Дорога на пляж

Слэш
PG-13
В процессе
6
автор
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
AU!Гарри и Рон подают близнецам идею вылазки за город.
Примечания автора:
гарри/рон - один из самых добрых пейрингов в фандоме, и они действительно заслуживают больше внимания
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
6 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

***

      На самом деле, Гарри до последнего был уверен, что всё сорвётся. Их с Роном давние планы держались на ниточке одобрения поездки мистером и миссис Уизли, а эта ниточка, в свою очередь, на их терпении к выходкам близнецов — то есть, почти оборвалась.       Гермиона уверяла всех, что ей будет сложно отпроситься на вылазку за город у родителей, а Джинни, решив, что миссия провалена, уже собиралась в назначенные дни поездки отправиться на ночёвку к друзьям по спортивной команде. Только Фред с Джорджем в своих лучших традициях не унывали. Не сумев выпросить у родителей старенький Фордик, они обратились к Ли Джордану, их школьному другу, с которым братья в прошлом году переехали в общежитие колледжа.       При упоминании близнецов о фургоне Гарри стереотипно представлял себе громадину-трейлер, едва не двухэтажный дом на колёсах, который вмещал бы и стол, и раскладные кровати, и душ — все удобства, какие только душа пожелает.       Когда Джордж дважды посигналил, призывая его поторопиться, Гарри, высунув голову с окна спальни, из-за шторы, сначала не понял, где же обещанная машина, которая в ширину должна была перекрывать улочку, а в длину — достигать соседского садика. Он обнаружил у забора нечто, отдалённо напоминающее небольшой автобус, в каких не так давно разъезжали хиппи.       На дороге он обещал сразу броситься всем в глаза: автобус был кислотно-жёлтым с красными вкраплениями и объёмными, будто распухшими цветастыми надписями, разобрать которые на первый взгляд было невозможно. Скорее всего, на то было и рассчитано: Гарри не мог быть уверен, что в этом шифре нет чего-нибудь неприличного. Если бы близнецы прикатили такой фургончик к Гарри на Тисовую, тётушке пришлось бы неделю принимать капли от сердца и усиленнее, чем всегда, вытягивать шею на террасе, прислушиваясь к разговорам соседей: не подозревает ли кто, с какой взбалмошной компанией связался её негодный воспитанник?       Гарри быстро спустился по лестнице, на ходу подхватив сланцы и старенькую бейсболку. Завтракающий Сириус выглянул с кухни, чтобы посмотреть на мечущегося по дому крестника и убедиться в своей правоте: он ведь предупреждал, что надо было собираться заранее, а не хватать в последнюю минуту всё, что попадётся под руку.       — Что в термосе, Гарри? — как бы между прочим спросил Сириус, заметив, что из рюкзака крестника, растянутого содержимым во все стороны, торчала серебристая крышка. Не нужно было оборачиваться, чтобы представить, как он лукаво ухмылялся в этот момент, подозревая компанию Гарри в тяге к спитным напиткам.       Если бы Сириус лучше знал Гермиону, сомнений, будет ли в её присутствии дебош, не возникло бы.       — Решил взять кофе, — сказал Гарри и не без усилий защёлкнул застёжку на рюкзаке. Стоило поднять его за лямки, швы натянулись, образуя крупные складки. Гарри понял: чтобы они не оборвались, придётся тащить рюкзак до машины в руках, поддерживая снизу.       Джордж, сменив тактику, перестал сигналить и теперь выкрикнул что-то о чужой нерасторопности. Наскоро заверив Сириуса, что ещё успеет толком позавтракать, Гарри вылетел из дома, на ходу просовывая ноги в сланцы. Перепонка левого больно впилась в кожу, скользнув не между большим и указательным пальцами, где ей было самое место, а между указательным и средним.       Июньское солнце припекало с самого утра, и, если бы все мысли Гарри не были заняты тягой к предстоящим приключениям, он бы наверняка подумал о практической его стороне. К примеру, о том, что салон, должно быть, скоро обязательно прогреется до раскалённого воздуха и все, как это обычно бывает, станут просить остановки у первого попавшегося фургона с мороженым. Но сейчас Гарри не волновали ни жара, ни тяжесть рюкзака, ни пустой желудок — он нёсся через дворик, слыша ритмичную мелодию из встроенного радио и задорное «вжик» дверцы.       Задняя дверь фургончика приветственно распахнулась перед Гарри, открывая вид на кучу вещей, сложенных по краю не самым аккуратным образом. Некоторые можно было заметить с первого взгляда: Гарри разглядел за спинами друзей пару удочек, бадминтонные ракетки, несколько тканевых сумок, забитых вещами, как его рюкзак. Рон, сидевший ближе всего, у правого окна, перестал сонно потирать глаза и как-то живо встрепенулся, увидев Гарри. Он попытался быстрыми, мельтешащими движениями смахнуть что-то — вероятно, крошки чипсов — с коленок, но от тех, мелких и назойливо-липких, нельзя было так просто избавиться, поэтому немного раздосадованный Рон понял, что на это времени не остаётся и только хлопнул себя по коленям — мол, делать нечего, Гарри уже всё видел.       Можно подумать, перед Роном был какой-то придирчивый преподаватель, а не лучший друг — Гарри списал мелкую странность на его заспанное состояние. Тем временем Рон рывком наклонился вперёд, чтобы за руку втянуть Гарри в салон. В чём была такая срочность ему помогать, Гарри понял только когда глянул вниз, закрывая дверцу: оказалось, его избавили от необходимости наступать на ненадёжную, пересечённую крупной трещиной ступеньку, чтобы забраться к остальным.       В салоне пахло чем-то сладковатым. Здесь было три ряда сидений вместо привычных двух — водительское кресло и место рядом, первый ряд, который заняли Рон, Гермиона и Джинни, и второй — позади, заваленный сумками.       Гермиона, которая расположилась посередине сидения, двинулась к Джинни, освобождая больше места, а та, пригнувшись и шурша целлофановыми пакетами, усердно копалась под передним сидением — в первые пару мгновений и не заметила появления Гарри. Она отвлеклась от своего занятия, только когда дверца за ним закрылась, звучно хлопнув. Джинни за ребятами и нагромождением сумок почти не было видно, только множество медных мелких косичек подрагивало от резких движений и упиравшаяся в дверцу бледная нога подталкивала коленкой мешавшие удобству ракетки. Джинни приподнялась с сидения, чтобы поздороваться — так резко, едва не подпрыгнула — и тут же снова скрылась за завалом.       — К чему такая спешка? — ещё толком не отдышавшись, уточнил Гарри. Он как раз наклонился вперёд, чтобы обеими руками хлопнуть близнецов по плечам, когда фургончик резко тронулся и брошенный в ноги рюкзак протестующе звякнул, наткнувшись на сложенный пляжный зонт. Гарри качнуло назад. Сидение слегка пружинило. У мелких черепушек, висевших связкой у лобового стекла, диковато вздрогнули выпученные глаза.       Навыки вождения Джорджа всё ещё оставляли желать лучшего, но остальные вовсе не умели водить, поэтому возмущаться не решались. Только Гермиона буркнула что-то себе под нос, когда лежавшая за её головой миниатюрная аптечка, зазвенев и забрякав, сдвинулась на волосы.       — Лучше слегка поторопиться, чем помедлить и всё упустить, — мудрым тоном пожилого наставника заявил Фред.       — Когда-нибудь жизнь в колледже и вас этому научит, — обернувшись назад, с деланной важностью подтвердил Джордж. Выезжая из сектора коттеджей на оживлённую улицу, он легкомысленно придерживал руль снизу одной рукой.       — Следи за дорогой! — тут же воскликнула Гермиона, и Джинни ткнула непутёвого брата коленкой в голое плечо.       — Фред с Джорджем собираются первыми занять козырное место на каком-то пляже, который никто из нас пока в глаза не видел, — цокнув языком, пояснил Гарри Рон и снова обратился к братьям:        — Кто вам его посоветовал? Ли?       — Диггори.       — А я с утра и говорю: что за проблема? — продолжил Рон, — Наверняка там куча мест, где можно припарковаться.       — Ага, с разметками! — не преминула съехидничать Джинни. До резкого толчка отправления ей удалось вытащить из пакета апельсин, и теперь, вытянув ноги так, чтобы вольготно упираться ими в спинку сидения Джорджа, она пыталась снять руками толстую кожуру. Тоненькие струйки сока брызгали во все стороны, и Гермиона, прикрывая глаза рукой, пыталась придвинуться ближе к Рону. — Да если место действительно неплохое, а стоянка бесплатная, туда не одних нас потянет — вот увидишь, многие слетелись ещё часам к семи, а к обеду, как мухи, всё облепят!       — Тебя послушать, так это своего рода гонка, — хмыкнула Гермиона, которая спешить была не настроена. Вероятно, она уже представляла, как после слов Джинни Джордж ускоряется, и оставшееся время поездки всех пассажиров фургона то подбрасывает вверх на кочках, то заносит в сторону на крутом повороте, смачно влепляя в стекло, то трясёт туда-сюда, пока Джордж обгоняет автомобили и грузовики.       — Между прочим, сестрёнка дело говорит, — воодушевлённый поддержкой Фред протянул руку назад, чтобы отобрать у поучаемого Рона чипсы, но те оказались не у него, а поверх близлежащей холщовой сумки. Рон мстительно ухмыльнулся, когда брат с непониманием обернулся, не сумев нашарить вскрытую упаковку рукой. Он не спешил указывать, где она. — Нам ещё надо успеть заправиться.       — И определиться с дорогой по карте, — несколько сдавленно добавила Гермиона, — Да прекрати же наваливаться, Рон!       Её месту действительно нельзя было позавидовать. Во-первых, из-за открытых окон по салону гулял задорный сквознячок, поэтому пышные волосы Гермионы всё норовили разметаться в стороны и лезли в лицо. Во-вторых, с одной стороны на Гермиону съезжали вещи, которые, благо, изредка поправляла Джинни (она наконец прекратила атаки цитрусовой кислотой и довольно жевала свой апельсин), а с другой в неё вжимался боком Рон.       Гарри заметил одну странную закономерность. Сколько бы он ни сдвигался в сторону, думая, что другу не хватает места, всё оставалось по-прежнему: Рон не спешил усесться поудобнее. Когда Гарри возвращался в исходную, более комфортную позицию, при которой не нужно было вдавливать ноги в дверцу, между ним и Роном каким-то невероятным образом так и оставалось некоторое скромное — в условиях размещения на заднем сидении четырёх человек и целой свалки вещей на все случаи жизни иначе быть не могло — расстояние.       Первая мысль, пришедшая Гарри в голову по этому поводу, была самой сомнительной: может, Рон на него за что-то обижался, но напрямую высказывать это при всех не хотел? Однако вспомнить какой-то конкретный случай было невозможно: Гарри ускоренно прокрутил в памяти события последней недели и ничего подозрительного не обнаружил.       Это предположение Фред мгновенно прогнал заинтригованным смешком, какой обычно издают с однозначной целью кого-то смутить.       — И правда, Ронни, — елейно протянул в свою очередь Джордж, — Мы всё понимаем, но надо же знать границы приличия! Разве такому тебя учили?       — О, отвалите уже, — обыденно фыркнул Рон. Вероятно, стремясь хоть чем-то себя занять в момент неловкости, он снова достал недоеденную пачку чипсов, и Гарри машинально сунул в неё руку. Конечно, он тоже когда-то предполагал, что между Роном и Гермионой происходило нечто скрытое от его глаз, но никогда не доходило до того, чтобы он думал об этом всерьёз. — Нашлись интеллигенты.       Гарри искоса глянул на друзей. Мог ли у них быть роман? Гермиона, смущённо пряча глаза и бормоча что-то про бред, который вечно несут Фред и Джордж, зачем-то вдруг полезла в свою сумку, а Рон отодвинулся от неё ровно настолько, чтобы и к Гарри ненароком не прижаться. Он как-то немного сполз с сидения и теперь полулежал на нём, как устраиваются дети, когда им что-то порядком наскучило — перед лицом Гарри была только его макушка, а одна коленка Рона упиралась в сидение Фреда, и съезжать дальше было некуда. Лица участников рок-группы на выцветшей футболке Рона приобрели комично-жуткие выражения из-за образовавшихся сборок ткани.       Результат импровизированного анализа Гарри был неутешительным — у друзей вполне могло что-то быть. Взять хотя бы позапрошлый год — с чего бы это Рон так возмущался, когда на школьный бал Гермиону пригласил Крам из выпускного класса? С каким-то смутным попутным раздражением Гарри подумал, что Рон и Гермиона неплохо смотрелись бы вместе, хотя он и не привык полагаться на своё эстетическое восприятие в повседневных вещах.       Случись так, что друзья бы начали встречаться, он, разумеется, был бы рад их счастью, но что-то озлобленное, эгоистичное будто проснулось в нём, чтобы мерзким шёпотом накручивать: тебе, Гарри, третьим лишним ещё никогда не приходилось быть, но многое в жизни бывает в первый раз. Вот это перспективы!       Джинни, которая всегда в подобных случаях была на стороне близнецов, одобрительно хмыкнула, собираясь тоже вставить что-нибудь эдакое, но Фред быстро это пресёк.       — Ронни, конечно, хотел в эту поездку по понятным причинам, но у нашей Джинни, кажется, поначалу были свои планы…       — Подумаешь! — ничуть не стушевавшись, отозвалась Джинни. Она сразу поняла, к чему Фред клонил — они с Джорджем без устали систематически подшучивали насчёт союза сестры с Гарри из-за её продолжительной, всем известной влюблённости из начальной школы. — В моих глобальных планах произошли непредвиденные изменения. Можно подумать, у вас всегда всё стабильно, расписано по часам!       — Я даже знаю, как зовут обстоятельство, из-за которого эти изменения так некстати произошли, — непринуждённо протянул Джордж, снова отворачиваясь от дороги, чтобы понятливо подмигнуть Гарри. Тот взглянул на него бесстрастно: это многолетнее ироничное сводничество с Джинни порядком надоело ему.       — Поворот! — вдруг вскрикнул Рон, ткнув пальцем вперёд и поспешно подтолкнув Джорджа в плечо, чтобы тот вернулся к добросовестному исполнению обязанностей водителя. Видимо, на время, пока Гермиона отвлеклась, он решил взять на себя предостережения об опасности. Правда, по словам Фреда, недовольного тем, что щекотливую тему прервали, в этот раз она была ложной.       — Да видит он, видит, чего орать?..       Гермионе за время споров удалось развернуться назад, ничего не повалив. Встав на колени, она достала из-за сидения скрученную пыльную карту местности. Джинни, первой заинтересованно наклонившейся к ней, пришлось быстро зажать нос, чтобы не чихнуть.       Гарри, сосредоточенно хрустя чипсами, попытался наклониться левее, чтобы лучше разглядеть обозначения, будто мог с ходу определить хотя бы текущее местоположение их компании. Карта рябила линиями трасс. Они были единственным, что Гарри увидел, прежде чем Рон с размаху ткнулся в неё лбом, когда все в салоне подскочили на какой-то кочке.       Дело в том, что друг опустился на сидении ещё ниже, вероятно, чтобы не закрывать Гарри обзор, но не учёл, что теперь раскрытая Гермионой карта находилась на уровне его глаз. Он гораздо быстрее Гарри почувствовал, что тот устроился подбородком на его затылке, когда, щурясь, склонялся к мелким обозначениям — Рон мигом перестал ёрзать и вертеться.       Джинни рассмеялась над его удивлённой физиономией после столкновения с картой, и Рон, который до этого казался Гарри необычно притихшим, тут же стал самим собой. Он дотянулся до сестры левой ногой и пихнул её в розовую голень.       — Никому, конечно, не приходило в голову заранее расспросить этого вашего друга поподробнее, куда ехать, чтобы сейчас не мучиться? — риторически уточнила Гермиона. Близнецы, к которым она обращалась, сделали вид, что претензия относилась не к ним.       — Да было бы, насчёт чего переживать! — легко отмахнулся Фред, — Сейчас совместными усилиями разберёмся!       — Раз плюнуть! — поддакнула Джинни, смешно, будто сова, наклоняя голову. Видимо, она надеялась, что под другим углом всё на карте внезапно станет понятнее.       — Под совместными усилиями, вы, конечно, подразумеваете мои, — не без усмешки рассудила Гермиона. Как бы то ни было, делать было нечего, и она, пытаясь сориентироваться, провела пальцем по одной из дорог. — Ну что ж, посмотрим…       Фургончик, проехав череду мотелей на окраине Лондона, теперь катил по крупной автомагистрали, ползущей среди подсолнуховых полей, и Гарри смотрел в окно скучающе: картина за ним не менялась уже минут пять. Только асфальт, казалось, разогревался всё сильнее, как поставленная на огонь сковорода. Спина начинала потеть, как и сгибы локтей и внутренние стороны колен, влажно прилипавшие к сидению. Приходилось постоянно наклоняться вперёд, чтобы потрясти футболку, тем самым пропуская под неё воздух.       Гермиона активно обмахивалась широкополой шляпой, которую достала из груды вещей, а Рон с Джинни жадно глотали воду из одной литровой бутылки — неудивительно, что очень скоро они стали интересоваться, далеко ли ехать до заправки. Фред с Джорджем только заявили, что обрадовать их нечем. О содеянном жалеть было поздно.       Джинни, желая скоротать время, достала с заднего ряда мест, заваленного вещами, несколько помятый комикс. Просматривая его с того места, где остановилась, она не стеснялась вслух комментрировать происходящие с героями события.       — Ну и размазня этот Стивен! — в сердцах махнув рукой на открытый разворот, в какой-то момент сказала Джинни. Со страниц на неё смотрел печальный, сгорбившийся человечек, которому, вероятно, хватало невзгод и без подобных упрёков. — Любит он её? Любит! Осознал и принял это? Ещё как — страницы три на нытьё ушло! Они в плохих отношениях сейчас? — Джинни сделала паузу, будто давая всем время на предположения, — Да в превосходных! Дружба с детства на века и прочее. Что придурку мешает не сказать — так хоть намекнуть!       — Конечно, тебе легко говорить, — буркнул Рон, и всеобщее внимание снова обратилось на него, — Много всего может мешать. Например, перспектива потерять любые отношения после таких задушевных разговорчиков.       — Да почему сразу потерять? — не поняла Джинни, — Что бы ты в этом понимал! Может, Доминика давно ждёт признания?       — Может, намёки были, только твоя Доминика не захотела их замечать? — парировал Рон. В какой-то миг Гарри показалось, что речь шла уже совсем не о комиксе. Либо Рону с Джинни в лучших традициях родственных отношений приспичило из принципа поспорить, либо у них была какая-то общая тайна. Это снова навеяло мысли об отношениях друзей. Вряд ли Рон доверил что-то столь личное Джинни, но могла ли она сама догадаться?       — Зачем ей сдался какой-то простенький старина-Стив? — начиная закипать, настойчиво продолжал отстаивать своё Рон, — Можно подумать, он для неё единственный вариант!       — Тема неоднозначная, — встрял Гарри, решив поддержать Рона в этом вопросе. Гермиона, не отрываясь от карты, с ним согласилась. — Решиться на такое действительно бывает сложно.       — Любите вы всё усложнять, — заключила Джинни, перелистнув страницу, и снова углубилась в чтение.       Заправку, расположенную слева от трассы, было видно издалека. Она поблёскивала красным на солнце и манила красочными от реклам зонтами, под которыми располагались холодильниками с разнообразными газированными напитками и морозильные камеры с мороженым.       Конечно, на столь соблазнительную приманку повелись не только ребята, первоначальной целью которых действительно был бензин, а не прочие прелести жизни из холодильников. У заправки выстроилось несколько шеренг из автомобилей (вероятно, тоже направляющихся на отдых) и даже пара грузовичков.       — Кажется, мы здесь надолго, — вздохнул Джордж, остановив фургон в конце одного из рядов и приглушив радио. Он потянулся, хрустко разминая пальцы, и высунул голову через боковое окно, оценивая обстановку в очереди.       Джинни восприняла такую новость крайне позитивно. Она шустро выбралась из фургончика, при этом отдавливая всем ноги по мере приближения к двери, и умчалась в направлении общественного туалета. Фред пошёл за охладительными напитками — благо, у кассы стояла всего пара человек. Молодая женщина обмахивалась каким-то журнальчиком, а мужчина средних лет лениво тряс свою цветную пятнистую майку на груди.       Гермиона была так увлечена разбором карты, что не замечала ничего вокруг, только распорядилась принести ей сок.       — Гарри… — как-то осторожно позвал Рон, приподнимаясь, — Мне, вроде как, тоже нужно выйти.       Гарри не сразу понял, зачем ему потребовалось об этом предупреждать. В конце концов, для Джинни, сидевшей дальше всего от двери, вовсе не стало проблемой ловко перелезть через всех, а Рону предстояло только привстать, чтобы, развернувшись к Гарри спиной, поочерёдно перекинуть ноги через его коленки и вылезти из фургончика. Однако чужой взгляд нервно бегал по приоткрытой двери, будто она была горячо желанной целью, за которую предстояло как следует побороться.       — Выходи, — не понимая, чего от него требуют, просто пожал плечами Гарри и на всякий случай решил уточнить:       — Мне вылезти?       Именно в этот момент Рон наконец поднялся, схватившись обеими руками за сидение Фреда. Он совершил незатейливый манёвр продвижения к двери так поспешно, будто сзади был не Гарри, а по меньшей мере обрыв с лавой, какие все в детстве любили представлять между диваном и креслами, а сам Рон словно изо всех сил держался за выступы в скале.       В этой спешке, вероятно, у него из головы совершенно вылетело, что узенькая ступенька фургона не была благонадёжной. Она прогнулась, стоило Рону ступить на неё, и его как-то неловко качнуло, когда нога стала съезжать по наклону — подошва сланца оказалась довольно скользкой.       Гарри машинально подхватил Рона за острый локоть, и тот, сойдя на землю, взглянул на него снизу вверх удивлённо округлившимися глазами. Когда он медленно потянул на себя руку, отстраняясь, его рот дрогнул и растерянно приоткрылся. Лицо раскраснелось (очевидно, от жары — салон всё-таки жутко разогрелся), и россыпь веснушек на нём перестала выделяться так явно, как всегда.       Оторопь Рона каким-то образом передалась и Гарри: он вдруг почувствовал потребность что-то сказать, прокомментировать произошедшее, но ничего смешного в голову не приходило. Неизвестно, насколько могла затянуться эта сцена: может быть, в итоге Рон молча, широкими шагами отправился бы за бензоколонки, вслед за скрывшейся из виду Джинни, может, буркнул бы что-то, подходящее к случаю, в духе «честное слово, если чёртов Ли Джордан не починит ступеньку на своей доисторической бандуре, то я…», но внезапно откуда-то справа раздался короткий недоброжелательный смешок. Рон с Гарри, перестав глазеть друг на друга, обернулись.       — Ноги не держат?       Из красного автомобиля, поблёскивающего новизной, на них насмешливо смотрел ровесник с симпатичным лицом и неприятной, бессмысленной ухмылкой. Он сидел на пассажирском сидении, вальяжно закинув ноги на приборную панель. В руке у него был лимонад, который сверстник готовился потягивать через прозрачную трубочку, но, вероятно, из любопытства отвлёкся. Теперь он только подносил трубочку ко рту и неторопливо водил ей по нижней губе, ожидая чужой реакции на вмешательство.       — Меньше пялься по сторонам, — посоветовал Гарри, опомнившийся быстрее Рона. Прожив всё детство с кузеном Дадли, он мог отвечать на подобные провокации, не задумываясь — пожалуй, это был единственный плюс пребывания у Дурслей. Гарри кивнул на трубочку, за которой как раз потянулся ровесник. — Так можно и в глаз себя ткнуть.       — Не такая уж большая потеря, — хмыкнул Рон и, вспомнив по ощущениям, с какой целью выбирался, отправился тестировать местные удобства.       — Как грубо, — заметил навязчивый сверстник и, несмотря на издевательскую интонацию, взглянул на Гарри с подозрительным дружелюбием. Он наконец обхватил губами трубочку и, не отрываясь от наблюдения, сделал пару глотков.       Гарри, совсем сбитый с толку сначала сценой с Роном, которую до сих пор никак не мог себе объяснить, а потом и неблагополучным диалогом, отвернулся: как-то противоречиво вёл себя кривляющийся незнакомец. Зачем он устроил это зрелище? Гарри обернулся к Гермионе, предположив, что сверстник положил глаз на неё, поэтому так пристально вглядывался, будто гипнотизировал приоткрывшееся ему пространство в салоне фургончика. Только подруга сидела, наклонившись вперёд — настаивала на том, чтобы Джордж переключил радио на другую волну. Её лица не могло быть видно с улицы.       Когда Гарри, чувствуя пристальное, липкое внимание, снова повернулся к ровеснику и решил не менее нагло уставиться на него в упор, тот уже принялся за фруктовый лёд. Лимонад был отставлен в сторону, теперь мальчишка медленно облизывался, едва проводя кончиком языка по губам.       Рон вернулся как раз в тот миг, когда тому вздумалось облизнуть пальцы. Что-то подсказывало Гарри: из обычных дразнящих кривляний это стало переходить в недвусмысленные провокации. Друзья, занимающиеся прокруткой радио, ничего не замечали, но Рон скривился так, будто увиденная сцена навсегда отбила у него желание есть мороженое. Его челюсти непроизвольно сжались, по худому лицу заходили желваки, будто Рону только что нанесли оскорбление и посмеялись над его бессильной досадой.       — А ну-ка отвали от него! — воскликнул он достаточно громко и раздражённо, чтобы Гермиона с Фредом наконец обратили внимание на происходящее. В этот раз Рон цепко схватился за протянутую Гарри руку и проворно залез в фургон. Он уселся с краю, толкнув друга бедром, вынуждая тем самым подвинуться вглубь салона. На какой-то миг его левая нога легла поверх коленки Гарри, но тут же сместилась в сторону.       Гарри, вообще-то, обычно трудно было смутить, но эта ситуация была из рук вон выходящей. Рон хотел защитить его от… флирта, если это абсурдное шоу и вправду можно было обозначить так? Он хотел было вмешаться, но так и не понял, как именно стоило отреагировать. Это всё попросту было глупо.       — Ну и мерзость, — тихонько добавил Рон, обращаясь только к своим спутникам. Гермиона смотрела на него шокированно, быстро моргая и не понимая, с чего Рону понадобилось создавать такой шум. — Не обращай на него внимания, Гарри.       — От кого? — беззаботно переспросил незнакомец, посмеиваясь про себя, — Почему ты не предполагаешь, что мне понравилась ваша подружка?       — Потому что у меня есть глаза! — неожиданно взорвался Рон. Он обвиняюще махнул рукой в сторону мальчишки. — А ты свои чуть не сломал, когда пялился… — он запнулся, не смея высказать во всеуслышание главной мысли, — В немногозначном направлении!       — Ну и что же с того? — сделав вид, что сдался и признал правду, усмехнулся мальчишка, — За это всё ещё можно получить публичное осуждение?       — Понятия не имею, что там с осуждением, приятель, — вмешался Джордж, со свойственной ему непринуждённостью наблюдая за молодой женщиной в огромных солнцезащитных очках, которая приближалась к авто с угрожающе-решительным видом. Сверстник, нахмурившись, обернулся. — Но, кажется, возможность получить ремня у тебя появилась.       — Кормак! — распахнув дверь со стороны водительского кресла, воскликнула женщина — вероятно, мать наглеца. Она кинула быстрый взгляд в сторону фургона и непоколебимо повернулась к сыну. Мальчишка дёрнулся и поспешно опустил ноги с приборной панели на пол. Не было видно, но он наверняка и в лице изменился, придав себе выражение несправедливо оскорблённого паиньки. — Сколько раз мне нужно повторять, чтобы ты прекратил так делать! Только не говори, что сегодня решил достать ещё кого-то — если в поездках с отцом ты ведёшь себя так же, то мне пора с ним это обсудить!       — Не надо повторять! — в один момент Кормак издал какой-то жалостливо-писклявый звук, — Не надо с отцом! Он на неделе обещал…       Мальчишка успел закрыть окно, приглушив звуки ругани, прежде чем Гарри с Фредом рассмеялись. Рон старался избегать взглядов, словно сам перед Гарри провинился: он улёгся плечом на подлокотник и сумрачно поглядывал в окно исподлобья, ожидая возвращения Фреда с газировкой. Он попытался как-то прислониться виском к стеклу, но оно, предательски разогревшееся, только обожгло: Рон приглушённо зашипел.       — Ты-то чего взбеленился, Ронни? — сквозь смех поинтересовался Джордж, — Обижаешься, что тебя не оценили — зря всё утро прихорашивался?       — Не придумывай! — возразил Рон. Его лицо приобрело такое несчастное выражение, будто его обвинили в преступлении.        — Это нужно было видеть, Гарри, — Фред, дотянувшись до крупного зеркала заднего вида, показательно оттянул нижнее веко и сделал вид, что облизал палец, чтобы пригладить волосы.       — Этого не было!       — Джинни что-то задерживается, — констатировал Гарри, чтобы перевести тему — Рон поджал губы так, что он опасался за сохранность его зубов.       — Кстати, юному джентльмену повезло, что Джинни не видела, на кого он положил глаз, — становясь серьёзнее, заметил Джордж, — Уж она бы не постеснялась не только вытащить его на улицу, но и забросить к нам, на приватный разговор!       — Джинни давно не… — попробовал возразить Гарри, но внезапно очнувшийся Рон его перебил:       — И, знаете что, была бы права! Это было так отвратительно!       — Не преувеличивай, — возвращаясь к привычной дипломатичности, сказала Гермиона, хотя сама недавно не удержалась от усмешки, — Он и так получил своё.       Рон только пожал плечами. Гарри не понимал, из-за чего он так сердился, поэтому, припомнив недавно возникшую у него в голове ассоциацию, решил развеселить его.       — Знаешь, кого он мне напомнил? — Гарри пихнул Рона локтем, чтобы тот смотрел внимательнее, и придал лицу презрительно-скучающее выражение, копируя их противного одноклассника, — Завтра на собрании попечительского совета мой папа выскажет всё, что думает о дисциплине в школе! Уизли и Поттер в футбольной команде — ничего смешнее не слышал! Всем известно: в сборной могут быть только те, кто за день хоть раз похвалил мой гель для волос!       Рон, нерешительно наблюдавший за его представлением, насмешливо фыркнул, как бы успокаиваясь.       Фургончик приблизился к колонкам и был вторым в ряду, когда вернулась Джинни и Фред принёс заказанные напитки. Гарри с благоговением прильнул щекой к ледяной аллюминиевой банке газировки.       — Вы столько всего пропустили! — радостно уведомил брата с сестрой Джордж. Гарри застонал, не желая выслушивать любительский пересказ произошедшего.       — А куда дальше? — вовремя задал справедливый вопрос Рон: они как раз съезжали с небольшого возвышения, на котором располагалась заправка. — Гермиона, что там с картой?       — Честно говоря, я не уверена, — как бы снимая с себя часть ответственности, начала Гермиона. Все на заднем сидении снова наклонились к карте, будто могли подтвердить её предположения. На этот раз Гарри узнал дорогу, по которой они ехали: она крупными извилинами тянулась через летополосу. — Тут — определённо прямо, а вот дальше…       Фред, взяв карту и покрутив её перед глазами, согласно кивнул.       — Всё понятно, сейчас выедем в лес, а за ним и речка. Можете доставать палатку, чтобы потом время не тратить.       — Палатка у нас одна? — уточнил Гарри, начиная в полной мере понимать, на каком высоком уровне всё продумано.       — Да, кому-то придётся спать в ней, — не желая видеть никаких минусов в такой концепции, отозвался Джордж. По его интонации стало ясно, что ставить эту палатку придётся тем, кто собирался в ней разместиться.       — Кому-то? — переспросил Рон. В конце фразы его голос странно сорвался.       — Вам с Гарри, — любезно подсказал Фред. Джинни без всякого сочувствия хлопнула Гарри по плечу. Если бы она дотянулась до брата, то наверняка оказала бы этот жест поддержки с такой силой, словно убивала муху. — Девчонки будут в фургончике, мы, так и быть, на крыше. Вам уступили все лучшие условия — приватное место на свежем воздухе.       —…Которое мы либо не соберём вообще и ляжем поверх, либо угробим, — скептически добавил Рон.       Прошло не более четверти часа, прежде чем ребята стали догадываться, что где-то всё-таки свернули не туда: тенистая песчаная дорога, на которую они выехали с автомагистрали, всё сильнее сужалась. В какой-то момент, когда она стала представлять собой полосу не шире метра, впереди Фред заметил перекрывающие путь брёвна, а за деревьями показалась какая-то деревня, было решено вернуться к трассе.       — Может, карта старая? — растерянно предположила Гермиона. Она терпеть не могла неопределённость, а нынешнее положение ставило всю компанию в тупик.       — А может Седрик Диггори — ненадёжный товарищ? — хмыкнула Джинни, решив сделать крайним того, кто подсказал близнецам неплохое местечко для отдыха, — Смотрите, кто-то ловит попутки!       На галечной тропке у дороги действительно топтались двое мальчишек, примерно того же возраста, что и половина компании. У одного, которого первым заметила Джинни — низенького и коротко остриженного — за спиной был огромный потёртый рюкзак, у второго, в баскетбольной майке — две сумки, одну из которых он поставил на землю, устав держать в руках.       — Давайте подвезём их! — Джинни даже подпрыгнула на месте, чтобы потрясти Джорджа за плечо, когда долговязый сверстник вытянул руку, прося их остановиться, — Заодно и дорогу покажут!       — Ну, раз покажут… — со вздохом повиновения отозвался Джордж, и, отстукивая на руле ритм радиохита, съехал с дороги на гальку.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты