Are you lost baby boy?

Слэш
R
В процессе
21
автор
Размер:
планируется Мини, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Полярный влюблён в Антона. Антон не влюблен в писателя, и четко намерен не контактировать с поехавшим ни на каком основании.
Посвящение:
Нервной системе Энтони Юлая. Мы с тобой, подруга. Мы с тобой.
Примечания автора:
Мне очень хотелось, что бы хоть где-то Антон остался адекватным человеком. С Полярным, как бы, и так всё ясно.

ПС: писано буквально с коленки, но я стараюсь.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 2 Отзывы 5 В сборник Скачать

Вводная

Настройки текста
      Антон уже в десятый раз за вечер тоскливо поглядывал на камеру.       Нужно было снимать очередное прохождение «Клуба романтики», но его тошнило от одной мысли о встрече с придурковатой главной героиней, поступки которой не подчинялись никаким законам логики. Люцифер, конечно, был горяч и просто секс ходячий, но Крысина — это какой-то новый вид человека дебильного. Убивать целый день на съемку видео не хотелось совершенно, а ведь на прошлом прохождении уже набралась оговоренная сотня тысяч просмотров.       Парень любил свою работу, и очень не любил тупых героинь тупых игр. Поэтому так долго откладывал очередной выпуск летсплеев.       Где-то на кухне гремела чашками Соня. В последнее время подруга заходила достаточно часто, то видео помочь смонтировать, то просто потрещать о всяком. Антон радовался хоть какой-то компании, ведь за время карантина его социализация и умения налаживать контакты без алкоголя скатились куда-то в район жопы и там плотно осели. Кажется, навсегда. Соня немного разряжала обстановку, но Антона смущала мысль о том, что он, кажется, использует подругу для удовлетворения своих потребностей, и не задумывается о её чувствах.       С Соней его связывала довольно долгая и искренняя дружба, что бы там не писали паблики в телеграмме. Он искренне любил свою подругу, и был бесконечно рад, что у него есть такой близкий человек. За Упыриху Ульянов готов был откусить лицо каждому, потому что «охана» — значит семья». К тому же, в том пиздеце, который творился вокруг него сейчас, только Соня проявила участие и поддержку, за что Антон был готов молиться на её светлый лик до конца своих дней. Ставить свечки, бить поклоны, держать пост — что угодно. Один он бы всю эту историю не вывез бы.       Засада пришла откуда не ожидали. Ёбаный Полярный, насмотревшись видео с разгромными рецензиями своей дурацкой книжонки, словно сорвался с цепи. Он явно решил превратить жизнь Антона в ад, донимая того во всех соцсетях, в реале (где только информацию нарыл), через близких и родных… Это кудрявое подобие писателя, этот выпердыш беременной крысы, этот… Сыпать оскорблениями в сторону Александра Антон мог долго, потому что в какой-то момент дошел до ручки. Сам факт существования Полярного заставлял Антона нервно вздрагивать каждый раз, когда он наталкивался на что-то, хоть отдаленно ассоциирующееся с холодом, снегом и мятой. Однажды перед ним в кофейне девушка заказала мятный капучино, и Юлай вынужден был срочно ретироваться из заведения, потому что его накрыло странным подобием панической атаки, только завязанной не на страхе, а на желании убивать. От этого было жутко. Неужели он превращается в психа из-за Полярного? Может, и правда стоит сходить к психотерапевту, у которого не был уже достаточно долгое время…       Соня первая заметила неладное, и таки смогла выдавить из блогера причину его неадекватного поведения. Долго материлась, всё порывалась накатать писателю в личку гневное письмо размером с Францию, звонила в издательство — зачем, правда, непонятно — но именно благодаря её реакции Антона немного попустило. Это не он агрессивный мудак, который жаждет крови одного определенного писателя. Это, оказывается, нормальная реакция на происходящее.        — Соня, ёбаный свет, он опять мне пишет! — почти провизжал Антон, глядя на засветившийся экран телефона.        Хромова заглянула в комнату, оценила масштабы разрушения — а последние десять минут Антон самозабвенно предавался разваливанию постельного белья — и негромко хмыкнула.  — Блокируй, мне тебя учить, что ли?       В глазах парня мелькнула паника. Посмотрев на телефон как на ядовитую змею, Ульянов медленно развернулся к подруге и сдавлено прошипел:  — Мне кажется, у меня новая фобия. Прикосновений к телефонам. Так и вижу, как эта падла форматируется в цифру и по телефонным каналам просачивается сюда.  — Юлай, ты ёбнулся.       Девушка смахнула с экрана мобильного телефона уведомление о новом сообщении в Инстаграм. Не факт, что это был Полярный, но лучше перестраховаться и не доводить друга до греха. В последнее время от недосыпания Антон превратился в злобную фурию, готовую взорваться в любой момент и заляпать кишками всё на многие километры вокруг. Навалилось всё сразу: и финансовые трудности, и постоянный стресс от переработок, и сраный Саша Биполярный со своими истериками, и ебучий ютуб, которому вечно всё не так, и монетизация слетает к чертовой матери, и твиттер со своими вечными треш-историями.       Антон натура чувствительная, думала девушка, отключая уведы. Вдруг прибьёт сдуру Полярного? Судя по атмосфере, он уже давно спланировал план убийства и тщательно продумал как расчленить и скормить труп собакам. Хотя, заслуживают ли собаки такой пытки конской дозой ванили, из которой целиком состоял Аскеров…       Она уже и настоящую фамилию этого парня запомнила. Соня вяло усмехнулась комичности ситуации и вернула телефон другу, который выглядел так, будто ему под нос сунули ядовитую змею. Хотя, помнится, на выставке пресмыкающихся Антон долго восхищался красотой королевской кобры. Змеи и правда были классные. Некоторые, как оказалось, умеют плеваться ядом. Черношеяя кобра, отличающаяся особо большой дальностью плевка, была сходу наречена Антоном, и никого не интересовало, что это была самка.       Антон внимательно пролистал все вкладки на смартфоне, убедился, что из все мессенджеры и соцсети закрыты, и расслаблено улыбнулся. В последнее время делал он это редко. Во-первых, с развороченной челюстью особо не позубоскалить. Во-вторых, сложно улыбаться, когда дергается глаз. В-третьих, улыбаться было некому, кроме периодически появляющейся Сони. Вечно мрачное выражение лица плотно вклеилось в череп обычно улыбчивого Юлая. На лбу даже проявились вертикальные морщины, и пришлось в срочном порядке заниматься массажем лица и затариваться сыворотками от морщин. Лицо — продукт который Антон продает, и никому не нужен морщинистый дряблый видеоблогер.  — Сонь, ты идешь? — позвал парень, вглядываясь во тьму коридора. — Я так опоздаю!  — Антон, дай в туалет сходить по-человечески! — раздался вопль, заглушенный дверью туалета. — Между прочим, ты это сраное ризотто готовил, сам виноват.  — Ну, теперь оно действительно сраное, — пробурчал парень. Его самого немного пучило после необычного обеда, но пока проблем не предвиделось.       Когда Соня наконец покинула обитель раздумий и философских изысканий, Антон уже дремал, прислонившись к дверному косяку. Спать он мог в любом месте и в любой позе, а в свете последних событий его вечная усталость была совершенно неудивительна. Проходя, девушка ткнула друга в мягкий живот и удивилась тому, насколько легко Антон отклонился от стены и чуть шатнулся назад.  — Антон, тебе бы поспать по-человечески.       Парень устало покачал головой.  — Не могу, Сонь. Херня снится постоянно, вскидываюсь без причины, тревога постоянная. Доеду до Михаила Дмитриевича — разберёмся.       Михаилом Дмитриевичем звали психотерапевта, которого одно время посещал Ульянов. В свое время он сильно помог блогеру, и с тех пор за ним закрепилось негласное звание бога и спасителя.       За неспешной беседой друзья провели всю дорогу до стоматологической клиники, куда уже в который раз за полгода топал Антон. На пороге они попрощались, Соня обняла парня на прощание и умчалась домой, снимать очередной обзор на лайф-коучей из инстаграма и тик-тока. Пару секунд заторможено повтыкав в вывеску стоматологии, Антон встрепенулся и потопал на персональную пытку, за которую еще и бешеные бабки отваливал. Веселая форма мазохизма, платить сотни тысяч за то, что тебе кромсают челюсть вдоль и поперёк.       Он устроился поудобнее в кресле, воткнул в уши наушники и попытался отрешиться от неприятного копошения у себя во рту. Стоматолог так много говорил о своих достижениях, что в последнее время Юлай задумывался о смене лечащего врача, и на лечение приходил исключительно с музычкой в ушах. Плейлист его дробился на разные жанры, начиная Валерочкой Меладзе и Лолитой, и заканчивая Бездной Анального Угнетения и Скриптонитом. Антон никогда не был фанатом тяжелой музыки или дебильного репа, но слушать серьезные серенады в и без того напряженный момент — не то, ради чего стоит жить.       На этот раз в кресле стоматолога он провел около полутора часов. Заебался, отсидел все филейные части, шея затекла, глаза болели от яркого света хирургической лампы. Именно поэтому, когда врач знаком дал понять, что приём окончен и можно вставать, Антон вскочил, на ходу пробормотал прощания и пулей вынесся из кабинета. Всё равно все рекомендации и список лекарств скинут в ватсапе, чего задерживаться?       Телефон завибрировал. Ульянов дернулся, выудил смартфон из кармана широких штанов, и подозрительно впырился в экран, пытаясь сквозь заставку вызова определить, кто повис на том конце провода. Ему часто звонили с незнакомых номеров по работе, и игнорировать все непонятные звонки он просто не мог — без еды бы остался. Но каждый раз поднимая трубку, он готовился услышать ненавистный голос.  — Антон Ульянов, я вас слушаю.       В трубке повисла секундная тишина, а затем чуть дрожащий женский голосок пролепетал:  — Здравствуйте, Антон! Меня зовут Жанна, я председатель клуба «Сколково», помните, договаривались с вами о встрече?       Блогер прямо-таки чувствовал, как подржавевшие шестерни завертелись в мозгу.  — Да, вспомнил! — послед довольно продолжительной паузы спохватился парень. — Библиотека на Садовой, я правильно помню?  — Вот по этому поводу и звоню, — в голосе девушки слышалась явная неловкость, будто ей было чертовски стыдно говорить. — Мы решили снять помещение, у нас не получится вместить всех посетителей согласно карантинным нормам…       Юлай мысленно закатил глаза. И в какую жопу мира его решили затащить на этот раз?       Жанна протараторила адрес, Антон мысленно прикинул расстояние от дома до лофта, который сняли под мероприятие, и счастливо выдохнул. Это всего двадцать минут ходьбы от дома, а если на такси — так и вовсе три минуты на дорогу потратить придется.  — Спасибо, что предупредили, Жанна, буду с нетерпением ждать встречи, — промурлыкал Юлай и повесил трубку. Жизнь определённо налаживалась, ему не нужно чесать через полгорода ради компании незнакомых людей. В случае чего можно будет посреди мероприятия встать и свалить домой, не парясь о пробках и времени на часах. Шикарно, черт возьми!       На лице сверкнула секундная улыбка.

***

      Жанна странно передернула плечами и сдернула с носа осточертевшие очки. На душе было муторно и тошно, будто не с человеком поговорила, а ушат говна выхлебала. Стыдно было до ужаса, серьезный человек, а тут она с этим идиотизмом…       Сидящий напротив пышнотелой блондинки Жанны тощий очкарик улыбнулся, и за стеклами его очков заплясало пламя.
Примечания:
Окей, я честно пытаюсь сделать что-то хорошее. Пб открыта, тут явно валом косяков. Если кто-нибудь захочет помочь и станет бетой — я буду самым счастливым человеком на свете.

Не говорите Антону, что его сделали неврастеником, пожалуйста, мне его и так искренне жаль.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Видеоблогеры"

Ещё по фэндому "Александр Полярный"

Ещё по фэндому "Anthony Uly"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты