Я соблазнил твоего младшего брата, или он меня...

Слэш
R
В процессе
18
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 9 страниц, 1 часть
Описание:
Чонгук не может точно сказать, когда он понял, что проебался со всем. Было ли это тогда, когда он подрался с незнакомым мальчишкой за возможность сидеть на самом лучшем месте в той самой дурацкой песочнице. Или, когда они с тем самым мальчишкой, переступив порог пубертата торжественно поклялись друг другу не засматриваться на родственников лучшего друга. Может когда напился на одной из бомбезных вечеринок общего товарища, исход которой совершенно расходился с первоначальным планом.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 0 Отзывы 10 В сборник Скачать

1.

Настройки текста
      Чонгук не может точно сказать, когда он понял, что проебался со всем. Было ли это тогда, когда он подрался с незнакомым мальчишкой за возможность сидеть на самом лучшем месте в той самой дурацкой песочнице. Или, когда они с тем самым мальчишкой, которого к слову Намджуном кликали, переступив порог пубертата торжественно поклялись друг другу не засматриваться на родственников лучшего друга. Может когда напился на одной из бомбезных вечеринок общего товарища, исход которой совершенно расходился с первоначальным планом.       Чонгук парень не шибко общительный. К новым людям привыкает долго, да и в принципе не считает нужным заводить новые знакомства. Ему всего хватает. У него есть лучший друг, с которым что они только не прошли вместе. От харкания друг другу в рот, до диких драк и лиц в месиво, зачастую с выродками общества, хулиганами, просто быдлом, которое позволило пропустить лишнее слово в адрес друга. У него есть солнышко Тэхён – братишка Намджуна, который был младше ребят на три года и так же считался названным братиком Чонгука. Пара ребят из школьной команды по футболу, которые хоть и просто приятели, но всё же связанные с Чоном общей целью, делом. И все. Больше никто и не нужен.       Но именно из-за Намджуна, на просторной кухне этим вечером собрались не только вышеперечисленные ребята, кроме младшенького омеги, что благополучно упорхнул из поля зрения своих хёнов, как только шумная компания переступила порог уже давно небезызвестного дома. Атмосфера внутри располагает к веселью, в принципе, как во всех добрых традициях подростковых тусовок. Тяжёлые танцевальные биты, отдают ритм где-то внутри. Приложи руку к груди да почувствуй. Громкая музыка, включенная кажется на максимум в самой большой комнате, где и разместилась большая часть толпы, заглушает любую речь, возможно даже собственные мысли. Закадычные товарищи, зная точное начальное расположение их небольшой компании задерживаться в гостиной и не собирались.       Вечер обещает быть весёлым.

***

      Одна из точно не первых выпитых банок пива, кинутая Чоном, полетела в парнишу с туннелями в ушах и раздражающим смехом при первом лестном комплименте о уже созревшем для отношений Тэхёне.       - Кажется, у кого-то комплекс старшего брата, – пропустил другой, – только странно, что не у Нама.       - Заткнитесь. Вообще-то, мы собрались здесь не о моём мелком трещать, – начал было альфа. Отставил опустошённую банку увеселительного напитка на стол и с азартным блеском в глазах обвел всех присутствующих взглядом, – ваши ставки, господа? У кого сегодня будет кекс.       - Эй, с чего ты решил, что ваш мелкий не причастен к нашему разговору? Он один из самых красивых омежек школы. Вполне вероятно, может случится так…       - Ащщщ, тебе жить надоело Сонхи? Если хоть кого-нибудь из вас увижу около Тэхёна, ноги переломаю, – Нам уже было потянулся за своей железянкой, чтоб повторить подвиг Чонгука, да кинуть посильнее, но на кухню так не вовремя влетает тот самый объект прерывающий самый, казалось бы, для некоторых, важный разговор, он же и заставляет руку старшего брата резко сменить направления.       - Чего так резко замолчали? – пришедший парень подходит к холодильнику, не отрывая ответного взгляда от парней, что резко вылупились на него. Возится с холодильником, извлекает из него новую баночку алкоголя, – опять о всяких непотребствах болтаете, – омега с детства, как помнил его Чонгук, выглядел маленькой милой сахарной ваткой. Приторный и сладкий на вид мальчишка на деле оказывался совсем не куклой. Всегда лез не туда, да и не за теми. Вырос с хёнами альфами сорванцом, ненавидящий розовый цвет, слёзные драмы и почему-то конкретно плюшевых зайцев. С возрастом детские черты почти все стёрлись, кроме правда солнечной квадратной улыбки. Они уступили место созревшим, более взрослым, не менее привлекательным. Поэтому теперь, неоднозначные фразочки, как только что сказанная, сопровождались лисьими озорными проблесками. А атласная, насыщенно красная свободная рубашка, которую омега подобрал к сегодняшнему вечеру, дополняла животный шарм еще больше. Фантазируй не хочу. Чонгук, если подумать никогда не задумывался об этом, но Тэхён действительно хорош собой.       - А вот знаешь что, тебе уже сегодня хватит, – старший брат забирает из цепких рук недавно взятый напиток и под недовольный взгляд лишённого, отдает его Чону.       - Кстати, хён, – младший подходит к облокотившемуся о кухонный остров Чону, заставляет его пригнуться на встречу. Разница в росте на голову-полторы постоянно не позволяет сделать задуманное самовольно, и только тогда принимается уже привычно для всех укладывать растрёпанный локон старшего, – недавно пришел Чимин хён. Он искал тебя.       - Жениться можно? – шутит альфа и широко улыбается в ответ на заботу омеги, который пристально бдит внешний вид и своего брата, и его лучшего друга, не позволяя лишней волосинке лечь не в том направлении.       - Если Чонгук-хён собрался сделать это сегодня, тогда я сбегаю за своим набором для укладки, – подшучивает парень в ответ, и через пару секунд заключает – моя миссия выполнена, поэтому оставляю вас любезные, – так же, как и залетел в комнату, так и легко из нее выпорхнув, Тэхён не забывает помахать всем собравшимся на прощание. Оставив за спиной прикованные к нему взгляды и последующую секундную тишину.       - Глаза вырву, – прошипел старший Ким в предупреждении прикрыв глаза, намекая всем непонятливым не пялиться на прелести ушедшего.       - Я беру свои сова обратно. Если выбирать из вас с Чонгуком, твой братский комплекс переплюнет даже высоту Эвереста.       - А может уже перейдём к сути дела? Ещё немного и я готов поставить на то, что всем здесь собравшимся сегодня ничего не обломиться, – парень что до этого момента молчаливо наблюдал со стороны и попивал пиво решил-таки поторопить друзей, которые в свою очередь хоть и были весёлой компанией, но, – вы ребят классные, и да, мы даже труханами можем обменяться, настолько я вас люблю, но под альфу лично я не лягу. А повеселиться хочется.       - Да ладно тебе. Ты себя то видел? Думаешь лезть в драку перед вечеринкой было хорошей идеей? Тебе сегодня солнышко не светит. И под кого ты там вообще собирался ложиться, совсем кукухой двинулся? – фыркнул Намджун, обводя лицо несчастного пальцем, тот же с заклеенным под слоями бинта носом только скривился в ответ, – и вот кому что, а Чонгуку сегодня перепадёт.       - Точно-точно, Чимин в последнее время глаз с тебя не сводит на тренировках. Капитан команды черлидинга явно на тебя запал.       Чонгук отвечать ничего не хочет. Ожидаемый всеми ответ тонет в новом глотке спиртного, ранее отнятого у Тэхёна. Он прекрасно подмечал все адресованные ему знаки симпатии, соблазняющие фибры, исходившие от Пака, которые не раздражали и были в подходящей мере ощутимы. Чонгук и сам не раз был не против позаигрывать с омегой, пересечься с ним взглядом, пока черлидеры растягивались перед основным прогоном, подмигнуть на посланную заигрывающую улыбку. И всё в таком же духе, хоть до официальных признаний их как полноценной пары эти двое еще толком не дошли. Хотя, казалось бы.       - Боже, а вы видели те новые шортики, в которых они выступали на прошлой игре,- схватился за сердце один из альф, – я думал моё сердце остановится, когда увидел Т… – ребята опасливо покосились на будущего покойника, который ну уж сильно замечтался, да и позабыл проконтролировать собственный язык. Намджун же уже успел приготовиться наброситься на дурного сокомандника с кулаками защищая своего младшенького, который к слову, также, как и Чимин был членом команды группы поддержки.       Долго сидеть вот так на кухне ребята все же не стали, как говориться решили принять бой. Поэтому вскоре в оживлённом, до сих пор помещении, остались только два друга.       - Чонгук, может хватит уже налегать?       - Да, сегодня уже точно хватит, – отставляет алкоголь в сторону Чон, – Чимин не оценит поцелуи с человеком-перегаром.       - Это уж точно.       - Ты сам то как? Собираешься подойти к Джину? Кажется, сегодня он пришел один, – посмеивается Чонгук, – может хоть скажешь ему "привет". Год уже знакомы, а ведёте себя как дети.       - Эй. Я не исключаю такого положительно возможного исхода. Но ты же знаешь, как только я пытаюсь с ним заговорить происходит какая-то катастрофа.       - Ты про тот случай, когда сломал его школьный шкафчик, едва облокотился о него?       - Да.       - Или про то как хотел отдать ему очки, которые он забыл в классе математики и сломал их, подойдя к нему?       - Джин до сих пор считает, что я специально это сделал, – надуто признался Намджун, – мне Тэхён рассказал.       - Брат, как говорится, переживаю за ваши отношения, больше чем за свои, – Чон заливается смехом, утешающе похлопывая по спине товарища, – никогда бы не подумал, что ты такой невезучий.       - Ну конечно-конечно, тебе переживать не о чём. И кстати, ты почему всё еще здесь? – Чонгук только посмеиваясь отходит в сторону выхода из кухни и относящегося спокойствия, на прощание салютует, не в курсе увидит ли сегодня друга ещё. Что ж ночка обещает быть весёлой.       В огромной гостиной, которая при отсутствии приличного количества людей кажется еще больше, места очень мало. На импровизированном танцполе во всю стараются блеснуть собой все, кому не лень. Диванная зона оккупирована играми. Людей становится всё больше и больше. Чонгук обходит еще несколько комнат в поиске заждавшегося его омегу. В принципе в каждой из них похожая ситуация. Из отличий можно отметить только другую музыку, разную громкость и возможно дополнительную мебель. В одной из таких одинаковых комнат Чонгук и находит заветную цель. Чимин стоит в компании согруппников по черлидингу. Омеги над чем-то смеются, попивая из красных пластиковых стаканчиков никому неизвестную выпивку. Пак увидел альфу быстро, подскочил и как обычно со своей улыбкой пролепетал "ну где ты ходишь, я тебя пол вечера найти не мог". Хватает за руку, уводит танцевать и Чонгук идёт. На самом деле оглядывая всю атмосферу вокруг, довольных ребят, переливающиеся огни, разные подсветки, повеселевший народ и неплохую музыку, Чон ставит вечеринке твёрдую отметку хорошо с плюсом и довольно окинул взглядом всю комнату еще раз. Возможно не нужно было, потому, что братские инстинкты, которые обычно включаются моментально, дали о себе напомнить. Чимин активно вытанцовывает рядом, а вот Чонгук украдкой с интересом присматривает за младшим, готовый при необходимости спровадить чужого собеседника.       Тэ стоит, привалившись к стене, с алкогольным стаканчиком в руках в паре метров от Чонгука с Чимином. Рядом с младшим незнакомый Чону альфа. А то, что это альфа сомнений нет, накаченный парень, привлекательный, выше Тэхёна, смотрит хищно и просто излучает ауру самца. Они мило переговариваются, младший даже посмеивается, скорее всего над глупой шуткой, так по крайней мере думает Чонгук. Другой альфа выдает подобие улыбки в ответ. Незнакомец в какой-то момент наклоняется к омеге ближе, рассказывает нечто на ушко, после чего тот еще пуще прежнего заходиться в смехе, а позже берёт парня за руку и уводит к лестнице, пробираясь сквозь активно пляшущую толпу. Видимо на второй этаж, и не дай Бог в уединённую комнату.       Сказать, что Чонгук в шоке, не сказать ничего, потому что лишние градусы немного притупили реакцию от полученной информации. Тэхён уже не маленький, понятное дело ему тоже хочется сполна вкусить взрослой жизни, но. Это же Тэхён! КАК!? Следующей мыслью после этой приходит осознание того, что если Намджун все прознает, нужно будет спасать не только того незнакомца, на которого по сути начхать, но и Тэхёна от всепоглощающего гнева брата. Решения на нетрезвую приходят самые неадекватные, но задумываться об этом никто не задумывается, поэтому решение спугнуть ребятам всю малину самому, Чон посчитал самым правильным. Хотя вот весы совести, читай капельки трезвости, никак не могли помочь в определении правильности, уже решившего, что делать дальше Чонгука. Чимин, который все это время танцевал около него резко отошёл на задний план и к сожалению такая перемена в настроении атмосферы не осталась незамеченной, от чего омега чуть было не пошёл за альфой наверх, видимо ожидая их уединения.       - Я скоро вернусь, – говорит альфа, наклоняясь ближе, что бы его точно услышали. Не нужно ему свидетелей если что пойдёт не так. Чимин кивает головой и ни капельки не расстроившись, отвечает, что будет ждать возле "танцпола".       Лестница показалась слишком долгой, поэтому Чонгук пытается ускориться. В коридоре на втором этаже никого нет, зато буквально на глазах закрывается дверь в ванную комнату. Ну уж нет. Задумываться о том, что наверх Тэхён с альфой шли не одни, а с ещё несколькими, решившими отделиться от вечеринки товарищами, Чонгук банально не успел. Зато успел от резкости рывка двери удивить незнакомца, который благополучно снимал с себя джинсы. Омега же, усевшийся на бортик ванной, резко отошёл на задний план, когда Чонгук, убедившийся, что ужасно вовремя и никого не пришлось за шкирку выкидывать в людный коридор, в два шага оказывается около раковины. Ему, якобы, срочно необходимо именно в этой ванной, именно сейчас помыть руки. Симпатичное тут зеркало, и отражение в зеркале симпатичное, особенно того, кто сейчас смотрит на него с озорной смешинкой. Омега молчаливо смеётся пока старший неторопливо, максимально растягивает до безобразия каждое действие.       - Эм, не подумайте, что мне неловко, но… – заговаривает альфа, который от удивления так и остался стоять со спущенными штанами в одном нижнем белье, когда Чонгук после всех проделанных махинаций не уходит, а остаётся в комнате, разворачиваясь к омеге.       - И вы не подумайте, что я лезу не в своё дело, но. Тэхён, ты специально этому смертнику решил приговор подписать?       - Хён, – улыбается младший, – не понимаю о чём ты.       - Не думаешь, что смерть от руки Намджуна, такой милашка не заслужил, – подыгрывает альфа, – да и строго между нами, подружками, не боишься, что посадят? – явно намекая на милый рисунок на белье другого парня, не вяжущийся с образом взрослого серьёзного альфы. Чонгук неторопливо облокачивается о раковину. Уходить всё равно не собирается. Ему смешно и интересно подразнить младшего омегу. Посмотреть его реакцию. Хотя сам брюнет не отрицает, что незнакомое чувство лёгкой досады с каплей недовольства, промелькнувшее секундой, как только он зашёл, дало толчок о мысли, что видимо у Чона таки тоже есть такая же вавка в голове, как и у Нама. Бзик по поводу младшего.       - Я в нетерпении от того что будет дальше. Хосок-хён, ты продолжай заниматься тем, чем занимался, – заговорчески отвечает омега, кидая взгляд вниз, дразня всех присутствующих. Он знает, что первым не выдержит Хосок, его добрый смешной хён, который до безумства смущается любых шуток с подтекстом в свой адрес. Его омега – Юнги, выдрессировал этого альфу до неимоверности своими приставаниями и разного рода непотребствами. Теперь то, все кто знают парня, не могли себе позволить пропустить удачные для шутки, момент. Хотя Тэхён совершенно не целенаправленно это делал.       - Господи, я убью этого идиота Гонхи. Чтоб я ещё раз повёлся на его дебильные приколы, – рассержено бубня себе под нос, альфа продолжил снимать штаны, торопливо заменяя их на новые, те, что лежали недалеко от Тэхёна, которые он по быстрому одолжил у хозяина дома, – и хоть ещё раз я бы попросил тебя мне помочь в такой ситуёвине. Вы можете вообще выйти от сюда. Ну честное слово, извращенцы какие-то, что один, что второй.       Как выяснилось спустя пару минут, до банальности неправильно понятая ситуация, оказалась всего лишь неудавшейся шуткой кого-то по имени Гонхи, исходом которой стали испорченные в некой жиже джинсы. Тэхёна банально попросили найти замену как того, кому доверяют. И да. У Чонгука беды с башкой. Вдвоём они смеются стоя в коридоре. На пару делят Тэхёнов стакан алкоголя и Чонгук торопливо кидает: "прости, дружище, ничего личного" пролетевшему мимо них Хосоку.       - Боже, Тэхён, я подумал вы идёте…кхм, – обрывает себя на полуслове Чонгук. Стоять устал, в голове мелькают вертолёты. Теперь, когда мини доза адреналинчика иссякла, лёгкое опьяняющее состояние вернулось к своему законному владельцу. Альфа никогда не напивался до состояния не стояния, но это точно новый уровень. Сколько чего парень мог забыть, но истину, услышанную от отца про "хочешь жить и помнить, сын мой, не понижай градус" он помнил, как и то, что его зовут Чон Чонгук. Он спортсмен, да и в принципе не скажет, что поддержит любую попойку, но почему-то сегодня так надо было. Вышло так, что уже сделаешь.       - Хён, я уже не ребёнок и знаю, что такое секс.       - Пф, когда ты только успел? – удивлённо спрашивает Чон и в ту же секунду понимает, что не уверен хочет ли знать ответ на свой вопрос.       - Возможно помнишь Квон Минхёка?       - Со средней школы, двинутый на греческой мифологии, который писал тебе стихи?       - Он искренне верил, что я сын Афродиты, – Тэхён, явно вспомнивший комичность ситуации, позволил себе посмеяться. Боже, кажется они сегодня действительно перебрали. Чонгук по трезвому никогда себе б не позволил лезть в глубину личной жизни младшего братишки. Да и какой вообще может быть Минхёк, когда возле этого "я уже не ребёнок" в средней школе Намджун следил пуще прежнего. Хотя никто конечно же не отрицает, когда друзья заканчивали третий год и вот-вот переходили в старшую школу, в то время как сам Тэхён был только на первом, стало настоящей преградой для старшего брата. Чонгук помнит это не спокойное времечко. Он как благородный товарищ, покладистый старший брат, воевал на два фронта. Чтоб и лучшего друга поддержать и с младшим отношения не попортить. А тут оказывается, хм, скользкий Квон Минхёк. Да быть не может. Под такой шумок как-то и сидеть не сильно хочется. Тэхён видимо тоже не собирался продолжать, а Чон и заметить не успел как тот успел подняться с удобного местечка и всем видом показывал, что готов вернутся к веселящейся толпе. Чонгук повторяет действия омеги, поднимается на свои две, засовывает руки в карманы, да понимает, что не может оставить эту тему вот так.       - Ты же это не серьёзно?       - Как знать, – омега пустил в сторону старшего одну из своих коронных обворожительных улыбок-смешинок, – а что, хён, теперь после этой информации, я в твоих глазах изменился? – альфа тяжело прикладывает голову к стенке, в которой нашёл нерушимую опору и поддержку, немного задевая собой Тэ.       - Теперь то, когда я осознал, что все шутки про "несорванный цветочек" неактуальны. Пф… сложно, – Чонгук нарочно делает страдальческий вид, дабы немного повеселить младшего, и услышать в ответ "да уж, тяжело тебе придётся", выдерживает небольшую паузу, чтобы позже, когда шутливая атмосфера, неподдерживаемая никакой новой смешинкой спадет, выдать, – ты никогда не будешь выглядеть в моих глазах плохо, Тэ, о чём ты?       Тэхён улыбается, качая головой, Чонгук пристально смотрит на него, пока не словит чужой взгляд. Молчание. Но к чему? В воздухе промелькнуло секундное нечто, возможно опасность, но оба парня не могут сейчас похвастаться прилежной внимательностью, чтобы хоть как-то отреагировать. Чонгук просто медленно поддается вперёд, как будто последняя капелька давно позабытой трезвости для приличия махнула рукой, на прощание сделав всё что в ее силах. Тэхён просто не капитулирует. Прикрывает глаза. Альфа чувствует чужой задержанный вдох на своем лице. Прикасается к мягким губам своими и так же медленно отстраняется. Мозг воспринимает только то, что перед ним Тэхён, красивый омега, от которого приятно пахнет, с которым он рос с детства, который брат твоего лучшего друга. Твою мать, Чонгук, серьёзно?! Старший отстраняется первым, после осознания глупого момента. Замирает. Даже посмотреть на омегу не решается, но рискует.       - Эм, я пойду… там… ребята… Хосок, ему нужно помочь… – скомкано говорит Тэ, пытаясь отвести глаза, – а мне выпить. Ещё.       - Да, пойди. Сходи.       Кажется, нужно валить подальше от этой вечеринки, а еще лучше от людей с первого этажа. Котелок варит мысль, что прилечь в одной из гостевых комнат, замечательный вариант. Сегодня хватило всего. Поэтому Чонгук так и делает, сначала удивляясь и конечно же радуясь от того, что находит-таки свободную комнатку.

***

      Из лёгкой дремоты альфу вытаскивает звук тихо прикрывшейся двери. Кто-то аккуратно, дабы не разбудить его, подходит к кровати. Ставит стакан, возможно с водой, думает альфа и так же улавливает характерный для пластинки таблеток звук, который положили рядом. Парень чувствует с спиной, как "кто-то" делает ещё один шаг ближе к постели и осторожно гладит его по голове. Рука маленькая, тонкие пальцы. Это не альфа, Джун бы абсолютно точно его так не будил, разве что навалился б сверху. Брюнет окончательно выныривает из сонного состояния и медленно переворачивается на спину, дабы не дать невидимому в темноте товарищу быстро ретироваться из комнаты. Чонгук ловит омегу за руку, совсем невесомо пытается притянуть к себе, и парень напротив наугад присаживается на постель, ничего не видя перед собой.       - Чимин? – Чонгук спрашивает не сразу, только после того, как чувствует, что его руку, которой он держал чужую, накрыла ладонь поменьше. Тишина затянулась, в ней альфа подумал о том, что конечно же это никто иной как Пак. Тэхён бы сразу ответил, а вот Чимин мог отыскать его где угодно даже здесь. Но тем не менее хотелось подтвердить свои домыслы. Брюнет, опираясь на единственную свободную руку, отрывает свою головушку от мягкой подушки и пытается медленно, чисто интуитивно, приблизиться к чужому лицу. Дыхание омеги стало неким маяком, поэтому достигнув своей цели Чонгук клюет щёку парня поцелуем, – включить свет?       Ответа не последовало, зато чужая рука на собственной щеке и поцелуй, в который затянули альфу, дали понять, что и в темноте омеге хорошо. Как-то Чонгуку удалось украсть у Чимина недолгий поцелуй. Скорее даже обычный чмок, но сейчас альфа готов был вдарить себе хорошего ляща за то, что не решился на то что твориться сейчас раньше. Проскакивает мысль, что если бы их хорошо было видно и кто-то наблюдал со стороны, люди бы наверняка подумали что они пытаются друг друга съесть. Омега незаметно вернул Чона в прежнее положение, прилёг на него сверху, продолжая активно целовать альфу до тех пор, пока юркая рука пробралась куда-то под полы рубашки и мягко прошлась по голой коже, мгновенно вызывая табун мурашек на коже омеги. И, видимо, увлёкшийся процессом парниша и заметить не успел как уже лежал под альфой, а не наоборот. Чонгук отрывается от припухших губ, которые до этих пор третировал без остановки, спустился ниже, пройдясь по подбородку, шее, ключицам, вновь возвращаясь к шее. Парень под ним пискнул, стоило приблизиться к ушку. Мгновенная реакция позабавила Чона, в мыслях отметил запомнить чувствительную зону на будущее, а секундой позже альфа чувствует как посторонняя рука прикасается к нему. Чувствует, что от одного лёгкого прохождения ладошки по краю джинс уже почти затвердел. Потому что нельзя быть таким горячим, как этот омега. В темноте чувства обостряются, это будоражит обоих еще больше. Изучать тела друг друга чисто тактильно и запоминать. Запоминать чужую кожу груди, избавив омегу от оков рубашки, пуговицы которой, альфа чуть не оторвал к чёртовой матери, те не сразу поддались. Спускаться влажной дорожкой ниже, выцеловывая каждый участок мягкого животика. На самом деле Чонгук приготовился найти подтянутый пресс, Чимин со стороны выглядит очень спортивным. Видимо зрение подвело, не угадал. Происходящее и так казалось сном, а последующие действия были как в тумане. Они остались без одежды, ласкали друг друга, снова безумно долго целовались. Чонгук сдержался, терпеливо растянул омегу. Как достал презерватив и надел на себя вообще не помнит. Зато первое сбитое чужое дыхания от проникновения помнит слишком явно. Брюнет чувствует на своей шее болящий укус, и мгновенное сожалеющее зализывание, которое и выбивает из головы все мысли, намертво приковывая внимание к происходящему. Отпечатывается в памяти, как что-то неимоверное, чего ни с одним другим у Чонгука ещё никогда не было. Ощущение времени полностью сбилось. Казалось прошло несколько минут, их мало, а на самом деле скоро и светать будет. Глаза Чонгук, как успел заметить альфа, держал прикрытыми, в кромешной тьме за ненадобностью они наоборот дезориентировали, но вот сейчас, ведомый желанием все же попытаться рассмотреть несомненно прекрасного сейчас омегу, он раскрывает их и видит совсем не то, что ожидал. У парня перед ним, пепельные, неделю назад выкрашенные волосы. Три родинки на лице, как и у самого Чонгука, старший помнит, как еще в детстве, когда омега ходить толком не умел, они вместе с Намджуном заметили это удивительное сходство, а потом Чон шутил что врачи наверняка ошиблись и на самом деле это он настоящий брат малыша, а не Нам.       - Т-Тэхён? – в горле застревает комок чего-то непонятного. Чонгук успевает только замереть от осознания. На его голову будто бы упал камушек. Его он сейчас выдержит, а вот когда все закончится, когда он проспится, что будет дальше. Его же расплющит. Блять…       - Не надо. Не останавливайся, – вздыхает младший. Произносит первые слова за всю их ночь. Не целует, но мажется губами об чужие губы, к альфе теснее прижимается, – Чонгук, – и у Чона срывает крышу. Он сотни раз слышал, как младший обращается к нему по имени. Но этот другой, взрывающий мозг окончательно. Горячий, запыхавшийся Тэхён, произносит его имя распухшими от его же, Чоновых поцелуев, губами. О Боги. Чонгук сдается, не выносит, поэтому снова накрывает тело младшего своим, ускоряет толчки до максимальной скорости, которую только может набрать. Тэхён хнычет от того что больно, но с губ срывается "как хорошо" пока старший всё же решается приблизиться к чужим ключицам и поцеловать туда, отпуская сейчас все. Он доводит их до конечной разрядки почти одновременно, первым без сил падает на подушку Тэхён, довольный но выжатый как лимон и почти сразу же тихо засыпает. Чонгук пристраивается позже. Долго смотрит на умиротворённое лицо Кима младшего, совершенно не думая ни о чём и так же с пустой головой, сморенный шумным вечером и не менее насыщенной ночью проваливается в тихий сон.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты