I'm always here to distract you

Гет
NC-17
Закончен
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Описание:
— Лу, ну правда, мне нужно еще раз повторить все перед тестом, а ты меня отвлекаешь, — возмущенно хмурит бровки Элеанор, когда ее парень прокладывает дорожку быстрых нежных поцелуев от плеча до шеи, под самым ушком. Луи достается строгий взгляд, но он лишь ухмыляется, зная, что все это понарошку. Потому что отчетливо видит этот знакомый огонек волнения и трепета в теплых карих глазах.
— Я всегда здесь, чтобы отвлекать тебя, малышка, — шепчет он, склоняясь ближе, даря ей первый глубокий поцелуй.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 5 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
      Удивительно погожий и неожиданно снежный выходной день озаряет Лондон лучами зимнего солнца, и кажется, что даже суета большого города на миг замирает, очарованная его красотой. А здесь, в просторном доме на тихой улице, царит умиротворение и спокойствие, и яркий свет мягко льется сквозь большие окна, отчего уютная спальня кажется еще более красивой и эстетичной. На так и не застеленной по случаю воскресенья постели с удобством расположилась темноволосая тоненькая девушка, с удовольствием вытянув ноги под теплые лучики солнца и сосредоточенно погрузившись в чтение аккуратно организованного конспекта. Воскресенье неизбежно подойдет к своему завершению, и ей хочется поскорее закончить повторение последней темы для завтрашнего теста в университете. Тогда у нее с любимым парнем останется больше времени друг для друга.       Луи, последние два часа проведя перед телевизором за просмотром футбольного матча, честно предоставил Элеанор время для подготовки к очередной контрольной в университете, соглашаясь с важностью момента. Но лень и безделье выходного дня начинает вызывать в нем чувство одиночества, которое только усиливается от того, что парень лишь недавно переехал в свой собственный дом, неожиданно оказавшийся слишком большим для одного человека, всегда привыкшего жить в тесной компании.       Совсем недавно все парни из One Direction еще жили вместе, в одном доме, и эти дни навсегда отпечатались в их памяти как самые безумные и одновременно веселые за последние два года. Было очень и очень здорово болтать всю ночь напролет, проводя время за видеоиграми, просмотрами фильмов или просто дурачествами, выпуская пар после очередных выступлений и радиоэфиров. И не менее странно и одновременно забавно утром сталкиваться в коридоре с сонными и хмурыми невыспавшимися друзьями, ворчать друг на друга из-за опять оставленного отряда грязных чашек на кухне и забивать очередь в обе ванные комнаты. Да, Луи действительно скучал по этим дням, но было и что-то хорошее в том, что все они обзавелись собственными жилищами — хотя бы то, что теперь у них было целых пять точек для сбора друзей и семей. А еще любимая девушка стала проводить у него почти каждые выходные, больше не смущаясь того, что они могут кого-то потревожить.       Парень успел даже принять расслабляющий душ и попереписываться в телефоне с ребятами, но Эль так и не вышла из спальни, и наконец потерявший терпение Томлинсон перешел к действиям: осторожно ступая босыми ногами по паркету, поднялся в спальню, замерев на пороге раскрытой двери и невольно залюбовавшись Колдер, которая все еще была так погружена в свою учебу, что даже не обернулась на его приближение. Она так и осталась лежать на животе в его постели, подбив под себя одеяло и разложив свой конспект. Тонкие изящные ручки опирались на локти и поддерживали подбородок, темные волосы рассыпались по плечам, а красивые длинные ноги оказались совершенно открытыми и просто не могли не притягивать взгляд. На ней была только длинная домашняя футболка, позаимствованная в шкафу у возлюбленного, и — он знал это наверняка — милые кружевные трусики, сейчас спрятанные под тонким подолом. И, стоя в дверном проеме и глядя на то, как Элеанор листает страницы конспекта, иногда неосознанно подрагивая лодыжками, Луи тайно буквально молился лишь о том, чтобы краешек его футболки на ней наконец-то задрался повыше.       Когда наконец все пределы его выдержки иссякли, он с уверенным и самым что ни на есть заговорщицким выражением лица подошел ближе, мгновенно забираясь в постель рядом с любимой. Элеанор наконец обернулась лишь на секунду, даря ему улыбку, и солнечные зимние лучи отразились золотом на ее лице. Но она так же быстро вернулась к чтению, что решительно никак не входило в планы Луи. И, глубоко вздохнув, парень перешел к активным действиям: нежно пробежал кончиками пальцев по мягкой, бархатистой коже красивых ножек, заставив девушку невольно дернуться и хихикнуть, но добившись своего. Элеанор снова обернулась, теперь надольше оторвавшись от своего занятия.       — Луи, что ты делаешь? Мне щекотно! — солнечная улыбка растянулась на аккуратных губах, а теплые глаза засветились озорством и нежностью.       — А мне скучно. Я посмотрел футбол, успел поболтать с парнями и даже сходил в душ, но ты все еще занята. Я просто пытаюсь вернуть себе свою Принцессу, — заявил он, возвращаясь к начатому и исключительно из озорства продолжая поглаживать нежную кожу, на сей раз поднимаясь выше, к бедрам, и заставляя любимую рассмеяться серебристым колокольчиком.       — Милый, мне осталась пара страничек, пожалуйста, подожди еще немного. Потом уже будем делать, что захочешь, — опрометчиво пообещала она, и Луи предсказуемо зацепился за слово.       — Все, что захочу? — поиграв бровями, прищурился он с немалой долей лукавства, невольно вызвав легкий румянец на щеках Элеанор. — В том, что связано с тобой, я могу захотеть очень многого, ты же в курсе?       Она даже не успела ответить, когда ладони парня уверенно, но все так же нежно забрались под футболку, и покраснела заметнее, когда те почти по-хозяйски разместились на ягодицах, а их обладатель в самом прямом смысле восхищенно выдохнул, как будто бы наконец-то получилось нечто очень желаемое.       — У тебя самая очаровательная маленькая попа, — без обиняков прокомментировал он, и девушке пришлось снова вернуться к чтению, чтобы перебороть смущение от таких слов, но это занятие уже стало напрасным: строчки пробегали перед глазами, не оставляя никакого следа в памяти, и это даже вызывало легкий приступ раздражения. Ну почему, скажите пожалуйста, Луи не может потерпеть еще пятнадцать минут на эти полторы страницы?       — Это противоречивый комплимент, знаешь ли, — в качестве компромисса заметила она. — Теперь вот думай, маленькая — это хорошо или плохо?       — Мне нравится, поэтому хорошо, — заявил Луи, все еще не отрывая ладоней и легонько сжимая их. — Может быть, моя попа больше, зато твоя красивее.       — Ты отвлек меня от последнего параграфа последней темы только для того, чтобы обсудить, чья попа красивее? — не выдержав, вновь рассмеялась девушка, уже смутно подозревая, что этот самый последний параграф будет дочитывать завтра по дороге в кампус.       — И за этим, и еще кое за чем, — последовал незамедлительный ответ, и парень окончательно решил продолжить во что бы то ни стало.       — Лу, ну правда, мне нужно еще раз повторить все перед тестом, а ты меня отвлекаешь, — возмущенно хмурит бровки Элеанор, когда ее парень прокладывает дорожку быстрых нежных поцелуев от плеча до шеи, под самым ушком. Луи достается строгий взгляд, но он лишь ухмыляется, зная, что все это понарошку. Потому что отчетливо видит этот знакомый огонек волнения и трепета в теплых карих глазах.       — Я всегда здесь, чтобы отвлекать тебя, малышка, — шепчет он, склоняясь ближе, даря ей первый глубокий поцелуй.       Она все же отвечает, медленно и нежно, но позволяет задержаться всего на несколько секунд, прежде чем снова отстраниться и попробовать в последний раз попросить подождать совсем немного, впрочем, заранее зная, что это бесполезно.       — Ты у меня и так самая умная и красивая. И сама сказала, что осталось совсем чуть-чуть — значит, это можно будет дочитать и завтра, — с этими словами Томлинсон резко выдергивает конспект из-под ладошки Колдер и еще до того, как она успевает схватиться за краешек, бесцеремонно швыряет его прочь с кровати.       — Ты иногда до невозможности вредный, знаешь об этом? — строго произносит Эль, но он уже слышит в ее голосе подступающую улыбку, видит этот яркий блеск в глазах и буквально кожей ощущает волнующее возбуждение, стремительно просыпающееся внутри и растекающееся по всему ее телу так же, как и по его собственному.       — Проучи меня, — упрямо отзывается в ответ и снова тянется ближе, ловя ее губы своими и увлекая в куда более нетерпеливый и страстный поцелуй.       Кажется, Элеанор даже не успевает опомниться, когда уже оказывается прямо под его сильным, красивым телом, до умопомрачения приятно пахнущим свежим мятным гелем для душа. Сильные и одновременно ласковые руки быстро, но осторожно тянут вверх футболку, и их поцелуй разрывается всего на секунду, которой достаточно для того, чтобы вещь отправилась на пол. Девушка дышит рвано и глубоко, и обнажившаяся грудь часто вздымается и опадает, сводя Луи с ума. Собственное возбуждение горит огнем в каждой клеточке тела, вскипает кровью по венам. Она же только сейчас замечает, что и он успел избавиться от мягких домашних штанов, и все, что их теперь разделяет — это тоненькая ткань кружевных трусиков, которые наверняка задержаться ненадолго. И в следующую минуту парень в самом деле аккуратно подцепляет их большими пальцами, плавно стаскивая вниз, и с этим раздражающе-смешным видом триумфатора отправляет следом за всей остальной одеждой. Теперь они максимально близки, кожа к коже, чувствуют друг друга, и голова начинает невольно кружиться от этой близости и искр страстного возбуждения, разгоревшихся внутри.       — Ты просто невероятно сладкая, малышка, — шепчет Луи ей на ухо, опаляя горячим дыханием шею, и Эль с тихим вздохом закрывает глаза, видя перед собой алмазные россыпи. Ее нежная горячая кожа действительно пахнет шоколадом и сливками, и даже если за это стоит благодарить лосьон для тела, Луи абсолютно наплевать. Ведь для него она совершенна и сама по себе, даже если бы не тратила столько сил и времени на кропотливый и строгий уход за собственной кожей в погоне за здоровьем, красотой и спасением от возможных комплексов.       Горячие и влажные от поцелуев губы скользят ниже, прокладывая новую длинную дорожку от ключиц до самого живота. На секунду задерживаются под самым пупком и оказываются еще ниже, целуя там, где так мучительно хотелось почувствовать и так неловко было попросить. Элеанор вздрагивает, мгновенно распахивая глаза и зарываясь обеими ладонями в шелковистые волосы парня, заставляя посмотреть в глаза. Он ослепительно улыбается, как будто бы стремясь успокоить и ободрить и в то же время обещая совершенно новое сладкое продолжение.       — Луи… — с трудом выдыхает она, удивляясь собственному голосу. Он никогда не делал так прежде, и невольно испуганное волнение проскальзывает в карих глазах. Этого достаточно, чтобы Луи окончательно остановился, убирая ладони с ее талии и сцепляя их с ее обеими ладонями, переплетая пальцы и сжимая их крепче.       — Все хорошо? — спокойно спрашивает он, стоически сдерживая собственное нетерпение, потому что хочет продлить этот новый, интимный, но удивительно приятный момент между ними. — Я знаю, это что-то новое, но поверь, тебе будет приятно, Принцесса.       — Ты… ты уверен, что тебе стоит это делать? — со все той же волнительной дрожью выдыхает она, не замечая, как отчаянно алеет разгоряченное лицо. Улыбка Луи превращается в заговорщицкую, но все такую же очаровательную и любящую.       — А похоже на то, чтобы я был не уверен? — вопросом на вопрос отвечает он, и у Элеанор больше не находится возражений. Хотя бы потому, что ни одна частичка нее и не собирается ему возражать, а полное доверие, страсть, любовь и нежность по отношению к парню давно стали гораздо сильнее любого смущения. — Просто расслабься и готовься к волшебству, милая.       Эти слова могли бы вызвать новую краску на щеках, но сейчас им обоим совершенно не до этого. И с новой стремительной дорожкой поцелуев Элеанор выдыхает гораздо громче, снова закрывая глаза на несколько долгих и тягучих, как расплавленный ирис, минут. Пока пальчики на ногах вдруг резко не поджимаются, кулачки не стискивают в отчаянном порыве одеяло, а с губ не срывается вскрик. Карие глаза вновь широко распахиваются, пушистые ресницы взлетают вверх, но яркие звезды как будто все еще пляшут по стенам и потолку комнаты, пока теплая волна расслабленной эйфории растекается по всему ее телу. И она даже не сразу замечает, что возлюбленный вновь нависает над ней, опираясь на руки и до бесконечности всматриваясь своими светлыми, пьяняще голубыми глазами прямо в ее карие.       — Это было хорошо? — спрашивает он, улыбаясь, и ласковые ладони сменяют положение, ложась на грудь девушки. Она в ответ крепко сцепляет свои у него на спине, оставляя следы округлых ноготков на ставшей такой горячей коже. И это заставляет его выдохнуть с таким же рваным стоном.       — Даже слишком, — усмехается она, даже не пытаясь привести дыхание в норму, потому что знает, что это волшебство — лишь только начало. И уже и не вспоминает о том, что начинала сегодняшний день с нудного повторения к какому-то очередному не такому уж и важному тесту.       — Я не могу, не могу, не могу перестать восхищаться тобой, — бормочет Луи так забавно и отчаянно, зарываясь лицом в ее плечо всего на секунду, прежде чем очнуться вновь и окончательно поддаться распалившейся страсти.       Он немного торопиться, что случается довольно часто, но все первые движения неизменно аккуратны и сдержанны, чтобы не доставить ей боли или дискомфорта. Но вместе с тем, как стремительно ускоряется темп, как шумно и рвано вырывается их дыхание, как маленькие красные метки любви рассыпаются по коже всюду, куда могут дотянуться губы, как крепче переплетаются руки и ноги, они оба, кажется, возносятся к самым звездам.       Четверть часа спустя, когда парень и девушка лежат в обнимку на совершенно всколоченной постели, стук двух сердец все еще звучит в унисон, эхом отдаваясь во всем теле. Они только-только привели дыхание в норму, и Луи, прижимая Элеанор крепче к себе, расслабленно целует ее в макушку, легко наматывая прядку темных волос на палец и вновь отпуская. А она так же расслабленно кладет голову ему на грудь, находит его ладонь и снова сцепляет со своею.       — Я всегда готов отвлекать тебя так, что бы ты не слишком переутомлялась от зубрежки, Принцесса, — произносит он, встречаясь взглядом с возлюбленной и даря ей еще одну нежную улыбку, в которой как всегда остается что-то игривое, личное, приятное.       Элеанор улыбается в ответ и, чувствуя, что уже успела прийти в себя, вдруг привстает на кровати затем, чтобы решительно усесться на бедра Луи, пробегая теплыми пальчиками по груди и ключицам. Наклоняется ближе, целуя чуть пониже адамова яблока. И когда вновь выпрямляется, ловит взглядом мгновенно вспыхнувшие искрами восхищения и страсти голубые глаза.       — И что же ты собралась делать теперь, малышка? — спрашивает он, расплываясь в знакомой заговорщицкой улыбке.       — А теперь моя очередь проучить тебя, ты ведь сам просил, — многообещающе заявляет она в ответ и, озаряя его своей не менее яркой улыбкой, тянется ближе, вовлекая в новый глубокий поцелуй.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "One Direction"

Ещё по фэндому "Louis Tomlinson"

Ещё по фэндому "Eleanor Calder"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты