Красные фонари

Джен
R
В процессе
7
автор
your pearl бета
Размер:
планируется Макси, написано 214 страниц, 23 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 8 Отзывы 2 В сборник Скачать

Доверие (часть I).

Настройки текста
Примечания:
Путаясь в ногах и борясь с не отступившим сном, Крис ворвался в комнату сына. Он не помнил, как достал из кобуры, что лежала на стуле, пистолет, но это было совершенно неважно, когда раздаются такие крики. Робби так вопил, что мужчина побледнел от ужаса предвкушения, он ведь не знал, что ждёт его в комнате напротив. Сына Кристофер застал под своим одеялом, с ужасом вжимающимся в спинку кровати. Он аж трясся, раскраснелся и всё смотрел в угол своей комнаты. Крис же ничего в том самом углу не увидел, поэтому поспешил присесть напротив ребёнка, чтобы узнать в чём дело. Присутствие отца ничуть не успокоило Роба, напротив, его озадачило бездействие. – Там кто-то есть! Посмотри! – указал мальчик пальцем в тёмный угол и метнул безумный взгляд на отца. Он совсем не понимал, почему Крис не спохватился и не выстрелил в того, кто стоит в его комнате, почему поставил оружие на тумбочку и никак не реагирует на то, что сын показывает ему. – Робби, там никого нет, – обеспокоенный состоянием ребёнка, поднял бровь мужчина и внимательней всмотреться в глаза Робби. Они полыхали, и не только от ужаса. На лице было написано, что у мальчика жар. – Тебе мерещится. – заключил он. – Нет, папа! Там стоит кто-то, в углу! Посмотри! То, что Робби не унимался, пугало куда больше. Даже, когда мужчина продемонстрировал, что смотрит в тот злосчастный угол, ничего не изменилось. Пришлось применить силу и немного тряхнуть за плечи сына, чтобы хотя бы немного привести в чувства. Когда мужчина обхватил голову Роба, чтобы привлечь его взгляд к своему, то почувствовал жар куда ярче. Не очень сильный, но его было достаточно, чтобы подпитать впечатления после ночной "прогулки". – Робби. Робби! Посмотри на меня. Ты доверяешь мне? Пусть юноша ещё несколько раз пробежал глазами от отца назад до угла, а потом обратно, но в конечном итоге, всё-таки поддался зелени, вызывающего доверие взгляда. Крис ждал, не торопил сына, терпеливо отнёсся к попыткам Робби принять его слова. Ожидал он, пока сын не кивнул, даже уверенней, чем мужчина ожидал. – У тебя жар, а из-за недавних приключений видишь галлюцинации. Не смотри туда. Я здесь, рядом и никуда не уйду. Хорошо? – Д-да, – ещё один короткий кивок и из глаз парня покатилось то, что он никак не мог выпустить из себя от перенёсшего ужаса. Кристофер и сам внутри спокойно выдохнул. Тот крик так напугал его, что мужчина вспомнил о существовании сердца через очень болезненный путь. Он был готов поклясться, что когда-то это его убьёт, хотя и надеялся на что-то попроще. Мужчина опустил руки, убеждаясь, что ребёнок не начнёт заново устраивать всеобщую панику и действительно поверил словам Криса. Нужно было это, чтобы сбегать в другую комнату за жаропонижающими, а вода в комнате Робби всегда найдётся. Этим он весь в отца – Кристофер тоже не может ночью и поутру без воды. Всё-таки ему удалось быстро сбегать на первый этаж, взять всё, что попадётся под руку и напихать подходящими таблетками рот Робби. Тот чуть не подавился от таких быстрых и напористых движений отца. Он ведь не отказывался пить, просто слабым был, вот и медлительно брал таблетки, а Крис растерялся, видимо. Он почти не знал, что делать в таких ситуациях. Но его знаний, благо, хватило, чтобы вычухать пятнадцатилетнего подростка. По крайней мере, они сбили температуру, и хотя других признаков не было, глаз Крис так и не сомкнул. Всю ночь просидел в кресле подле кровати сына, моментами поправляя его взмокшую чёлку, когда тот просыпался и лихорадочно искал рядом отца. Жар, хоть и спал быстро, но волнение не отступало, поэтому уже утром, мужчина вынужден был собраться с мыслями и позвонить человеку, который не откажет, и даже будет рад оказать помощь. Ещё на работу нужно...

***

Открыть слипшиеся глаза по утру оказалось сложновато, учитывая, что он всё ещё чувствовал жар. Ночью сказать отцу о том, что прежде, чем пихать в него кучу таблеток, нужно было, хоть температуру измерить, ему не хватило сил. Свой организм Роб знал очень хорошо, лучше кого-либо. Он ведь всю свою жизнь, практически самостоятельно выкарабкивался из таких ситуаций. Разумеется, что-то серьёзное не обходили стороной ни Кристофер, ни Джессика, а вот об обычной простуде, или же поднявшейся температуре в переходящем возрасте, мальчик мог умолчать и вылечить себя сам. Кто бы знал, что он и правда самостоятельный. Вредный правда, но в бытовых проблемах, на деле разбирался, временами, получше матери. Робби прекрасно знал, что бездумно глотать таблетки это не такая уж необходимость. Если бы Крис позволил ребёнку немного прийти в себя и объяснить, что такие спонтанные действия могут привести его, как минимум к отёкшему лицу поутру, то Робби бы и не гундел с спросонья. Мужчина понятия не имел, что в таких ситуациях его сын профи, что даже Джессика не участвовала в лечении подобных случаев. Это привело бы его в ступор. То, что столько лет он поручал ребёнка совершенно некомпетентному человеку, раз тот предпочитал самостоятельно всё делать, так ещё и с таким профессионализмом. Да Робби бы чая нахлебался, и то не так худо было. А Кристофер напихал таблетками не из-за того, что не знал, как сбивать жар, а от того, что испугался столь серьёзной реакции. Галлюцинации были вызваны страхом после похода в лес, но как долго бы это продолжалось, мужчина не имел понятия. Да и не сделал он ничего плохого, просто из-за того количества лекарств, что дал ему отец, Робби был немного слабее, чем должен был быть после столь сложной ночки. То, что он не пойдёт в школу, было очевидно, а вот куда делся отец – неясно. Есть хотелось сильно, и тот факт, что ему, судя по всему, придётся готовить себе завтрак, ничуть не смутил, в принципе, ситуация настолько заезженная, что не вызвала абсолютно никаких чувств, кроме как неприятных ощущений от пьяной ходьбы по лестницам. Несмотря на слабость и желание проваляться весь день в постели, Робби даже, в какой-то степени надеялся, что отца нет дома. Всё же, ночью, помимо ужасного самочувствия, он и провинился. Несомненно, мальчик знал, что его состояние не так уж и разжалобило отца, а если он ушёл на работу, то до вечера у Роба будет хотя бы время приготовить себя и свои нервы к долгой тираде, которая, безо всяких сомнений, окончится на словах "теперь в школу буду возить тебя я, забирать тоже, если не смогу сам, найду кого-то, кто сможет. Будешь сидеть со мной в кабинете, ждать, пока я закончу с работой, и вместе домой. Никаких прогулок, пока не угомонишь свой пыл". Всё как обычно, из раза в раз. Что это давала? – Да ничего! И Крис знал об этом, просто не хотел, да и не умел принимать более жёсткие меры. Робби не нравилось проводить с ним время, поэтому мужчина знал, что такое наказание и правда было для сына сложным, от чего он уже через неделю-две вопил, что хватит с него и он будет слушаться. Держал ли он своё слово, было уже не важно, яснее дня понятно, что нет, поэтому повторять процедуры доводилось не редко. В какой-то момент, внутри у Роба появился, даже какой-то страх перед той строгостью, что ждёт его. Она, вероятно, не будет такой, как обычно – не такой сдержанной, что-ли. Тут он ведь ни просто ушёл на вечеринку, или накидался; не пошёл на стрелку; ночью в школу не полез украшать кабинет директора использованной туалетной бумагой (тогда Крис, конечно посмеялся, даже похвалил, пока никто не слышал, но для приличия, всё таки дал недельку исправительных работ из-за отстранения от занятий). Да не так было бы, сунься он в обычную заброшку. А тут другое. Полезть с другом в притон, так ещё и бежать потом от пуль, о чём Кристофер, благо, не знал... Робби чувствовал, что просто так не отделается. Он понятия не имел, что конкретно помимо того "просто так" с ним будет. И не боялся он отца, нет, что-то другое холодило его изнутри, возможно, тот факт, что он может начать. Перед глазами всё плыло, а от дурных мыслей, он и вовсе потерялся в пространстве, поэтому, увидев перед собой призрака, его аж передёрнуло. – Здравствуй, Робби, – белая женщина стояла прямо перед ним, и мальчик еле сдержался, чтобы и правда не закричать. В какой-то момент, он подумал, что умер ночью, но потом мысленно собрался и заставил себя включить мозги. Умереть он не мог – после смерти так плохо быть не может... разве что, в Аду, а туда, как посчитал Роб, он попасть просто не мог, он ведь так молод и красив, чтобы гореть в кипящем чане. Да, может он и был вредным, но это жизнь заставляла его быть таким. Справедливости ради, он ведь не так уж и плох. Пришлось искать более здравый вариант: отца дома нет, значит он попросил кого-то посидеть с ним, это ясно и только разозлило мальчика. – Я Рене. Приветливость женщины не раздражала, но тот факт, что она и правда стояла перед ним... она – нянька! Робби так завёлся изнутри, что плохое самочувствие, словно ладонью смело. – Ничего себе, – парень только и сделал, что скорчил свою привычную наглую ухмылку. – Не уж то господин начальник приставил к своему самому буйному... ой, простите, единственному заключённому надзирателя? Он хоть платит Вам? – А провинившимся выбор не предоставляется, – из кухни вышел Крис с двумя чашками кофе, и передал одну Рене. – Ты не слушай его. – улыбнулся мужчина гостье. Застать отца дома, Робби пусть и не ожидал, но не испугался. Он, когда злится, вообще не чувствует страха – с какой-то стороны хорошо, а с какой-то – не очень. – В дополнительных услугах не нуждаюсь, зря старался, – скрестил руки на груди мальчик, искривив губы так, что в какой-то степени стал напоминать злодея в красивой сказке, но до уровня тех антагонистов ему было далеко, и в тот момент это подчеркнула улыбка. Пусть чуть наглая, еле заметная, но она была и это хоть немного, да разряжало обстановку. На открытую дерзость со стороны сына, Кристофер только устало выдохнул. Он не ждал, что Роб захочет устроить сцену при постороннем человеке. В такие моменты, он видел в юноше его мать. Но ведь мужчина не желал ничего плохого, Робби не понимал этого, старался найти то, на что ему стоит обижаться, и Кристофер постарался объяснить. – Не бурчи, Роб. Я позвал Рене на случай, если тебе плохо станет. К сожалению, сегодня я не смогу посидеть дома. Ты ведь сам работёнки мне подкинул. – Не станет мне плохо, – обиженно, но не без едва заметного стыда, пробубнил Робби, сильнее прижимая руки к груди. – Мне так будет спокойнее. Учти хотя бы это. Я очень за тебя испугался ночью. – Мистер Ледяное Сердце просто нервничает, – как-то нежно и по-доброму пропела Рене и аккуратно похлопал белёсой рукой по напряжённому плечу мужчины. – Не беспокойся, без тебя тут ничего грандиозного не случится. Она так красиво вмешалась в разговор, что неприятные ощущения от него исчезли. Рене словно произнесла заклинание примирения, потушив между мужчинами пламя. До неё никому ещё так не удавалось, и Крис почувствовал это. Только в тот момент, впервые в жизни он увидел перед собой мудрую и рассудительную женщину, которая никогда не распалит костёр раздора, не посеит вражду, неприязнь. Робби тоже укололо. Теперь он признавал всё это, из-за чего смысла защищать намерения матери, попросту не осталось. Перед ним стояла чужая женщина, не знающая ни его, ни отца толком, и она излучала любовь, заботу. Юноша даже забыл колкость, которая сидела у него на самом кончике языка, забыл, что хотел отказаться от няньки. Рене ему, даже приглянулась. – Ладно, ворчун, – взъерошил голову сына Крис и сразу начал раздавать указания. Как обычно, в такие моменты у него всегда менялся голос и выражение лица (каким-то он излишне профессиональным становился), – завтрак на столе, чай, мёд и ягодные закрутки тоже, лекарства уже у тебя в комнате. И самое главное: Рене слушать и не обижать. – мужчина выставил перед собой указательный палец и стал ещё серьёзней. – Будь вежливым. А я на работу, буду не раньше восьми вечера. Кристофер хотел было обратить внимание на закатившиеся глаза сына, но его перебил столь мягкий женский голос, что он и думать забыл, о чём там хотел сказать. – Хорошего дня.

***

В отделе его не искали, а это означало, что новых проблем не нашлось, и шериф может спокойно приступить к раскрытию дела. Рассказывать о фотографиях, мужчина не намеривался, да и смысл они имели только первые несколько минут, когда он тщательно пытался высмотреть на них, хоть что-то полезное. Пришлось довольствоваться тем, что нарыли дети, но и всё-таки Кристофер не понимал, ради чего они так рисковали. Ничего полезного, всё равно не нашли, только зря чуть не попали под удар... Думать об этом больше не хотелось. Нужно работать. Как ни странно, в тот день, в отделе Крис застал почти всех. Не хватало только молодого Брайана, который должен был наслаждаться выходным, но по словам Люси, сидел в кафе рядом с отделом, ожидая для всех них кофе и чай. Сидящий за своим столом Джон, только непонимающе пожал плечами, но комментировать не стал. Молодого офицера, они всё же дождались, раз он так горит желанием работать, и оказалось не зря. Брайан так обрадовался, что аж раскраснелся, когда понял, что полный отдел уже устоявшихся в своём деле людей, ожидали, пока он принесёт несколько подставок с, испускающими пар стаканчиками. – Спасибо, сынок, – добродушно поблагодарил шериф, похлопав смущённого парня по плечу, и запустил его первым в свой кабинет. Сам он зашёл вторым, а следом позвал Джона, Люсинду, Нэнси (тесно обещающуюся с бывшим помощником) и молодых Чарли и Диего. Семерых, с ним включительно, Крис посчитал, что будет достаточно для их операции. – Кто сегодня на дежурстве? – на всякий случай спросил шериф и в известности оказалась Нэнси, объявив: – Мистер О'Хара. Нэнси давно работала в отделе, она пришла новобранцем не намного позже Джона и знала тут всё не меньше. Кристофер не видел причин не доверять ей. Что касаемо мистера О'Хары: мужчина не молод, он был помощником ещё до Джона, и практически вырастил тех, кто сейчас авторитет в их отделе. Шерифу не выпадала возможность хорошо узнать столь повидавшего не мало работника, но он не предавал своё желание сделать это, как можно скорее. Такие как он, могут рассказать не мало об этом городе, а это была хорошая возможность стать хорошим шерифом. – Хорошо, приставьте к нему кого-то из молодых, а вас троих я хочу видеть сегодня рядом. – Но, у нас из молодых только новобранцы, Крис, – неуверенно кинула Люси, сомневаясь, что оставлять новеньких на пасту, хорошая идея. – Ничего, у мистера О'Хары опыта в этом отделе больше, чем у всех нас вместе взятых, думаю он не сильно растеряется, отдавая указания неопытным работникам. Спорить никто не начал, все они были в шкуре новеньких, поэтому никто не препятствовал. Их дело не простое, нужно проявлять терпение, когда дело доходит до обучения молодых напарников. На шанс заслуживает каждый, а некоторые и не на один. – План таков: – начал Крис, сменяя обыкновенный тон на более профессиональный, – мы едем в клинику, рядом с которой нашли последнее тело. Хочу осмотреть её, как можно лучше. До меня вчера дошли ведомости, что там видели людей с оружием. Эти слова, сказанные весьма загадочным образом, не упустила Люси, чуть вопросительно покосившись на шерифа, якобы намекая, что он не один там такой крутой, распознаёт ложь. Причиной, по которой девушка не стала озвучивать вопрос, стало абсолютное доверие Кристоферу. Помощница не видела в нём врага, или предателя, и верила, что если мужчина что-то скрывает, значит на то есть веские причины. И что бы то ни было, она пойдёт за ним в воду и пламя, оставаясь верной до самого конца. Люсинда чувствовала, что этот человек её надежда на исцеление этого умирающего города. Она не стремилась стать героем, просто хотела, чтобы спасение застало её, и она увидела, как вокруг появляются цвета весны и спокойной, тихой жизни. Не в Готэме они, чтобы бояться худшего, просто не нашлось ещё человека, который не испугался бы трудностей. – Ты уверен, что сведения не ложные? – спросил Джон настолько спокойной, что обвинить его в открытом недоверии нельзя было. Мужчина попросту не желал ехать чёрт знает куда, чтобы просто проверить. Он хотел знать, есть ли смысл, хотя бы пистолет с собой брать, и положительный ответ шерифа, ни капельки не изменил его настроение. Джон как стоял с каменным лицом, желая, кажется, только покурить поскорее, так и остался. – Там может быть больше людей, чем ты думаешь? – подала голос Нэнси. Крис не успевал давать указания. Привыкшие к подобным делам напарники, казалось, готовы были решить все вопросы за него. Шерифа это не злило, он даже в какой-то степени был горд, что у него такие собранные и оперативные подчинённые. В отделе по особо тяжким было не хуже, но и у него не было такого влияния. Просто так бы его никто не послушал, ещё и привлечь могли бы. Тут система чуть попроще. – Вероятно, – Крис глянул на наручные часы, с пару секунд подумал над чем-то, и выдал: – Пока что можете отдыхать. На этом месте в пять вечера, потом за экипировкой, и по машинам.

***

Трудностей не возникло. Мистер О'Хара с радостью согласился "присмотреть" за своим новым напарником, и совсем не выглядел так, словно говорил это из уважения. Ничего подобного Кристофер не заметил, и даже зауважал мужчину за его терпение и готовность. Отдел остался в надёжных руках, поэтому, как только небо стало тускнеть, Крис собрал свой маленький "отряд" и они выдвинулись в дорогу. За город, к заброшенной клинике они доехали приблизительно за полчаса – немного, даже пришлось дожидаться, пока потемнеет. Нэнси и двум молодым парням, Кристофер распорядился оставаться в машине на случай подкрепления, он не собирался совершать шумный набег. Если бы там и правда было "людно", Робби с Томом, вряд-ли сидели бы сейчас по своим домам. И как бы сложно не было об этом думать, так всё и получалось... Хотя в "догадках" шерифа уверенности не было, всё же за ним пошли и ждали дальнейших указаний. Свою машину шериф припарковал среди деревьев, не сильно далеко от дороги, поэтому остаток пути, они прошли пешком. Плана, как такового у Криса не было, за ночь он не успел обдумать всё, как следует. Мысли путались с той опасностью, которой подверг себя и друга Робби. Он не хотел злиться, искал в этом свою вину, и даже нашёл, поэтому покорно принял ту информацию, которою принёс сын и постарался больше не думать об этом. Кристофер был уверен, что воображение сыграет с ним злую шутку, но оказалось всё не так уж и плохо. Мужчина подавил в себе желание представить, как всё происходило прошлой ночью. В этом большую роль сыграла Люси, которая, как только они с шерифом остались одни, тут же спросила: – О каких ведомостях речь, Крис? Шериф опешил, и даже внутренне вздохнул. Как так? Когда он успел обучить помощницу своим фокусам? Возможно он ожидал, что девушка распознаёт ложь, но не так точно, не то, что ложь была частичной. И вопроса Крис не ожидал так скоро. Возможно, по возвращению, Люси бы спросила его, но не в тот момент, это уж точно. И придумывать сейчас новые истории, мужчина тем более не собирался. Джон с Брайаном пошли осматриваться, пока помощница с шерифом говорили. Их никто не слушал, Кристоферу даже не пришлось осматриваться, чтобы понять это. – Информацию донёс Робби, – полушёпотом пробормотал мужчина, скрестив на груди руки. Он задумчиво покосился на клинику вдалеке, а затем снова вернул глаза к Люси – взгляд его тут же смягчился. Напряжение в том взгляде Люсинда уловила. Она ежедневно видела, каким шериф становится, когда речь идёт о сыне, как меняется его лицо, блеск в глазах, как реагирует (в зависимости от темы) тело. Сейчас он был напряжён настолько, что плечи его казались в разы шире, а ямочка над бровью выделялась, даже в тени вечернего леса. – Расскажешь? – не настойчиво попросила Люси, с абсолютным желанием поддержать, нежели задеть неприятную тему. Крису некому было выговориться, помощница знала об этом и ничуть не отрицала своему желанию выслушать друга. Когда ночью шериф дал отбой розыску, она поняла, что Робби снова что-то выкинул, но конкретно ничего не смогла выяснить. – Они с другом посреди ночи поехали сюда, – мужчина мотнул головой в сторону клиники, и разомкнув узел на груди, сунул руки в карманы. – Роб знал, что я ничего не расскажу ему о расследовании, вот и решил устроить своё, думая, что умнее, а я совсем не догадаюсь поехать сюда с обыском. Моя вина в этом тоже есть. Не следовало ему вообще говорить, на то правило о неразглашении и существует. – Не вини себя, ты не мог знать, что он так далеко зайдёт. И его не нужно, они мальчишки, чего злиться, будто сам таким не был. – Был, ещё и похуже, поэтому так волнуюсь. Поэтому злюсь. Я не хочу, чтобы он вынуждал меня принимать меры, дабы оградить от всего этого. Я вообще не знаю, что делать, если он снова полезет. – Дать ему то, чего он хочет? – и пока шериф не прозвал её врагом своих намерений, девушка объяснила: – Хочу сказать, помочь найти его путь. Ты ведь знал, что хочешь заниматься этим, что это твоё призвание... – Он не хочет идти по моим стопам. Сказал, что не будет детективом, или полицейским. Не его это. – А может он найдёт себя, помогая тебе? – предложила Люси. Взять Робби в отдел не было хорошей идеей. Он же убьётся там! – Я не хочу, чтобы он совался в этот лес, Люси, не сейчас, пока я не сделал это место безопасным. Люсинда бы с большим удовольствием продолжила спор, если бы не перебивший её молодой, мужской голос. – Вокруг всё тихо, мистер Роуз! – появился из-за деревьев Брайан и стремительно стал приближаться к шерифу с помощницей, но сзади как-то слишком неожиданно возник Джон и увесистым подзатыльником умерил пыл молодого офицера. – Не шуми, дурень, – Брайан не обиделся, только почесал пораженное место и позволил дальше разбираться Джону. – Мы осмотрели периметр в пределах двух дюжин метров. Больше нам не нужно, раз мы прячемся. Ничего странного мы не заметили, и честно говоря, Кристофер, я не знаю, кто сказал тебе, что тут кто-то есть, но я начинаю в этом сомневаться. Ты думаешь, я не замечаю, что ты не договариваешь? Я работаю тут со времён, когда эти сосунки ходили под стол пешком, и в отличие от них, уже выучил, в каких случаях не стоит бегать хвостиком за шерифом! – Джон ткнул двумя указательными пальцами на Люсинду и Брайана. – Я доверяю словам человека, который сказал мне об этом, ясно? – прошипел шериф, недовольно прищурившись. – Будь это несерьёзно, я бы и двоих человек не взял с собой! Просто доверяйте мне. – Тогда не говори загадками! – Мистер Мейсон, не кричите, – осмелел Брайан, но когда на него упал тяжёлый взгляд, немного приуныл, – сами ведь говорили... – Что ты мне сказал, молокосос?! Джон так и сорвался за молодым, испугавшимся офицером и нагнал его в несколько широких шагов. Огромной рукой мужчина ухватил Брайана за воротник, потянул на себя, заключил у груди и не сдерживая силу (он не умел иначе), прочесал кулаком макушку парня. Тот всё-таки попытался вырваться, только скорее от смущения. – Ну-ка повтори, – настойчиво раздалось над ухом. – Ничего, мистер Мейсон, совершенно ничего! – но всё-таки снова осмелев, добавил: – Но вы ведь и правда сами сказали...! Ай, ну щекотно же! – Ну всё, и правда что расшумелись. – Джон, хоть и не отпустил Брайана, так и оставив паренька терпеть его "объятья", но всё-таки принялся слушать внимательно шерифа, как и шатающийся от неудобства под рукой офицер. – Мы с Люси тоже ничего странного не заметили. Нужно лезть внутрь и хорошенько осмотреть там все углы. Что-то мне подсказывает, что нам не самое видное место искать нужно. По правде, Кристофер не знал, что искать. Пусть Робби не солгал насчёт того, что в здании кто-то был вчера, но быть тут мог кто-угодно, от обычных наркоманов до настоящих преступников. В любом случае поймать их нужно было, но как, когда даже понятия нет, с чем они столкнуться. Крис ненавидел, когда за него выполняют работу, когда кто-то говорит куда идти и зачем. Потому что он предпочитал быть готовым и знать наверняка, чего ждать. Робби сделал именно это, и после стольких часов самоубеждений в безопасности мальчишки, злость на него оставалась только из-за нарушенного принципа. В клинику они ступили без проблем. Джон сунулся первым, за ним молодые, а в хвосте, для прикрытия остался Крис. Даже несмотря на то, что его бы самого следовало защищать, он не позволил. Внутри было тихо, облезлые стены, старая мебель, но ни зацепки на присутствие кого-либо. Может и правда то наркоманы были – пришли колоться и сразу же ушли, не оставив ничего после себя. Шериф уже и сам засомневался, не хотел показывать этого, но Джон заметил. Ничего, правда, не сказал, только покосился, самодовольно хмыкнув себе под нос. Не от того, что прав оказался, а потому что его больше не напрягала та уверенность в глазах начальника. За столько лет работы в этом городе, он запомнил много правил, которых следует придерживаться, чтобы не попасть на крючок. И одно из них ясно гласило: "Не верь словам, пока сам не убедишься". То, что им удастся что-то найти, исключать нельзя было, но и провал тоже не был нереальным. Брайана шериф оставил в дверях наблюдать за обстановкой снаружи. Парень не был хорошей ищейкой, и не претендовал. Втроём можно было управиться. В клинике всего было четыре этажа, но разделяться Крис запретил, хотя Джон его и не послушал. Мужчина безразлично выслушал приказ, поднял бровь, и без единого угрызения совести поплёлся обыскивать второй этаж. Люси нарушать указания шерифа не захотела, принимаясь осматривать шкафы и всё, что открывается. Крис взялся за более скрупулёзную работу, а именно поиск тайников. Клиника заброшена давно, по словам помощницы, а за это время тут кто-угодно мог обустроить себе "лабораторию", знать бы только где. За час они, казалось перерыли каждый сантиметр, поэтому, вернувшийся Джон только нервно фыркнул, разводя руками. – Не знаю, Крис, но второй этаж чист, и я почему-то более чем уверен, что остальные не лучше. Сам подумай, кому нужно обустраивать лаборатории в таком просторном месте, тут пусто, эхо повсюду и, наверняка заскучавшие подростки лазают, когда вздумается. Всё ясно, он догадался. Разумеется, Джон не глупый, он настолько привык к подвохам и подобным тайнам, что и думать долго не надо было, а за час в одиночестве, он более, чем достаточно убедил себя, что Крис бы никого так не отстаивал, как сына. Тут ведь и правда прекрасное место для полёта фантазии, самое то, что нужно подросткам. Но Кристофер виду не подал, скрестил только руки, и чуть прищурился. – Я думал над этим, но проверить стоило, хотя бы, чтобы убедиться, что тут не просто наркоманы бегают время от времени. В клинике должен быть склад, обычно на минусовом этаже, тут есть такой? – Да, я видела дверь, когда обыскивала стеллажи, – вмешалась Люсинда. – Я пойду с Джоном, поищем там, а ты, останься с Брайаном. Никто не опирался, хотя помощница и приуныла от того, что Крис решил взять с собой мистера Мейсона, а ни её. Конечно же, он опытней, без сомнений, но ведь он сам отказался быть помощником, чего это теперь ему занимать её место. Но обижаться на такой выбор шерифа, девушка не спешила. Дело, всё-таки и правда не очень понятное. – Почему ты не сказал про сына? – спросил Джон, стоило им спуститься на минус первый этаж и осмотреть длинный коридор. Комнат там было не мало, это и не странно, но застрянут они тут, видимо ещё на час. – Потому, что привык, что за такие вещи могут призвать к ответственности, как меня, так и его. Так облажаться в первые недели прибывания тут, не очень хотелось, да ещё и за него испугался. Начались бы все эти расспросы, журналисты, он не готов к такому. – Ты не должен винить себя за то, что мальчишка решил поиграть в детектива, – хоть и холодно, но с какой-то непривычной поддержкой сказал это мужчина. – Может я и не знаю, как ты себя чувствуешь в такой ситуации, у меня нет детей, но скажу так, если у них что-то на уме, то хоть тресни, но они всё равно делают по-своему. И ты не думай, что расскажи ты нам правду, кто-то бы засомневался. Тут дети часто приносят не благие вести, да, пусть через подвержение себя опасности, но всё-таки приносят, и часто это играет нам на руку. Мы бы не сдали ни его, ни тебя, понятно ведь, что не ты его послал сюда, как приманку. – Откуда мне знать было, что тут это не наказуемо. – Крис только плечами пожал. Слово за слово, комната за комнатой, и этаж был осмотрен, тщательнее некуда. Неужели и правда Робби с Томом просто на наркоманов наткнулись, и всего этого можно было избежать, вместо чего попробовать поискать где-нибудь в другом месте. Да ведь, даже потратить день на документацию. Даже Джон уже не казался таким холодным, он в какой-то степени заинтересовался, что их ждёт. Ведь и правда, не придумал же мальчишка это. А потом, подумав с пару минут, в голову большого-злого шерифа пришли воспоминания первого дела на его новом посту. Они ведь тогда тоже пошли обыскивать подвал, когда Робби полез туда. И точно так же потратили время ни на то, что нужно. Так может и тут есть какой-то ещё проход, может невидимый сейчас, но он существует, и остаётся его только найти. – Ты, наверное, посчитаешь меня сумасшедшим, но можешь подвигать тут всё, что касается стен? – Думаешь где-то тайник? – даже без намёка на недоверие, спросил Джон, оглянувшись. – Думаю, что это возможно. Оставайся тут, а я пойду посмотрю на первом этаже. Быть может там что-то есть. Спорить, или искать альтернативы Джон, даже не думал, он слишком привык к таким вещам. Да и не идиот он, чтобы поверить в то, что, если это притон, то он будет на видном месте. Версия с тайником была куда логичнее, и мужчина не видел ничего странного в том, чтобы хотя бы попробовать найти его. Тратить время на такие обыски не плохо, и если даже Кристофер не желал этого делать, то Джон, напротив, считал, что это хотя бы какая-то информация. Если ничего не найдут, то по крайней мере будут знать, что тут время от времени устраиваются встречи "бойцовского клуба" и единственное, что им останется, просто выследить этих самых "бойцов" – делов-то... А вот с их основным расследованием тогда придётся куда сложнее. Ведь найди они сегодня хоть малейшую зацепку, было бы куда проще. Дальше тихо работать не получалось, с нижнего этажа то и дело доносились скрипящие и грохочущие звуки, характерно сопутствующиеся нецензурной лексикой, а с первого нечто подобное, только реже, потому что мебели у стен там было немного, но это компенсировала её тяжесть. На помощь прибежал Брайан, поменявшись с Люси местами, и теперь он, хоть немного чувствовал себя не забытым. Каждый массивный шкаф внушал мысль, что именно за ним они что-то да найдут, но везде было пусто. И когда за последним, шериф так же столкнулся с голос стеной, по первому этажу пронеслась продолжительная нецензурщина, кажется, даже не только на английском. Это означало конец поискам. На этот "знак", поданный шерифом, сбежались и Люси с Джоном. – Возвращаемся? Или может на улице ещё осмотримся? – с сочувствием в голосе поинтересовалась Люси, и получив положительный кивок в ответ, только похлопала шерифа по плечу и направилась к выходу. За ней ступили и все остальные. Крис пошёл последним, но на сей раз не для прикрытия, а потому что всё ещё не верил, что вот так уйдёт с пустыми руками. Мужчина так задумался, что вначале даже не обратил внимание на изменение звука шагов под его ногами, да и не заметил бы, вероятно, если не зацепился бы об стойку ресепшена, причём так сильно, что она отозвалась эхом где-то под ногами. – Стойте! – выкрикнул Крис, останавливая помощников в дверном проёме, и подзывая их к себе. – Джон, минусовой этаж касается комнаты ресепшена? – Нет, он достаточно далеко от неё, а что? – Тут полость, – довольно ухмыльнувшись, Кристофер стукнул пару раз костяшкой об массивный стол. И правда, внизу снова послышалось характерное эхо. – Нашли.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования