Welcome home, Dora

Гет
R
В процессе
3
Размер:
планируется Макси, написано 17 страниц, 1 часть
Описание:
Тонкс выживает на войне, но по истечению более десяти лет так и не может смериться со смертью Люпина. А что, если создать собственную реальность, где Ремус будет жив?..
Посвящение:
Ванде Максимофф и моей безграничной любви к Нимфадоре.
Примечания автора:
— Сюжет фанфика берет основу с сериала "WandaVision", так что в некоторых моментах история совпадает.

— Главы — это названия песен или строчки, подходящей смыслом или атмосферой к этой главе. Перед главой в примечании будут указаны названия песен, которые вы можете слушать во время прочтения :3

Примечания в самой истории:

— Тедди не успел родиться во время второй войны, но он будет в истории.

— Первые несколько глав будут опираться на создание "идеального" мира.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 1. Highway to Hell

Настройки текста
Примечания:
Highway to Hell — AC/DC.
Как по мне, песня идеально подходит Нимфадоре и ее атмосфере, поэтому она и открывает этот фанфик.
ПБ всегда открыта, если увидите ошибки — исправьте пожалуйста:3
*https://www.pinterest.ru/pin/541276448952473271/ — так примерно выглядит английская красная.
Очень жду ваших отзывов об этой работе!
      ПЕРВЫЙ ОБОРОТЕНЬ, НАГРАЖДЕННЫЙ ОРДЕНОМ МЕРЛИНА!              Ремус Люпин, член «Ордена Феникса» и участник Второй Магической войны, посмертно награжден Орденом Мерлина Первой Степени! Мистер Люпин с самого детства страдал ликантропией, первый оборотень в истории магии, получивший эту награду! Был убит 2 мая Пожирателем Смерти Антонином Долоховым.              Его жена, Нимфадора Тонкс, была назначена за свои заслуги в войне, в том числе и убийство Пожирательницы Смерти Беллатрисы Лестрейндж, главой аврората в Министерстве Магии. Нам не удалось взять интервью у мисс Тонкс, но мы думаем, что еще встретимся с ней на суде оставшихся Пожирателей Смерти.              20 мая 1998 года, газета «Ежедневный Пророк»,Рита Скитер.                     СУД НАД ПОЖИРАТЕЛЯМИ СМЕРТИ!              1 июня был проведен четырехчасовой суд над всеми оставшимися Пожирателями Смерти. Все пойманные раннее Пожиратели были заключены в Азкабан на пожизненный срок, включая всю чету Малфоев! Восемнадцатилетний Драко Малфой самый юный из последователей Темного Лорда, запеченного в Азкабан. Множество доказательств было и против него, так и против его заключения.              Через несколько недель будет повторный суд нескольких Пожирателей с пересмотром приговора, точная дата пока не назначена.              4 июня 1998 года, газета «Ежедневный Пророк», Рита Скитер.              МАЛФОЙ ОСВОБОЖДЕН ИЗ АЗКАБАНА!              Вчера, 21 июня, был проведен повторный суд над некоторыми Пожирателями Смерти. Неожиданно, на суд пришла новая глава аврората Нимфадора Тонкс, которая после войны никак не показывалась перед журналистами. Тонкс отказалась давать каких-либо комментариев о своем нахождении здесь, зато она сыграла одну из самых решающих ролей на суде. Мисс Тонкс давала показания против виновного восемнадцатилетнего Драко Малфоя, коих было достаточно для его освобождения с последующим ограничением в магии на пять лет.              Аврор Тонкс отказалась объяснять нам причину такого поступка. Остальные пожиратели остались с Азкабане, лишь некоторые с понижением в сроке.              22 июня 1998 года, газета «Ежедневный Пророк», Рита Скитер.              БЫВШИЙ ПОЖИРАТЕЛЬ СМЕРТИ НА РАБОТЕ В МИНИСТЕРСВТЕ МАГИИ!              Как сообщают наши источники, Драко Малфой, бывший Пожиратель Смерти, после истечения срока без магии, назначенный судом, устроился на работу в Министерстве в Отдел Криминалистики.              Глава аврората, Нимфадора Тонкс, принимающая непосредственное участие в отборе новых сотрудников, также, как и много лет назад на суде, отказалась давать какие-то комментарии. Мистер Малфой также избегает репортеров, не желая рассказывать мотивы такого поступка.              К чему может привести допущение бывшего Пожирателя Смерти в данным Министерства и его секретам? Насколько опасен новый лорд Малфой по истечению пяти лет? Возможно, он просто пытается забыть свое прошлое, а возможно, просто пытается вернуть все, как было, и начать новую войну.              Пока никому неизвестны дальнейшие действия Малфоя, но Министерствоуже пытается сделать все возможное, чтобы замять эту ситуацию.              27 марта2003 года, газета «Ежедневный Пророк», Рита Скитер.              НОВЫЙ МИНИСТР МАГИИ!              Сегодня, 12 июня 2007 года, был избран новый Министр Магии. Гермиона Джейн Грейнджер, раньше также строящая свою карьеру в Министерстве, заняла пост в самом верху.Министр Грейнджер начала свою карьеру с Отдела регулирования и контроля за магическими существами, где способствовала значительному улучшению жизни эльфов-домовиков и их собратьев. В дальнейшем она перешла в Отдел магического правопорядка, где занималась искоренением несправедливых законов, защищающих только чистокровных магов.              «Как новый Министр Магии, я беру на себя ответственность сделать жизнь лучше всем волшебным существам без исключений. Всю карьеру я работала над тем, чтобы установить равноправия всех волшебных единиц в стране. Все мои законы будут распространятся абсолютно на всех, не будет никаких привилегий для чистокровных, или, как могут подумать некоторые, наоборот, для маглорожденных волшебников».              Многие представители Благородных Домов и Волшебной знати обеспокоены тем, что госпожа министр будет отдавать свои предпочтения маглорожденным, так как сама является такой, и чего совершенно не скрывает.              Многие были возмущены тем, что Министерство допустило к такому высокому посту «грязнокровку». Другие же думают, что ее поставили на этот пост в качестве рекламы Министерства и его благих намерений, когда как Мисс Грейнджер кто-то активно дергает за ниточки в своих корыстных целях.              Новый Министр не дает четких планов на дальнейшее будущее магической Британии, но уверяет нам, что оно будет значительно лучше, чем то, что мы имеем сейчас.              12 июня 2007 года, газета «Ежедневный Пророк», Рита Скитер.              ***              25 мая 2009 года.              Тонкс запила горький лечебный раствор смесью из магловского виски и газировки. Стакан нагрелся на теплом майском солнце, поэтому было еще противнее. Постоянные мигрени только усилились в последние полгода-год, поэтому целительница мадам Скилдстон, которую должен был знать каждый аврор, и которая являлась негласным врачом для всего аврората, прописала Тонкс ужасный лечебный раствор из какой-то успокаивающей травы и магловских антидепрессантов, добавляемых лично Тонкс.              Май всегда в аврорате был сложным периодом, постоянные отчетности, огромное количество преступлений за весну, когда у людей поднималось настроение с приходом тепла. В общем, дел всегда было по горло, что на посту аврора, что на посту главного аврората. В это время все авроры начинали брать отпуск, поэтому на Нимфадору сваливалась чужая никому не нужная работа, но которая должна была быть сделана в любом случае.              Нимфадора обвела взглядом свой кабинет, доставшийся ей в «наследство» от Грюма: темный, с застоялым запахом кабинет, который даже проветривание с помощью одного единственного окна не спасало. Когда Тонкс только его получила, пришлось в срочном порядке избавляться от всей той радости, что оставил ей Грюм: огромное количество какого-то старого мусора, который он называл вещдоками, странные неработающие уже полвека артефакты и тому подобная дребедень. Можно было бы и побольше постараться для своей любимой ученицы, но в целом и так сойдет.              Кабинет был достаточно пустой: огромный дубовый стол посередине комнаты, небольшое количество выдвижных ящиков с бумагами и несколько шкафов с уликами, которые Тонкс захотела оставить себе.              К своему удивлению, Тонкс с каждым годом все больше и больше походила на своего учителя. Давно работающие авроры говорили, что до Аластора ей не хватало только глаза. И вела, и пила, и управляла авроратом она почти также. Грюма боялись, но уважали, а Тонкс скорее… жалели? На нее всегда смотрели с какой-то жалостью, думая, что она этого не замечает.              Тонкс ненавидела, когда ее жалели.              За одиннадцать лет Тонкс так и не пришла в себя после войны. Первые года два она жила по инерции, не способная здраво оценить все то, что с ней произошло. Пришлось обращаться к магловским психологам за помощью, так как кошмары становились все более и более кровавыми, а истерика перед сном стала ее обычным развлечением.              Фамилию Ремуса Нимфадора так и не взяла, просто не смогла. Оборвала связи со всеми друзьями, какими можно было, даже с ее лучшим школьным другом Чарли Уизли, с которым даже во время войны они поддерживали связь, ведь вместе с ней он входил во второй состав Ордена Феникса. Люди продолжают жить своей жизнью, а навязываться Тонкс никогда не любила. У него наверняка была своя семья, жена, дети, хорошая работа — все то, что должно быть у нормального человека зрелого возраста.              У Тонкс не было ничего. По началу была хотя бы мать, которая пыталась поддерживать ее фразами по типу: «Все пройдет, он бы не хотел видеть, как ты мучаешься», «Скоро все наладиться», «Время лечит».              Ни черта это ваше время не лечит.              С каждым годом Тонкс становилось только хуже. Все больше она запиралась в себе, все слезы были выплаканы еще в первые несколько месяцев. Спасала лишь работа, на которой Тонкс уходила полностью. Часто она ночевала тут же, в своем кабинете, домой возвращаться совсем не хотелось. Хотя, домом это было сложно назвать: раньше она жила с матерью за исключением других вариантов, а потом начала снимать какую-то не обжитую квартирку на окраине Лондона.              С матерью она разругалась на какое-то время. Андромеду совсем достало то, что дочь никак не может зажить полноценной жизнью. Хватит уже, ты что, всю жизнь будешь вспоминать его? Почти десять лет прошло, Дора, также нельзя!С матерью позже она помирилась, но осадок остался, поэтому сейчас они тоже не шибко общались.              Тонкс прекрасно понимала, в какую яму себя загоняет. Вот так, по много лет не мочь отпустить дорого человека — это ужасно. Боль все равно рано или поздно проходит, появляются новые люди, новые события и новые моменты в жизни.              Боль Нимфадоры не могло заглушить ничего. Магловские психологи и психотерапевты называли этот синдромом затяжной скорби, когда человек не может отпустить близкого десятилетиями.       С Тонкс что-то не так. Она почувствовала это тогда, когда начала радоваться смерти Беллатрисы Лестрейндж от ее же рук. Это неправильно, это ужасно! Я ужасный человек?              Дора часто усмехалась таким мыслям. Та Нимфадора, молодой и жизнерадостный аврор с короткими розовыми волосами никогда бы не смогла предугадать, во что она превратится спустя одиннадцать лет.              Даже ее внешний вид поменялся: волосы остановились на средней длине и обрели коричневый и грязный цвет английской красной краски*. Она не могла выползти из единственного серого плаща как у детективов из магловских романов. Кроме как в нем, строгих черных брюках и белой рубашки с черным галстуком ее увидеть было нельзя.              Тонкс обвела взглядом свое рабочее место. Какой бардак, раньше она пыталась хоть как-то поддерживать здесь чистоту, но вскоре поняла, что это бесполезно. Половину бумаг надо было еще «отфильтровать», прежде чем отправлять министру, потом надо было собраться и вручить пару дел, которые необходимо закрыть до конца месяца, потом еще…              — Можно? — Тонкс вздрогнула, услышав стук в дверь и знакомый голос.              — Да, — лениво отозвалась Нимфадора, когда поняла, что волноваться не о чем. Она откинулась на спинку стула и, быстро бросив взгляд в окно, перевела свой взор на дверь.              Платиновая башка Драко Малфоя показалась в дверном проеме, за ней — левитирующая стопка бумаг и пара отдельных папок с архивами.              Это был единственный человек сейчас, с которым Тонкс поддерживала общение. Все остальные либо устали от ее состояния, либо постоянно жалели и лелеяли Нимфадору, что страшно бесило и хотелось дать по роже.              Драко был не таким. Можно сказать так, он был таким же, как и сама Тонкс. Брошенным, одиноким, никому не нужным человеком, в жизни имеющим только работу.              Хотя, раньше у него был тот, кого колышала его судьба. Собственно, так Драко и оказался на свободе: оказалось, Андромеда во время всей второй войны поддерживала связь со своей сестрой, Нарциссой, которая, по совместительству, была матерью Драко. Это было странно, ведь Нарцисса долгие годы также игнорировала существование Андромеды, как и вся остальная семья.              Но Нарциссе требовалась помощь.              Больше всего на свете она переживала за судьбу сына. Может быть, она и не была хорошим человеком, но она была хорошей матерью. И когда Драко стал Пожирателем Смерти по воле отца, она не знала, куда деться от горя и ужаса. Андромеда смогла простить сестру, и только благодаря ей, Нимфадора пошла на этот чертов суд и вытащила Драко оттуда.              — Зачем… зачем ты сделала это?              — Можешь сказать спасибо своей тете, она как раз тебя в гости на чай с тортиком звала.              Честно, когда Тонкс делала это, ей было глубоко плевать. Сыграло лишь ее завышенное чувство справедливости и рассказы матери о его невиновности.              Поверить только, Тонкс никогда не бы не подумала, что будет общаться с отпрыском Малфоев. Она ненавидела эту семью ровно также, как и тех, кто выгнал мать из семьи. Но Драко оказался не тем, кем она ожидала.              Он был другим.              Поэтому, сама того не замечая, она начала помогать ему, а после того, как у парня обнаружился огромный талант в алхимии после пяти лет без палочки, даже предложила ему работу. Очень удачно, что главе всего этажа подчинялись все отделы, включая Отдел Криминалистики.              Криминалисты в Министерстве занимались тем, что брали экспертизу с места преступления и проводили все необходимые анализы и диагностики с найденными артефактами, или, проводили те же операции и вскрытие тел. Это был уже специальный отдел Патологоанатома, но Драко метался туда-сюда.              Ему стоило огромных усилий, чтобы сохранить эту работу. За малейший чих его могли выдворить оттуда, поэтому пришлось доказывать свою место находиться на этой работе. До сих пор с ним почти никто не общается, кроме жизнерадостной Астории Гринграсс, которая, казалось, знала весь отдел.              Ходили слухи, подкрепленные вещественными фактами, что эти двое были помолвлены. И видимо, они успели сдружиться до того момента, как Гринграссы отказались иметь с Малфоями дело после войны. Они хорошо ладили, но встречаться так никогда и не встречались.              — Короче, вот тебе все отчеты за май, и парочку годовых, — Драко сделали негласным отправителем всех отчетов и важных бумаг, когда узнали, что у него перед Тонкс есть некоторая лояльность. — Потом еще занесу, когда Астория их доделает с бухгалтерами.              Драко плюхнул на стол бумаги и бросил взгляд на убранство стола. Он выглядел также, как и всегда: слегка заложенные, но все же немного растрепанные белоснежные волосы, такой же белоснежный халат из лаборатории, который в свободное время он менял на единственный темно-фиолетовый плащ, подобно Тонкс. Внезапный луч света, который редко попадал на эту часть здания, окрасил его лицо в золотистый приятный цвет. Тогда как хмурая Тонкс оставалась полностью в тени, Драко блистал в ослепительном майском свете.              — М, что за дрянь? — Драко поднял со стола стакан и, немного помешав, сделал глоток.              —Маглвоский вискарь с газировкой, — Нимфадора усмехнулся забавно перекосившемуся лицу Драко.              — Ой, Мерлин, какой ужас, — Драко поставил стакан от греха подальше. — Там, кстати, ребята вызывают тебя на дело, куда и меня назначали. А оно за городом, а ехать одному за деньги мне не очень-то и…              — Что там опять? — на самом деле, размяться и выйти на теплую улицу было даже приятно, но для приличия надо было хотя бы поворчать.              — Какое-то убийство со странными уликами, говорят что-то действительно серьезное.              — Ладно, сейчас я кое-что отдам и поедем.              Нимфадора поднялась со своего места и схватила ключи от машины, валяющиеся на столе. Удачно по дороге можно было передать дельце, поэтому Тонкс схватила еще и папку со стола.              Вышли они вместе, только пошли в разные: Драко в свой отдел, Нимфадора — к кабинкам авроров.              — Поттер, Уизли! — Окликнула двух, жующих булочки авроров Тонкс. — Новое дело, в ваших интересах закрыть его до конца месяца.              Тонкс передала им папку с каким-то ограблением в Косой Аллее. Точнее просто бросила на стол, засовывая руки в карманы.              Эти двое были достаточно неплохими в своем деле, но ужасные лентяи, когда дело касалось бумажной работы. Будь Тонкс таким же аврором, она бы восхищалась этими двумя, но быть их начальником и часто выполнять их же бумажную работу было не самым благодарным занятием.              Когда Тонкс выходила из своего кабинета, она всегда напяливала на себя немного угрожающий вид. Грюм изначально готовил ее как своего наследника на это место, поэтому научил ее некоторым приемам. Конечно, огромного количества шрамов у нее не было, да и высокого роста тоже. Она могла это все сделать, в мгновение ока, но зачем? Поэтому слегка устрашающей ухмылки, длинного плаща и враждебно настроенного взгляда хватало.              — Или я вас заставлю делать всю бумажную работу за весь отдел.              И Тонкс, развернувшись на каблуках своих суровых черных ботинок, ушла под вздохи и стоны двух авроров.                     Один из каминов в Атриуме выходил около магловской парковки. В квартире Тонкс не было камина, поэтому у Доры был другой путь.              На парковке стояла белая «Ауди» A6, 1980 года выпуска, купленная Тонкс у какого-то машинного барыги за копейки несколько лет назад. Машина была в таком себе состоянии, но обладая магией, Нимфадоре удалось вернуть ей прежний вид.              Сдать на магловские водительские права было не трудно, поэтому на работу Тонкс каталась на машине. Драко уже стоял рядом, держа в руках чемодан со всем необходимым оборудованием.              Погода действительно была чудесная, Лондон в такое время оживал до первого дождя, а Тонкс даже слегка улыбнулась, когда вышла на улицу.              Ехать оказалось долго, минут сорок, не меньше, но у Тонкс было на удивление хорошее настроение от теплого ветерка, дующего из открытого окна машины. Драко не разделял хорошее настроение кузины, смотря на нее как-то с опаской.              Наконец, доехав до места, Тонкс увидела нескольких авроров и криминалистов, бегающих туда-сюда. Здесь же она увидела новобранцев из числа авроров, на их лицах застыл шок и ужас. Зато рядом бегала Астория Гринграсс, хорошенькая девушка со светлыми кудрями, собранными в пучок на макушке. Так и напрашивался вопрос, кто допустил такую куклу копаться в трупах.              — Драко, сюда! — Окликнула их девушка, когда они вышли из машины. — Аврор Тонкс, доброе утро! У нас тут крайне интересный случай, ждем только вас.              Интересный случай на языке криминалистов мог означать все что угодно. Вообще, Нимфадора давно уже убедилась, что все криминалисты немного поехавшие на голову, но такова была специфика этой работы.              Тонкс коротко кивнула и прикрыла рукой глаза. Солнце было слепящим, особенно в этой живописной местности, где они оказались. Кругом были зеленые холмы, а рядом стоял огромный загородный коттедж, выполненный из темного дерева. Рядом были цветущая зона с красивыми розами, а в середине конструкции красовался огромный фонтан.              Тонкс подошла к оцепленному участку. К нему уже вели капли крови, заканчивающиеся в аккурат в метр от жертвы. Перед Нимфадорой все расступились, и она увидела тело девушки: руки выгнуты под неестественным углом, пару пулей девушке всадили в лоб, а в левый бок обильно потыкали ножом и вырвали пару кусков мяса. Но самое страшное было еще впереди — Тонкс подняла взгляд чуть выше и увидела абсолютно белые глаза, уставившиеся прям на нее.              Вся девушка выглядела так, словно из нее высосали всю душу: синюшная кожа, эти глаза…              — Все, что мы пока поняли, так это то, что сначала жертву как следуют попытали, а потом закончили ее мучение двумя стальными пулями. Жалкое зрелище.              — Кто такая и что могла сделать? — спросила Тонкс, когда Астория уже упорхала, тихо сказав что-то на ухо Драко, который уже сам начинал осматривать тело жертвы.              — Эмилия Лардстон, полукровка, владелица крупной компании по изготовлению авторского сорта огневиски, — начал один из молодых авроров, первым придя в себя и смотря в папку. — Это ее домище, в узких кругах была известна как темная волшебница, изучающая магию крови и некромантию.              — Сама себя грохнула ради ритуала? — усмехнулся второй аврор.              — Скорее кто-то решил ее унизить ее же фишками, — пробормотала Тонкс, уронив голову на ладонь. — Местность открытая, почему мы этим занимаемся, а не магловская полиция?              — Участок был невидим для посторонних глаз, представляя из себя… карманное измерение? Не знаю, в общем, ребятам из ликвидаторского отдела удалось развернуть эту штуковину, как-то взломав его якорь.              — Были какие-то заметные повреждения в системе?              — Нет, мэм, скорее всего, жертва лично знала убийцу, поэтому впустила его в свой мирок, спрятанный от посторонних глаз.              — Обыщите дом и все вещдоки ко мне в кабинет. — Отдала приказ своим привычным командным голосом Тонкс.              — Есть, мэм.              Авроры убежали по направлению дома, а Тонкс перевела взгляд на Драко.              — Ну что?              — Э, — Драко поднялся, осматривая округу. — Искалечили ее не только физически, но и душевно, если можно так назвать. Когда человек умирает, из тела первым делом улетает душа, тут же… ее как будто держали в каком-то промежуточном состоянии и издевались. По сравнению с этим, сломанные руки казались ей мелочью.              — А как ты это понял, боюсь спросить?              — Какие-то мелкие частички души все еще находятся в теле, причем изуродованные и измученные до состояния невозврата.              — То есть, она все еще жива?.. — аккуратно спросила Нимфадора.              — Скорее нет, чем да. Ее нельзя уже привести в чувство, слишком мало всего осталось, а если возвращать душу из загробного мира, то последствия могут быть не обратимыми, она точно спасибо за это не скажет.              — Так стоп, притормози-ка, — мозг Тонкс пытался лихорадочно упорядочить информацию, но плохо справлялся с поставленной ему задачей. — Можно вернуть душу человека? Типа воскрешающий камень или?..              — Наверное, я не знаю. Камень не видели уже лет десять, а в истории были случаи чудесного воскрешения людей.              Драко еще что-то говорил, но Нимфадора слушала в пол уха. Можно возвращать души людей? Да бред какой-то, подумал бы каждый, если бы не то, что видела сейчас перед собой Тонкс. Если был способ задержать душу где-то посередине, то почему нет способа вернуть ее назад?              Ей стало дурно смотреть на бедную девушку, но внезапно ее судьба отошла для Доры на второй план. Мысль о том, чтобы податься в некроманты пугала. Некромантия всегда была занесена в список Темной Магии, к которому не должны притрагиваться ни один добросовестный верный аврор.              С другой стороны, она уже не аврор, а глава аврората, этот титул должен давать хоть какие-то привилегии.              Нимфадора зашла в дом, который уже был оцеплен магами по ее приказу. С ночи в нем горел теплый свет, через огромные панорамные окна в дом попадал свет солнца. Дом был двухэтажный с огромными потолками, все было деревянное. Тонкс вспомнила, как у Ремуса была мечта о собственном доме где-то в отдаленной глуши, чтобы его семью наконец-то никто не трогал.              Нимфадора поежилась, и желание убраться отсюда становилось все сильнее. Кто-то из ведущих авроров окликнул ее, зовя в глубь дома. На первый взгляд, Тонкс пришла в какой-то тупик, где даже маломальского цветочка не поставили, чтобы заполнить пустоту. Как оказалось, здесь был проход в огромный зал тридцать на двадцать со сплошными стеллажами и шкафами с книгами.              Нимфадора не сдержала вздох удивления, когда увидела эти сокровища. Свет в этом зале отличался от того, что был во всем остальном доме: приглушенный синевато-фиолетовый цвет, придающий этому залу зловещую атмосферу.              — Здесь огромное количество книг по некромантии, магии души, магии крови, магии разума, пространственной магии… очень много жутких ритуалов по вызову какой-то нечисти, много разделов про воскрешение и крестражи… что из этого считаются вещдоками к этому делу? — Аврор Сандерсон, один из лучших ведущих авроров десятилетия, подошел к Тонкс и присвистнул. Он был одним из самых доверенных людей Нимфадоры, поэтому не удивительно, что ему дали вести это дело посредники.              — Меня волнует только некромантия. Душу жертвы пытали, оставляя ее где-то в промежуточном сегменте между жизнью и смертью, не давая закончиться мучениям долгое время. И еще… можно пространственную магию, чтобы понять, как эта мутная мадам сделала себе такие хоромы и спрятала их от людских глаз.              — Понял, к часам четырем все будет у вас в кабинете. Что-то еще?              — Нет, пожалуй, пойду еще до лаборантов прогуляюсь.              На улице тела уже не было, как и почти всех криминалистов. Остались только Астория и Драко, причем девчушка была чем-то сильна воодушевлена и возбуждена.              — Финальный вердикт без вскрытия: на девушку напали где-то часа в два ночи сегодняшнего дня, сначала сломали руки, потом всадили пятнадцать сантиметров стали в печень. Делалось это для того, чтобы жертва ослабила защиту разума и души. — начала с беспечным видом Астория. — Нападавшему точно нужна была какая-то информация, а после он решил поиздеваться и помучать еще и ее душу, причем достаточно кроваво. Я поручила проверить молодым аврорам список ее коллег и врагов по бизнесу. Убийца был мастером некромантии, даже, наверное, лучше, чем наша дорогая Эмилия. Вообще мутная баба какая-то, может грохнули ее за что-то весомое, надо проверить сначала ее.              Астория хмыкнула, постучав ручкой по виску. Рядом стоящий с ним Драко выглядел обеспокоенным, когда как Астория была в предвкушении раскрытия этого дела.              — Здесь ваша работа закончена, на вашей совести только вскрытие и его результаты. С остальным будут уже разбираться авроры.              — Ладушки! Драко, ты тут еще подежуришь или со мной пойдешь? — повернулась девушка к Драко лицом.              — Я скоро приду, надо кое-что обговорить. — Драко покосил недобрый взгляд на Нимфадору.              Астория что-то еще прощебетала и убежала к остальным сотрудникам. Народ организовал переход из камина какого=-то прибанника в Министерство, поэтому общий сбор был там.              — Вы что-нибудь в доме нашли? — неуверенно оглядевшись, спросил Драко.              — Ага, я организовала, что все сгрузят ко мне в кабинет. А что, тоже интересно?              Драко коротко кивнул и качнул головой в сторону озера, которое Нимфадора раньше не заметила. Что ж, упускать такую погоду перед дождливым летом было глупо.              Нимфадора поравнялась с Драко, который уже успел отойти на значительное расстояние. У Тонкс была идея наложить парочку заглушающих, но все сотрудники уже должны были уйти, а новость о жестоком убийстве еще не успела бы разойтись по газетам.              — У тебя в глазах искры летают, что ты задумала? — Тонкс аж вздрогнула от внезапного малфойского вопроса.              — Все это воскрешение и возможность управления смертью и жизнью… не знаю, насколько вообще этично воскрешать людей?              — Смотря кого и для чего, — пожал плечами Драко. — А что, ты хочешь воскресить его?              — Нет! Точнее… не знаю! Это так странно! Это же безумие полное и насколько это сложно? Особенно если учесть, что прошло одиннадцать лет... Возможно ли это вообще? Одно дело изгнать или держать душу, когда она у тебя «на руках», а другое возвращать ее из места, которое ты даже представить не можешь.              Они остановились около берега. Здесь даже была имитация песчаного рельефа, но сквозь него все равно прорастала трава, чем напоминала дороги в сельской местности. Зато с озера дул приятный пресноватый ветерок, отдающий свежестью.              — Может это шанс мне начать новую жизнь. Я знаю, насколько это ужасно, но хотя бы посмотреть, что это.              Драко рядом вздохнул. Тонкс знала, что он ничего ей не скажет, но его одно молчание и тихое понимание было лучше любых советов и слов «поддержки».              Нарциссу выпустили два года назад из Азкабана прямиком в психиатрическое отделение Святого Мунго. За годы, проведенные в Азкабане, она даже не смогла узнать Драко, хотя сошла с ума в большей степени из-за того, что не смогла спасти своего сына.              Умерла она спустя полтора месяца. На похоронах пришла даже Андромеда. Собственно, тогда, на чужом горе, они и помирились, но это было ужасно.              Малфой был гораздо сильнее Нимфадоры. И она это прекрасно понимала, но ничего поделать не могла. Раньше она была готова сжаться в комок от своей жалости и слабости, но теперь ей было просто все равно.              — Андромеда писала, кстати. Просила приехать нас обоих в ней на выходные. — в гробовой тишине подал голос Драко.              — Ты поедешь?              — Угу. — отозвался Драко. — Она хочет, чтобы мы как нормальная семья собрались хоть раз вместе.              Только этого еще и не хватало. Ладно, с этой проблемой Тонкс разберется потом.              — Она очень хочет, чтобы ты приехала. — Драко пнул какой-то камень рядом и начала поворачивать в обратную сторону. — Ладно, я часиков до шести там помаячу просто для вида, потом к тебе приду.              Нимфадора вжала педаль тормоза в пол на парковке. Машину все равно не оставишь в какой-то глуши за городом, поэтому созданный на коленке камин в Министерство был не вариантом.              Настроение было крайне отвратным, и оно только ухудшилось, кто Тонкс заметила, что две минуты просто смотрит вперед, а костяшки пальцев на руле автомобиля побелели. Резким движением она вышла из машины, до боли привычными действиями спускаясь в Министерство через телефонную будку.              Люди шли нескончаемым потоком в атриуме, и почти все здоровались с Тонкс. Все еще она не могли найти этому феномену объяснения, но старалась отвечать также вежливо, когда с ней здоровались. Правда, вот, походу, один из лифтеров ее побаивался и смотрел с опаской, поднимая лифт. Как грубо!              В столовой Тонкс появлялась нечасто, но весь рабочий день был впереди, поэтому она быстро взяла себе какое-то мясо с макаронами и салатом. У нее была классная приколюха, что еда в столовой для нее была бесплатной. У авроров и других обычных специалистов вычитали все расходы на еду из зарплаты.              В кабинете было прохладно и темно. Солнечный свет попадал сюда редко и на короткое время, а ветерок дул из открытого окна, специально оставленного Нимфадорой. Девушка опустила еду на стол и сняла плащ, закатав рукава рубашки.              На столе любезно лежали книги, хотя обещали их только к четырем часам. На часах 1.32 дня.              Что ж, приступим.              Как оказалось, взяли они немного не то. Да, полезное для Нимфадоры, но не для расследования дела. Существовало четкое разделение на некромантию и магию душ, которая представляла из себя отдельную дисциплину.              Некромантия — воскрешение и работа со всякой мертвой нечистью, включая мертвых людей.              Магия души же — это заклинания, любым способом влияющие на душу. Это включает в себя их связывание (используется для сдерживания неуправляемых духов или оживления мертвых), их изменение, наложение на них эффектов (проклятия и заклинания), соединение их с другими душами и даже нанесение им различных повреждений (души неуничтожимы и не могут быть до конца разрушены, но их можно по-разномуповредить и перекрутить).              Именно это и использовали на нашей дорогой Эмилии. Существовал целый ряд темных заклинаний, способных искалечить душу.              Магия души обычно использовалась в качестве пыточных заклинаний, или в качестве финального аккорда в бою. Заклинания могли направлены на то, чтобы отключить у врага возможность колдовать, сделать человека натуральным овощем и так далее по списку.              Душу невозможно убить, зато возможно повредить до степени невозврата.              Магию души невозможно практиковать без обретения зрения души, что для большинства людей является чрезвычайно трудным и опасным процессом. Это также и незаконно. Специальную лицензию тебе никто на это не выпишет, поэтому таким занимаются либо люди со связями, либо преступники.              Восприятие или зрение души — это способность видеть и ощущать души других людей. Есть несколько способов его приобрести, специальное зелье, жертвенный ритуал, в ходе которого человек буквально умирает на несколько минут, давая его возможность увидеть свою душу «со стороны». Это может врожденное восприятие или же смертельный опыт, когда маг, находясь на волосок от смерти, случайно открывает эту способность.              Некромантия же более применима в бою, нежели магия душ. Достаточно наделать себе сотню-другую различной нежити и вперед.              Нежить создавать и подчинять себе было легче, чем реальные человеческие души. Призвать душу относительно несложно, но ее еще и нужно закрепить в этом мире. Со всякой не особо разумной тварью много не потребуется: более-менее крепкое тело для боя и что-то элементарное, что сможет ее здесь задержать. Ну или принудительное заклинание, кто как хочет.              Человеческая же душа это тебе не безмозглый скелет на ножках, она может приложить все усилия, чтобы убраться из этого мира подальше. Тем более, что душам сложно оставаться в чужом мире без тела и крепкой подпитки.              В качестве оболочки для души можно использовать несколько вариантов: либо само тело умершего, либо какого-нибудь крепкого дорогуууущего голема с иллюзией внешности, либо сделать из человека лича. Правда, личи в обычном понимании — это мастера некромантии, пожелавшие сохранить свою жизнь на тысячи лет.              Тут-то и вступают в дела уже знакомые Тонкс крестражи. Только это заклинание вызывало у Тонкс достаточно большое отвращение, учитывая то, чего требовало собрать все крестражи небезызвестного Темного Лорда, поэтому она мысленно переименовала их в филактерию.              Лич завязан этой филактерии, филактерия же — артефакт, место возрождения лича. У лича может быть множество тел, хотя в привычном понимании это огромный живой скелет. Были известны случаи, когда всю свою бесконечную жизнь личи носили свою человеческую форму при жизни, а скелет «надевали» только в качестве устрашения.              Магию иллюзий освоить несложно, особенно если вспомнить, что у Нимфадоры саму на себя эта магия иллюзий была враждебная.              Итак, что требовалось для воскрешения человека: филактерия, тело, ритуал. Ритуал был несложный, надо только было разобраться в так называемых «заклинательных формулах». Они вроде преподавались в Хогвартсе как «древние руны», но Тонкс сомневалась, что в школьных учебниках будут формулы для воскрешения людей.                     Когда Драко зашел в кабинет и щелкнул пальцами перед лицом Нимфадоры, та не могла оторваться от книги, лихорадочно пролистывая страницы.              — Эй! — Тонкс дернулась, и эта книжка чуть не прилетела Драко в лицо.              — Мерлин, стучаться надо хотя бы! — Нимфадора небрежно положила книгу на стол, переводя взгляд на Драко. Тот был уже без лаборантской одежды, в одной рубашке, и с двумя чашками чая и тарелкой печенья с мармеладом в руках. — Ты опять эту дрянь химозную набрал с Кухни? — спросила Тонкс про обильно посыпанный сахаром мармелад.              Кухней у них называлось маленькая отдельная комнатка на этаже, где ты мой бесплатно набрать чая, кофе, а также различных булочек или сладостей к чаю.              — Нормальные мармеладки, че дрянь-то сразу! И вообще, такая гробовая тишина у тебя тут стояла. Нашла интересного что-нибудь?              Драко пододвинул второй стул и сел рядом, раскладывая добытое с Кухни.              — Мы взяли не то, — Тонкс посмотрела в окно, на улице уже начинало темнеть. Семь вечера, сейчас все начнут собираться домой, шумно будет. Никакого покоя!              Нимфадора вкратце пересказала все. И про разделение на магию души и некромантию, и про возможное воскрешение людей.              — Ну, по сути, воскрешающий камень так и работал, — Драко быстро пролистал уже прочитанные Нимфадорой книжки. — Он становился временной «филактерией» для душ, задерживая их в этом мире на минут десять. Правда, какой-то очень неэффективной, раз духам постепенно становится все хуже и хуже находиться здесь.              — Поэтому что нет нормального материального тела. Понятное дело, просто так болтаться без какой-либо подпитки жизненной энергии — такое себе удовольствие, — заключила Нимфадора, закрыв глаза руками.              — А про пространственную магию ты не читала?              Нимфадора издала какой-то сдавленный звук и отрицательно помотала головой. Она совсем о ней забыла, хотя это было изначально тоже очень интересно. Только голова была сейчас занята одним.              — Просто вот это изначально меня и интересовало, — хмыкнул Драко и потянулся за стопкой по этой дисциплине. Сандерсон любезно рассортировал их, какая прелесть.              — В книгах было еще множество приписок и заметок, может она пыталась воскресить кого-то, кого не следовало? И за это ее… — Нимфадора с силой ударила кулаком об открытую ладонь с сопровождающим цоканьем языка.              — Может. А может она сама кому-то сломала душу, за что ей отомстили?       — Тогда у нее в доме должны быть книги про… — Тонкс будто по голове ударили, она резко вспомнила, что об книгах по магии души говорил Сандерсон, но Нимфадора отказалась их брать на первое время как вещдоки. — А нет, у нее там как раз-таки такое имелось.              — Ну тогда либо воскрешение лишних свидетелей, либо ей ответили на ее же поступок.              ***              Нимфадора резко затормозила у места, которое с натяжкой можно было назвать домом. Обычная магловская панелька в пять этажей в противоположной стороне от этого чертового коттеджа.              Тонкс не покидала мысль о том, что, если она не приедет в этот дом и не заберет книги по магии душ, она больше никогда их не увидит.              Если это действительно была месть, убийцы могут попытаться забрать все улики. О магии души вообще мало кто знает, традиционно существует только некромантия, во что верят большинство магов, не знакомых с данными дисциплинами.              Эмилия была известна только как некромант, а не маг душ. Возможно, книги по магии душ как раз-таки являются самыми настоящими уликами, в доме жертвы которых их быть не должно. Подставить ее саму, якобы не справившуюся с ритуалом? Легко, а если в доме найдут факты, подтверждающие посторонний эффект — то список подозреваемых быстро сократиться. Приехать с пистолетом и пустить две пули — может каждый, а вот быть настолько специалистом в редкой, почти не изучаемой магии души — нет.              Да и Нимфадоре они были бы полезны, лишний раз почитать внимательнее про душу, как ее закрепить и на что наслоить, чтобы «держалась» — не помешает.              Тонкс глянула на панельные часы машины — 12.05. Они сидели еще достаточно долго, Драко взял на себя всю пространственную магию, обещаясь потом все пересказать. А Тонкс наметила себе интересные планы на вечер.              Нимфадора вдавила педаль газа в пол и повернула несколько раз руль, разворачивая машину на сто восемьдесят градусов.              Построенную каминную сеть заблокировали, когда Нимфадора дала известие о том, что больше никого в доме не осталось. Место само по себе было оцеплено, включая антитрансгрессирующий барьер. Не было бы у Тонкс машины, быстро она бы туда никак не попала.              За время поездки она успела изменить себе внешность на достаточно непримечательную: русые волосы, слегка вздернутый нос, зеленые глаза. Ничего такого, чего могли сильно запомнить и быстро найти в толпе, особенно если учесть, что Тонкс успела бы к тому времени сто раз «переделать» себя.              На машину она наложила дезиллюминационные чары и поставила почти в плотную к дому, но не со стороны выхода. Когда вечером она получила отчет от Сандерсона, она увидела весь план строения дома, включая и задний ход, ведущий к озеру.              В доме потушили весь свет, поэтому пришлось подсвечивать себе пусть слабеньким люмососм. Пришлось постараться, чтобы найти нужный тупик. Как оказалось, их было не мало, но за парочкой были даже подставные комнаты с нулевым содержимым.              Найдя, наконец, заветную сокровищницу, Нимфадора резким движением палочки подняла все книги в комнате. Правда, немного не рассчитала, так как несколько книг с грохотом упали на пол. Блин.              На дополнительной программе по скрытности и приемам слежки и маскировки в Академии Авроров молодых людей учили заклинанию поиска. Заклинания было без слов, достаточно подумать, что тебе надо найти.              Это было удобно. Не всегда искомое надо взять, как если бы ты применял акцио, да и список заклинаний, направленных против этого заклинания, было множество. И самый слабый шепот в ночной глубине, когда ты что-то ищешь в строго и хорошо охраняемом объекте, можно было услышать. Проверено на личном опыте.              Сиреневатый луч начал выходить из палочки и струйками обвивать книги по магии души. Их оказалось немного, всего три штуки. Нимфадора ловким движением руки вернула все на место, оставив в воздухе только нужные книги.              Все, дело сделано.              — Зайдем, заберем и выйдем, ты меня понял? — послышался мужской грубый голос у Нимфадоры в голове.              Когда она заходила в дом, она активировала невербальное заклятье на звуки. Даже если кто-то переговаривался под квиетусом, все разговоры в радиусе поляны с домом отразятся у Нимфадоры в голове.              — Да, да, если их не успели еще забрать… — буркнул второй.              Нимфадоре пришла идея в голову, что неплохо было бы взять книги по магии разума, ведь подчинив себе контроль над разумом какой-нибудь мошки, она смогла осмотреть мужчин снаружи. Что ж, пять минут ушло еще на то, чтобы взять семь книг по магии разума.              Тонкс аккуратно вышла из комнаты, попутно накладывая на себе чары хамелеона. На движущийся объект накладывать чары невидимости было всегда сложнее, чем на статичный, да еще и впопыхах, стараясь не издавать лишнего шума. Так что получилось достаточно паршиво, но в темноте сойдет.       Все книги она быстро скормила своему бездонному кошелю, который всегда носила на поясе.              Нимфадора передала сообщению Сандресону о том, что в доме замечены два подозреваемых, из разговора которых было понятно, что они пришли зачищать улики.              Идея наложения постоянного невербального заклинания связи между ним и его начальником пришла в голову именно Сандресону. В первую очередь потому, что у него была способность находить преступления в абсолютно мирное время. Он мог выйти на прогулку и найти труп волшебника, например. Поэтому связь с главой аврората была очень хорошей идеей, чтобы в случае чего он мог связаться с ней, а она передать всем остальным аврорам.              — Здесь кто-то есть, — прошептал второй, когда Нимфадора почти выскользнула из дома.              Черт.              Комнату озарила яркая вспышка света, от неожиданности которой Нимфадора чуть не выронила палочку. Но, быстро сориентировавшись, она выпустила пару огненных лучей из палочки.              Мужчины успели поставить мощный голубой барьер. Они были оба в мантиях и с накинутыми капюшонами, а лица скрыты тьмой.              Тот, что повыше, выпустил из палочки клубы черного дыма, а после беззвучные файерболлы. Тонкс ответила ударной волной, которая снесла все заклинания с жутким грохотом. Нимфадора выпустила пару силовых копий, одной разбилось об щит, а второе врезалось во второго врага.              Тот был явно слабее, не доведения щита до конца стоило ему адской боли и криков. Первый что-то выкрикнул ему, отвлекшись на секунду              Этой секунды Нимфадоре хватило, чтобы наложить на себя всесторонний трехслойный щит и, запустив мощный взрыв в мужчин, вылететь пулей из дома.              Да уж, хорошо, что Тонкс не мастер накладывания дезиллюминационных чар, потому чтобы она не смогла найти так быстро машину, а лишний секунды могли стоить ей жизни. Очевидно, что дай этим двоим разгуляться, Тонкс будет достаточно сложно с ними справиться.              ***              — Хе-е-е-е-й, у тебя гостей нет? — у Нимфадоры было замечательное приподнятое настроение, и, вся запыхавшаяся, чуть не попав в лесу в какое-то болото, ведь пришлось резко сваливать не по дороге, и чуть не сбив множество перепуганных лесных животных, она приехала к Драко «в гости».              — Да боюсь в полвторого ночи ни у кого гостей нет, — ошарашенно глядя на Нимфадору, ответил ей Драко. Он выглядел очень забавно в халате и с растрепанными волосами.              — Не разбудила? — усмехнулась Тонкс. Это было несмешно, но внезапный выброс адреналина дал ей сил на всю оставшуюся ночь. Ой, наверное, как ей плохо утром будет, ну ладно.              Глаза Драко округлились, когда кошель Нимфадоры выплюнул с десяток книг. Нимфадора победно уперла руки в бока и, откинув волосы назад, с азартом посмотрела на Драко.              — Я только что не умерла, не утонула и не стала живодером целого леса. И я надеюсь, что все, что я достала, окупится сегодняшней же ночью. Ты же спать не собирался?       

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты