Шторм в океане

Слэш
R
В процессе
48
Размер:
планируется Макси, написана 171 страница, 30 частей
Описание:
Парень широко улыбается и на ощупь тянется за пиццей, которую они положили на заднее сидение. Арсению глазам разве что не больно — до того Антон светит. Его до неприличного много, будто даже весь воздух собой заполняет. Мужчина думает, что такими людьми даже пустоту заполнять не нужно — рядом с ними пустоты и быть не может.

Попов всю свою многолетнюю пустоту этим моментом заполняет и ни о чём не жалеет.

>au, в котором Антон женат, а Арсений слишком заигрывает(ся)
Примечания автора:
Они будут много разговаривать. Очень много (я надеюсь)
Работа о том, что все мы, по сути, хотим спокойствия, чтобы мы знали, что и куда идёт. Называйте это как хотите — хоть рутиной, хоть посредственностью, хоть здравым смыслом. Но не всё получается контролировать, особенно, когда дело касается не только тебя самого, но и партнёра, каким бы он ни был. Главное — чтобы кто-то вытянул одеяло на себя и первым сделал шаг

Работа об этом. И ещё немного о том, что, быть может, эта будет моя собственная терапия
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
48 Нравится 26 Отзывы 16 В сборник Скачать

Глава 12

Настройки текста
      Антон Арсению о встрече не пишет, а одолжив, видимо, у заядлого храбреца смелости, звонит прямо в разгар рабочего дня, когда вокруг все бегают как в жопы ужаленные. Шастун лениво прикуривает сигарету, думая, как же душно в офисе. Он пробегает взглядом по стоящим рядом людям и на всякий случай отходит подальше, чтобы никто точно не подслушал.       — Что-то срочное? Говорите быстрее, — у Попова на фоне оглушающе шумно, и до Антона впервые доходит мысль, что мужчина может быть занят.       — Арс, прости, я не вовремя, наверное, — от мысленных фейспалмов у Шастуна уже мысленно болит лицо. — Скажи, когда перезвонить.       — Антон? Одну секунду. — На фоне перестают шуметь и воцаряется тишина. — Как ты?       — Тебе точно удобно говорить?       — Если я говорю, значит, удобно. Так что, как твои дела?       — Всё отлично. Ты как? На съёмках сейчас?       — Да, рекламный блок снимаем. Хочется уже немного отдыха, но пока несёмся дальше.       — Что думаешь на счёт встретиться? — Антон выбрасывает окурок и вытирает потные ладони о штаны.       — Нам с тобой встретиться? — В голосе Попова настолько очевидная усмешка, что Шастуна во времени откатывает назад, когда он выдумывал десяток охуительных историй, чтобы не прийти на встречу. Он смеётся.       — Да, нам с тобой, Арс.       — Я только за! Когда?       — У меня все вечера свободны, поэтому предлагай ты.       — Послезавтра?       — Огонь.       — Круто.       И они оба замолкают как в самых клишированных клише. Антон едва сдерживает улыбку, но она настолько очевидно вырисовывается на лице, что он немного наклоняет голову, чтобы этого не рассмотрели другие. Он крепко сжимает в руке телефон, будто пытается преодолеть даже эту преграду и стоять слушать тишину рядом с Поповым.       — Я надеюсь, ты не бросил трубку, забыв отключиться? — Улыбаясь, говорит Арсений. — А то я как дурак один соплю в трубку.       — Ничего ты не сопишь!       — А вот ты — да. Мне бежать пора, а то я гримёров выгнал за дверь. Съёмка через двадцать минут.       — Удачи, — Отзывается Антон. — До послезавтра.       — До послезавтра.       Парень убирает телефон в карман и закуривает вновь. Он глупо улыбается себе под нос, думая, как послезавтра пораньше свалит с работы, чтобы успеть вовремя приехать на встречу. Шастун ощущает удивительный для себя трепет и думает, что, наверное, всё не зря сложилось так.

***

      Оксана усаживается за свободный столик и улыбкой благодарит официанта за протянутое меню. Это место изменилось с того последнего раза, когда девушка была здесь. Она помнит зеленоватые стены, слегка скрипучую мебель, аромат травяного чая в воздухе и то, как много лет всеми правдами и неправдами отговаривала Лёшу заходить сюда поужинать. Девушке хотелось, чтобы хоть это местечко до сих пор призрачно принадлежало ей с Серёжей, когда они ещё считали это место «своим».       Тяжело стирать зазубренные имена со страниц жизни, небрежно вписывая поверх новые. Оксане этому ещё не удалось научиться.       Матвиенко заходит в ресторан без пяти семь. Он оглядывается в поисках свободного столика, но видит Оксану. Она трепетно сжимает в руках чашку и смотрит в окно.       — Привет, — Сергей здоровается шёпотом, словно боится спугнуть девушку из её мирка.       — Привет, — она переводит затуманенный взгляд на мужчину и резко жмурится, через секунду глядя на него совершенно ясными глазами. — Спасибо, что приехал.       — Извини, если опоздал…       — Это я приехала раньше, не беспокойся.       Матвиенко кивает и замолкает. Слишком много воспоминаний связано с этим местом, когда оно ещё было не таким популярным. Здесь они прогуливали пары, отмечали все праздники, планировали переезд, составляли списки покупок, держались за руки и целовались прямо в туалете — и всё это с Оксаной. В этом ресторане, где сейчас подают пасту за тысячу рублей и варят кофе на пяти видах молока. Раньше здесь готовили самый вкусный травяной чай и сквозь пальцы наблюдали за тем, как студенты перекладывают остатки еды в контейнеры.       Серёжа думает, что главное изменение сейчас сидит прямо перед ним и пьёт чай, трогательно грея пальцы о фарфоровую чашку. Они с Оксаной уже давно не вместе, у неё кольцо на пальце, а…       — Где твоё кольцо?       Оксана опускает взгляд на свою правую руку и растерянно улыбается, так и не глядя Сергею в глаза.       — Дома оставила, наверное, когда руки мыла…       Суркова не хочет признаваться, что специально оставила обручальное кольцо на столике дома. Сверкать им перед Серёжей кажется ей почему-то предательством.       А Матвиенко смиренно принимает эту информацию, помня, что Оксана раньше кольцо никогда не снимала. И ещё то, что девушка абсолютно не научилась врать.       — Ладно, — принимает ложь Сергей. И девушка улыбается ему уголками губ, будто благодаря за это.       Они оба знают, что в этом диалоге не верят ни единому слову друг друга.       — Что-нибудь будешь? — Матвиенко переключается на подошедшего официанта и взглядом пробегает по меню.       — Только чай, спасибо, — качает головой девушка.       Пока мужчина делает заказ, Суркова беззастенчиво рассматривает его. Серёжа почти не изменился, несмотря на новую причёску и неподъёмную усталость на лице. Девушка будто впервые за несколько лет смотрит на него, хотя они виделись десятки раз. Но один на один — впервые с того дня, когда парень уехал в Петербург. Оксана прикрывает глаза.       Почему в школе не учат тому, как больно могут делать воспоминания?       Такие уроки Оксана бы не прогуливала.       — Почему ты не пришёл на свадьбу? — Девушка не успевает обдумать слова, как этот вопрос срывается с губ.       — А как ты думаешь? — Горько усмехается Матвиенко. Они оба понимают, о чём речь.       — Я тебя ждала. — Удар. — Думала, ты хотя бы к торту появишься. — Прямо под рёбра. — Я очень хотела тебя увидеть. — Навылет.       — Я не хотел видеть… — Подбирает верную формулировку среди сотни провальных. Проигрывает .       — Почему Питер, Серёж? Почему всегда этот ебаный Питер?       — Там мой дом.       — А как же?..       Слова застревают, и Оксана понимает, что не произнесёт их. Никогда. Она даже мысленно не может произнести «мы» в сторону себя и Сергея. Это слово отдаёт чем-то _не_их_, в этом слове — блеск золотого обручального кольца, которого у девушке на пальце нет. Усмехается — даже за ним не удаётся спрятаться.       Ты сама, милая, лишила себя пути отступления.       Тони в этом сама. Ты же так хотела!..       Матвиенко наблюдает, как эмоции каруселью проносятся в глазах Оксаны, и он предпринимает самый очевидный приём — сжимает её ладони в своих. Чувствует, как мелко дрожат её пальцы, и как она делает едва заметный судорожный вдох. Мужчина лишь крепче ладони стискивает, в глаза смотрит.       Утопленникам на дно лететь уже не страшно.       Серёжа в девочке захлёбывается. Опять.       — Только скажи, и я отступлю, — Сергей ласково гладит её пальцы и говорит тихо, словно кто-то может их подслушать.       — Опять сбежишь в свой Питер? — Оксана горько усмехается.       — Я не сбегал.       — Ты оставил меня. Всё равно что сбежал.       — Я боялся сделать тебя несчастной.       — А сделал чужой женой.       Матвиенко кажется, что дышать больше нечем. Девчонка воздух перекрыла тем, как легко произнесла эти слова. И до Серёжи впервые доходит, что он сейчас сжимает в ладонях пальцы чужой жены. Она — жена.       — Ну и как ощущения у вершителя судеб? — Девушка будто его мысли читает. Но руки не убирает.       — Хуёво, — просто и честно. Матвиенко смысла врать не видит.       — Не примеряй на себя роль бога, Серёж, тебе до него его разрушать и разрушать.       Сергей эти слова запоминает. И боится, что однажды позабудет их. Он смотрит на Оксану, которая теперь открыто смотрит в ответ. Она красивая — от такой красоты всегда сердце щемит. Девушка прямо держит спину и всем видом демонстрирует спокойствие, в котором раствориться хочется. Но Матвиенко чувствует, что оно напускное. Взгляд её мечется между Серёжей и всем вокруг. Она уже не уверена, такой ли хорошей идей была эта встреча. Суркова пытается выдумать, как сейчас соврёт об очень важном деле и стыдливо убежит, но у неё не хватает сил. Кажется, она всё оставила в руках, сжимающих её ладони.       — Мы ещё встретимся? — Серёжа насквозь её видит.       — Конечно, — выдыхает Оксана, думая, что в компании друзей или у Арсения они обязательно пересекутся.       — Не так.       — Тебе соврать или сказать правду? — Матвиенко сглатывает и уже видит ответ в глазах девушки.       — Соври.       — Конечно встретимся, Серёж.       Суркова едва улыбается и убирает руки.

***

      — Поговорим? — Не то чтобы Антон был против, но он стоит в душной пробке уже полчаса, пока у Иры на фоне, судя по всему, шумит водохранилище.       — Конечно, — выдыхает парень и приоткрывает окно, потому что кондиционер уже не справляется.       — Как твой день?       — Стас заебал, но это не новость. Подкинул мне ещё каких-то бумажек, а я из существующих уже могу башенки строить. Но разберусь как-нибудь с этим всем.       — Хочешь сказать, всё только о работе? Я думала, ты там квартиру в пати-хаус превратил, как только за мной дверь закрылась. Шастун, я разочарована!       — Зато ты, я уверен, абсолютно не сдерживаешься! — За образовавшуюся паузу Ирина успевает собраться с мыслями, чтобы всё рассказать, и как только она открывает рот, Шастун говорит: — На самом деле, я с Арсением о встрече договорился. С Арсением Поповым, помнишь? На той тусовке…       — Что?       — Не помнишь его?       — Помню. В смысле, о встрече договорился?       — Мы хотели встретиться, попиздеть… Он давно, если честно, предлагал, но я только сейчас позвонил.       — И мне не сказал! — Кузнецова думает, что расскажет обо всём Антону позже. Пока она удивлена, что парень всё же решился на встречу с Поповым и рассказал ей. Значит, теперь это стало важным.       — Да чего там говорить… — Мнётся Шастун. — Просто встретимся где-нибудь послезавтра.       — Это свидание?       — Ир! Ну какое свидание…       — Подумай, Шастун, а я побежала.       — Ты же хотела что-то рассказать!       — Всё потом, родной. Созвонимся!       Ирина сбрасывает, прежде чем успевает сказать ещё хоть слово. Она удивлённо смотрит перед собой, думая, как же они с Антоном заврались не только друг другу, но и себе. Она не помнит, чтобы они когда-либо скрывали что-то подобное — у них обоих за плечами сейчас столько тайн, что даже подумать страшно. Девушка всегда гордилась, что среди всех вокруг у них нет тем, на которые они не могут поговорить. А сейчас Кузнецова ощущает, как воздух вокруг буквально наэлектризован несказанными словами, которые они оба проглатывают, запивая кофе или водкой. Девушка невесело усмехается и чувствует на кончике языка привкус горечи, какой бывает, когда выпиваешь стакан ненавистного коньяка, потому что от него легче будет. А ей как-то нихуя не легче.       Ира в омут с головой никогда не падает — ей на берегу привычнее.       Кузнецова открывает мессенджер и находит переписку с Арсением. Она быстро печатает, даже не всматриваясь в буквы, и через минуту сообщение горит двумя галочками.

«Не проеби этот шанс, Арсений»

Примечания:
отзывы всё ещё бесплатные.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты