plastic snow

Слэш
PG-13
Завершён
91
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Каждый стол рябил гирляндами и был обязательно украшен как минимум одним лицом Санты (а еще силуэтами оленей, елок, подарков и прочих Рождественских атрибутов), на нем стоял стакан с горячим «алкоголем», а продавец улыбался во все тридцать два, расхваливая товар Чуе, который на английском понимал только на уровне вопроса «Вот из зе кэпитал оф грейт британ?», на который отвечал «Йес», так что Дазай, которому обещали тишину и покой, в итоге работал переводчиком.
Посвящение:
а..... а........
Примечания автора:
ура я родил
а всего-то нужно пить по два новопассита в день
ставлю согласование потому что хватит рыдать над мангой (а еще рыдать в ожидании буревестника...)
№6 в фд
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
91 Нравится 3 Отзывы 17 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Было холодно, на улицах пахло свежей выпечкой, а под ногами хрустел снег. Для них, двух японцев, не привыкших к таким холодам, было непривычно кутаться в три слоя и надевать до ужаса теплую обувь. Чуя в его темно-синей куртке больше походил на неуклюжего пингвина, потому что объем забрал всю его изящность и ловкость; Дазай, которого успело припорошить снегом, уныло брел в своём черном толстом пальто за все еще бодрым Накахарой, стараясь ступать в особо глубоких местах в его следы. Первое Рождество в мафии Двойной Черный встречал в европейской стране, холодной и не очень приветливой — хотя про людей это было сложно сказать. Осаму даже успели впихнуть горячий «гурюувайн» и потрепать по шапке, на что он уже готовился фырчать, но недовольный взгляд партнера остановил и заставил миленько улыбнуться, по-английски бросив «Спасибо». И сейчас он, хлюпая носом, уже допивал абсолютно безалкогольный напиток, в котором вино заменили, кажется, соком. Сущее разочарование.        — Ои, — Чуя резко остановился, и Дазай чуть не влетел в него. Накахара недовольно развернулся, хмуря брови, и бросил взгляд на почти пустой стакан. — Сколько нам еще плестись до этой площади? Я ведь говорил, что нужно было на такси.  — Мори заблокировал наши счета, если поедем на такси, то не хватит на виски, — общей мечтой юных алкоголиков, абсолютно не разделявших вкусы в спиртном, стал Чивас Регал, стоивший фантастические пятнадцать тысяч долларов (которые Огай, естественно, не выделил мальчишкам на командировку, посчитав, что это будет слишком много, но кто сказал, что решение о покупке было спонтанным?), а продавец как раз находился в этом самом городе. А что до блокировки счетов… Долгая история. Осаму бросил пустой стакан в мусорку и потер замерзшие руки, слегка подув на них. — Иди, нам осталось недалеко.  — Мы даже не можем кого-нибудь ограбить? У меня нож под курткой, я могу угнать любую машину, — немного обиженно надулся Чуя. Как же хорошо, что они говорили на японском, иначе стражи порядка точно заинтересовались бы юными нарушителями. Дазай покачал головой.  — Мори же ясно сказал, что проблемы не нужны. Тц… Взрослые такие скучные.       Они прошли в осуждающей совершеннолетних тишине еще несколько минут, пока Чуя краем глаза не заметил мигающие гирлянды на деревянных стойках. Они чем-то напоминали японские ярмарки, которые он видел в более цивилизованных районах Йокогамы и иногда подворовывал оттуда пряники младшим Овцам. Точно! Это ярмарка!  — Скумбрия, — Дазай снова чуть не впечатался в него носом. — Мы ведь можем немного задержаться?  — Вообще-то нам бы побыстрее… — Осаму окинул взглядом сверкающие ряды. Это была не площадь, точно не площадь, и в этом заключалась определенная странность: зачем кому-то устраивать ярмарку посреди обычной улицы? Но маленькие городки на то и маленькие (хотя по прошедшим километрам маленьким этот город точно не казался), что мероприятия раскиданы повсюду. Взгляд упал на стол с мягкими вязаными игрушками Санты Клауса. Парень ухмыльнулся. — Серьезно, чиби? Хочешь посмотреть на детские подарочки?  — Заткнись! — Чуя фыркнул и стукнул его по плечу, но сквозь толстую ткань пальто ничего не почувствовалось. Накахара нахмурился и ускорил шаг, направляясь к крайнему ряду. — Мне просто интересно! И ты всё равно наверняка думаешь про самоубийство, так что молчи и не отставай! — Дазай уже готовился сказать великолепную, только что придуманную остроту, но напарник схватил его поперек ладони и потянул за собой. — Пошли!       Каждый стол рябил гирляндами и был обязательно украшен как минимум одним лицом Санты (а еще силуэтами оленей, елок, подарков и прочих Рождественских атрибутов), на нем стоял стакан с горячим «алкоголем», а продавец улыбался во все тридцать два, расхваливая товар Чуе, который на английском понимал только на уровне вопроса «Вот из зе кэпитал оф грейт британ?», на который отвечал «Йес», так что Дазай, которому обещали тишину и покой, в итоге работал переводчиком. Это было ужасно, еще и учитывая то, что за это Осаму не получил ровно ничего, кроме потревоженного духовного равновесия, да и диалоги не несли особой смысловой нагрузки, представляя из себя парочку предложений и стандартного «Счастливого Рождества». Было скучно, невыносимо скучно. По крайней мере, до столика старушки. Там стояли стеклянные шары, ничего из себя особо не представляющие, кроме того, что их можно было потрясти и вызвать снегопад. Внутри, под этим пластмассовым снегопадом, стояли различные эльфы, елки, а в одном был довольно хорошо детализованный деревянный домик, у которого стояла оленья упряжка. К этому шару Чуя и прилип.        — Дазай… Мы не можем потратить даже тысячу? — Накахара оторвался от созерцания чуда пластмассового мира и перевел сияющий взгляд на напарника. Осаму даже стушевался от такой неожиданности. Он еще никогда не видел, чтобы глаза парня сияли настолько ярко, а выражение лица уже состоявшегося убийцы было таким мягким и невинным. Сердце пропустило парочку ударов, а потом пришло в себя, и Дазай проморгался. Что за чушь? На что он уставился? Он покачал головой.  — Ни йены. Либо виски, либо… вот это, — он ткнул пальцем в шар. Старушка-продавщица, кажется, даже не обращала на них внимания, слишком заинтересованная вязанием. Чуя закусил губу, явно колеблясь между алкоголем и сувениром, но твердая рука Осаму вывела его из прострации и подтолкнула подальше от стола. Накахара иногда срывался и бросал даже ужасно важное дело ради того, на что его повело сердце, и Мори поручил Дазаю «перевоспитать» напарника и приучить его следовать приказам. — Не сходи с ума. Этих шаров у тебя в жизни еще столько будет, а вот Чивас — редкое удовольствие! Пошли отсюда.  — Тц… ладно. …Ои, скумбрия, а ты-то чего там застрял? Опоздаем ведь.

***

 — Нда, обидно…  — Обидно?! Это всё, что ты сказать можешь?! Пятнадцать тысяч, скумбрия! Пят-над-цать! И всё ушло в снег из-за твоих кривых рук!  — Не истери! Можешь пойти и слизать этот снег, если так хочешь! И я бы не уронил его, если бы ты следил за своими ногами!       Дазай разочарованно вздохнул, крутя в руках этикетку от погибшего бесславной смертью Чиваса. Чуя поскользнулся на заледеневшем крыльце, нога по инерции двинулась вперед, а Осаму, попытавшись удержаться от падения, совсем не подумал о бутылке, из-за чего та с красивым, чистым стеклянным звоном разбилась о бетонные ступеньки. И вот они идут обратно в гостиницу, весь город уже покрыт темнотой, а Накахара, кажется, не собирается с ним разговаривать ближайший год. И это было бы не так уж и плохо, если бы до конца этого не оставалось еще пять дней. Дазай бросил взгляд на надувшегося напарника. Тот выглядел уж слишком расстроенным.  — Эй, коротышка. …Это ведь твое первое Рождество не в Овцах?  — Да, — пробурчал Чуя, уводя взгляд в сторону и цепляясь им за какого-то промоутера в костюме Санты. — И я планировал отметить его в компании с Чивасом, а не с… ничем! У нас хоть ужин в оплату номеров включен или мне придется пойти на охоту, а, гений? — последнее предложение Накахара произнес сквозь зубы и слегка рыкнув, всем своим видом показывая, как он разочарован Дазаем. Тому оставалось лишь вздохнуть.        — Хватит уже. Я разберусь со всем, — в ответ раздалось лишь максимально недоверчивое фырканье, и Осаму, закатив глаза, схватил Накахару за плечо и потянул в сторону маленького переулка, оказавшегося рядом так кстати. — Давай-ка сюда зайдем, — Чуя возмущенно прикрикнул на него, но Дазай, игнорируя впившиеся в рукав пальто пальцы, уверенно затащил напарника за поворот, сразу же прижимая к кирпичной стене. Он сам не осознавал, что творит и зачем, просто что-то внутри вело и давало ему указания, а он… просто был марионеткой непонятных мыслей. — Короче, слушай…  — Ничего я не буду слушать, идиот! Я злюсь на тебя, понял?! Отвали! — парень толкнул его в грудь, и Дазай немного отшатнулся назад, но потом сразу же вернулся обратно и, сменив тон, повторил.  — Слушай меня, Накахара Чуя, и отложи свою истерику для Ане-сан, — Чуя немного помолчал, а потом тцыкнул и сложил руки на груди, всем своим видом показывая вселенскую заинтересованность в разговоре. …Оу, ему ведь действительно нужно что-то сказать. Осаму поморгал глазом, понимая, что сказать-то ему и нечего, а потом полез в карман и вытащил оттуда маленький бумажный пакет. — Вот. Ээ, с Рождеством.       Чуя недоверчиво принял пакет из чужих рук и, стянув перчатку зубами, открыл его. Дазай наблюдал за его лицом несколько нервно, но причина этих нервов была непонятна. Накахара только фыркнул и вскинул брови, когда вытащил тот самый стеклянный шар, на который недавно смотрел так, словно это самый огромный бриллиант на земле.  — Серьезно? Думаешь, меня так легко подкупить сувениром? — Осаму уже был готов кивнуть и, следовательно, отхватить, но парень усмехнулся и позволил себе улыбнуться, встряхивая шар. В его голубых глазах отразился блик со стекла. — Ну ты и мудак, скумбрия. Разбил вино на пятнадцать тысяч, зато купил мне подарочек за восемь долларов. Ладно, черт с тобой. Пошли уже в номер, я попрошу Ане-сан заказать нам что-нибудь на ужин, — Чуя положил шар и пакет в карман, надел перчатку и протянул руку Дазаю. Осаму застыл. Сейчас, улыбаясь и озаряясь ореолом уличных огней, Чуя выглядел красиво. Поразительно красиво, если так можно было сказать. Словно сам ангел спустился с небес. Переплетение пальцев казалось чудом. А легкое касание губами щеки и вовсе сном.  — С Рождеством, 'Саму.

 — Стоп, а откуда у тебя взялись деньги на шар? Ты же сказал, что мы не можем тратить ни йены!  — Восхищайся моим гением, чиби! Я подсунул ему фальшивые доллары! Мы ничего не потеряли!  — …Напомни, где я настолько проебался в жизни, что встретил тебя?

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты