Шторм в океане

Слэш
R
В процессе
36
Размер:
планируется Макси, написано 120 страниц, 22 части
Описание:
Парень широко улыбается и на ощупь тянется за пиццей, которую они положили на заднее сидение. Арсению глазам разве что не больно — до того Антон светит. Его до неприличного много, будто даже весь воздух собой заполняет. Мужчина думает, что такими людьми даже пустоту заполнять не нужно — рядом с ними пустоты и быть не может.

Попов всю свою многолетнюю пустоту этим моментом заполняет и ни о чём не жалеет.

// au, в котором Антон женат, а Арсений слишком заигрывает(ся) //
Примечания автора:
Они будут много разговаривать. Очень много (я надеюсь)
Работа о том, что все мы, по сути, хотим спокойствия, чтобы мы знали, что и куда идёт. Называйте это как хотите — хоть рутиной, хоть посредственностью, хоть здравым смыслом. Но не всё получается контролировать, особенно, когда дело касается не только тебя самого, но и партнёра, каким бы он ни был. Главное — чтобы кто-то вытянул одеяло на себя и первым сделал шаг

Работа об этом. И ещё немного о том, что, быть может, эта будет моя собственная терапия
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
36 Нравится 21 Отзывы 12 В сборник Скачать

Глава 11

Настройки текста
      Утром Антон думает, что пить после пива виски, а потом опять пиво — было ошибкой. Он смотрит на идеально белый потолок спальни, пока солнце вырисовывает на нём блики и солнечные зайчики. Шастуну на удивление легко и не хочется анализировать прошедший вечер. Он давно принял тот факт, что Арсений вызывает интерес. Хочется узнать его, понять, что прячется под многослойной бронёй из тысячи каламбуров и шуток. Как мастерски Попов умеет отшучиваться, лишь бы не говорить о себе, — парень отметил это вчера где-то между третьей и четвёртой бутылкой пива. Макар начал рассказывать о своём недавнем ужасном свидании, и все начали делиться своими историями. Один лишь Арсений, посмеявшись, выдал, что у него всё всегда проходит идеально, потому что он — это он, — и перевёл тему. Оксана с Пашей дружно закатили глаза, а Серёжа с Ильёй переглянулись, но промолчали.       Антон не может избавиться — не то чтобы он пытался — от мысли, что с Арсением — правильно. Это слово будто не значит ничего в отрыве от Попова, но думается о нём так, и это — чертовски правильно.       А если правильно — значит, так и нужно. Шастун знает. Его ещё в школе этому научили.       Он не то чтобы привык ничего не анализировать, но любые вещи он научился пускать в свободное плавание — ведь если так и должно быть, то кто он такой, чтобы вмешиваться. Любое событие в жизни нужно для определённого роста или лучшего понимания будь то мира или самого себя. Антона этому Ира научила — она часто размышляла о фатализме, и что-то парню откликнулось. В некоторые жизненные моменты это помогало, но когда-то от фатализма настолько пронзительно пахло отчаянием, что становилось лишь тяжелее. А отчаяние всегда отдавало парню кислятиной, которую он, морщась, отодвигал. Метафорически и буквально.       Лишь к обеду Шастун вспоминает, что не забрал машину из дрова Арса. Он с грустью отлипает от дивана и начинает одеваться, попутно вызывая такси. За окном на удивление тёплая погода, к которой не получается привыкнуть после промозглой зимы. Антон, взяв пачку сигарет и телефон, накидывает толстовку и выходит дожидаться такси у подъезда.       Удивление Шастуна не прекращается, потому что до дома Попова они доезжают без пробок и очень быстро. Парень беззвучно смеётся с того, как громогласно охуевает водитель, пытаясь объехать все существующие шлагбаумы. Он выходит из машины и думает, что таксист в этот момент максимально счастлив окончанию поездки.       Парень снимает свою машину с сигнализации и сразу же ставит обратно, потому что в его голову приходит идея зайти к Арсению. Хотя бы просто выпить кофе, потому что дома Антон его не сварил. Он заходит в подъезд и натыкается на изучающий взгляд консьержки. Ему становится неуютно, будто ему семь, и он попал футбольным мячом в георгины на клумбе соседки, а та отчитывает его перед всем двором.       — Здравствуйте, — брякает он и несмело улыбается.       — Вы к кому? — Женщина продолжает сканировать его взглядом, а Шастун судорожно пытается вспомнить её имя. Его точно вчера говорил Павел.       — К Арсению Попову.       — Его нет, уехал утром на съёмки.       — А он?..       — Что-то ещё?       — Н-нет, — отступает Антон, — извините.       Он пулей вылетает из подъезда и мысленно делает фейспалм — вот это я понимаю, поступил как мужик, испугался бабулю, браво, Шастун! Парень вспоминает, как жалобно звенели бутылки вчера в его пакете, и он уверен, консьержка это запомнила. Антон чувствует себя таким же жалким, как он вчера наверняка выглядел в глазах этой женщины.       Он садится в машину и думает, что смысла караулить Арсения нет, а для того, чтобы разыграть случайную встречу, у него нет актёрского таланта. Шастун встряхивает головой и заводит двигатель. Парень решает заехать за продуктами и набирает номер Ирины, чтобы поговорить с ней и скрасить дорогу.       — Анто-о-ош! — По голосу слышно, что девушка улыбается.       — Привет, Ир! — Антон и сам расплывается в улыбке, услышав наконец её голос.       — Дай угадаю, только проснулся и решил разбавить похмельное утро моим присутствием?       — Не угадала. Я уже успел забрать тачку и еду за продуктами.       — Ты вчера на ней приехал? Пиздец, Шастун, не ожидала.       — У меня было с собой много пакетов, — оправдывается парень, посмеиваясь.       — Типичный ты, — продолжает Кузнецова, — поехал бухать на своей машине. Мда.. Как посидели? Хочу знать всё!       — Вот приедешь — расскажу. Ты же скоро вернёшься?       — Не то чтобы… — Мнётся девушка.       — Что-то случилось? — Хмурится Антон.       — Нет, родной, не волнуйся. Я просто подумала, что хочу подольше побыть у родителей — в Аношкино сейчас яблони цветут, папа гриль каждый вечер тестирует. А то мы с тобой всё не выберемся, они же скучают. И я тоже.       — Я тоже соскучился, Ир.       — Не верю ни единому слову! Ладно, шучу, я тоже соскучилась. Но хочу побыть тут.       — Я же не спорю. Тоже хочется в Воронеж.       — Предлагаю летом рвануть на недельку — как раз ягоды будут, зелень вот эта всякая. Да и ребята по отпускам не разъедутся.       — Хорошо, — соглашается Шастун, думая, что девушка могла бы предложить ему приехать сейчас, но не сделала этого. — Как твои дела?       — Пушечно, — Ирина, судя по голосу, всё также улыбается, и парню от этого становится легче. Он за Иру никогда не перестанет волноваться. — Тут прям лето уже, каждый день на летниках полная посадка, еле втиснуться получается. Все приветы тебе передают. Родители опять шарманку про внуков заводили, но я их осадила. В целом, всё как всегда.       — Если хочется застрять во времени, то можно поехать в Воронеж, — усмехается Антон.       — А ты как? Подробностей вечеринки, как я поняла, не узнаю, поэтому сдавай все пароли и явки про себя.       — Да нормально всё, как обычно.       — Я слежу за тобой, помни!       — Не слижешь — мы в разных городах.       — Фу, Шастун, нахватался откуда-то! Шутки даже ниже уровня камеди, сдаёшь позиции. С такими даже в КВН не возьмут.       — А вдруг! — Парень удивляется, как быстро нахватался юмора от Арсения и думает, что раз не окей, то точно очко. В этом конкуренции ему не составить.       — В общем, я за тобой наблюдаю, даже если ты ничего не рассказываешь мне. Очень скучаю, целую и обнимаю!       — И я, Ир.       — Пока, родной.       — Пока.       Антон отключается и некоторое время не может разобраться, что чувствует — он рад, что у Кузнецовой всё хорошо, но его гложет какое-то непонятное чувство. Не то растерянность от того, что Ирина не предложила ему приехать в Воронеж, не то тоска по тому, что не может поделиться с девушкой своими мыслями, не то он всё ещё мысленно в квартире Арсения. Парень выруливает на парковку перед торговым центром и думает, что пара бутылок коньяка в его продуктовой корзине лишней не будет.       Иначе он ебнется.

***

      Ирина сбрасывает вызов и тут же набирает другой номер, который успела уже, кажется, выучить наизусть за последние несколько дней. Она знает, что по другую сторону её звонка очень ждут.       — Наговорились? — Смешливо, вместо приветствия.       — На несколько дней вперёд, Паш, — смеётся девушка, заслоняя глаза от солнца.       — Антон знает?       — Пока нет, не хочу говорить.       — Ир, пойми…       — Я не буду говорить ему об этом. Не сейчас.       — А когда скажешь? Когда уже всё будет серьёзно?       — Да какое серьёзно… Паш, у нас не может быть серьёзно.       — Решать за двоих нельзя, — наставительно произносит Воля, и Кузнецова едва не закатывает глаза.       — Я и не решаю. Просто говорю тебе своё мнение.       — Я уже понял, что ты любительница высказать своё мнение.       — Пойми, я не хочу делать Антону больно.       — Ему будет больнее, если ты станешь врать ему в лицо. Всё ведь изменится, когда ты вернёшься в Москву.       — Спасибо, капитан очевидность!       — Не юли, — повышая голос, произносит Павел. — Ты моё мнение на этот счёт знаешь.       — Знаю, ты бы всё сейчас же рассказал Антону. Я тоже тебе своё сказала. Серьёзному нужно время, а на расстоянии оно вообще другое. Тебе ли не знать.       — Не вали ответственность на меня! Я сказал, а уже твоё дело — слушать или игнорировать. Но я тебе точно говорю, что молчанием ты никому не сделаешь лучше.       — Я подумаю, Паш, — сдаётся Ирина. — Обещаю.       — Тебя встретить?       — Думаю, Антон встретит. Лучше не надо, чтобы без лишних вопросов раньше времени.       — Понял. Тогда созвонимся?       — Конечно, Паш. Спасибо.       Павел хмыкает в ответ и отключается. Ира откладывает телефон и отпивает почти остывший даже на такой жаре кофе. Она задумчиво прокручивает в голове слова Воли и думает, что он, наверное, прав. Только девушка боится признаться в этом даже себе. Кузнецова открывает мессенджер и набирает сообщение.       «Хорошо, я расскажу ему про нас»       Через несколько секунд Павел отмечает это сообщение прочитанным.

***

      Арсений паркуется у своего подъезда и запоздало понимает, что даже ни разу не курил сегодня. Он усмехается, думая, что Оксана бы этому обрадовалась, хотя сама частенько — в последнее время всё чаще — дымит как паровоз. Попов достаёт пачку сигарет и выходит из машины — в салоне он позволяет себе курить только в дождь или уж совсем пиздецовые моменты. Он закуривает и прикрывает глаза, чтобы их не щипало от дыма. Перед глазами почему-то сразу появляется образ курящего Антона, и Арсений улыбается.       — Здравствуйте, Светлана Петровна! — Попов широко улыбается консьержке, заходя в подъезд.       — Здравствуйте, Арсений! — Улыбается женщина. — К вам сегодня, кстати, какой-то парень заходил. Он вчера был среди ваших гостей. Высокий такой.       Мужчина пытается придумать, за чем могли зайти Воля или Макаров, но первого консьержка знает по имени, а Илья точно бы не стал приходить.       — У него ещё колец на пальцах много и цепи как у рэперов этих, у меня внук таких слушает, — добавляет Светлана Петровна, и Попов всё понимает.       — Спасибо, хорошего вечера!       Арсений понимает, что это был Антон. И абсолютно по-мальчишески широко улыбается, вызывая лифт.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты