Красные фонари

Джен
R
В процессе
6
автор
your pearl бета
Размер:
планируется Макси, написано 203 страницы, 22 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

𝔑𝔬𝔫 𝔢𝔰𝔱 𝔮𝔲𝔦𝔢𝔰 𝔰𝔠𝔢𝔩𝔢𝔰𝔱𝔦𝔰.

Настройки текста
Примечания:
Иногда время летит так долго, что этот поток кажется бесконечным. Так и маленький городишка, наконец, затих. Уже две недели никаких происшествий, никакого шума и криков. Идиллия, конца которой, казалось не будет, да и не надо. Отдел тоже зажил спокойней, всё-таки поимка криминального авторитета города дала свои плоды. Вот уж никто из законников не надеялся, что можно передохну́ть, так ещё и почти полмесяца. Единственное, куда пришлось выезжать Крису, были незначительные вызовы. То шумную вечеринку разогнать, то прервать пьяную потасовку в баре. Дорога до дома стала скучной. Люсинда после последнего дела забрала из ремонта свой мотоцикл, и теперь не нуждалась в том, чтобы шериф подвозил её. Криса это огорчило, тем более после того, как они, наконец, помирились. Единственное, что скрашивало уставшие вечера, была Рене. Она-то всегда задерживалась, чтобы провести время с Крисом, и несмотря на то, что приезжала на работу на велосипеде, обратно позволяла сунуть свой маленький транспорт в багажник и отвезти её до дому. Дома тоже всё было тихо. За эти недели покоя, мужчина успел обустроить всем необходимым дом, и теперь недавним переездом больше не пахло. С Робби в последнее время трудностей не возникало, не учитывая его постоянного недовольства ко всему без исключения. Единственное время, когда он пребывал навеселе, было присутствие Тома. К Роузам он зачастил, и Кристофер даже был рад этому. С сыном стало как-то легче общаться. Да и мальчик не создавал проблем, всегда скромный и тихий. Такая себе противоположность Робби, хотя мужчина и понимал, что друг сына не такой уж и тихоня, просто не позволяет себе лишнего в присутствии взрослого. Хотя несколько раз им удавалось поговорить на довольно-таки личные темы. Например, парень рассказал шерифу о положении дома, и теперь Крис больше не задавал лишних вопросов, касаемо родных Тома. Он был знаком с таким типом семей, и как бы он не хотел, как-то это исправить, всё равно понимал, что ничего не поменяет, а то и хуже сделает. Тот день ничем не отличался от предыдущих – такой же пасмурный, ветреный и совершенно обычный. Крис сидел у себя в кабинете, просматривая старые, закрытые дела, которые могли его как-то натолкнуть на общую обстановку в городе. После поимки внука миссис Кларк – мистера Бойла, мужчина серьёзно задумался над своим положением. То, что этот человек не был пойман раньше, разумеется, не его вина, но он мог заняться этим раньше. Этому человеку можно было даже не сознаваться, все улики, что нашли Мартин с Джоном в тот же день в подпольной лаборатории, говорили за него. Естественно суд вынес справедливое решение в его случае. А после Джека Бойла остались только интересные материалы, которыми очень фанатично увлёкся Мартин. Работы ему за эти полмесяца тоже не нашлось, посему, врач позволил себе заслуженно посвятить время чему-то кроме трупов и их органов. Утро близилось к полудню, солнце вовсю играло в просветах жалюзи, иногда раздражая назойливыми лучами Джона. Люси сидела рядом с ним, и так продолжалось очень долго, пока рабочую, спокойную атмосферу не перебил телефонный звонок. В последнее время, от них вздрагивал весь отдел – от неожиданности. От чего-то Крис даже не отреагировал, не стал готовиться к серьёзному вызову, так и остался сидеть, ожидая, пока в кабинет зайдёт Люси и скажет, что нужно заехать в какой-то очередной бар, приструнить чьё-то раннее похмелье. Но всё получилось немного иначе: Люси не вошла, а ворвалась, а когда ещё сказала, что звонок из школы, Крис неосознанно подскочил, от чего-то подумав, что дело в Робби. Он вспомнил своего отца. Ему однажды так же позвонили из школы сообщить, что его сын балбес натворил немало дел и его нужно забрать из больницы. Тогда Крис собирался разоблачать своего директора, но у него ничего не вышло, по крайней мере в тот день... – Нашли чьё-то тело, – и пока Крис наполнялся ненужными мыслями, Люси поспешила их сдуть из его головы: – Взрослого.

***

Из школы, по указанию Кристофера никого не выпустили, закрыли классы и ждали, пока прибудет шериф. В коридорах пусто не было, некоторые ученики копались в своих шкафчиках, наверное, стараясь не поднимать панику. Крис не давал указания создавать напряжение, это могло бы помешать его дальнейшему расследованию. Напуганные дети ему ни к чему. У входа его встретил охранник и повёл по лестницам, сказал, что убийство случилось в кабинете завуча на третьем этаже. Школьники странно косились на него, какой-то невидимой силой рассасывались, когда мужчина проходил мимо. У одного из кабинетов стоял кудрявый паренёк, и только он поглядывал на Криса с ожиданием. Шериф попросил охранника и Люси подождать, а сам, сделав более простое лицо, двинулся к Тому. – Здравствуйте, мистер Роуз, – поздоровался тот и немного растерялся. – Как ты? – Всё хорошо. Говорят убили кого-то, завуча вроде. – Да, приятель, правду говорят. А где дружок твой? – возможно Крис и не спросил бы, не заметь, что Том ожидает этого вопроса, а значит что-то не так. Том забегал глазами, пожал плечами и с какой-то потерянностью признался: – Не знаю, мистер Роуз. Он улизнул из класса, сразу после урока. Сказал, что в уборную, но я знаю, что это не так, и Вы знаете. Я искал его, но найти не могу. Школу ведь закрыли, сбежать домой он не мог. – Паршивец, – выплюнул Крис, отведя взгляд в сторону, чтобы Том не подумал, что это ему адресовано. – Спасибо, Том, хорошо, что не побоялся мне рассказать. Надеюсь, что Робби просто где-то в толпе, поэтому его и не видно. Сказал он это, скорее для того, чтобы Том не винил себя за то, что не уследил за другом. Хотя он и не должен был, но взять на себя это бремя, мальчишка вполне мог, зная повадки Роба. Крис же напрягся сильно. В такой обстановке не ясно, где убийца, если Робби решил пойти в безлюдный угол, никто не защитит его, этого мужчина боялся больше всего, и из-за этого же не смог сосредоточиться, когда сзади подошла Люси и позвала его с собой. Северное крыло третьего этажа перекрыли охранники, никого не пуская до приезда шерифа и его новых распоряжений. Возле пункта назначения стоял директор, весь побледневший и явно радый скорому появлению шерифа. Он пожал Крису руку, поздоровался и вкратце описал случившийся беспорядок. Ученица нашла тело, когда шла сдавать задание; завуч в крови, а среди коллектива паника. Вслушиваться в бессмысленную болтовню, Кристофер не собирался, он мягко и вежливо попросил директора постоять за закрытой территорией, подозвал Люси и подошёл к двери кабинета. Помощница вынула две пары перчаток, натягивая одну на себя, а вторую торжественно протянула шерифу так, будто она ему награду вручает. Но стоило Крису натянуть одну на левую руку, как из кабинета послышался шорох и какой-то почти неслышный удар. Вторую перчатку мужчина выронил, выдернул из кобуры пистолет и беззвучно шикнул спохватившейся Люсинде. Девушка только недовольно фыркнула, но всё-таки послушалась и осталась стоять недалеко от поворота. Крис не хотел создавать шума, да и рисковать помощницей тоже. Вряд-ли убийца привёл бы с собой кого-то, если это он внутри, конечно. Одному ему справиться будет проще и спокойней. А если что-то пойдёт не так, то Люси подсобит. В том, что там точно не кот какой шерудит, Крис принимал здраво, было бы глупостью думать иначе, хотя застать такую картину, было бы даже забавно. Когда шорох приблизился, Роуз щёлкнул затвором, заранее встал в стойку, взяв поудобнее пистолет, и с ноги заставил дверь открыться. В атакующую позицию Крис встал моментально, он понимал, что, если на него накинуться, он опередит, и был уверен, что выстрела не миновать, от чего-то мужчины готовился к нему, плотно прижав палец к спусковому крючку. И он не знал, каким высшим силам нужно молиться и благодарить за то, что он не поспешил жать на курок, несмотря на готовность. Потому что над телом, посреди светлого кабинета сидел на полу Робби, с распахнутыми от испуга глазами, он, поддавшись внутреннему импульсу, отскочил назад в тот же миг, как ворвался Крис. Кто из них испугался больше, Крис даже определять не хотел, настолько им овладела ярость – внезапная и совершенно неконтролируемая. Робби смотрел на него такими глазами, кричащими, что это не то, о чём шериф может подумать... о чём он должен подумать, как любой нормальный человек. И этот взгляд осёк Криса от тех неправильных мыслей. К сожалению только от них, потому что пистолет в руках не был игрушкой, и если бы его не остановил какой-то внутренний контроль, выстрел мог случиться, и тогда, Бог знает, что только могло произойти. От этих мыслей Крис только сильнее наполнялся яростью. А ведь если бы убийца вернулся... Если бы Робби застал он. Рассматривать тот труп не хотелось вовсе, несмотря на то, что он выглядел впечатляюще. Ещё и Люси сзади подбежала, но тут же удалилась обратно, когда Крис, даже не обернувшись указал ей на это рукой. Ну, волноваться ей теперь незачем, хотя мысль о том, что Робби там не просто так, немного задела рассудок. Кристоферу понадобилось немного времени, чтобы не зареветь свирепым медведем. Этот рёв бы точно услышал, как минимум этаж. Да и Робби пугать не особо хотелось, несмотря на желание влепить ему покрепче. Мальчишка выглядел напуганным, но интерес в глазах всё ещё блестел, когда он поглядывал на тело возле себя. Роб аккуратно поднялся, когда понял, что отец ожидает от него этого действия. Хотя сделал он это, скорее из мер безопасности, потому что, когда Крис вернул пистолет в кобуру, его руки как-то особенно напряглись, и он не поспешил скрестить их на груди во избежание чего нехорошего. – Подошёл ко мне, – ровно и как-то особенно строго проговорил шериф, сделавшись уж слишком профессиональным. Слишком строгим родителем он не умел быть, зато очень строгим детективом – на отлично. Поэтому иногда заменял одно понятия другим, при нужде. Робби тихо проскулил и отрицательно помотал головой. Он ни за что не хотел подходить в тот момент к отцу, ну уж точно нет... Инстинкт самосохранения хоть и покидает его зачастую, но в такие моменты включается моментально. – Я сказал подойди! – прогремел Крис, даже не задумываясь о том, что его могут услышать. – Нет... – Да что ж это такое! – мужчина сорвался к ребенку, но тот ловко отскочил и отбежал назад, к стене, вроде даже загоняя себя в тупик, и Крис, чтобы не пугать больше, остановился и успокаивающе продышался. Это походило уже на какую-то вырезанную сцену, разыгрывать её при таких обстоятельствах, мужчина не собирался. Но, когда и через время Робби остался на месте, Кристофер снова посуровел. – Ну? Сам пойдёшь, или мне всё-таки применить силу? Робби обречённо выдохнул. Несмотря на то, что Крис был зол, говорил он достаточно спокойно. На ватных ногах ребёнок подошёл к отцу, и тот, увесистым подзатыльником направил его к выходу. – Ты как? – всё же не без заботы спросил мужчина, когда они оказались в коридоре. Всё-таки он над трупом стоял, хотя и не побледнел. Робби выглядел испуганным, и Крису очень не хотелось быть виноватым в его ночных кошмарах. – Нормально, – саркастично буркнул ребёнок, потирая свой многострадальческий затылок. – Мне ведь просто интересно было, а ты опять злишься. Крис только закатил глаза. Дерзит, значит всё в порядке. Его злило, что ребёнок ничего не осознаёт. Даже сейчас, когда он стоял в шаге от возможной смерти (Кристофер даже подумать боялся), всё равно храбрился и делал вид, что прав. Хотя чего делал...? Он был в этом уверен. – Марш в мою машину, пусть Люси проведёт. И не ногой из неё, ты меня понял? – ответа Кристофер и не ждал, он просто отдавал указания, иначе сорвался бы прямо на том же месте. Он понятия не имел, что сделает с Робби, когда они вернутся домой, но это "что-то", вероятно, не будет чем-то приятным. Он хотел прийти в себя, как можно скорее. – Если я вернусь, а тебя там не будет, даю слово, Роб, мы будем говорить иначе. Подавать голоса в ответ Робби не поспешил, и когда подошла Люсинда, он только кинул на отца молящий взгляд, но тот ответил холодным и резким кивком, который указывал на выполнение приказа. Помощница каким-то магическим образом обвела его вокруг охраны и лишних глаз, вывела во двор и остановилась у машины, когда Роб сел в неё. – Люсинда, – полушёпотом подозвал он помощницу к окну, и та тут же склонилась. – А ты можешь уговорить, или посоветовать папе отпустить меня? Я домой пойду. – Прости, я тебе верю, но к твоему отцу лучше сейчас не лезть с вопросами о тебе, поверь. Нам работать нужно, а если ты уйдёшь, он начнёт волноваться и замедлит нам дело. Робби не обиделся, только кивнул, принимая слова Люси. Она права была. Если Крис увидит, что Роб его послушал и остался в машине, то, возможно, немного смягчится, а по дороге домой, он успеет попросить прощения. Ему ведь и правда было просто интересно, чего тот так взбесился? Пока Люсинда дошла до кабинета завуча, Крис уже успел там осмотреться и стоял над телом, что-то внимательно переписывая в маленький блокнот. Он так задумался, что присутствие помощницы не сразу заметил, от чего немного вздрогнул, когда она подошла совсем близко. – Красота, правда? – спросил шериф, непонятно с восторгом, или сарказмом. – Не то слово, – фыркнула с отвращением Люси и чуть встала на носочки, чтобы заглянуть за массивное плечо Криса, и рассмотреть, что он смог понять. Тело под ними было распластано на полу, а на голубоватой рубашке, кровью были выведены буквы. Они бы даже сказали, фраза, но из-за спешки и непривычного места для написания чего-либо, убийца сделал это так коряво, что Крису пришлось долго рассматривать те буквы. – Non est qui-es... – Люси запнулась, немного прищурившись, чтобы разобрать ещё и почерк шерифа. Она хотела было пошутить, но посчитала, что не время, – sce-les-tis... Что это ещё за итальянские маты? – Латинские, – задумчиво исправил Крис, продолжая всматриваться в текст. – Маты? – Что? – но мгновенно прокрутив в голосе получившийся диалог, Крис уточнил: – Нет, это не маты. Но это латынь. Кажется, тут написано: "нет отдыха... покоя... нет покоя... без... нечестивым... Нет покоя нечестивым!" – последнее Крис так радостно выкрикнул, что Люси аж подпрыгнула. – Ты что ещё и латынь знаешь? – опасливо закусила губу помощница, надеясь услышать, что Крис перевёл это в интернете, но он не оправдал этих ожиданий, и тогда её представление о том, что шериф пришелец, начало восстанавливаться. – Не совсем. Учил в университете, это было обязательно, вот и пришлось, но многое уже забыл. Никогда бы не подумал, что пригодиться. – Почему убийца написал на латыни, и почему именно это? – ожидая ответа, Люси прошлась до двери и закрыла её. – Он был учителем латыни, а вот на второй вопрос ответить не могу. – Крис закрыл блокнот, сунул его в карман и пошёл к столу поискать чего полезного. И к своему разочарованию, ничего кроме словарей, учебных сочинений и списков учащихся, он не нашёл. В компьютере рыться он не собирался, поэтому просто поместил его в герметичный пакет и передал помощнице, чтобы этим занялся кто-то из экспертов. В здании, где находится лаборатория Мартина, есть нужные люди, которым Крис и собирался отдать ноутбук на экспертизу. Люси обыскала два шкафа, пощупала щели в двух единственных креслах, и тоже ничего ценного не нашла. В кармане куртки на вешалке, девушка обнаружила ключ от дома завуча и кабинета. Их тоже было решено забрать, а потом обыскать ещё и дом жертвы. Крис надеялся найти, хотя бы записку с угрозой, или малейшим намёком на убийство, так как такие "портреты" убийцы беспричинно не делают, и уж точно не с кем-попало. Если мистера Тейта порешал кто-то из учеников, то это выяснить будет проще, чем если это кто-то не из школы вовсе, в чём Кристофер сомневался. Только вот, его нашли недавно, значит убийство совершили либо рано утром, либо и вовсе ночью, иначе убийца бы попросту не сумел провернуть всё тихо. Тут дельце непростое, вероятно, завуч боролся, или пытался, но явно не победил, на что указывало его бездыханное тело. Кристофер взял со стола стопку со списками учеников, сравнил с журналом и расписанием занятий, убедился, что это все его классы, и уверенно передал в руки Люси, когда они вышли в коридор. – Я позову Мартина, пусть забирает тело, а для тебя задание, – уверено прогудел шериф, снизив голос. – Пусть закроют школу, поставят охрану. Всех распустить, оставить только рабочий персонал и тех учащихся, у кого преподавал мистер Тейт, проверь по спискам. Всех остальных при выходе тщательно пусть осмотрят. – Ты думаешь, что это сделал кто-то из учащихся? – недоверчиво спросила Люси, покосившись на окровавленное тело за открытой дверью. – Не исключаю, – поправил шериф. Помощница спорить не решилась, Крису знать лучше. Он рассказывал ей "интересные" случаи, когда убийцами оказывались подростки, а то и дети. Посему, перечить ему она посчитала неправильным. Опыта ведь там больше, а она только недавно из офицеров выбилась, и то, если бы не отказ большинства претендентов, девушка так бы и сидела среди новичков. – Кто тело нашёл? – поинтересовался Крис, чтобы знать, с кого начинать допрос. – Мисс Эйнсли Гилмор. – Её первой. – Кристофер указал пальцем в направлении параллельного коридора, где находился выделенный для него кабинет, и тут же сам направился туда, чтобы разложить бумаги. Люси устремилась следом, полушёпотом поинтересовавшись: – А Робби? – не побоялась спросить Люсинда, заранее готовая объяснить. – А что Робби? – Он ведь тоже побывал у жертвы. Я не намекаю на то, что он причастен, но раз уж он решил сюда сунуться... – Это было из любопытства, – пожал плечами мужчина. Люси не обвиняла, не намекала на то, что могло его разозлить, но всё таки объяснить следовало. Он не отпустил Роба из-за "крепких" родственных связей, ему всё было очевидно. Парень не соврал, когда объяснил свои намерения, от чего в дополнительном допросе не нуждался. – Во-первых: Роб даже не знаком с этим человеком, а во-вторых, из-за этого он сюда и сунулся – нос длинный. – Думаешь не сунулся бы, знай он убитого? – ухмыльнулась Люси, и дождавшись смущённого смешка шерифа, довольная собой, разминулась с другом на углу двух коридоров и пошла выполнять указание. Кабинетом, который для него выделили, оказался класс истории, он был достаточно просторным, и Крис тут же освоился в пустом помещении. Даже спокойнее стало. Ещё парочка кабинетов освободилась для параллельных допросов, где Люси будет разбираться с коллективом преподавателей, а Джон с персоналом. На себя шериф оставил подростков, он может и не очень тепло умеет с ними общаться, но психологически они сложны. Кто как не подросток лучше всего сможет солгать, или же перевести тему, посему, Крис посчитал, что с его способностями, именно этот контингент ему и следует допрашивать. Мужчина умостился за достаточно длинным столом, разложил бумаги, приготовил блокнот с ручкой, и успел сделать глоток воды, как в дверь постучали и в кабинет вошла молодая ученица в сопровождении Люси. Помощница подмигнула шерифу, пальцем указала на коридор, мысленно пожелала удачи и удалилась. Испуганная девушка поздоровалась с шерифом и прошлась до стола напротив мужчины. Она ожидала увидеть перед собой строгого, заносчивого, грубого человека, отличающегося непоколебимостью и холодностью, но вместо этого, за столом сидел обычный мужчина, тепло улыбающийся и жестом предлагающий присесть. Девушка выдохнула, и теперь кроме ужаса от увиденного, в её глазах больше не светился страх перед шерифом. – Как мне вас называть, мисс? – мягко спросил Крис, вооружившись ручкой. – Эйнсли. – Хорошо, Эйнсли, моё имя Кристофер Роуз. – Я знаю, шериф, – застенчиво отвела взгляд девушка, и Крис был готов отпустить её сию же минуту. Она явно не выглядела так, будто способна убить кого-то. И если бы не тот факт, что она первая, кто нашла тело, мужчина бы так и поступил. – Тогда, пропустим формальности. Ты главное не бойся меня, мне нужно, чтобы ты была со мной честной. Я знаю, что увиденное утром тебя пошатнуло, но постарайся перенаправить этот страх в нужную сторону. Не поддавайся ему. Ты сможешь попробовать? – Да, мистер Роуз, спасибо вам, – выдохнула Эйнсли и приготовилась к рассказу. Слова шерифа помогли, будто наставили её на правильный путь. Девушка успокоилась. – На прошлой неделе мистер Тейт дал мне задание написать эссе. Это было не по программе, скорее дополнительное задание, чтобы подтянуть оценку, я его выполнила. Вчера вечером я ему написала, чтобы узнать, когда можно сдать работу, и он сказал, что утром после второго урока будет в школе. Ну, я не смогла подойти, поэтому отпросилась на третьем, чтобы быстро уладить дело и вернуться к уроку. Меня отпустила миссис Миура, преподавательница экономики, она подтвердит. Ну, когда я постучалась к мистеру Тейту, никто не ответил, и я подумала, что никого нет, но потом почувствовала какой-то ужасный запах, очень отдалённо, подумала, что это изнутри. А потом у него телефон зазвонил, и когда никто не ответил, я решила, что ему может быть стало плохо и ворвалась, – на какие-то пару секунд Эйнсли запнулась, сглотнула и немного скривилась, чтобы сдержать слёзы. – Это было так ужасно, мистер Роуз, в жизни ничего такого не видела. Сама не знаю, как сумела сохранить сознание и закричать, он ведь человек, на его месте мог быть каждый! – девушка не сдержалась, пара слезинок всё-таки скатились на щекам, и дальше она уже не стала напрягаться. Её глаза взбухли, а тело предательски затряслось. Крис аж дёрнулся, ну вот, опять слёзы. Не любил он этого, особенно, когда это дети. В какой-то момент даже зародилась паника, он хотел было вызвать Люси, чтобы та наладила обстановку, но потом и сам взял себя в руки и поднялся с места. Мужчина быстрыми шагами приблизился к свидетельнице, присел на одно колено и позволил ей проплакаться на плече. – Не мог быть каждый, – прошептал он. – Кто-то хотел убрать именно его... – но не успел он договорить, как успокаивающееся тело, снова стало вздрагивать. Кажется, напугал ещё больше. – Ох, прости, не умею я подростков успокаивать, не пугайся. Я просто хочу сказать, что вам всем бояться нечего. Ведь для этого я здесь – чтобы сделать это место безопасным. У меня ведь у самого тут сын учится, думаешь так просто отпускать его, зная, что тут происходит? – Думаю, это чертовски сложно, мистер Роуз, спасибо, что понимаете, – последний раз всхлипнула Эйнсли и отстранилась от плеча шерифа. – Вы простите, что так раскисла, просто не могу поверить, что оказалась свидетельницей такого. – Ничего, это нормально, бояться. Говорить можешь? – Да, шериф, могу. – Тогда расскажи мне об этом мистере Тейте. Ты хорошо знала его? – Не то, чтобы... – задумалась девушка, – но как учителя, да...

***

Опрос растянулся на час, и Крис уже начинал думать, что знает этого мистера Тейта, словно лучшего друга. Мисс Гилмор рассказала всё, что от неё требовалось, и обо всём, что знала, но к сожалению, ничего кроме портрета убитого, его характера и привычек, Крис ничего не узнал. Девушка призналась, что слышала, как он кричал на кого-то, ещё в прошлом семестре, но это вряд-ли походило на спор, или враждебные разбирательства, в конце года ведь всегда проблемы появляются. Больше ничего сверхважного, Эйнсли рассказать не смогла, хотя очень старалась вспомнить каждый взгляд преподавателя. Играть и дальше в эту игру, Кристофер не собирался, список учащихся был длин, и он хотел разобраться со всеми быстро, а не тратить на каждого по часу. Ничего подозрительного не нашли и Люси с Джоном, иначе уже заявили бы об этом. Очередь к ним скорачивалась, поэтому Крис посчитал, что свою ему тоже придётся поделить, и часть отправить помощникам. Эйнсли покинула кабинет уставшей, но довольной, что смогла помочь хоть чем-то. А вместо неё в классе возник Брайан с пергаментным пакетом. – Вам бы перекусить, мистер Роуз. Своевременным появление Брайана, шериф не считал. Пока его помощники уже опрашивали третьего, пятого, он только закончил с первой. Что-то шло не так, ещё звонка Мартина никак не дождаться, как и от аналитиков, которые занимались ноутбуком и телефоном. Крис нервничал, и очень сильно старался не грубо отказать офицеру, пока не вспомнил о сыне, который сидел в машине. – Спасибо, – поблагодарил Крис и тут же попросил: – Ты бы мог привести ко мне Робби, он в машине остался. – Будет сделано, шериф! И было сделано. Следом Брайан не зашёл, зато на лице Робби читалась обида. Ну да, просидеть целый час в машине... а с другой стороны, что ему было делать? Домой отпускать после всего было плохой идеей, учитывая ещё и тот факт, что Том уже не в школе. Если эти двое бы снова куда-то сунулись, Крис бы точно с ума сошёл. Робби нужно было занять чем-то, и мужчина уже начинал придумывать чем. Кристофер поставил возле себя ещё один стул, пригласил Роба сесть и подвинул к нему пакет с сэндвичем и чаем. – Поешь, домой не скоро, – низко проговорил Крис и принялся пережёвывать свою порцию, параллельно перечитывая описание свидетельницы. Робби не ответил, тон отца прекрасно указал на то, что тот не в настроении, и что злить его ещё больше лучше не стоит. И почему-то, ничего лучше того, чтобы обидеться в ответ, парень не придумал, поэтому надулся и только моментами прожигал Криса взглядом. А потом тот, как-то уж слишком быстро поднялся, выкинул в ведро салфетку, и вынул из кармана телефон. Вначале Крис набрал чей-то номер, прождал пару гудков, после одного длинного проронил неловкое "привет, как ты?", и под пристальный взгляд сына, покинул класс. Ждать пришлось недолго, даже аномально быстро для какого-то важного звонка, и Роб хотел было уже спросить, что случилось, но Крис опередил его, зазывая рукой подниматься с места, а сам выглянул в коридор и позвал: – Эй, Брайан, подойди сюда, сынок, – от того, как Крис назвал офицера, Роб неосознанно нахмурился, но быстро скрыл это, когда тот зашёл в комнату и отец глянул на них обоих. На него он смотрел не очень доброжелательно, от чего Робби почувствовал себя некомфортно. – У меня к тебе просьба, отвези Роба в книжное кафе на углу Эдвардс и Кейнс-стрит. – Но, почему я не могу тут остаться? Ты меня спросил, хочу ли я ехать? – возмутился Робби, и даже не поддался строгому взгляду. Он, конечно, не был против компании Рене, просто сама ситуация выводила его из себя. – У меня не будет возможности присматривать за тобой, а сегодняшний день показал, что ты в этом нуждаешься. Брайан отвезёт тебя к Рене, а я вечером заберу домой. И о том, что тут происходит, ни слова. Ни Рене, ни кому-либо, это может быть опасно. – Папа, хватит так со мной возиться, мне пятнадцать! – твёрдо прорычал Робби, но Крис всё же остался спокойным. – И ты мой сын. Вперёд. То, как Крис скомандовал, кивнув головой в сторону двери, Робби взбесило, и если бы не Брайан, наверное, в классе стало бы жарко, но он не посмел спорить в такой обстановке. Мужчина вернулся к работе, даже не дождавшись, когда останется один. Он хотел поскорее справиться со всем. К машине Робби с Брайаном шли молча, в особенности потому, что младший отчего-то злился на него, хотя скорее на Криса, но он сам не понимал, из-за чего конкретно. Вся ситуация его взбудоражила. Роб очень не любил, когда с ним, как с ребёнком поступают. Когда отец на работе пропадал, он делал всё, что только захочет: пил, курил, танцевал, искал девчонок, а потом приходил домой и его никто ни в чём не обвинял. Мама не обращала на это всё внимания, она считала это нормальным для подростка, а когда возвращался Кристофер и начинал рычать, то Робби выпускал иголки и их общение начинало походить на схватку двух диких животных. Разумеется, это было не нормально, только вот, понимал это правильно только Крис, потому что сын, вопреки всему, считал себя правым. – Как тебе у нас? – первым нарушил тишину Брайан, когда они уже тронулись. Робби посмотрел на него излишне косо, и по привычке закатил глаза. – Мой отец почти ежедневно ловит кого-то, тут вообще есть такое понятие, как "закон"? А то я сомневаться начал, – съязвил младший и Брайан засмеялся. – Ну, мы как раз этим и занимаемся. Твой отец очень хорошо справляется, несмотря на множество запутанных историй, закрытых дел, потерянной информации и почти целого отдела новичков. – А вы новенький? – уже не дерзя, поинтересовался Роб, хоть и понимал очевидное. – Просто Брайан, – попросил парень, и дождавшись от младшего кивка, продолжил: – Да, меня недавно взяли. Поначалу я очень боялся, правда, меня пугало всё, что двигалось, возможно из-за нового коллектива и шерифа-профессионала из большого города, хотел не наделать ошибок. Твой отец очень проницательный человек, он прочёл это во мне и стал заставлять выполнять непростую работу. С ним страшно соваться на опасные операции, но с тем и наоборот, чувствуешь себя прикрытым. – Тебе знать лучше, – снова отрезал Роб. Его сердце очень кусал тот факт, что отец так тепло и доверчиво относиться к каким-то офицерам, помощникам, а ему не позволяет помогать, не зовёт с собой, ругает за причастие. – Меня он ни за что не возьмёт на такие операции, та даже на самые обычные. Он всегда отстраняет меня. – Потому, что закон не позволяет подросткам соваться в дела полиции. Но это не значит, что он тебя не прикрывает, – улыбнулся Брайан и Роб притих, решаясь выслушать. – Послушай, он ежедневно о тебе думает, временами места себе не находит, потому что волнуется. То, что он не показывает этого, тоже вполне нормально, учитывая его род деятельности. У нас работа такая – быть строгими. Он ведь защищает тебя, это его цель. – Ага, лучше бы в покое оставил, – пробурчал парень, уставившись в окно. Слова Брайана его зацепили, наверное, поэтому он так похолодел. Пусть он и не полицейский, не детектив, но ему тоже было проще скрыть то, о чём думает, нежели открыться. В какой-то степени ему и правда хотелось, чтобы Крис оставил его и позволил делать всё, что захочется, а с другой – он начинал привыкать, и даже любить эту заботу. Раньше он воспринимал её иначе, словно подвох, или недоброжелательность. Сейчас же, живя с отцом вдвоём, видя его чаще, чем когда-либо, изучая его и слушая, Роб постепенно начинал привыкать, а то и принимать эту заботу, хотя и считал её преувеличенной.

***

Бессмысленные допросы, один за другим сводили Кристофера с ума. Он понятия не имел, почему ни одна живая душа не сказала чего-либо полезного. Ученики один за другим описывали мистера Тейта, рассказывали о его стиле преподавания и о том, что он никогда не конфликтовал с ними. Но если он так хорош, то почему кому-то понадобилось убить его, так ещё и написать очевидно противоположное словам учеников. Значит, это всё-таки сделал кто-то не из детей. Но ни Люси, ни Джон, ничего подозрительного тоже не замечали при допросе взрослых. Все поголовно расхваливали его. Единственный, кто отличился, был один из старых охранников, который рассказал, что год назад у мистера Тейта были какие-то проблемы со взятками, или что-то в этом роде. Он работал в школе ещё много лет назад, тогда был промежуток времени, когда пропадали ученики, и он что-то скрывал, или же покрывал кого-то, но точно никто не знает. Недавно в школе почти полностью сменился коллектив, а он решил вернуться на свой пост, после перерыва в карьере. Проработал мистер Тейт года три, по словам охранника, и вот утром его тело нашли в таком родном для него месте. Сумасшедший дом. А ведь и правда никто ничего толком не знал. Расспрашивая старых преподавателей, Крис вынес, что завуч имел какие-то тайны, но никого в них не посвящал, от чего раньше с ним было трудно поддерживать общение. После возвращения он изменился, а вот чьё-то отношение к нему, судя по всему, нет. На этом Кристофер зашёл в тупик. Ничего так и не выяснив, он позвонил Мартину, но тот, в полной растерянности сознался, что ничего кроме ножевого ранения не обнаружил. В организме ничего лишнего не было, лишь завтрак, внешне тоже. Будто призрак убил, так сказал врач и пообещал, что осмотрит тело получше за ночь. Аналитики тоже ничего важного не нашли. Проверили ноутбук и телефон на наличие программ по удалению данных и истории поиска, но её не оказалось. В истории не оказалось ничего необычного, судя по ней, мистер Тейт любил фильмы 90-х и с фанатизмом играл в стратегии; любил искать и читать старые статьи про войну за независимость... Если судить внешне, он был самым обычным человеком, ничего не прокручивая за чужими глазами и спинами. От этого становилось неприятно рыться в его вещах. А завтра придётся ещё обыскать дом. Но ведь невозможно, чтобы человек был настолько чист, когда на его груди кровью пишут такие вещи про нечестивость. Джон тоже странно вёл себя после того, как увидел фразу, что была написана на теле. Видимо, ловил флешбэки из прошлого, ведь, судя по его словам, они с мистером Тейтом были знакомы. А если соединить факты, то, вероятно, бывший шериф занимался делом теперешней жертвы. Джон сказал, что не особо вмешивался тогда в их разборки и не соврал. С болью, правда, упомянул старого друга и отвёл взгляд. Затем всю дорогу был задумчив и угрюм. Крис посчитал, что затрагивать тему прошлого не стоит, раз это для него так болезненно, тем более, что информации у того не так уж и много. Но надежда оставалась. Мучить людей Крис больше не собирался, поэтому распустил всех, только после чего заметил, что на улице совсем стемнело. Впереди у него был ещё день, за ночь Мартин мог ещё найти для него какие-то улики, или что-то похожее, что-то хотя бы немного важнее, нежели ножевое ранение. Орудия убийства нигде не было, поэтому это было первым, что им следовало найти после обыска дома мистера Тейта. Там Кристофер надеялся обнаружить, хотя бы какое-то сообщение или намёк на будущее убийство. Уже выходя из школы, у Криса зазвонил телефон, и кинув Люси поспешное "до завтра", мужчина ответил. Под нежное приветствие по ту сторону линии, шериф провёл взглядом уезжающую на мотоцикле Люси, после чего и сам поздоровался. Отдалённо Крис слышал ворчание Робби, поэтому немного расчехлился и сосредоточился на чём-то помимо работы. – Как у вас день прошёл? – спросил он, всё ещё внимательно вслушиваясь в фоновое бурчание сына. Рене что-то промычала в ответ, и вероятно улыбнулась. – У нас ничего феерического, лучше ты расскажи. – Мне нельзя рассказывать, к сожалению, это может быть опасно. – Да, Робби говорил, что ты запретил. Что-то серьёзное? – не допрашивая, скорее из беспокойства спросила женщина. – Относительно, скорее просто запутано, но это ничего. Я через минут десять заеду к вам. – Собственно поэтому я и звоню, – снова промычала Рене, и Крис успел напрячься от её загадочного тона. – Моя смена закончилась и Робби предложил поехать к вам, а уже возле порога вспомнил, что забыл в машине ключи. Поэтому езжай домой, мы ждём тебя. – И это всё? Боги, Рене! Я испугался, что случилось что-то, – выдохнул Кристофер, непроизвольно протерев рукой выступившую на лбу испарину. – Хорошо, я скоро приеду. Заставлять себя ждать мужчина не намеревался, и попрощавшись с Брайаном и курящим рядом Джоном, сел в машину и поехал домой. Теперь в списке дел оставалось только поцеловать Рене и покричать на Робби, а потом со спокойной совестью после продуктивного дня, лечь спать. Поэтому, подавив в себе паранойю снова на кого-то напороться по пути, мужчина ускорился. Благо дорога от школы до дома была безопасной и короткой, никаких лесов и трасс. У лестницы уже стоял велосипед, а свет бил только с боковой террасы, вход на которую был только из кухни, из-за чего Крис заранее улыбнулся, подозревая, что кто-то, видимо не выдержал и взломал замок. Но дверь была всё-ещё закрыта, а внутри не пробивалось ни намёка на свет, и мужчина подумал, что до его приезда тут, однозначно лазали через ограду. И этот вывод не был ошибочным. Под настенным фонарём, на деревянном диванчике сидела Рене, пританцовывая на месте ногами, чтобы согреться и посмеивалась. Перед ней стоял Робби, что-то оживлённо рассказывая и жестикулируя. Нарушать эту идиллию, Кристофер не осмелился, оставаясь в тени и наблюдая за тем, как они счастливы, как улыбается Робби, как добра и терпелива с ним Рене. Мужчина не хотел мешать, хотел смотреть на это вечно, несмотря на холод и желание спать. Он искал нечто подобное, некий покой, уголок Рая и, кажется, он был у него на террасе в тот миг, в тот вечер... Долго скрываться у него не получилось, совсем скоро, в ходе оживлённого рассказа Робби обернулся и застыл, увидев в тени знакомый силуэт. Улыбка с его лица стёрлась, сменившись неловкостью, а то и унынием, и вокруг снова стало тихо и тоскливо. Рене тоже встала с места, и проследив за взглядом подростка, подошла к ограде, немного склонившись и посмотрев сверху на Криса. Мужчина скрываться и дальше не стал, смысла уже не было, поэтому вышел из укрытия, немного улыбнувшись, чтобы разрядить обстановку. – И как вы туда залезли? – ухмыльнувшись от представления этой сцены, спросил мужчина, протянув над собой руку. – Тут не высоко, размять кости никогда не поздно, – отшутилась Рене, и приняв ладонь шерифа, забралась на ограду и спрыгнула, приземлившись прямиком напротив Криса. Робби полез следом и угрюмо пошагал в дом, шмыгнув носом. От такого его вида становилось не по себе, но Крис понимал, почему сын так ведёт себя – он думает, что прав, что его поступок не требует внимания, вот и обижается за предстоящую ругань, знает, что ждёт. Крис же места себе не находил, ему болело где-то в груди, он бы не стал и слова говорить, не бойся он так за ребёнка. Ему очень не нравились все эти ссоры и разборки, но в этот раз обойти это он никак не мог, был обязан объяснить. Да и уговор был, что Робби должен быть ответственным и аккуратным. Так что, сам напросился. – Спасибо, что присмотрела за ним, – полушёпотом сказал Крис, и немного склонил голову. – Заходи, кофе выпьем, или чаю. – У меня ещё есть дела, – покачала головой женщина, но не соврала. – Спасибо за приглашение, но лучше в более подходящий момент. Что у вас стряслось? Крис устало и тяжело выдохнул. – Снова сунулся в расследование. Шерудил возле тела, искал что-то, интересное, а я то подумал, что это убийца вернулся, стрелять уже готовился... хорошо что не поспешил, – мужчина так напрягся, что Рене пришлось с силой сжать его руку в попытках успокоить. – Не злись на него, он мальчишка. – Хочу не злиться, но не могу, это было слишком опасно. Пойду ругаться, – вроде и самоиронично, но абсолютно не скрывая этого, хмыкнул шериф. Рене кивнула, позволила мужчине коснуться его густой щетиной своей щеки, и чуть покраснев подождать, пока он осмелится коснуться ещё и губ. Он снова прошептал слова благодарности и аккуратно, словно тень касается света, оборвал её ожидания. Присутствие Рене рядом умиротворяло, но стоило ей уехать, Кристофер снова похолодел. Он зашёл в дом, закрыл на ключ дверь и подавлено рыкнул себе под нос, как бы заставляя успокоиться, потому что судный момент приближался, и мужчина старался его отсрочить. – Живо в кабинет, и жди меня там, – бросил Крис сыну, махнув рукой в сторону двери, а сам пошёл на кухню выпить чего-нибудь от головной боли, она начинала изводить. Робби выполнил указание, даже как-то резко и без лишних взглядов. В груди от этого тоже кольнуло, и Крис подумал, что стоит, наверное, выпить не одно обезболивающее. Он вошёл в кухню, вынул из одной из тумбочек два пузырька, и предварительно закинув в рот кусок хлеба, запил пару таблеток водой. Ждать полчаса он не собирался, просто хотел, чтобы хоть перед сном его не мучили боли, а с Робби нужно поговорить как можно скорее, чтобы забыть об этом. Злость постепенно отступала, и Кристофер был уверен, что не будет так разъярён, как ожидал утром. Но, стоящий в кабинете Робби снова подлил масло. Крис подошёл тихо, практически незаметно, чтобы посмотреть, что тот читает. В руках мальчишка держал какой-то список имён, со своим почерком, и когда мужчина заметил в нём имена тех, кого допрашивал днём, только нахмурился. Он поверить не мог, что Роб решил составить свой список подозреваемых, он – который даже на допросе не был, новенький парень, который знаком только с маленьким процентом учащихся. Кристофер чуть было не взорвался от того, что сын пытается его обвести вокруг пальца. Но он сдержался, не без больших усилий. Мужчина немного прочистил горло, и стоило Робби импульсивно обернуться, он вытянул руку, явно намекая, чтобы сын отдал ему то, что написал. В кабинете повисла тишина. Робби какое-то время стоял бездействуя, ему не хотелось отдавать отцу свою работу, он даже успел состроить свой привычный наглый вид, но когда с ним утяжелился и взгляд Криса, мальчишка всё-таки сдался, неохотно шлёпнув листик в протянутую руку. За день, Роб надеялся, что отец остыл, но судя по взгляду, это было не совсем так. Живот неприятно скрутило, и парень немного размяк от того, как давил на него этот взгляд. Крис обошёл его, остановившись у стола, и Робби неосознанно немного отдалился. – Честное слово, Роб, если ты не составил своему поступку достойного оправдания, я поколочу тебя, – то настолько спокойно это было сказано, пугало ещё сильнее. Не угроза, нет, страх навевал понизившийся до альта голос и судебный тон. Робби аж всхлипнул – впервые за долгое время, он действительно чувствовал себя пораженным в ещё не начавшемся споре. Он облажался. – Роб, я серьезно, если у тебя были весомые причины, то озвучь их. – Кристофер скрестил на груди руки, визуально увеличивая плечи. Он стал таким большим, сердитым, что у Робби непроизвольно скрутило живот. Из горла вырвался глухой стон, а с ним и попытка оправдаться. Крис только выжидающе остановил на сыне пристальный взгляд. Его наручные часы беспощадно тикали.... – Я... я просто подумал... – Подумал? Ты в этом уверен? – Да... – ребёнок потупился и помялся с ноги на ногу. Он уже неправильно начал, а дальше вряд-ли его попытки будут иметь результат. По крайней мере, положительный. А отец ведь такой, что и рассердиться может больше, чем есть. – Ну, пап! Подожди, дай сказать! Я ведь не специально, не хотел чтобы вот так получилось. Просто интересно стало, и я подумал, что смогу помочь, а ты бы туда не пустил! – Теперь понимаешь почему? Придираться к словам о случайности и о том, что ребёнок попался "с поличным", мужчина не стал. И без того он сдерживал ярость. Так пусть уж Робби сам поймёт, насколько всё сложно тут работает. В глазах сына он прочёл частичное раскаяние, но больше от испуга и неудавшейся шалости, нежели от полного осознания своей оплошности. – Понимаю, но это всё случилось, потому, что ты не разрешаешь мне даже посмотреть, а ещё вечно ругаешься и сердишься! Это несправедливо! – Несправедливо?! – чуть было не взревел Крис, опустив руки и выполнившись так, что затмил собою сына. Про претензию о том, что, оказывается, это он виноват в том, что Робби такой непоседливый, мужчина решил отложить. Всё-таки вина его есть, может не в том, что озвучил Роб, но вот на каком-то генетическом уровне, возможно, это так. Мужчина выглядел устрашающе, и Робби только сейчас понял, что следовало прикусить язык, выслушать лекцию и пойти спокойно отдыхать. А тут сейчас и не вмешается никто, мамы то нет с ними. Кристофер в таком состоянии опасный – от этого Робби сжался весь, не зная, с какого боку ему прилетит. – Тебе сказать, что значит несправедливо?! Если бы я выстрелил?! – мужчина явно старался держать себя в руках. Он хотел выразить строгость, не больше, но выходило плохо. – А если бы не я?! Убийца мог находиться в здании! Что бы я делал, тронь он тебя?! Тебе мало было в прошлый раз?! – Кристофер обречённо прорычал и закрыл ладонями лицо, чтобы сдержать в себе все те угрозы, которые хотел выпалить. – Но, папа... – Достаточно, Роб. Ты наказан, на этот раз серьёзно. Ребёнок хотел было ещё вставить своё слово и, кажется, это не было сопротивлением. Он пытался исправиться, но не успел. Отец его опередил, и предупредил чуть смягчившись: – Не донимай меня сегодня больше этой темой. Себе во благо, пожалуйста. На такую строгость со стороны отца, Робби решил не обижаться, хотя очень хотелось и что-то даже начало зарождаться. Быть может и хорошо, что Крис отправил его, меньше ругани. И парень уже собирался идти в комнату, что ему стоять ещё, смотреть, как отец себя успокаивает, но тот отозвал его почти на пороге. Робби обернулся, наблюдая за уставшим, но всё ещё напряжённым видом отца. Крис боролся с мыслями. Он знал, как сын отреагирует на его слова, любой бы плохо отнёсся к ним, но он обязан, как родитель и как шериф обязан. – Ты трогал тело? Дотрагивался хотя бы пальцем? – Ты думаешь это я сделал?! – возмутился было Роб и мужчина напрягся. – Чёрт. Да или нет?! – Нет! – А что делал? – от того, что приходилось вести этот допрос, было неприятно обоим, но Кристофер понимал, что он обязан. Люси права была. Он не подозревал Робби, ни на минуту, да и не лгал тот, но мужчина должен был быть уверен в том, что за сыном не приедут и не арестуют. – Ничего не делал. – Не делай так, – указал мужчина пальцем и Робби сглотнул. – Как? – Ложь. Очень яркая и совершенно ненужная в данный момент. Я могу рассердиться. – А ты будто не сердишься, – пробурчал Роб. Он хотел было напомнить об их уговоре про чтение, но вовремя подумал, что в своём положении, ничего хорошего из этого не выйдет. Крис только хмуро глянул, и Робби раскололся, пока большой-грозный шериф не напридумывал себе невесть чего, а его самого не лишили свободы действий. – Да ладно, я просто сфотографировал. Мне интересно было, хотел потом посмотреть повнимательней, может надумал бы чего полезного, – на то, как отец закатил глаза от его любимой песни "хочу помочь", Робби не обратил внимания. Мужчина снова стал холодным и, будто бы приказывая проговорил: – Удали. – Но, папа! – Удали, сейчас! Это улика, Робби! Если кому-то придёт в голову тебя обвинить, мы должны быть чистыми! Всё это было безрассудно. Стоит всплыть информации о том, что ты там был, меня могут отстранить от дела, а тебя арестовать! О таких подробностях, Роб и правда не задумывался, когда прокрался в кабинет завуча, а от этих слов стало тревожно. А что если и правда...? Но он знал, что отец любит преувеличивать такие моменты, поэтому не мог быть уверенным, настолько ли там всё было так сложно. – Ладно! – Робби вынул из кармана телефон, разблокировал его и подошёл к отцу. Обидно было удалять фото, ему хотелось рассмотреть их получше, чтобы провести собственное расследование, но сделать это пришлось при Кристофере, чтобы тот убедился. – Доволен? Вот теперь Роб почувствовал, что обиделся, потому что это уже не просто "поругать за выходку", это открытое недоверие. Где-то в глубине души юноша понимал, что отец обязан был сделать это, он его защищает, но быть участником такого, он не хотел. Ему нравилось в тайне пробираться на места преступления, смотреть на тела, расследовать что-то, а вот быть пойманным ему не нравилось, в особенности потому, что после этого, к нему начинали относиться, как к непослушному ребёнку. На тяжёлых ногах, Роб поплёлся из кабинета, уже не скрывая того, что его очень огорчило такое отношение к себе. Уже в коридоре он услышал из кабинета уставший вздох, а потом в дверном проёме возник отец и снова отозвал его, уже каким-то совсем мягким и расстроенным голосом. – Эй, постой, Роб. Прости, что напугал, и что накричал... Пожалуйста, пойми меня, я обязан делать некоторые вещи. И я очень за тебя испугался, не делай так больше. Парень и сам не заметил, как эти слова повлияли на него. От чего-то внутри нарастающая злоба сменилась тёплым желанием прижаться к родителю, но он подавил в себе это. Только кивнул в ответ и направился к себе. Отец больше не окликал его. Он вернулся в кабинет, наверное, выпить чего покрепче.