а Тэ остаётся только подчиниться его желаниям. Он просто пустой сосуд, которым овладело что-то потусторонне и это что-то не желает отпускать, въедаясь под кожу всё глубже и глубже. Тэхён иногда думает, что, возможно, в скором времени он потеряет контроль даже над своим телом, и оно будет всецело принадлежать ему, а от самого Тэхёна останется лишь его невзрачное и всеми забытое имя. Но от этого ему ни холодно, ни жарко, потому что это уже не имеет никакого значения. И если раньше он хоть как-то пытался противостоять его воле, то сейчас он не видит в этом смысла. Он желает лишь одного – умереть и обрести покой. – Тэхён, пошли домой, – на его плечо ложиться небольшая ладонь, от которой Тэхён чувствует тепло даже через толстовку. Человек за спиной мягко поглаживает плечо Тэ, а он сжимается всем телом – это прикосновение слишком горячее для него. – Чимин, зачем ты пришёл? – тихо прохрипел Тэхён, скидывая с плеча горячую ладонь, возвращая своему телу привычный холод. Он прекрасно знает, зачем Чимин пришёл сюда, но всей своей оставшейся сущностью желает, чтобы он оставил его здесь и ушёл. И он тоже желает этого. – Чтобы забрать тебя домой, – мягко отвечает он, обходя Тэхёна и опускаясь перед ним на корточках. – Ты не появлялся там около двух дней. Я волновался, – тихо говорит Чимин, словно боясь спугнуть Тэхёна, но тот почти не слушает его. Беловолосый грустно вздыхает и пытается заглянуть Тэхёну в глаза, но тот не поднимает своей головы, смотря куда-то в пол. – Мне и здесь хорошо, – нехотя отвечает Тэ, но в его голосе уже можно расслышать нотки раздражения. Чимин знает, что в его друге живёт другая сущность, и сейчас Тэхён пытается сдерживать её, чтобы не нагрубить единственному человеку, который до сих пор поддерживает его и не отпускает. И если к Чимину Тэхён питает привязанность, пытается быть с ним добрым и старается общаться без грубостей, как и раньше, то ему Чимин не нравится. Тэхён за многое благодарен Чиниму, хоть и не говорит этого вслух. С самого детства Тэхён страдал одиночеством, его не понимали и боялись. Ему говорили, что он странный, что он опасен для простого общества и таких, как он, должны держать под надзором в самой суровой и строгой психиатрической больнице. Тэхён не всегда страдал апатией и отвращённым отношением к миру и людям, напротив, он любил жизнь и всё, что она преподносила ему, хоть люди и отворачивались от него за странное поведение и несвойственное человечеству мышление. С ним общались, но не для того, чтобы стать для него хорошим другом или товарищем, он был интересен им только из-за внешности – они хотели получить его тело. Тэхён хоть и был странным парнем, но природа красотой его не обделила. Он был нереально красив и притягивал к себе людей одним лишь своим взглядом, только вот это всё было бесполезным, ведь все почти сразу же испарялись, стараясь убраться от него подальше, когда понимали, какие тараканы живут в его голове. Ему было одиноко и тоскливо, но в его не просветную и скудную жизнь ворвался очаровательный мальчишка по имени Чимин. Тэхён искренне негодовал, почему Чимин решился с ним заговорить, а уж тем более дружить, ведь в нём столько «изъянов», которые общество наотрез отказывалось принимать. Они стали друзьями, которые шли бок о бок, несмотря на критику со стороны в адрес Чимина за то, что он связался с «ненормальным», а в сторону Тэ за то, что он и был этим «ненормальным». И даже несмотря на осуждение общества и родителей, Чимин не бросил Тэ, а тот, в свою очередь, старался держать свои мысли только в своей голове и вести себя презентабельно, чтобы не доставлять Чимину проблем, когда они оказывались в людных местах. Тэхён не раз просил Чимина перестать с ним общаться, чтобы тот избавил себя от лишнего балласта и сгустка вечных проблем, но он наотрез отказывался и говорил Тэ не переживать на этот счёт. Чимину нравилась эта странность в Тэхёне, он считал его особенным. Всё окончательно пошло под откос, когда Тэхёну было семнадцать. Одним холодным весенним вечером он навсегда потерял своего любимого старшего брата, а вместе с ним лишился чувств и самого себя. Намджун был самым лучшим братом, который так же, как и Чимин поддерживал Тэхёна и всячески старался помочь и оградить от назойливых людей и жестокого мира. Он защищал его своим теплом и заботой, позволяя забыть обо всех печалях и душевной боли. Только вот... его больше нет... а без него не стало и Тэхёна. С того ненавистного дня Тэхён возненавидел мир и всех людей, которые в нём существовали. Из-за них он потерял родного человека, и они же не смогли его спасти. Единственный человек, которому он остался верен был Чимин, но не смотря на это, он старался держаться от него на расстоянии, боясь навредить своим существованием. Он закрылся в себе, начал пить, курить, даже до наркотиков дело доходило, а через несколько месяцев он впервые пролил свою кровь. На руках до сих пор остались шрамы от порезов, которые напоминали ему о том, как он заглушал свою душевную боль. Он хотел умереть, но Чимин помешал этому, а потом Тэхён оказался в больнице, где впервые и встретился с ним. Сначала он начал слышать тихий шёпот, который соблазнительно принуждал совершать самые безрассудные вещи. Всё начиналось с малого и в скором времени достигло самой вершины, но было уже слишком поздно что-то менять. Тэхён даже и не заметил, как его разум постепенно перестал ему принадлежать, а потом он превратился в сломанную красивую куклу. Он заставлял его пакостить, грубить, красть, издеваться над другими, ломать и громить всё, что попадётся под руку, и, наверное, самое ужасное – убивать... Первой жертвой Тэхёна стал противный смазливый паренёк, который возвышал себя и своё эго выше всего на свете. Этот парень умер быстро, сбросившись с крыши шестнадцатиэтажного здания, и всё из-за каких-то фотографий, которые Тэхён любезно предоставил миру на обозрение. Тэхён никогда не убивал собственными руками, он делал так, чтобы его жертвы сами себя убивали, а всё потому, что он следил за каждым его шагом и диктовал ему свои правила, не позволяя марать красивые руки в ничтожной, грязной крови и плоти. «Убивай, но так, чтобы никто не подумал на тебя», – говорил он. Наверное, только благодаря этому правилу за все пять лет его ни разу не подозревали во всех убийствах, совершённых из-за его прихотей. Тэхён не совсем уверен в правильности своих действий, но и против этого ничего не имеет, он считает, что все те люди заслужили такой участи, а если нет, то они смогли бы перебороть критику со стороны и доказать свою непричастность, жить дальше, не обращая внимания на слухи, ведь решающий выбор люди делали сами, без участия Тэхёна. Он всего лишь создавал такие условия, которые очень сильно били по репутации жертв, но как с этим справиться, они решали уже сами. Кто-то умирал, как и хотел он, а кто-то справлялся с настигшей проблемой и продолжал жить дальше, но таких людей было очень мало. Все люди слабые, даже если кажутся сильными и уверенными в себе, но на деле они такие же сопляки, как и все вокруг. Иногда слабые на вид оказываются сильнее тех, кто кричит о своей силе и смелости налево и направо. Это очень легко проверить, поставив человека перед сложным выбором или решением. Тэхёну удалось убедиться в этом собственными глазами. Он научил отличать искренних от лживых, но на контакт с ними Тэхён всё равно не шёл. Не видел в этом смысла. Чем меньше людей знакомо с тобой лично, тем безопаснее будет для тебя самого. Этот совет он тоже перенял от него. Вроде и не скажешь, что он так уж плох, ведь он помогает, учит жить правильно и с умом, говорит, как нужно подстроить мир под себя, а не подстраиваться под него. Да, с какой-то стороны это даже хорошо и полезно, хоть и приходиться подчиняться его воле и совершать страшные вещи, только вот Тэхён считает иначе. Он больше не хочет жить на этом свете, зная, что он прогнил до самых корней. Он не хочет пытаться его изменить или устроить всё для своего удобства, потому что это бессмысленно. Люди всё равно помешают этому и, в конечном счёте, всё вернётся в прежнее русло, так было и будет всегда. Ему омерзительно смотреть на все эти притворные лица, на их «благие» поступки, которые они совершают только ради своей выгоды. Это настолько глупо, что хочется смеяться. Люди убивают искренность и честность, чтобы жить лживо и богато. И что самое отвратительное, счастьем они считают не то, что сокрыто в мелочах, а то, что можно выставить на всеобщее обозрение. Для них счастье – слава и богатство, а любовь и добро – проявление слабости. Мир ужасен, поэтому Тэхён желает умереть и больше не находится в столь грязном месте. Только вот он ему не позволяет так просто избавить себя от страданий. И за это Тэхён его ненавидит, а ещё больше ненавидит себя за то, что он такой слабый и беспомощный. Я, кажется, сказал тебе прекратить. – ...поэтому ты не должен оставаться один. Я всегда буду рядом с тобой, даже несмотря на то, что в твоей голове сидит эта тварь, – Чимин кладёт свои руки наплечи Тэхёна, слегка встряхивая его. Он опять не слушал Чимина, опять ушёл в себя и даже не заметил этого. Мысли убивают, если слишком много думать, а если они ещё и до ужаса пропитаны тьмой и мраком, то можно ещё и рехнуться. Тэхён давно лишился рассудка, только вот он пока жив, а всё из-за него. – Твоё мнение никого не интересует, запомни это, иначе я заставлю его лишить тебя жизни. Поверь, это не составит мне особого труда, – вырывается холодное и грубое из уст Тэхёна, что заставляет Чимина отпрянуть от него на пару сантиметров. Ему, наконец, удаётся уловить взгляд Тэ, но вместо привычных карих глаз его сейчас прожигает чёрный и до дрожи ледяной взгляд наполненный яростью. Чимин хмуриться, желая ответить таким же ненавистным взглядом, но не успевает, так как глаза Тэхёна приобретают свой естественный вид. – Извини, пожалуйста, – сразу же отзывается Тэ, виновато пряча глаза от Чимина. – Чимин, прошу тебя, уйди, – еле слышно просит он, но Чимин не собирается так просто сдаваться и оставлять друга на произвол судьбы. – Нет, Тэхён, я... – Чимин, прошу, – довольно громко прерывает Тэхён, пугая своей резкостью Чимина, из-за чего того пошатнуло назад и он чуть не приземлился на грязный и холодный пол своим задом. – Я приду, не сейчас, но приду, обещаю, – опять понизив свой тон до еле слышного шёпота, просит он, а Чимин обречённо вздыхает, понимая, что спорить с Тэ бесполезная трата времени и нервов. Он бы добился своего, если бы в нём не сидело то, что неимоверно бесит Чимина. – Хорошо, но если ты не притащишь свой зад домой до завтрашнего дня, я пришлю за тобой Джина, и тогда ты точно не отвертишься, – поднимаясь на ноги, говорит он грозным и очень серьёзным тоном, на что Тэ лишь слабо кивает. Чимин в очередной раз вздыхает, покидая Тэхёна и его обитель, напоследок кинув на него грустный и обеспокоенный взгляд. Твоя белоснежка меня достала уже, надо и его изжить с этого света. – Нет, кого угодно, только не его, – тут же встревает Тэхён, сжимая в кулаках толстую ткань длинных рукавов толстовки. Тэхён не позволит ему убить дорогого человека, как раньше не позволял, так и сейчас не позволит. Это единственное, что он откажется делать. Ой, вот только не надо разводить тут драму, надо будет и его убьём. Поверь, ты даже понять ничего не успеешь, а его уже не станет. Тэхён сильнее сжимает кулаки и до крови прикусывает губу, борясь с диким желанием ответить что-нибудь едкое, но всё же не решается, потому что любое слово может стоить очень многого. На кону стоит жизнь Чимина, поэтому он просто не может не слушаться его. Помещение вновь обволакивает сладостная тишина, лишь дождь продолжает играть свою мелодию за окном. Тэхён берёт новый лист бумаги, устраивает на своих коленях специальную дощечку, чтобы было удобнее рисовать, а после макает уже испачканную в краске кисточку в банку с водой, тряся ей в разные стороны, создавая противный звон. Мысли снова лезут в голову, поэтому он не глядя макает кисть в синюю краску и начинает вырисовывать на листе непонятные тонкие линии и завитки, смысл которых известен только ему. За рисованием время пролетает быстро, но очень мучительно, потому что перебирать свой бред в голове, а после выводить его в странных рисунках на бумагу не так-то просто. Тэхён всегда очень много рисует, после того, как лишает очередного человека жизни по его желанию. Да, он не убивает напрямую, но именно он является инициатором этих убийств. От этого ни хорошо, ни плохо, но осадок всё же почему-то остаётся в виде назойливых мыслей и очередного желания покончить с собой. Это самое ужасное состояние, которое приходиться переживать Тэхёну. Он покидает своё убежище во втором часу ночи, когда большая часть города уже отправляется спать, а «ночные бабочки» выползают проводить ночи в шумных и весёлых компаниях. После длительного рисования Тэхён чувствует полное опустошение: мысли не лезут и не докучают, в голове пусто так же, как и в умершей душе. Он идёт медленно, вслушиваясь в шум ночи, отдавая себе отчёт о том, что музыку дождя слушать намного приятнее, и теперь ему даже жаль, что он закончился. На небе не видно ни одной звёздочки, всему виной чёрные тучи, которые в скором времени выплеснут новую порцию дождя, вновь заливая город водой. В небе затишье, прямо как в голове Тэхёна. Парень лениво переставляет ноги, пиная маленькие камушки, которые попадаются по дороге. Люди встречаются на пути очень редко, но даже внимания на блуждающего в ночной глуши полуживого парня не обращают, за что Тэхён им неизмерно благодарен. Улицу освещают яркие фонари, от которых приходиться щурить глаза. Тэхён не любит места, где слишком ярко, а он вообще терпеть не может свет. Хоть где-то они сошлись в предпочтениях. – Юнги, – тихо зовёт его Тэхён, сильнее кутаясь в свою толстовку. Она почти не греет его тела, а слабый ветерок доставляет ещё больше дискомфорта, пробираясь через ворот. Тэхён хочет оказаться под бесчисленным слоем одеял, но он не уверен, что и они смогут его согреть в своих «объятиях». Прекрати звать меня этим никчёмным людским именем, я уже устал повторять тебе, неужели так трудно усвоить это? Я – Данталиан, великий древний демон, а ты смеешь без уважения относиться к моей персоне, зовя именем такого жалкого существа, как человек. – Но мне нравится имя «Юнги», я думаю, оно тебе подходит, – без страха отвечает Тэ, рассматривая яркие вывески местных магазинов и кафе, в которых он даже ни разу не бывал. Да и вряд ли побывает когда-либо. Ты глубоко ошибаешься. – Хмм, – тянет Тэ, останавливаясь около тёмного переулка, где противно мигает старый потрёпанный временем фонарь. От туда веет мраком, а ещё ужасно воняет мусором и чем-то ещё более омерзительным, но сейчас внимание Тэхёна приковано к маленьким котятам, которые скачут вокруг груды мусора, играясь друг с другом. – И всё же это имя тебе подходит, – не унимается он, завороженно наблюдая за животными. В голове слышится тяжёлый протяжный вздох. Почему ты продолжаешь мне перечить и общаться так, как будто мы с тобой друзья? – А почему мы не можем быть друзьями? – спрашивает он, а в голове слышится смешок, от которого Тэхён хмурит брови. Тебя не смущает то, что я демон и могу спокойно тебя прикончить? – Ну так убей, я буду только рад этому, – абсолютно серьёзно отвечает он, продолжая свой путь. – Но, ты ведь не убьёшь меня, да? – зачем-то спрашивает Тэхён, хотя прекрасно знает ответ. Юнги никаким образом не позволяет Тэхёну уйти из жизни, и он не понимает, почему. Зачем держать его на этой планете, если он сам этого не желает. Верно. – А почему? – слегает с уст Тэхёна без его ведома, видимо, теперь язык тоже живёт своей жизнью и не подчиняется воле своего хозяина. Вопрос остаётся без ответа как, в прочем, и всегда, но Тэхён не настаивает и не выпрашивает его, просто замолкает и продолжает плестись домой, к Чимину, который наверняка уже спит, видя десятый сон. Тэхён завидует Чимину, потому что тот может лечь спать и сразу же отбыть в мир сновидений, а вот Тэхён так не может. Бессонница вещь очень жестокая.

*****

Первые лучи пробиваются сквозь зашторенные окна, переползая с подоконника на ворсистый белый ковёр, а затем перебираются на смятую от постоянных копошений кровать. Тэхён неподвижно лежит на ней, прожигая в потолке дыру. Его руки, сложенные в замок, покоятся на плоском животе, который периодически вздымается. Ему вновь не удалось нормально поспать. Он притащился домой около трёх часов ночи и сразу же завалился в свою комнату, обессиленно рухнув на мягкую кровать. Чимин уже спал, как и ожидалось, а вот Тэхён долго ворочался и заснул только под утро, но проспал от силы два часа и теперь скучающе валяется на кровати, думая о том, что ему не так холодно, как было раньше. В голове, на удивление, пусто, что не может не радовать, но Тэхён уверен, что это всего лишь затишье перед предстоящей бурей. Юнги тоже молчит, будто ожидая чего-то от черноволосого, но и тот не спешит что-либо озвучить вслух. Тэхёну стало как-то немного печально от того, что Юнги молчит. По правде говоря, ему нравится слышать его хриплый и глубокий голос у себя в голове. Он успокаивает и глушит собой назревающие мысли, видимо, Тэхёну действительно стоит быть благодарным за то, что Юнги не позволяет этим гнидушным мыслям убить его, даже если Тэ желает этого всеми своими фибрами. Только вот Юнги не особо любит разговаривать на посторонние темы, да и вообще без надобности разговор не заводит, поэтому справляться с мыслями Тэ приходится зачастую самому, а если не выходит, то Юнги приходит на выручку, заставляя его прекратить думать одной грозной фразой. И это помогает. Это спасает. Тэхён вообще не понимает, почему Юнги прицепился именно к нему и помогает выживать в этом мире, требуя взамен совершать плохие вещи. Тэхён иногда думает, что Юнги, возможно, до одури невыносимо и скучно сидеть в его голове и слушать все те бредовые идеи, что там возникают, время от времени. «В твоей голове не заскучаешь, твои мысли иногда вгоняют меня в ступор, но интерес от их изучения не исчезает, уж поверь», – говорил Юнги, отвечая на вопрос Тэхёна. И он до сих пор не может понять, чего же такого увлекательного и интересного можно найти в его тупых мыслях. Именно из-за них общество оттолкнуло от себя Тэ, а Юнги они почему-то нравятся. Может быть, потому что он не человек, а демон? Тэхён чувствует слабое дуновение, которое касается его голых ступней своим липким холодом, и поджимает пальцы ног. Осень в этом году выдалась через-чур холодной и сырой, а буквально через пару недель наступит всеми любимая зима. Тэ ёжится, заворачивая своё щуплое, худое тело в кокон из нескольких одеял, пытаясь оградить себя от холода и согреться. Не особо эффективно, потому что ему всё равно холодно, как бы он не пытался согреть своё тело. Тэхён ненавидит холод. Лучи уже переползли с кровати на стенку напротив, привлекая внимание растрёпанного Тэхёна, волосы которого напоминают густое кудрявое гнездо. Он какое-то время пялился в стену нечитаемым взглядом, а потом подорвался с кровати, путаясь в ворохе одеял, чуть ли не падая носом в пол. Ноги встречаются с холодным паркетом, но Тэхён слишком увлечён нахлынувшей мыслью, чтобы обращать на это внимание, и начинает рыться в ящиках стола, вытряхивая из них всё содержимое, пока не находит то, что искал. Краска и кисти. Ну и что ты собрался делать? – Увидишь, – кратко отзывается Тэ, а мелкая дрожь посыпает его стройное тело с головы до ног. Голос Юнги до того чувственный и пронизывающий, что можно грохнуться в обморок и проваляться в беспамятстве вечность. И когда это Тэхён начал сходить с ума от голоса демона в своей же голове? Видимо, он действительно псих. Тэхён отодвигает комод, с которого валятся вещи из-за того, что он забыл их снять с него, но почти сразу же забывает про них, сдирая со стены какой-то старый плакат с популярной группой. Комната за несколько минут превратилась в свалку: на полу разбросаны вещи и клочки рваной бумаги, на кровати лежат баночки с краской, кисти, палитра и прочая художественная утварь, одеяло скомкано и покоится в кресле вместе с плюшевыми игрушками. Он носится туда-сюда, создавая уйму шума и грохота, наверняка мешая соседям снизу спать, да и Чимин в соседней комнате тоже спит. И если на соседей ему абсолютно наплевать, то Чимина он проигнорировать никак не может, поэтому старается как можно тише передвигаться, создавая минимум шума. Тэхён берёт большую кисть и начинает закрашивать стену тёмно-синей краской, прибегая к помощи небольшого табурета, когда руки не дотягиваются до верха стены. Он увлечённо размазывает краску по стене, смешивая цвета и вырисовывая какие-то линии, и совершенно не замечает Чимина, который появляется в его комнате спустя два с половиной часа, привлечённый непонятным копошением. Сказать, что он был в шоке после увиденного, ничего не сказать. Во-первых, Тэхён всё же притащился домой, а во-вторых, его вогнал в ступор бардак в комнате и то, что Тэхён вытворял со стеной. Нет, он, конечно, рад, что Тэхён всё же сдержал обещание и пришёл, но вот изрисованная стена никак не входила в его планы. Он уже давно привык к странным выходкам Тэ, но знаете, когда только просыпаешься, не успев отойти от сладких оков сна, всё кажется немного необычным. Чимину вообще сначала показалось, что он всё ещё спит, пока ему в лицо не прилетела краска, благо, она не попала на волосы, иначе бы он прикончил Тэхёна на месте. Чимин молчит и наблюдает за махинациями друга, пока тот продолжает в упор его не замечать. Он знал, что у Тэ есть явный талант в рисовании, но не все его рисунки оставляли положительные эмоции. Чимин очень часто находил картины Тэхёна, которые тот разбрасывал по всей квартире, и не всегда мог понять то, что хотел отобразить в них черноволосый. Они были красивы, но иногда пугали своим видом, но Чимин ничего не говорил об этом Тэхёну. Он собирал и складывал их в папку. Зачем? Он не знает, но уверен, что так будет правильней. После смерти Намджуна Тэхён редко рассказывал о том, что его тревожит или то, о чём он думает, уверяя Чимина в том, что всё нормально. Однако Чимин прекрасно знал, что всё далеко ненормально, но как бы он не старался, у него не получалось вернуть Тэ в прежнее русло. Причин этой неудачи было много, но самыми главными были две из них: Первая. Тэхён сам не хотел возвращаться в прежнюю жизнь. Он даже не пытался влиться в нынешний жизненный поток. Вторая. В его голове сидело существо, которое подливало масла в огонь. Тэхён говорил, что существо зовут «Юнги» и он является демоном, который контролирует его разум. Когда Чимин впервые услышал о Юнги, естественно, не поверил Тэхёну, списав на очередную выдумку младшего, но спустя время он всецело убедился в правдивости его слов. Чимин ненавидел Юнги каждой клеточкой своего тела, также как тот ненавидел его, и они оба прекрасно знали об этом. Он не раз пытался выпроводить Юнги из головы Тэхёна, но ни одна попытка не увенчалась успехом, но что было самым удивительным для Чимина –Тэхён был не против того, что в нём жил демон. И Чимин не понимал, почему. Каждый бы из кожи вон лез, чтобы освободиться от оков, а Тэхён даже не жаловался. Ему нравилось. Видимо, Тэ всё же был не от мира сего, но Чимин не отступился от него, просто стал следить за тем, чтобы его друг не натворил дел и был в безопасности. Чимину было интересно знать, с какой целью Юнги поселился в Тэхёне, да и самому Тэхёну было интересно это. Он много спрашивал об этом Юнги, но никогда не получал ответа на свой вопрос, поэтому просто решил принять тот факт, что в нём живёт вредный демон. Когда маленькая стрелка переваливает за одиннадцать часов утра, Тэхён заканчивает терроризировать стену, проводя кистью завершающий штрих. Чимин ушёл спустя пять минут, после того, как зашёл в комнату Тэхёна, поэтому тот даже и не заметил его пребывания в комнате. Чимин решил его не тревожить, позволяя накладывать на стену слои тёмной краски, прекрасно зная, что бесполезно входить в контакт с Тэ, когда он рисует. Тэхён и сам порой не замечает, как его разум полностью отключается за этим занятием, поэтому он не видит границ во времени и абсолютно никого не замечает. Если уж на то пошло, он даже не до конца осознаёт, что он делает, пребывая в каком-то трансе, потому что руки сами вырисовывают картину, которую посылает ему мозг, где назрела очередная идея или вязкая мысль. Наверное, правду говорят, что все художники являются безумцами и психопатами, а всё потому, что они видят те вещи, которые не замечают другие. Они видят реальность и пытаются отобразить её на холсте или клочке бумаги, лишь бы запечатлеть тот мимолётный момент, который всплыл в голове. Вдохновение штука коварная и мимолётная. Оно может появиться совершенно спонтанно от просмотра фильма или пролетевшей мимо бабочки, и ты никогда не знаешь, чего тебе ожидать. Отсутствие вдохновения у творческих людей равняется потери конечности. Для них очень важно обрести свой источник новых идей и периодически подпитывать его чем-то таким же вдохновляющим и неповторимым. У Тэхёна с этим никогда проблем не было. Он рисовал даже тогда, когда не хотел этого, но ничего не мог поделать, потому что на подсознательном уровне он нуждался в этом, как в наркотиках. Это вошло в привычку, а после стало чем-то обыденным и совершенно нормальным, по крайней мере, для него самого, а мнение остальных по этому поводу он слал в самые непроглядные пучины ада. Он даже иногда задавался вопросом, почему других людей его личная жизнь волнует намного больше, чем его самого. Вот это, как раз таки и ненормально, но кого это волнует? Правильно, никого. – ТэТэ, ты уже закончил? Тебе стоит перекусить, хотя бы нем...ного..., – в дверном проёме показался Чимин, который осёкся сразу же после того, как поднял голову на измазанного в краске Тэхёна, а после на стену позади него. – Вау... это... впечатляет, – восторженно выдавил Чимин, подходя ближе к стене, пытаясь уловить глазами каждую деталь на рисунке. Тёмные оттенки синего очень лаконично гармонировали между собой, плавными переходами создавая тени и очертания скал, волн и вдалеке виднеющегося маяка. На картине было изображено бушующее ночное море, сильный дождь и порывистый ветер, который с силой склонял кусты, растущие на скалах до самой земли. Это придавало картине реальности, будто бы перед Чимином был не рисунок, а очень качественное фото, выполненное профессиональным фотографом. Маяк был отображён не так чётко, но было видно, что на самой его вершине горел свет, который слабо подавал надежду на спасение заблудшим морякам. Смотря на картину, казалось, будто это происходит наяву, до того реалистично Тэхён отобразил бушующую погоду. Чимин несколько минут изучал нарисованное и чем больше он старался вникнуть в смысл, тем больше его тело начала пробирать дрожь. От картины исходил холод, страх, отчаяние, потерянность... безумие..., но, он так и не смог до конца проникнуться тем, что хотел показать этим Тэхён. Чимину было трудно мыслить так, как мыслил его чудаковатый друг, но он пытался, правда пытался, отчаянно разбирая каждую деталь в картине, хоть толку от этого было мало. Тэхён же оглядывал своё творение с каким-то грустным и тусклым взглядом, когда Чимин обернулся в его сторону, порываясь спросить о том, каков же посыл в его новом творении, но тут же осёкся, заталкивая этот вопрос куда подальше. Чимин понимал, что так Тэ выказывает то, что чувствует и о чём думает или тревожиться, но каким бы сильным не было желание Чимина узнать, что же твориться в голове у друга, он не мог спросит, боясь навредить и так сломанной психике темноволосого юноши. – Что ж, я хотел сказать, что через час у тебя назначен сеанс у психолога, поэтому попрошу тебя поторопиться и привести себя в порядок, – откинув неуместные мысли, сказал Чимин, вспомнив, с какой целью он сюда пришёл. Он склонил голову немного в бок, наблюдая за тем, как резко меняется выражение лица с опечаленного на обозленное. Чимин глубоко вздохнул, в ожидании прикрывая глаза. – Он никуда не пойдёт, – вырывается из тэхёного рта грубое и очень недовольное заявление, а Чимин закатывает глаза, ловя похожие флэшбэки у себя в голове. Его безмерно бесит этот Юнги и то, как он всячески препятствует в оказании Тэ помощи. – Твоё мнение никого здесь не волнует, Тэхёну нужна помощь и первым делом надо избавится от тебя, – едко бросил Чимин, хмуря брови, неотрывно смотря в чёрные глаза демона. Такие разборки происходили довольно часто, и если раньше Чимину было страшно, то сейчас всё, что он испытывал от общения с этим демоном, была ненависть. – Меня тошнит от тебя, неужели ты не понимаешь, что это бесполезно? Ты пытаешься противостоять демону, а это очень глупо, даже Тэхён не сопротивляется, а ты так вообще не должен, – лицо Тэхёна исказила злобная насмешливая гримаса, а Чимин начал вскипать ещё больше, потому что Юнги был отчасти прав, но он не оставлял надежд избавить дорого друга от такой твари, как этот демон. – А это уже не тебе решать, так что заткнись и проваливай, – гневно прошипел Чимин, подходя почти вплотную к Тэ, но в ответ получил лишь едкий смешок, а после глаза Тэхёна начали приобретать свой естественный цвет. Он поморгал пару раз, немного встревоженно глядя на хмурого и явно недовольного Чимина. – Юнги тебе что-то наговорил, да? Извини, – виновато промолвил Тэ, перебирая пальцы рук, но Чимин лишь тепло улыбнулся и помотал головой, намекая на то, что Тэхён не должен переживать на этот счёт. Чимин ещё раз напомнил насчёт психолога и попросил Тэхёна поторапливаться, если он не хотел опоздать, а сам скрылся за дверью, слегка прикрывая её. Милый мой, прекрати перед ним извиняться и повиноваться каждому его слову, ведёшь себя как тряпка. – Заткнись, это всё из-за тебя, – лицо моментально изменилось и стало опять безразличным, но в голосе слышалось презрение и явное раздражение в сторону демона. – Мы же договаривались, что ты не трогаешь Чимина, а я делаю всё, что ты попросишь, – напоминает Тэхён, открывая дверь ванной. Он скидывает с себя грязную одежду и смотрит на своё отражение в зеркале, морщась от увиденного. Мешки под глазами, запутанные волосы, потрескавшиеся губы и заляпанное краской лицо. Мерзость. И что в нём красивого? Он просто жалок и омерзителен. Я демон, мне нет дела до правил и уговоров. И я не хочу, чтобы ты опять шёл к психологу. Ты же понимаешь, что это бессмысленно? – Да, но я всё равно пойду, хотя бы ради Чимина, – уже безэмоцианально отвечает он и погружается в ванную, вода в которой лишь слегка согревает его холодное тело. Почему ему всё ещё холодно? Да и когда он вообще последний раз чувствовал настоящее тепло? – И даже не смей его трогать, иначе я найду способ покончить с собой, – совершенно серьёзно говорит Тэхён, получая громкий смешок. Боже, меня сейчас вывернет от этих соплей. Ты такой глупый, Тэхён. – Ну так избавься от меня, всем сразу станет легче, – Тэхён погружается с головой под воду, но глаза не закрывает, смотря на размытый приглушённый свет из-под толщи воды. В лёгких постепенно заканчивается воздух и это неприятно отдаётся в грудине, но Тэхён не спешит выныривать, пытаясь провернуть маленькую попытку утопления, хоть и знает, что это бесполезно. Дорогой мой, не всё так просто, как тебе может показаться. И уж поверь мне, от меня ты вряд ли когда-либо избавишься. И заканчивай топить себя, иначе твоя истеричка устроит тут концерт, когда поймёт, что ты слишком долго плескаешься в ванной, а я не горю желанием выслушивать эти вопли. Тэхён не отвечает, без колебаний подчиняясь воле демона, он выныривает и глубоко вздыхает. В груди жжёт, в глазах мутная плёнка и они немного побаливают из-за того, что слишком долгое время были открыты под водой. Тэхён рвано вздыхает и берёт в руки шампунь, не глядя выдавливает на руку ароматной жидкости, которая тут же растекается по ладони. Что ж, сегодня определённо предстоит нелёгкий денёк для Тэхёна.

*****

Белые стены, запах медикаментов и хлорки, которой выдраивают каждый уголок в этом убийственном для Тэхёна месте, резко бьёт в нос. Его пробирает дрожь и холодный пот каждый раз, как он оказывается здесь по настоятельным просьбам Чимина, сам бы он сюда в жизни не сунулся. Он ненавидит больницы и тех людей, которые работают здесь, поэтому на каждую добродушную улыбку врача или медсестры, что встречаются на пути к нужному кабинету, он кривит лицо и отводит взгляд. Их милосердие и добро испариться сразу же, как только к ним сунется человек, не имеющий в кармане толстый кошелёк, из которого водопадом будут валиться деньги. Деньги – ещё одна вещь, которую ненавидит Тэхён даже больше, чем общество в целом. Он считает, что именно деньги являются спусковым крючком к проблемам и бедам. Конечно, иметь под боком лишний миллион очень даже приятное чувство, но он может очень быстро испариться, рассыпаться на мелкие песчинки, которые любезно подхватит ветер и разнесёт по миру. И ладно бы люди умели здраво распоряжаться капиталом и использовать его в действительно важных и нужных целях, а не растрачивать направо и налево, чтобы утолить свои жалкие и грязные потребности. Некоторые рождаются с ложкой во рту и ни в чём себе не отказывают, пока другие из кожи вон лезут, чтобы погасить кредит или оплатить набежавшие за месяц счета. Некоторым деньги нужны в благих целях, чтобы оплатить дорогую операцию или приобрести жизненно необходимые препараты, а некоторые тратят их, чтобы задобрить своё мерзкое эго, вместо того, чтобы выделить эти деньги в помощь нуждающимся людям. Все люди эгоистичны по своему, даже если на первый взгляд может показаться, что они и мухи не тронут, даря каждому встречному лучезарную улыбку. Возможно, Тэхён слишком критичен к людям и, может быть, признает тот факт, что не все такие плохие и испорченные, но одно он знает наверняка и точно – пока деньги правят миром, покоя не будет никогда. Он незаинтересованно обходит взглядом коридор, по которому следует за Чимином, а тот увлечённо что-то печатает в телефоне, растягиваясь в слишком слащавой улыбке, от которой Юнги уже весь извёлся и хочет вывернуть свой желудок, а после выколоть себе глаза, чтобы не лицезреть данное «убожество». Тэхён на его недовольство лишь тихо прыскает и отводит взгляд к окну, за которым снова пошёл дождь. Снова холодно. Тэхён сильнее натягивает капюшон своей толстовки на голову, пряча лицо, и зарывается носом в ворот, превращаясь в скуксившийся чёрный комок. Свет от ламп неприятно слепит глаза, заставляя хмурить красивое смуглое лицо. У него кружится голова, а к горлу подходит тошнота из-за резких запахов хлорки, он хочет уйти отсюда, но не может, просто потому что не хочет расстраивать Чимина, который носиться с ним как наседка. Порой Тэхёну хочется вмазать Чимину и вдолбить в его прекрасную головушку, чтобы он бежал от него куда подальше, но это бесполезно, потому что Чимин всё равно будет упёрто стоять на своём. И Тэхён ненавидит себя за это ещё больше, чем всё вместе взятое, потому что даже Чимину он приносит уйму проблем и лишних нервов, хоть и давал себе слово, что именно Паку он вредить не будет. – Посиди тут немного, твоя очередь через пятнадцать минут, а я пока отойду ненадолго, если ты не против, – говорит Чимин, когда они, наконец, доходят до нужной двери. Тэхён смотрит на него отрешённо и слабо кивает, выдавливая из себя еле слышное «угу» и плюхается на мягкое кресло, опуская руки в карман толстовки, пытаясь их хоть немного согреть. Кажется, тебя только что кинули, променяв на такого же смазливого урода, как твой дружок. Ким мычит, откидывая голову на спинку кресла, вытягивая вперёд ноги, слыша хруст в спине и некоторых частях тела. Юнги опять недовольно что-то говорит, покрывая матом Чимина и Хосока, что стоят не так далеко от него, но совершенно не слушает его, пропуская всё мимо ушей. Тэхён лениво поворачивает голову в сторону воркующей парочки, от которой счастьем несёт за километр, и со вздохом поджимает губы. Тэхён давно в курсе того, что у Чимина появился парень, имя которому Хосок. Если он правильно помнит, то они начали встречаться ещё три года назад, когда Чимин начал таскать Техёна по больницам, всячески стараясь выбить из него всю дурь. Хосок вроде и не плохой парень, всегда улыбается, даже если ужасно устал. И Тэхён, возможно, даже рад, что у Чимина есть такой человек, как Хосок, быть может, хоть он поможет ему чувствовать себя счастливым и забыть о такой проблеме, как Тэхён. С Хосоком он особо не общался, даже когда тот приходил к ним домой, потому что Тэхён сматывался при первой возможности, запираясь в комнате или уходя заниматься новыми прихотями Юнги. Про состояние Тэхёна Хосок, конечно же, знал, так как Чимин не раз жаловался ему на Кима из того, что тот ужасно упёртый. Хосоку неизмерно жалко Тэхёна, но он не может ему ничем помочь, лишь посочувствовать, но почему-то он уверен в том, что это Киму не понравится. И всё же он надеется, что у этого чудаковатого странного парня с густой кудрявой шевелюрой всё наладиться не завтра, так через год или два, но обязательно наладится. – Эй, Тэ, привет, – Тэхён слышит радостный голосок у левого уха и чувствует, как его кто-то трясёт за руку, заставляя обратить на себя внимание. Он тушуется, видя перед собой совсем ещё детское лицо, и слышит в голове протяжный жалостный вопль. – Привет, – тихо хрипит Тэхён, мысленно чувствуя, как Юнги двинул ему по лицу за то, что он открыл свой рот. Чонгук – ещё одна головная боль, которая может с ума свести своей жизнерадостностью, но Тэхён терпит, потому что знает, что перед ним ребёнок, которому всего-навсего двенадцать лет. – Что ты тут делаешь? – спрашивает Тэ, наблюдая за тем, как Чонгук усаживается рядом и беззаботно виляет ногами, которые с трудом достают до пола. Меня окружают одни идиоты. – Я пришёл к брату, но он сказал, что сейчас очень занят и попросил ему не мешать, а мне скучно. Дома одному сидеть неинтересно, так как родители уехали к бабушке, и теперь я не знаю, что мне делать, – грустно выпаливает Чонгук, надувая губки, а Тэхён незаметно мотает головой, думая о том, что проблемы этого ребёнка ровне песчинке, в отличие от того, что происходит с Кимом. – А ты что делаешь тут? Снова к дяде Джину пришёл, да? – Тэхён слабо кивает, смотря на Чонгука, как на полоумного. Чонгук хоть и ребёнок ещё, но прекрасно осведомлён о том, где работает его старший брат и какие люди приходят на приём к врачам психиатрического отделения. – Разве тебе не страшно общаться со мной? – зачем-то спрашивает Тэхён, не понимая, почему этот назойливый ребёнок постоянно трётся рядом с ним, когда Тэ попадается ему на глаза. Они знакомы уже как год, но Тэхён спрашивает об этом почему-то только сейчас и что ещё странно, Хосок не препятствует этому общению. Он что, не боится за своего брата, а вдруг Тэ навредит ему? – Нет, почему я должен бояться? – удивлённо отвечает он, невинно хлопая своими оленьеми глазками, склоняя голову чуть в бок. Тэхёну начинает казаться, что он окончательно рехнулся, смотря на то, как Чонгук улыбается ему. – Ты хороший, мне нравится с тобой общаться, – Тэхён моргает пару раз, прокручивая сказанное Гуком и хмурит брови, однако отвечать не собирается, не находя для этого подходящих слов. Мне кажется, он такой же поехавший, как и ты. И Тэхёну даже возразить Юнги нечем, потому что он считает также, смотря на беззаботного черноволосого мальчишку. Чонгук начинает ему рассказывает что-то про своего брата, ведая о том, как Хосок однажды выпер его из дома, чтобы они с Чимином могли провести «интеллектуальную беседу без лишних ушей и глаз», в которую он, конечно же, не поверил, но решил не вставлять комментарии на этот счёт. Юнги смеётся, прекрасно понимая, что за «беседу» проводил недалёкий брат Чонгука и Кимова наседка, а Тэхён только качает головой. Он совсем не против однополых отношений, но эти двое могли бы и поаккуратнее играться в свои «переговоры». Ему, конечно, всё равно, но даже он, далеко не в здравом уме, понимает, что для ребёнка пока рановато знать о эротических играх для взрослых. Спустя несколько минут дверь с правой от Тэхёна стороны открывается и оттуда выходит красивый мужчина в круглых очках, любезно приглашая Кима войти внутрь, попутно приветствуя маленького Чонгука. Тэ лениво поднимается с насиженного места и плетётся в кабинет, кивком здороваясь с Джином, который заходит следом, с щелчком закрывая за собой дверь. В кабинете пахнет лавандой, запах которой помогает Тэхёну немного успокоиться и расслабленно опуститься в предоставленное кресло напротив его лечащего врача. Джин тепло улыбается и протягивает Тэ чашечку ароматного свежего кофе, щедро разбавленного молоком. Тэхён не любитель кофейных напитков, но ему нравится кофе, который готовит Джин. Наверное, Джин единственный врач, который не вызывает у Тэхёна отвращение и ненависть, хотя на первых сеансах он выпускал иголки, не желая о чём-либо рассказывать постороннему человеку, а уж тем более врачу. И всё же они нашли общий язык. Тэхён рассказывал Джину абсолютно всё, даже то, чего не говорил Чимину, а старший слушал и не осуждал, лишь уточнял некоторые моменты. Тэхён уверен, что если бы Джин был плохим человеком, давно бы уже сдал его полиции и упёк в психушку, но он этого не делал, даже говорил, что считает поступки Тэ в какой-то мере правильными, но всё же просил быть аккуратным и не увлекаться этим. Да даже если бы Джин доложил на него, Тэхён бы не сопротивлялся и содеянное отрицать не стал, потому что он просто не видит смысла притворяться. Ну посадят его, ну упекут в психлечебницу, и что с того? Всё равно ничего не изменится в его жизни. – Как у тебя дела, Тэ? – спрашивает старший, наблюдая за тем, как Ким уже около двух минут создаёт воронку в так и не тронутом кофе. Он молчит какое-то время, прожигая стеклянным взглядом свою чашку и жидкость в ней, что кручит в незамысловатом танце, собирая в центре кусочки не растворившегося кофе. – Паршиво, – с тяжёлым выдохом отвечает он, так и не отрывая глаза от чашки. Тэхёну ужасно хочется спать, лаванда действует на него что-то уж слишком сильно, выбивая из реальности. Он пытается сосредоточиться, но в глазах плывёт, размывая всё, что попадается его взору. – Тебя всё ещё мучает бессонница? Те таблетки тоже не помогли? – интересуется Джин, подмечая рассеянное и уставшее состояние своего пациента, что-то записывая в свой блокнот, когда получает на свой вопрос несколько ленивых кивков. Он поправляет съехавшие очки и слегка постукивает ручкой по столу, потирая другой рукой свой подбородок. – Чимин сказал мне, что сегодня ты изрисовал стену у себя в комнате и прислал мне фото. Скажи мне, что побудило тебя, её нарисовать? – Джин развернул свой ноутбук, предоставляя фото Тэхёну, который слегка поднял голову, чтобы посмотреть на свою же картину. Он смотрел на неё долго, пока у него не начала болеть голова. – Я не знаю, просто захотелось, – кривя лицо, отозвался он, чувствуя, как ему становится тяжело дышать, да и Юнги подозрительно тихо себя ведёт, хотя обычно вставляет свои комментарии во время бесед с Джином. Он оставляет в покое чашку с кофе и трёт глаза, пытаясь отогнать сонливость, а после массирует виски в попытках утихомирить нахлынувший поток мыслей. – Это то, что я чувствовал на тот момент, – на выдохе говорит Тэ, ощущая какой-то жар по всему телу, что очень странно для него, ведь ему всё время холодно. – Только на тот момент? Ты в этом уверен? – как-то загадочно спрашивает Джин, сложив руки перед собой в замок, наблюдая за состоянием Тэ, которого теперь почему-то начало трясти. Мысли стали слишком сильно давить, как никогда раньше, от чего голова начала раскалываться с неимоверной силой. – Да... нет... я не знаю, – резко говорит Тэхён, теряясь, он никак не может собрать всё воедино и успокоить разум, который теперь почему-то остался без контроля Юнги и вернулся во власть Тэ. Он с силой сжимает волосы на голове, пытаясь заглушить шторм в голове физической болью, но ничего не выходит. Тэхён резко подрывается с места, опрокидывая чашку с кофе, которая со звоном разбивается о пол, пачкая белоснежный ковёр уже остывшей жидкостью тёмнокремового цвета. Ему неимоверно душно, запах лаванды давит на его сознание и от этого голова идёт кругом с новой силой. Он пытается дышать ровно, всеми силами стараясь избавить голову от назойливый мыслей, но ничего не выходит, всё становиться только хуже. Джин обеспокоенно поднимается со своего места, что-то говоря Тэхёну, о том, чтобы тот успокоился и попытался прийти в себя. Только вот Тэхён его не слышит, в его голове слишком шумно, чтобы улавливать звуки реальности. Старший не понимает, что твориться с его пациентом, потому что раньше такого никогда не случалось, разве что маленькие вспышки гнева или же нежелание отвечать на некоторые его вопросы, но ни разу не случалось так, чтобы Тэхён скрючивался, кривя лицо в гримасе боли, будто его с силой ударили в живот. Джин не первый год работает с психически больными людьми и успел уже повидать многое, но Тэхён был тем самым пациентом, которого он полностью понять не мог, так как его пациент всегда вёл себя странно, говоря всё, что ему взбредёт. Также Джин прекрасно знал о существовании Юнги, который, по словам Тэхёна, жил в его голове и полностью забрал контроль над его разумом. Джин не знал, сколько в его словах правды, но почему-то был больше склонен к тому варианту, что всё, что говорил ему Тэ, была правда. Ему было безмерно жаль паренька, да ещё и по личным причинам его отношение к нему было не таким, как к другим пациентам, поэтому он пытался помочь всем, чем только мог, и за три года в его голове сложилась объёмистая картина, которая являлась ключом к состоянию и поведению Тэхёна. Всё, что говорил ему Тэхён, он фиксировал, обдумывал, сидя ночами на кухне, пытаясь уложить всё в один пазл, и вроде как он нашёл ответ, но сегодня всё кардинально сменило оборот событий. Тэхён вылетает из кабинета как ошпаренный, от чего дверь с громким хлопком ударяется о стену, пугая всё ещё сидящего у кабинета Чонгука и врачей, которые проходили мимо. Ким не видит, куда бежит, но желает лишь одного – убраться из этого места как можно дальше. Ему нужен свежий воздух. Очень нужен. Он должен отрезвить его хоть немного. А ещё ему нужен Юнги, нужен, как никогда, но его почему-то нет, будто и не было никогда. Ему жизненно необходим его голос, потому что только он способен заглушить весь беспорядок в голове, но Юнги молчит, даже когда Тэхён зовёт его, срываясь на крик. Крик с мольбой о помощи. В груди ужасно жжёт из-за сбитого дыхания, сильный дождь тяжёлыми каплями обрушивается на Тэхёна, который всё ещё продолжает бежать, не разбирая дороги, срывая голос в криках. Он полностью вымок, волосы и одежда липнут к телу, но Тэхёну на это плевать, он пытается бежать, бежать как можно дальше, даже сам не понимая от чего, ведь мысли всё равно преследуют его по пятам, словно цепные псы. Он не видит ничего, потому что дождь льёт слишком сильно, а ещё в глазах скапливается влага, замыливая обзор ещё больше. Тэхён не замечает, как оказывается на проезжей части. Тэхён не замечает, как ему сигналят машины, а где-то позади него раздаются встревоженные крики Чимина и Джина, следом за которыми несутся Хосок с Чонгуком. Тэхён полностью потерялся в прострации, его мысли с каждой секундой пожирают его разум, заставляя разрывать связки в громком крике, который разноситься по всему городу, но люди его не слышат, потому что их глушит дождь, заходясь с новой силой. А потом... а потом что-то ударяется в его левый бок и тут уже не трудно догадаться, что это была легковая машина, водитель которой не успел вовремя среагировать. Тэхён с силой отлетает на пару метров вперёд, прикладываясь несколько раз головой об мокрый асфальт. Его тело моментально обмякает, но он всё ещё находится в сознании. В голове сразу же всё затихает, но в самой глубине он слышит слабую мелодию и пытается понять, что с ним происходит. Глаза еле приоткрыты из-за сильного дождя, капли которого приятно оглаживают его лицо, будто усыпляя, и он поддаётся этим ласкам, закрывая свои уставшие глаза, утопая в волшебной мелодии в голове. Он не чувствует боли, не видит того, как его кровь растекается огромной лужей под ним, смешиваясь с дождём, не слышит подлетевшего к нему Джина, плачущего Чимина и ошарашенных Чонгука и Хосока. Сейчас ему хорошо, он чувствует подступающую эйфорию и отдаётся в беспамятство, которое утягивает его с самые глубокие чертоги забытого разума.

*****

Что чувствует человек, когда умирает? Наверное, он ощущает все эмоции сразу, когда в его медленно потухающем сознании всплывают все прожитые моменты из жизни, а потом всё затухает и от большого костра остаётся лишь тлеющий пепел, который после разнесёт ветер. Человек обретает истинную свободу, теряясь во мраке пустоты. Свобода Тэхёна имеет чёрные и белые оттенки, а ещё ласкающую слух мелодию, которая манит к себе всё ближе и ближе, ведя по освещённым коридорам. И Тэхён подчиняется её зову, не спеша перебирает ногами, идя по какому-то лабиринту, и огибает каждый неудачный поворот и тупик, словно зная дорогу наизусть. Он не знает, сколько времени он бродит по коридорам, но вскоре мелодия выводит его в какой-то огромный зал. Он абсолютно пуст, за исключением чёрно-белого массивного инструмента, что расположен в самом центре, из которого ровными нотами струилась та самая мелодия. Тэхён завороженно смотрит на пианино, заторможено подходя к нему с каждым неуверенным шагом всё ближе и ближе, а потом замирает, пропуская глухой удар сердца, когда видит человека, элегантными длинными пальцами перебирающего клавиши. – Рад встрече, Тэхён, – Ким забывает, как дышать, когда парень перед ним вдруг решает с ним заговорить, но так и не оборачивается в его сторону, продолжая играть дальше. Этот волшебный немного хриплый и бархатный голос он узнаёт сразу же, потому что его голос он бы не смог забыть никогда, даже если бы лишился памяти. – Юнги? – говорит он немного неуверенно и подходит ближе к демону, попутно рассматривая его профиль. Его голова слегка опущена вниз, из-за чего тёмные, слегка кудрявые волосы спадают на глаза, не давая полностью разглядеть лицо. Кожа его бледная, словно фарфор, который при малейшем неаккуратном движении может разбиться на миллионы мелких осколков. На его хрупкое тело надет свободный белый свитер и чёрные брюки, которые аккуратно обтянули его худые ножки. Тэхён считает его очень милым и немного теряется, ведь он представлял Юнги не таким безобидным и маленьким человечком. – Данталиан, но я уже устал поправлять тебя, так что да, это я, – глубоко вздыхает он, на мгновение отрываясь от клавиш, и смотрит на Тэхёна, а тот давится воздухом от пронзительного холодного взгляда, но он не отталкивает, напротив, лишь сильнее притягивает к себе. – Но... как это возможно? Ты же... ты же был в моей голове..., – Тэхён теряется, не в силах выдавать предложения, не запинаясь на каждом слове. Он не понимает, что происходит и почему Юнги такой милый и маленький, похожий на пушистого котика, но никак не на демона. – Я и сейчас в ней, – хмыкает он, перебирая клавиши, словно считая их, а Тэхён хмуриться, открывая рот, пытаясь что-то сказать, но в голове каша. – Ты сейчас висишь на волоске от смерти и только благодаря мне всё ещё держишься, – говорит он, замечая замешательство Кима, который оседает на специальную мягкую табуреточку рядом с Юнги, зарываясь руками в шелковистые волосы. – Что происходит? Я ничего не понимаю.., – тихо шепчет Тэхён, сжимая пальцы в кулаки, качаясь взад-вперёд. Он не понимает, что чувствует, может, страх или тревогу, а может, полнейшую растерянность и безнадёгу. Он ничего не понимает, всё слишком запутанно и сложно. – Если говорить по-вашему, то ты в коме уже около трёх недель, а здесь ты, потому что я так захотел. Ты же шёл на мелодию, ведь так? – совершенно спокойно поясняет Юнги, а Тэхён поворачивает в его сторону голову, выгибая бровь, будто тот сказал что-то нелепое. – Разве ты не помнишь, как тебя сбила машина? – спрашивает демон, слегка оборачиваясь к Тэ, который, кажется, запутался ещё больше. – Я... был у Джина в кабинете.., – начинает вспоминать Тэхён, переворачивая все последние события в голове, поддевая каждое, вскрывая, Юнги издаёт что-то похоже на «угу» на слова Кима и замолкает, придавая мелодии немного другое звучание. – Там пахло лавандой, она успокаивала, Джин задавал вопросы, я отвечал, а потом почувствовал слабость... запах душил меня, мысли начали сильным потоком врываться в голову и я пытался их отогнать, но... ничего не вышло.., – рвано выдыхает Тэ, жмурясь от настигшей головной боли. – Я убежал, не знаю куда, но бежал я точно... Я помню сильный дождь и то, как я задыхался из-за нехватки воздуха, а мысли давили ещё сильнее... Я звал тебя, но ты молчал, а я продолжал бежать, и потом... потом я почувствовал удар и уже лежал на земле... Я слышал мелодию, которая манила меня и после утянула в темноту и... теперь я здесь..., – на выдохе заканчивает Ким, нервно подрагивая, обхватив себя руками, пытаясь утешить и унять свою дрожь. Юнги выдыхает, наконец, оканчивая играть на пианино. Резко становится тихо и эта тишина начинает давить на Тэхёна, от чего он зажимает виски ладонями. – Не молчи, пожалуйста..., – жалобно просит он, ища в Юнги своё спасение и находит, когда демон крадёт свою холодную ладонь ему на плечо. Боль сразу же отступает, позволяя Тэхёну облегчённо выдохнуть и согнать со лба холодный пот. – Всё верно, а знаешь, почему я тебе не отвечал? – интересуется Юнги, легонько поглаживая своего собеседника по плечу, изредка спуская руку на его предплечье. Тэхён постепенно успокаивается, чувствуя прохладную ладонь через тонкую ткань белоснежной рубашки, и отрицательно качает головой на вопрос Юнги. – Лаванда. Всё дело в ней. Она перебивает мою силу и ослабляет меня, поэтому я всегда внушал тебе на подсознательном уровне, чтобы ты держался от неё подальше, но при этом не знал о моей слабости. Поверь мне, если бы не я, твои мысли убили бы тебя ещё несколько лет назад, – в голосе Юнги слышится серьёзность и твёрдость, от которой Тэхён поёжился, вжимая голову в плечи. Ким слушает, слушает очень внимательно, но не понимает одного: – Зачем ты помогал мне и продолжаешь делать это даже сейчас? – спрашивает Тэ, поворачивая голову к Юнги, встречаясь с его холодными глазами, но от чего-то такими тёплыми, что хочется таять и утопать в них с головой, не имея возможности выбраться. – Хмм, изначально в мои планы не входило поселяться у тебя в голове, я случайно промахнулся, когда пытался вселиться в другого человека, и оказался затянут в твой разум. Скажу честно, такого, как в твоей проблемной головушке, я не видел никогда за всю свою далеко не короткую жизнь, – хмыкает Юнги, растягивая губы в еле заметной полуулыбке. – Я демон, который питается негативной энергией, а в тебе её было просто навалом и грех было упустить такой желанный джек-пот. Я пытался понять твою природу, рылся в воспоминаниях, заставляя тебя проживать это в голове ещё раз, от чего ты начал пить, курить и тому роду подобное, просто потому что не выдерживал такой нагрузки на себя. Наверное, я должен попросить прощения за это, но как бы там ни было, я не жалею о содеянном, уж извини. Со временем я начал понимать, что у тебя не всё в порядке с головой, а причиной тому послужило твоё странное поведение по меркам людей, а добило тебя окончательно тогда, когда ты потерял своего брата. Знаешь, изначально мне было как-то плевать на тебя и то, как ты убиваешь себя с каждым днём, но был один нюанс. Я забираю энергию взамен на желание, но так как я вселился в тебя по ошибке, ты не знал всего этого, ведь я забираюсь в голову ни к кому попало, а только к тем, кто простит об этом. А так как покидать тебя у меня желания не было, я решил распорядиться твоим желанием самостоятельно. Я стал помогать тебе жить, пытался поставить на ноги, но ты был слишком подавлен всей той неразберихой, из-за чего совершенно отказывался бороться, но при этом слушал каждое моё слово и выполнял всё, что я тебе говорил. Тогда я решил действовать другим путём. В тебе сидело слишком много «яда», который выливался в мысли, а они глушили твоё сознание, мешая вырваться из толщи воды на поверхность. Для того, чтобы я смог полностью поглотить каждое твоё плохое воспоминание, мне приходилось заставлять тебя делать многие вещи, в том числе и подталкивать людей на самый край, который отделял их от смерти. Знаю, возможно, это звучит ужасно, но всё же, благодаря этому моя задумка сдвинулась с мёртвой точки. Ты этого не осознавал, но каждый нарисованный тобой рисунок – моих рук дело, а знаешь, зачем ты это делал? Я тебе отвечу, рисуя их, ты забывал о той или иной проблеме, отпускал тревожащую тебя мысль. Ты ведь не помнишь ни единого своего рисунка, так ведь? От «яда», который был не таким громоздким, я избавлялся быстро, а вот то, что сидело глубоко, приходилось вытравливать, раскапывать, чтобы дойти до самых корней, что удавалось делать только тогда, когда ты занимался «убийствами». Ты удивишься, если я скажу тебе, что в последний год я почти не управлял твоим разумом, лишь сдерживал и защищал от мыслей, а всё остальное делал ты. Я говорил тебе не думать много, чтобы сохранить твой рассудок, чтобы ты не сходил с ума окончательно, а ощущение холода помогало поддерживать твой разум в ясности, чтобы ты мог думать рационально и обдуманно, хоть и с трудом, но это работало. Тебе было постоянно холодно, потому что я охлаждал твоё тело, понижая до низких температур, но в меру, чтобы ты не умер от переохлаждения. Твоя последняя картина является самым центром твоей проблемы, но из-за твоего Джина, который решил использовать именно лаванду, как успокоительное, я потерял власть над тобой и не успел что-либо сделать. Тебе нужно понять, что держит тебя на дне, не давая всплыть, потому что только тогда ты сможешь получить ключ к своей свободе. Пойми, Тэхён, я, хоть и демон, но вреда тебе не причиню, даже если захочу, уж слишком я привязался к твоей душе, – Юнги заканчивает свой рассказ, беря за руки ошарашенного Тэхёна, который, кажется, забыл, как моргать и дышать. Демон не сильно сжимает его ладони в своих руках, вырывая из оцепенения. Киму потребовалось около семи минут, чтобы перебрать всю полученную информацию в голове и только после что-либо ответить на это: – Я... не знаю, что будет правильнее сказать на все твои слова, но... Спасибо, тебе действительно не стоило столько мучиться со мной, ведь я не желал жить, а ты всё равно заставлял меня держаться. Это... это я должен просить прощение у тебя.., – на последних словах Тэхён не выдерживает и из глаз предательски начинают течь слёзы, обжигая нежную кожу щёк. Он опускает голову, давясь в собственных всхлипах, чтобы не пасть в глазах демона ещё ниже, хотя куда уж так ниже, он уже на самом дне. Он ничтожен и даже хуже всех тех людей, которых сам же презирал, но самым ужасным всегда был он. Только он. – Ты не ничтожен, – говорит Юнги, поднимая голову Тэхёна, лицо которого покраснело и стало влажным от большого количества слёз. Ким истерично усмехается, вспоминая о том, что Юнги прекрасно может слышать его мысли. – Ты просто потерялся сам в себе, а винишь себя потому, что не можешь выбраться, но это не так. Ты сильный парень, не каждый бы вынес всего того, что твориться с тобой, даже если бы я был рядом, а ты смог. Признаюсь тебе ещё кое в чём, я не был властен над твоей жизнью, я лишь манипулировал твоим сознанием, но ты сам одёргивал себя и продолжал жить дальше, а это уже о чём-то, да говорит, – Юнги улыбается, да так мягко, что Тэхёна прорывает только сильнее и он уже не сдерживает слёз, утыкаясь в грудь демона. Тэхён не понимает себя, у него болит в груди, а в голове всё с громким треском рушиться, без возможности на восстановление. Он корит себя за многое, ненавидит и принижает, но понимает, что даже сейчас его частично, но удерживает Юнги. И он благодарен ему за это. Он благодарен ему за всё, ведь именно Юнги всегда был для него тем спасательным маяком, что он отобразил на стене в своей комнате, а бушующее море – это он сам, которое с каждой «каплей дождя» наполняло его новой порцией «яда», как выразился Юнги. И теперь Тэхён, наконец, понял, что же держало его все те последние годы, что он прожил после смерти брата. Главной проблемой был он сам, потому что сам же препятствовал своему спасению и своей свободе. Вместо того, чтобы принимать трудности с гордо поднятой головой, он заталкивал их глубоко в себя, закрывая на самые прочные замки, а потом это превратилось в самую настоящую свалку, которую самому разгрести было уже просто невозможно. Тэхён сам выстроил себе дорогу к погибели и выбрал самый простой способ избавления от всего. Смерть. Теперь Тэхён думает, что жизнь подарила ему самый большой подарок – Юнги, а он винил её во всех своих бедах, но виноват был только он сам. И кто бы мог подумать, что всё обернётся не против всех, а против него самого же. Это до ужаса смешно и нелепо. И вот сейчас, когда всё всплыло на поверхность, когда он переосмыслил всё, Тэхён почувствовал приятное и давно забытое тепло. Да, ему было ужасно плохо от всего, что он натворил, но от осознания своих ошибок он почувствовал некую лёгкость, потому что медленно, но верно стал отпускать всё то, что убивало его днями и ночами. Чтобы начать жизнь сначала, нужно простить себя за всё совершённое в прошлом, потому что если этого не сделать, ни о каком настоящем не может быть и речи. Всё, что было, то прошло, и это уже не вернёшь, как бы больно не было. Жизнь штука коварная, но на то она и жизнь, что лёгкой просто быть не может. И сколько бы трудностей она не преподносила, в конечном итоге вы обретёте счастье и будете закалёнными и непробиваемыми, для того, чтобы это счастье защитить. – Юнги... А что будет теперь? – хрипит Тэхён, когда успокаивает, ощущая холодные ладони на своей спине, которые заботливо поглаживают его, в немом жесте говоря, что он не один. Ким прекрасно знает, что Юнги слышал его слёзную балладу в его голове и прекрасно понимает, почему он не остановил его. Юнги – спасение Тэхёна. Юнги – ключ к его свободе. – А это уже решать тебе, – тихо отвечает демон, отодвигая за плечи Тэхёна, но рук не убирает, заглядывая в глаза, полные растерянности и неуверенности. – Ты можешь отойти в мир иной, как и желал всё это время, наконец, закончив весь тот ад, что с тобой творился, а можешь начать жизнь заново, встречая с яркой улыбкой новый день и с уверенностью преодолевая все трудности, не боясь. Что же ты выберешь? Жизнь, которую винил или смерть, которую желал? – Юнги сжимает плечи Тэхёна, но не пытается вмешаться, давая принять Тэ трудное решение самому. Ким закусывает губу, отворачивая голову в бок, боясь пересекаться с Юнги взглядом. Он думает, размышляет, оценивает и взвешивает, а потом понимает, что всё это ужасно похоже на то, что он сам делал с людьми под чутким руководством Юнги. Сейчас он оказался на месте всех тех людей и понял, что сейчас всё зависит только от него и делает окончательный выбор, отпуская своё прошлое: – Я выбираю жизнь... Уверенно говорит Тэхён, возвращая голову обратно, но тут происходит то, что он никак не ожидает, встречаясь не с завораживающими глазами демона, а с его сладкими и безумно мягкими губами. Этот поцелуй был невесомым, мимолётным, но до боли обжигающим и приятным. В нём не было никакой пошлости и разврата, но ощущения были такими невообразимыми, что у Тэхёна просто сорвало крышу. Юнги медленно и нехотя отстранился, заглядывая в самую глубину души Тэхёна и шепчет, опаляя нежные губы Кима: – Тогда я дарю её тебе...

*****

За окном светит тёплое весеннее солнышко, топя своими горячими лучами оставшийся снег. На улице всё ещё прохладно и сыро, но это ни капельки не мешает Тэхёну широко и лучезарно улыбаться, как ребёнок, перепрыгивая небольшие лужицы. С того момента, как он очнулся, прошло уже четыре месяца, и за это довольно короткое время в жизни у Кима всё кардинально начало меняться. Меняться только в лучшую сторону. Конечно, небольшой осадок всё ещё есть, потому что так просто отпустить всё своё прошлое за один замах невозможно, но Тэхён старается и делает в этом успехи, ведь теперь он наслаждается подаренной ему жизнью и бережёт её как зеницу ока. Он всё ещё ведёт себя странно и также не обращает на мнения и комментарии недовольных людей никакого внимания, впуская в свою жизнь только тех, кто искренен по отношению к нему, а лживых лицемеров затыкает при первой же возможности, натягивая притворно сладкую улыбку, выбивая всю уверенность из противника. В голове всё также присутствуют чудные мысли, но их не так много, а Тэхён использует их в своих целях, создавая новые картины. Чимин очень рад за своего друга и безумно счастлив, что на его стороне теперь светит яркое лучезарное солнышко. Теперь Тэхён делиться всем сокровенным с Чимином, иногда с Джином, к которому он приходит в больницу не ради того, чтобы излить душу, а просто для того, чтобы приятно пообщаться за чашечкой ароматного кофе. Джин много шутит и рассказывает забавные истории, а однажды ведает ему о том, что давно был тесно знаком с Намджуном, ведь именно он помог когда-то Джину подняться по карьерной лестнице. Тэхён просит рассказывать его о брате с задорной и забавной улыбкой, на что Джин отвечает ему тёплым взглядом и начинает погружать Тэ в свои воспоминания. Тэхён больше не плачет по брату, иногда грустит, но не плачет, вспоминая всё, что рассказывал ему Джин и то, сколько разных моментов он сам прожил вместе с братом. Тэхён чувствует лёгкость, будто за спиной выросли крылья, предоставляя возможность рассекать небеса. Тэхён часто проводит время с маленьким Чонгуком, не давая ему скучать, когда Хосок всецело отдаёт всё своё внимание Чимину, а родители уезжают по делам. Они много болтают и дурачатся, засыпая в обнимку на мягком диване перед телевизором. Чимин месяц назад съехался с Хосоком, предоставляя во владения Тэ всю их квартиру, но чуть ли не каждый день забегает к нему в гости, а потом вытаскивает гулять. И Тэхён чувствует, что он по-настоящему счастлив, что больше нет тех неподъёмных оков, что тянули и держали на дне. Теперь он наконец-то свободен и радуется каждому дню, как какому-то празднику. И всё же у Тэхёна есть один, но очень большой секрет, который он хранит трепетно и осторожно. С ним всё ещё живёт Юнги, но об этом никто не знает и не должен узнать. Юнги принял облик чёрного пушистого кота, являя свою истинную сущность только тогда, когда остаётся с Тэхёном наедине. Он не так разговорчив, как тот же Чонгук или Чимин, но никогда не бросает Кима в беде, приходя по первому зову о помощи. Тэхён чувствует себя в полной безопасности только тогда, когда рядом находиться его личный демон, с которым теперь его душа сплетена воедино. Его жизнь теперь всецело принадлежит Юнги и зависит только от него, но Тэхён совсем не против. Он старается жить ради Юнги, расти ради Юнги, двигаться вперёд ради Юнги, тем самым пытаясь отплатить то, что задолжал, а задолжал он крупно, но Юнги говорит, что ему ничего не нужно. Юнги достаточно и того, что Тэхён предпочёл смерти жизнь, а не наоборот. Ему достаточно знать то, что Тэхён счастлив, а если что-то будет идти не так, он всегда протянет руку помощи. Тэхён смотри на чистое небо, перепрыгивая очередную лужу, и приветливо машет солнцу, чувствуя, как оно щекочет его щёки, а ветерок ласково треплет по голове. В небе, наконец, всё улеглось и больше не бушует буря, прямо как и в душе Тэхёна. Он нашёл свою свободу. Он нашёл своё освобождение. Он нашёл свой покой. Он нашёл своё счастье, имя которому Юнги...
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты