Шторм в океане

Слэш
R
В процессе
36
Размер:
планируется Макси, написано 120 страниц, 22 части
Описание:
Парень широко улыбается и на ощупь тянется за пиццей, которую они положили на заднее сидение. Арсению глазам разве что не больно — до того Антон светит. Его до неприличного много, будто даже весь воздух собой заполняет. Мужчина думает, что такими людьми даже пустоту заполнять не нужно — рядом с ними пустоты и быть не может.

Попов всю свою многолетнюю пустоту этим моментом заполняет и ни о чём не жалеет.

// au, в котором Антон женат, а Арсений слишком заигрывает(ся) //
Примечания автора:
Они будут много разговаривать. Очень много (я надеюсь)
Работа о том, что все мы, по сути, хотим спокойствия, чтобы мы знали, что и куда идёт. Называйте это как хотите — хоть рутиной, хоть посредственностью, хоть здравым смыслом. Но не всё получается контролировать, особенно, когда дело касается не только тебя самого, но и партнёра, каким бы он ни был. Главное — чтобы кто-то вытянул одеяло на себя и первым сделал шаг

Работа об этом. И ещё немного о том, что, быть может, эта будет моя собственная терапия
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
36 Нравится 21 Отзывы 12 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
      Утром Антон уезжает на работу, когда Ирина ещё спит. Обычно она готовит ему завтрак и проверяет, чтобы парень ничего не забыл, но сегодня ночью ей снились странные сны, которые она, проснувшись, ищет в соннике. На очередном «вас ожидают неприятные перемены» она закатывает глаза и убирает телефон. Кузнецова никогда не верит этим толкованиям, но они помогают ей понять причинно-следственные связи тех или иных образов. Например, вчера перед сном она думала о предстоящем вечере, поэтому во сне она повсюду видела падающие бокалы с алкоголем.       Девушка идёт на кухню, попутно включая музыку, чтобы окончательно проснуться. Она делает кофе и выходит на балкон. Во дворе бегают дети, несмотря на ранний час, а дворник пытается усмирить их, чтобы не мешали работать. Ира любит наблюдать за утренней Москвой с их балкона — откуда-то доносятся шум города и гул машин, но у них слышен лишь ветер, играющий в кронах деревьев, и смех соседей во дворе. Девушка глубже вдыхает воздух и думает, что сегодня день какой-то… другой. Она будто чувствует ветер перемен. Или это обычный майский ветер, который совсем скоро станет летним?..       Около четырёх часов Ирина, прикинув, что Антон уже должен освободиться с планёрки, пишет ему, уточняя, как они поступят вечером. Парень отвечает, что Кузнецовой лучше взять такси, и они встретятся уже в ресторане. Девушка отправляет в ответ смайлик и идёт собираться — по вечерним пробкам ей добираться около часа.       Ирина делает себе макияж, укладывает волосы и с грустью думает о том, как не слишком сочетается её диета с намерением напиться на вечеринке.Театрально вздохнув в пустоту, она идёт на кухню, чтобы доесть позавчерашние эклеры. Не на голодный же желудок напиваться! Запоздало решив списаться с Катей Позовой, девушка узнаёт, что все уже в пяти минутах от ресторана, несмотря на то, что вечеринка запланирована на семь вечера. Закатив глаза с мыслью, что странная эта ваша богемная жизнь, Кузнецова одевается и вызывает такси.       Уже в пути, заткнув уши эирподсами, чтобы не слушать радио «Шансон», Ирина пишет Антону, чтобы тот скорее ехал в ресторан. Парень отвечает десятком-другим сообщений без знаков препинания и обилием матов, что думает обо всей этой затее Кузнецовой, жалуется на Шеминова и лаконично добавляет «Еду», даже сопроводив сообщение точкой. Девушка, терпеливо прочитав все тринадцать сообщений, отвечает ему стройным рядом эмоджи-фейспалмов и таким же рядом эмоджи со средним пальцем. Шастун эти сообщения игнорирует.       Ира привыкла к уже, кажется, любому Антону. За пять лет брака — она, словно очнувшись, проверяет, на пальце ли кольцо — девушка видела его всяким: плачущим, пьяным, весёлым, нервным, смущённым, горделивым, пафосным, расслабленным, уставшим, увлечённым и перегоревшим. Но влюблённым — никогда. Кузнецова знает, что он её любит. Любит просто пиздец сильно (как он однажды, спустя год после их свадьбы, признался, когда напился с каким-то парнем в баре, а тот не хотел от Шастуна ничего, кроме оплаченного счёта, и девушка поехала забирать его в какие-то ебеня Химок). Так любят сестёр и лучших друзей, которые готовы порвать за тебя каждого. Ира эту любовь принимала всегда с благодарностью и отдавала ровно столько же, сколько получала. Они часто разговаривали вечерами, задавали друг другу вопросы «что ты чувствуешь сейчас?», и для них обоих это была терапия. Кузнецова честно не понимала, чем заслужила столько любви и прямо говорила об этом Антону. Он в ответ закатывал глаза, щёлкал её по носу и брал за руку. «Потому что ты меня терпишь».       Ирина боялась даже думать о том, какой несчастной она чувствует себя, получая столько любви.       Ирина старалась не смотреть Антону в глаза.       Девушку с детства окружали люди, готовые с открытым ртом ловить каждое её слово и движение. Ира любила внимание, и окружающий мир готов был положить его к её ногам. В старших классах девушка впервые столкнулась с тем, что не все люди обращают на неё внимание, чтобы восхищаться и любить. Это стало для неё самым неприятным и поворотным открытием.       Ирина великодушно многие годы растрачивала себя не на тех людей. Поняв это, она всё так же лучезарно улыбалась, дарила всем своё внимание, но в глазах застряла обречённость. Она до сих пор удивляется, как это тут же не бросилось в глаза Антону, когда они впервые встретились на чьём-то дне рождении в Воронеже. За день до этого Ира порвала со своим парнем, провстречавшись с ним две недели. На этом празднике жизни она чувствовала себя чужой и неправильной — она чересчур громко смеялась, невпопад отвечала на чужие вопросы и умудрилась пролить алкоголь на мать именинника. Но потом к ней подошёл высокий и худой парень, смеясь, оценил перформанс девушки и остался стоять рядом. Ирине стало тепло и немного дурно. Она таких никогда не встречала.       Напившись на мероприятии почти до икоты, Ирина предложила поехать к ней. В её уютной, но будто пахнущей одиночеством квартире, они выпили ещё бутылку водки и уснули. Утром девушка проснулась раньше Шастуна, приготовила им завтрак и поставила на прикроватную тумбочку стакан воды с аспирином. Через ещё час и выпитый ею кофе, они вдвоём сидели на кухне, отвечая на вопросы друг друга. С того утра они заключили никем не озвученный пакт.       Уже после свадьбы Ира, не раздумывая ни секунды, всегда отвечала, что любит Антона. Она действительно любит его. Будь они другими, Кузнецова уверена — они были бы настоящей семьёй, любящей друг друга до самой старости в окружении кучи детей и внуков. Про них бы точно говорили, что если они расстанутся, то все вокруг перестанут верить в любовь. Девушка знает, так и было бы. Но, увы, они не такие. Вместе — уж точно.       Ира — хорошая девочка. Ира умеет ждать. Вселенная её за это отблагодарит.       Автомобиль тормозит у ресторана, и Кузнецова выходит на тёплое закатное солнце. Она быстро делает вдох-выдох, убирает наушники в маленькую сумочку и делает шаг к двери. Её кто-то хватает за запястье, и Ирина вздрагивает. Оборачивается — перед ней стоит худощавый мужчина, зажавший губами сигарету. По его удивлённому взгляду она понимает, что мужчина обознался, прежде чем он открывает рот.       — Боже мой, девушка, извините! — Мужчина роняет сигарету, но не замечает этого. — Принял вас за свою знакомую, но вы, естественно, прекраснее. Приношу свои извинения.       — Ничего страшного, — Кузнецова растягивает губы в подобии улыбки, мысленно пытаясь унять сердцебиение. Она кидает взгляд на своё запястье, которые ещё сжимает мужчина. Проследив этот жест, он отдергивает руку и убирает её в карман.       — Ещё раз извините! Вы на мероприятие? Давайте я вас в баре угощу чем-нибудь?!       — Не стоит! Со всеми случается. Мне пора идти, извините.       — Да, конечно… Мне очень неловко, право!       Ирина отворачивается и потирает запястье — на нём проступают розовеющие следы от пальцев. Она не любит, когда на неё так смотрят. Девушка обнимает себя за плечи и оглядывает парковку, чтобы отыскать машину Антона. Её нигде нет, и она отходит в сторону, чтобы тот мужчина, заходя в ресторан, не увидел её. Кузнецова достаёт телефон и набирает номер парня. После пяти гудков тишину нарушает шум и громкое бормотание.       — Бля, Ир, три минуты! — Выкрикивает Шастун и отключается, успев заорать что-то про сутулых уебков, но Ирина не уверена, что данная информация ей была необходима.       Набрав полную грудь воздуха, девушка открывает инстаграм и бездумно листает ленту. Она цепляется взглядом за идущие подряд одинаковые фотографии подруг. Они улыбаются, обнимают друг друга и держат шары с цифрами. Иру давно перестали приглашать на дни рождения, свадьбы, новоселья и крестины детей. Она ставит лайк на фотографию и сухо поздравляет в комментариях именинницу. Знает — не ответит. Но Кузнецову это успокаивает. Она успевает ответить на десяток сообщений, среди которых обнаруживается даже предложение о рекламе, прежде чем на парковку заезжает автомобиль Шастуна. Он идёт по направлению к ресторану, бубня что-то себе под нос и поправляя кольца на левой руке. Девушка машет ему рукой, привлекая внимание.       — Привет, дорогая, — он целует Иру в щеку и дёргает манжет рубашки.       — Бесишь, — коротко шепчет ему девушка и принимает выставленный локоть.       — Стас — мудак.       — Не новость, Антош.       — А как тебе новость, что он лишил половину моих ребят премии?       — Вот теперь новость. Собственно, с чего?       — Они опоздали на планёрку на десять минут, — парень корчится и открывает дверь ресторана.       — Наверное, я тебя не удивлю, но у него маразм, — Ирина широко улыбается, и Антон знает, что за этой улыбкой таится та порция желчи, которую бы она вылила на эту ситуацию, будь они в другом месте. Он ей за это благодарен.       — Антон Шастун и Ирина Кузнецова, — парень представляется хостес со списком гостей, — мы от Ильи Макарова.       — Добро пожаловать! — Девушка помечает что-то у себя в планшете и указывает в зал. — Около стены вас ждут велкам дринкс, но если хотите что-то другое, то бар в той стороне.       — Большое спасибо. — Кузнецова обезоруживающе улыбается и будто бы случайно мелькает кольцом перед хостес, что замечает Антон и хмыкает. — Чего тебе?       — Думаешь, я ей понравился?       — Не льсти себе, родной.       — Ой, знаешь!..       Ира закатывает глаза и тянет Шастуна сразу к бару. Там она просит два северных сияния, чем немало удивляет бармена. Он кивает и идёт делать коктейль, кидая странные взгляды на девушку. Антона это забавляет, и он практически отодвигает мысли о Стасе и планёрке.       — Предлагаю найти наших, — девушка оглядывает толпу, видимо, пытаясь выцепить знакомые лица.       — Предлагаю наебениться, — в свою очередь, выдвигает предложение Шастун, за что получает странный взгляд бармена.       — Предлагаю, в первую очередь, поблагодарить Макара.       Антон согласно кивает.       — Ваши напитки, — бармен ставит коктейли на стойку и сразу же отходит. Ира ему улыбается, но он даже не смотрит в её сторону.       — Странный какой-то, — выносит вердикт девушка, когда они отходят от бара.       — Ты его напугала, — смеётся Шастун.       — Или, увидев тебя, он за свой зад испугался.       Антон показывает ей язык, и девушка копирует его жест. Они утыкаются в свои коктейли, чтобы не рассмеяться и лавируют между людьми в зале, пытаясь отыскать знакомые фигуры. Всюду женщины в полном наряде из ЦУМа тянут за собой своих спутников, пытающихся на ходу допить уже явно не первую порцию шампанского. С потолка тянутся нити от шаров, за которые Антон постоянно цепляется. Ирина то и дело что-то шипит себе под нос, но крепко держит руку парня, следуя за ним. Они проходят почти круг по залу, когда кто-то грузно хлопает Шастуна по плечу, и он, вздрагивая, чуть не проливает коктейль.       — Ебтвоюмать, — скороговоркой произносит парень и, развернувшись, видит перед собой Макара. — Дядь, ты шо?       — Ну здарова! — Илья буквально светится и тянется обнять Антона. — Как я рад вас видеть, дорогие мои Шастуны!       — Спасибо за приглашение, — улыбается Ирина и целует Макара в щёку. — Как главный представитель Шастунов, — Антон смеётся, — говорю, что мы тоже рады тебя видеть!       — Как единственный здесь Шастун, отвечаю, что мы бы куда угодно пришли, чтобы поздравить тебя с проектом!       — Спасибо, брат, — Илья улыбается и вновь обнимает друга, — очень ценю, что вы пришли. Уже отведали напитков?       — Сразу в бар зашли.       — Тогда веселитесь!       — Ты наших видел? — Ира всё ещё оглядывает толпу.       — Я вас увидел, а они где-то там остались, — парень указывает куда-то в сторону сцены. — Только с коллегами их познакомил.       — Надо поздороваться, — подытоживает Антон, и они втроём движутся в сторону друзей.       Шастун думает, что эту вечеринку он постарается запомнить во всех красках, потому что она важна для Ильи. А Антон — хороший друг. Шастун думает, что надраться здесь он не сможет не только из-за странного бармена. Шастун думает, что до сих пор не сказал Ире, какая она сегодня красивая. Шастун думает, что завтра утром позвонит Станиславу Владимировичу и попросит не лишать никого премии. Шастун думает, что если бы несколько лет назад он сделал другой выбор, эта вечеринка была бы и в его честь.       Шастун, на самом деле, заебался думать. Он пьёт залпом взявшееся откуда-то шампанское и ярко улыбается, заметив друзей.       Обо всём он подумает позже. Завтра или в другой жизни.       Он оборачивается на Ирину, и она посылает ему воздушный поцелуй.       Шастун здесь, чтобы не думать хотя бы вечер.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты