Игры с Тьмой

Джен
PG-13
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Миди, написано 11 страниц, 1 часть
Описание:
Остерегайся мужчину, разговаривающего руками - или, вернее, его непомерных амбиций.

После изгнания монстров в Подземелье они вынуждены жить во Тьме. До тех пор, пока неизвестный монстр не предстаёт перед Королём, чтобы предложить вернуть им надежду... и Свет. Какие последствия это несёт для семьи Дримурров, обитателей Подземелья и даже Поверхности? Какие тайны скрывает Доктор В.Д.Гастер, и к чему приведут его эксперименты над вещами, на которые не смеет посягать никто?..
Посвящение:
Тоби Фоксу, Темми Чанг, а также всему фандому Undertale. Продолжайте творить свою неповторимую магию!
Примечания автора:
Идея, которую я хранил ещё с прошлого года, но которой бурно занялся именно сейчас. Наверное, на волне карантинной скукоты)
Моя интерпретация событий пре-канона, повлекших за собой события уже самой Undertale. Не обойдётся без отклонений от канона, но даже у них есть причина, о которой будет рассказано позже...
Так или иначе: приятного чтения, и надеюсь, что история Вам понравится, дорогие читатели и любители Подземелья!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 1: Доктор, разговаривающий руками

Настройки текста
      Ликом пригож,       И речами умилен;       Только в глазах       Царит холод могильный…       Темно. Темнее. Ещё темнее.       С каждым днём Подземелье всё сильнее погружалось во Тьму, и король Асгор Дримурр чувствовал невероятную тяжесть на Душе, осознавая свою неспособность как-либо помочь своих подданным.       Сколько дней прошло с момента их изгнания с Поверхности? Месяцев? Может, уже лет? Раса монстров давно сбилась со счёта.       Война с человечеством окончилась катастрофически и унесла слишком много их жизней. Не было среди монстров кого-либо, кто не лишился друзей или родных. Однако людям было мало истребить больше половины их расы: без жалости и милосердия они изгнали оставшихся проигравших с теперь уже своей территории под землю, не дав ничего, способного помочь выжить, и замуровали внизу с помощью неразрушимого магического Барьера, не позволяющего сбежать из заточения. Монстры, не успев оплакать потери, были вынуждены адаптироваться к новым условиям жизни, совершенно отличавшимся от тех, к которым привыкли. Не имея Солнца над головой, они были потеряны в темноте и не замечали перед собой оврагов и глубоких вод, которые в скором времени становились причиной смерти многих несчастных потерявшихся существ. Натурального освещения, состоявшего из причудливых цветов и минералов, растущих в недрах горы, было недостаточно, но к нему пришлось худо-бедно привыкать, если практически ослепшие создания хотели выжить.       Но страх перед людьми был сильнее страха перед возможными опасностями Подземелья. Сбежав как можно дальше вглубь пещер, монстры назвали своё первое поселение практически в конце Подземелья «Домом» — вернее, назвал его так сам Дримурр. Со временем, оправившись после Войны и частично перестав опасаться окружающего мрака, поселенцы занялись обустройством своего нового жилища. Используя сохранившиеся инструменты, собственную магию и камни, которых вокруг было в избытке, монстры построили первые здания, в которых стали жить и вести хозяйство. Прожив же здесь достаточное количество времени и набравшись смелости, большая часть монстров, ведомая Асгором, его женой Ториэль, могучим Герсоном и другими героями Войны, стали основывать поселения по всей территории Подземелья, куда только могли добраться, и, преодолевая жар и холод, в конечном итоге основали столицу в Новом Доме, буквально под самим Барьером.       Но несмотря на адаптацию к суровой окружающей среде, эффективное использование ограниченных ресурсов и создание многочисленных поселений, главная проблема не была решена: Подземелье всё ещё было слишком тёмным для полноценного безопасного обитания. Асгор слышал, как его подданные скорбят по свету Поверхности, и был свидетелем тому, как они чахнут и «затухают», не имея света ярче, чем разожжённые факела и собранные кристаллы, и Душа его сжималась, разделяя их скорбь. Однако как бы он ни старался подбадривать монстров и поддерживать в них хоть крупицы надежды, это не помогало унять его собственную печаль.       И вот, в очередной раз стоя у окон Тронного Зала и осматривая свои владения, с трудом различая в темноте дома, король неожиданно был потревожен стражником, прибывшим, чтобы уведомить его:       — К Вам посетитель, Мой Король! — отрапортовал рыцарь с торчащими из шлема кроличьими ушами и вытянулся по струнке. — По его словам, он прибыл, чтобы предложить Вам решение некоей «важнейшей проблемы». Разрешите впустить?       Асгор был весьма заинтригован таким объявлением. Он повелел стражнику незамедлительно привести к нему посетителя и, пройдя к своему трону, встал перед ним в ожидании, перехватив поудобнее свой трезубец. Окинув взглядом растущие рядом посаженные им цветы, король тяжко вздохнул, погладив бороду: из-за недостатка света бутоны чахли ещё до того, как распускались.       Наконец запыхавшийся стражник, несколько раз преодолевший лестничные проёмы от самого низа королевского замка до Тронного зала, вернулся, ведя за собой неизвестного Асгору монстра практически одного с ним роста. Новоприбывший, с интересом осматривающий скромный интерьер зала, освещаемого светом нескольких факелов, был одет в белый докторский халат, под который надел бежевый свитер с высоким горлом, а также чёрные брюки с ботинками. Голова монстра чем-то напоминала перевёрнутое яйцо, а на идеально гладком лице были только глубокие чёрные глазницы с белыми зрачками. Рот незнакомца не имел губ и был сжат в тонкую линию, слегка искривлённую в улыбке.       Стражник, отдышавшись, снова вытянулся по струнке и обратился к королю:       — Ваше Высочество, посетитель прибыл! — новоприбывший учтиво поклонился, приложив руку к груди. Его улыбка стала шире, напоминая чёрный полумесяц, что доставляло королю лёгкий дискомфорт.       — Благодарю, верный страж. Можешь идти. — мягко ответил Асгор, не отводя взгляда от монстра, и рыцарь, отвесив поклон, направился прочь из Тронного Зала, бряцая доспехами.       В помещении воцарилась неловкая пауза. Королю потребовалась минута, чтобы осознать, что посетитель не собирается говорить первым, и поэтому он тихо откашлялся и обратился к нему:       — Приветствую Вас, мой новый… друг?.. — Асгор замялся, обнаружив, что не знает, как стоит обращаться к монстру. Тот понимающе кивнул и протянул королю руку, вновь приложив вторую к груди:       — Ох, прошу прощения за мои манеры, Ваше Высочество! Обуреваемый предвкушением от встречи с Вами, я совсем забыл представиться! — извиняющимся тоном сказал новоприбывший, не переставая улыбаться. — Моё имя — Вингдингс Гастер. Можно просто «Доктор Гастер».       Несмотря на своё противоречивое отношение к его улыбке, Асгор не мог позволить себе проявить невежливость, поэтому улыбнулся в ответ и, крепко сжав протянутую руку, слегка потряс её. Тонкая и, по ощущениям, совсем хрупкая ладонь Гастера буквально утонула в крупной мягкой лапе, и Повелитель Монстров понадеялся, что не навредил ему чересчур крепким рукопожатием.       — Приятно познакомиться, доктор Гастер! — искренне ответил Дримурр, вернув лапу на трезубец. Глаза посетителя стрельнули в сторону грозного оружия, но без опаски: скорее, заинтригованно. Заметив это, король на долю секунды ненароком сжал трезубец чуть сильнее, и взгляд мелких белых зрачков вернулся обратно на его лицо.       — Надеюсь, Вы не будете в обиде, но мне кажется, что я Вас раньше не встречал. Вы пришли с Поверхности? — вопросил Асгор, приподняв бровь. Он решил, что стоило узнать больше о таинственном новом знакомом до того, как придёт пора выслушать некое его «решение». Владыка монстров находил очень странным то, что даже он, опять же, Владыка монстров, ни разу не слышал ничего о добром «докторе Гастере». Была ли причина для такой скрытности? Монстр просто не желал попадаться на глаза другим из-за боязни общества? Или, может, по неизвестной ошибке оказался отделён от своей расы и вернулся только сейчас?       Старший Дримурр надеялся, что причина была в этом, а не каких-нибудь пренеприятных скелетах в шкафу гостя.       Доктор же снова улыбнулся и склонил голову:       — Все мы некогда пришли с Поверхности, не так ли, Ваша Светлость? — с налётом иронии ответил вопросом на вопрос посетитель. Асгор с досадой кивнул и почесал шерсть на затылке: очевидно, этого монстра было не так просто пронять. Судя по всему, он и вправду основательно подготовился к аудиенции со своим королём. Может, волнения Дримурра всё-таки были беспричинны?       — Разумеется, доктор, простите за глупый вопрос. — виновато произнёс он, на что Вингдингс покачал головой:       — Пожалуйста, не извиняйтесь передо мной, Мой Король! Это Я должен извиняться перед Вами за то, что пришёл к Вам так поздно для решения главной проблемы! Всё ведь было так очевидно… — Гастер вдруг достал из-за пазухи блокнот, испещрённый записями, и что-то забормотал, глядя в него. Асгор с интересом склонил голову, не понимая, к чему клонит доктор.       — О какой именно проблеме Вы говорите, доктор Гастер? — спросил король, на что Вингдингс оторвался от записей и посмотрел на него с огоньком в глазах:       — О важнейшей, разумеется!       Дримурр продолжал в упор не понимать, что имел в виду гость, а тот уже направился к окну, в которое были видны окрестности Нового Дома. Встав перед ним, Гастер сложил руки за спиной, прорезая взглядом окружающую замок непроглядную мглу.       — Доктор, боюсь, я всё же не понимаю… — попытался уточнить Асгор, однако посетитель не дал королю договорить и заговорил сам:       — Один год четыре месяца двенадцать дней и шестнадцать часов по нашему времяисчеслению мы провели в Подземелье. — начал Гастер, всё ещё смотря в окно. — Сложно сказать, сколько времени при этом прошло на Поверхности. Всё это время мы адаптировались к окружающей среде, преодолевая испепеляющий жар магмы и леденящую Душу стужу Подземелья. Мы выживали, становились сильнее и храбрее, научились эффективно использовать воистину неограниченные ресурсы Подземелья, чтобы строить жилища и иметь минимальные необходимые условия для обитания. Однако я, как преданный последователь науки, уверен, что мы способны — и обязаны — подстроить под себя окружающую среду гораздо больше, чем сейчас. — доктор обернулся к Асгору. Огонёк в его чёрных и глубоких, как само Небытие, глазницах разгорался сильнее, заставляя короля опасаться за психическое состояние Гастера, но он решил пока не прерывать учёного, давая ему дойти до сути того, что тот хотел донести:       — Только самые маленькие дети уже не помнят света настоящего Солнца. И вряд ли они его увидят, к сожалению. — продолжил Вингдингс, подходя к Дримурру с блокнотом в руках. — Свет даёт всем живым существам жизнь, откуда бы он ни поступал. Однако здесь, в Подземелье, естественного света недостаточно даже для освещения сотни метров территории, а факелы рано или поздно потухают, снова оставляя нас в кромешной Тьме. Именно поэтому мы сами должны обеспечить себя достаточным количеством света не только для простой жизни, но и для полноценного возрождения экономики, производства, и даже развлечений!       Асгор, слушая Гастера, осознавал его правоту, но при этом абсолютно не понимал, каким образом они могли этого достичь. Разумеется, он сам не раз думал о проблеме получения Света и часто обсуждал её решение с Ториэль, Герсоном, Гриллби и другими наиболее старыми монстрами, но подходящего решения не мог предложить никто. Никакие растущие на потолках кристаллы не заменят света настоящих звёзд, Луны и Солнца, а факелы не идут ни в какое сравнение с лампами, которыми так полнилась Поверхность. Но в отсутствие какого-либо источника энергии от любой лампочки будет толку меньше, чем от тёплого шарфа в Хотленде, и что уж говорить о таких чудесных изобретениях человечества, как микроволновых печах, видеокамерах, телевизорах и иных великих множествах предметов электроники! И, к несчастью, магия не являлась подходящим источником: даже впечатляющего количества, которым владели семья Дримурров как Монстр-Боссы, было недостаточно, чтобы подпитать одну лампочку больше чем на день.       Чего монстрам не доставало, так это гениальных учёных, способных найти спасение для их беды. Неужели этот самопровозглашённый «последователь науки» может сделать это в одиночку?       — Я согласен с Вашими убеждениями, доктор Гастер, но позвольте спросить, как Вы… — учёный снова прервал короля, показав ему свой исписанный блокнот. Дримурр принял его в лапы, заставив исчезнуть свой трезубец, и уставился на непонятные каракули, некоторые из которых напоминали символы в виде рук, фигур и лиц, опоясывающих изображение некоего огромного хаотически построенного устройства, уходящего куда-то в кляксу, которая походила на лужу. Покрутив блокнот в лапах, поднеся его вплотную к глазам, несколько раз прищурившись и пожалев, что не взял у Ториэль очки, Асгор тяжело выдохнул и снова досадливо почесал затылок.       — Доктор, право, я не являюсь учёным, как Вы, и поэтому не могу точно понять, что Вы пытались здесь изобразить. — максимально мягко, чтобы не обидеть гостя, признался король, отдавая блокнот Гастеру. Тот явно ожидал подобного ответа и поэтому сразу указал на кляксу-лужу:       — Вы когда-нибудь задумывались, что находится даже ниже нас, в самом низу Подземелья? — поинтересовался доктор, бросив испытующий взгляд на Асгора. Тот же перевёл взгляд на Гастера и неуверенно ответил:       — Магма?       Вингдингс покачал головой и важно поднял указательный палец:       — Не просто магма, милорд, — поправил учёный, — а мощнейший из всех возможных источников питания, окружающих нас!       Пока Дримурр вникал в его слова, снова рассматривая рисунок, Гастер отошёл назад к окну и распростёр руки, будто охватывал ими весь Новый Дом сразу:       — Магма хранит в себе нескончаемые, воистину необъятные запасы энергии. Под этой горой, вокруг нас и под нашими ногами протекает столько магмы, что благодаря ей образовалось несчётное количество минералов, свет которых заменяет нам звёзды. Только представьте, Ваше Высочество, чего мы можем добиться, если обуздаем её невероятную мощь и пустим её на благо нашего народа!       Доктор сжал руки в кулаки, уставившись куда-то вдаль.       — Преобразовав геотермальную энергию магмы в электроэнергию, мы снабдим Светом всё Подземелье! Вернём монстрам телевидение и телефонную связь. Предоставим возможность готовить и хранить еду без боязни её гниения в течение дня. Откроем путь для дальнейшего научного прогресса нашей расы… — Гастер повернулся к Асгору, который со всё возрастающим восхищением слушал доктора, подняв глаза от блокнота. Разумеется, он так и не понял, что было там написано и как именно учёный собирался претворить в жизнь свои грандиозные планы, но его энтузиазм был слишком заразителен. Все эти невероятные и, казалось бы, недостижимые идеи: именно это было так необходимо их расе в их тяжёлом положении! Как он мог не верить учёному, который был действительно способен спасти их всех от дальнейшей жизни в кромешной темноте?! Повелитель Монстров не мог не корить себя за подозрительность, которую испытывал к новому знакомому в самом начале их разговора, и надеялся, что сможет достойно отплатить тому за свою недальновидность, но всему своё время.       — Доктор, если всё, что Вы говорите — правда, то это просто… — король покачал головой, собирая мысли воедино. — Вы обеспечите надеждой и верой в лучшее будущее весь наш народ!       Вингдингс с улыбкой склонил голову, принимая похвалу, а Асгор, стараясь всё-таки не ликовать раньше времени, перевёл взгляд обратно на изображение. Он заметил, что прямо под рисунком особо крупным и жирным шрифтом были аккуратно выведены символы:

👍⚐☼☜

      Это же сочетание символов встречалось вокруг нарисованного устройства чаще всего, хотя королю и не было понятно их значение.       — Если я правильно следую за ходом Ваших мыслей, друг мой, то это устройство должно будет каким-то образом выполнить задуманный Вами план? — спросил Дримурр, и учёный кивнул в ответ.       — Мой Король, когда этот, не побоюсь следующих слов, шедевр инженерной мысли будет построен, всё Подземелье официально вступит в новую эру — Эру Светлого Настоящего. — заверил Гастер короля, мягко принимая из его рук блокнот и пряча его себе за пазуху. — Сделанный из прочнейших сплавов металлов, добытых из недр горы, и питающийся энергией магмы, протекающей под ним, этот аппарат станет ядром всего нашего государства. — доктор не сдержал самодовольной улыбки, скрестив пальцы. — Если у Вас есть вопросы, милорд, спрашивайте всё, что ещё хотите узнать.       Асгор замешкался. Вопросов было много, но вникать в тонкости инженерного гения Гастера у него не было желания, всё равно ничего не будет понятно. При этом, если верить его словам, то приступать надо не мешкая, если они хотят обеспечить монстров Светом как можно скорее! Достаточно было прояснить лишь пару главных моментов, и можно было начинать строительство даже сегодня!       — Сколько времени займёт постройка данного устройства и что мы можем предоставить Вам для его скорейшего запуска? — поинтересовался Дримурр, на что Вингдингс успокаивающе поднял руку:       — О времени можете не волноваться, Ваше Высочество. Я гарантирую, что строительство, калибровка и тестирование займут полгода; максимум — год. Всё необходимое у меня уже есть, но мне потребуется больше рабочей силы, чтобы организовать постройку…       Асгор, заставив трезубец материализоваться у себя в лапе, благосклонно стукнул им об пол, высоко подняв голову. Во благо его народа: да будет так!       — В таком случае даю слово, что в помощь Вам будут предоставлены самые выносливые из моих подданных, доктор! — заявил король. Гастер покивал головой и добавил:       — И ещё кое-что. — учёный окинул взглядом Тронный зал. — Боюсь, Вам, Вашей семье и остальным поселенцам придётся на этот период покинуть данный дворец, чтобы Вы не пострадали при его масштабной реконструкции. Я бы посоветовал также переселиться всем существам, проживающим на территории Нового Дома.       Дримурр охнул и с недоумением взглянул на доктора, неуверенно переступив с лапы на лапу. Такой просьбы он точно не ожидал. Как же так: мало того, что не только они с семьёй вынуждены будут покинуть свой дом на неопределённый срок, но ещё и все горожане, ещё не успевшие до конца свыкнуться с жизнью в новой столице? Ох, Тори это вряд ли понравится…       Вингдингс, заметив сконфуженность короля, пояснил:       — Моё устройство будет призвано обеспечить энергией всё или хотя бы большую часть Подземелья. Для этого оно будет построено ровно под столицей нашего народа и будет фактическим фундаментом нашей земли. Если позволить кому-то остаться жить здесь на период строительства, весьма велика будет вероятность получения травм, несовместимых с жизнью, что не пойдёт на пользу нашим идеям.       Асгор склонил голову, соглашаясь с учёным. Снова почесав затылок, король тяжело вздохнул, понимая, что сегодня же ему стоит сообщить Ториэль о скорейшем переселении, и надеялся, что она поймёт необходимость этого решения.       — «Медлить нельзя. Мой народ рассчитывает на меня, и я обязан дать ему всё самое необходимое». — подумал Дримурр и после минутной паузы решительно заявил:       — В таком случае приказываю приступать к постройке Вашего аппарата в течение недели, Доктор Вингдингс Гастер! — учёный поклонился, внемля словам своего короля. — Если Вам будет что-то нужно, не стесняйтесь обращаться ко мне — всё будет доставлено в любом необходимом количестве!       Гастер в ответ широко улыбнулся своей нервирующей улыбкой и сложил руки за спиной.       — Слушаюсь и повинуюсь, милорд. Слушаюсь и повинуюсь. — с этими словами учёный стремительно направился к выходу из Тронного зала. Подол его халата развевался за ним, как флаг на ветру. Асгор заметил на затылке Вингдингса небольшую дыру, напоминающую трещину в яичной скорлупе, но благовоспитанно не стал заострять на этом внимания: как будто бы доктор был единственным монстром, имеющим на теле шрамы!       Когда Гастер скрылся из зала, Дримурр и сам поспешил прочь, но, выйдя в коридор, направился в другую сторону от гостевого входа и побежал вниз по лестнице. Пришла пора ему сообщить невероятные новости семье.       Ториэль Дримурр в это время, сидя в кресле у обеденного стола, спокойно читала на кухне в свете факела сборник каламбуров, подмечая наиболее удачные для дальнейшего использования. По всей комнате расплылся сладкий запах ирисового пирога с корицей, который сейчас разогревался на стоящем неподалёку каменном блоке, подогретом магией огня королевы монстров. Азриэль играл в своей комнате, откуда периодически раздавался его боевой клич, вызывая улыбку на лице Ториэль. Королева Подземелья ожидала прибытия мужа, чтобы узнать какие-либо (желательно хорошие) новости по поводу их дальнейших шагов относительно многочисленных проблем королевства, и окружающий покой приятно отражался на её внутреннем настрое.       Покой нарушил громкий стук во входную дверь. Ториэль с интересом приподняла брови, подметив, что муж пришёл раньше, чем ожидалось, и, отложив в сторону книгу и очки для чтения, направилась к двери, стук по которой становился всё громче.       — «В последний раз Асгор так торопился, когда узнал, что Чемпионат по Трению Носами начинается на час раньше, чем он думал». — подумала королева с лёгкой улыбкой и открыла дверь. Асгор тут же влетел в дом, дико оглядываясь по сторонам, так что его жене пришлось постучать ему по плечным доспехам, чтобы обратить внимание на себя.       — Я здесь, дорогой, ты едва не смёл меня сильнее, чем Сноудинская вьюга. — сказала со смешком Ториэль. Владыка монстров взглянул на неё с улыбкой до ушей, такой широкой, что королева подумала, что её муж лично разбил Барьер без каких-либо Душ.       — Сладкий, ты хочешь мне что-то рассказать, не так ли? — обратилась Ториэль к Дримурру, на что тот сразу выпалил:       — Ох, Тори, этот день был просто чудесным! — не в силах сдержать эмоции, король заключил жену в крепкие объятия, заставив охнуть от неожиданности, и закружился с ней на месте. Ториэль засмеялась, однако была вынуждена остудить пыл мужа, пока у неё не пошла кругом голова:       — Так-так, давай рассказывай уже, Флаффибанс, а не то я обижусь на такую скрытность! — заявила королева, погрозив Асгору пальцем. Тот, с трудом взяв себя в руки, с виноватым видом поставил жену на землю, тщательно отряхнув её фиолетовую мантию от пыли, и положил лапы ей на плечи, смотря в глаза Ториэль с сочетанием любви, надежды и счастья на лице. Леди Дримурр должна была признать, что видеть мужа в таком состоянии доставляло ей куда больше удовольствия, чем какие бы то ни было хорошие новости — особенно при условии, что в последнее время и то, и другое было слишком большой редкостью. Что же произошло сегодня, заставив Повелителя Монстров так разительно преобразиться?       — Тори, больше нашему народу не придётся двигаться на ощупь в темноте в своих собственных домах! Прошла пора кромешной мглы… — Асгор вдруг потянул носом, учуяв запах горелого, — …и сгоревших пирогов. — заметил король, с приподнятой бровью взглянув в сторону расположенной рядом кухни. Ториэль охнула, приложив лапы к лицу, и кинулась туда, где догорал на камне её несчастный пирог. Королева расстроенно щёлкнула пальцами, гася каменный блок, и, не обращая внимания на жар пирога, выкинула его в мусорный мешок, где хранились уже несколько его собратьев.       — Сколько бы ни пыталась, никак не получается подобрать идеальную температуру для готовки. — покаялась Ториэль, опустив глаза к полу. А как просто это казалось на поверхности, когда под лапой всегда были микроволновка и духовка! Правду говорили человеческие мудрецы: что имеем, не храним, а потерявши — плачем. Кто же мог знать, что их мудрость раскроется таким неприятным образом для всей расы монстров сразу…       Зашедший следом Асгор успокаивающе положил лапу ей на плечо.       — Скоро тебе уже не нужно будет об этом беспокоиться… — королева с интересом обернулась к мужу, и тот приступил к рассказу о прошедшей встрече с гениальным учёным. Дримурр подумал было, что его жена может что-то знать о докторе Вингдингс Гастере, но Ториэль, нахмурившись, покачала головой.       — Никогда не слышала о таком. И не уверена, что видела упоминания о нём в наших архивах. — пробормотала королева, сузив глаза. — Что же он такого предложил, что ты так всполошился?       Асгор, обернувшись будто в поисках слежки, в ответ заговорщицки наклонился и благоговейно прошептал:       — Свет.       Прежде чем его жена успела сориентироваться, он быстро заговорил про чертежи машины в блокноте Гастера, опоясывающие её символы и грандиозные планы доктора на свой проект. С каждым словом глаза Леди Дримурр расширялись, как и её подозрения. Ей определённо стоило навестить кого-нибудь вроде Герсона и в подробностях расспросить про «Вингдингс Гастера». Не каждый же день к королю целого народа заявляется незнакомый тип, у которого совершенно неожиданно оказывается самое подходящее решение для их проблемы, которое прошедшие вместе Войну монстры не могли найти даже совместными усилиями!       — То есть всё, что ему нужно для такого грандиозного плана — это больше рабочих? — с недоверием спросила королева, и Асгор утвердительно кивнул. Тут он замялся и начал поглаживать свою бороду. Жест, весьма знакомый Ториэль.       — Давай уже договаривай, Флаффибанс. — уперев руки в бока, с ухмылкой произнесла королева. — Что бы это ни было, я обещаю, что не вспылю. Я же не какой-то злобный вулкан эмоций!       Дримурр в этом не был уверен, но, сглотнув, пробормотал, обуреваемый мыслями призвать на всякий случай трезубец:       — Видишь ли, дорогая, сладкая, милая… — королева выжидающе смотрела на него, и Асгор едва разборчиво протараторил конец предложения:       — Нам и остальным горожанам где-то на год необходимо переселиться обратно в старый Дом или другие регионы Подземелья, пока здесь будет проходить масштабное строительство!       Ториэль, выслушав мужа, понимающе покивала головой, закусив губу.       Да уж. Ещё каких-то несколько минут назад ей казалось, что не осталось в мире ничего, способного удивить её, но, сюрприз-сюрприз, она в очередной раз ошибалась. Таинственный «учёный» заявляется в замок и за один разговор охмуряет Повелителя Монстров настолько, что тот готов по малейшему его повелению сорваться обратно на другой конец Подземелья, и не только с семьёй, но и со значительной частью их народа. И из доказательств своей честности при нём лишь блокнот с каракулями и кривыми рисунками.       — О Божечки, Флаффибанс, неудивительно, каким образом на Поверхности тебя заставили пожертвовать половину семейных сбережений на нужды несуществующего фонда помощи больным сиротам. Трижды. — с досадой подумала Леди Дримурр. Однако при повторном взгляде на мужа она почувствовала, как в горле предательски образуется больной комок.       Асгор буквально излучал надежду. Как маленький ребёнок, когда ему обещают велосипед в подарок за хорошее поведение в течение года. Как Азриэль, когда Ториэль обещала хотя бы раз сводить его на Поверхность. Этой надежды так не хватало всем монстрам, что на улицах города практически перестал раздаваться искренний смех, и после разговоров с жителями Ториэль сама едва не поддавалась всеобщему унынию. Надежда покинула монстров вместе со Светом, и их владыка ныне вынужден был сохранять её за весь свой народ; можно ли было винить его, когда ему померещился огонёк счастья в конце казавшегося до этого кромешно-тёмным тоннеля?       Кроме того: если говорить честно, за исключением идеи Гастера у них не было ни-че-го. Ни одного дельного предложения, способного осветить туманную дорогу вперёд. Отвергни они этот призрачный шанс вернуть Свет, сколько ещё возможностей представится им в будущем?       …Будет ли у их расы вообще будущее, откажись они действовать прямо сейчас?       Повелитель Монстров же терпеливо и мучительно ждал ответа напряжённо думающей жены. Он уже готовился было бежать в подвал в качестве пути отступления, но, к его удивлению, это не понадобилось:       — Ну конечно, конечно, мы же не хотим рисковать своими жизнями и жизнями нашего народа.       Глядя на ошеломленное выражение морды Асгора, королева улыбнулась и приложила лапу к его лицу.       — Мой пушистый король, я же обещала, что не обижусь. — мягко сказала Ториэль. — Может, сама я и не так сильно уверена в честности — и компетентности — твоего нового знакомого, но главное для меня — то, насколько ты сам уверен в его проекте. И если ты готов довериться доктору Гастеру, то я поддерживаю твоё решение. — Леди Дримурр слегка погладила мужа по лицу, смотря прямо ему в глаза. — И как королева, и как твоя жена.       Король с облегчением выдохнул и накрыл своей лапой лапу жены.       — Спасибо, Тори. — прошептал Дримурр, с благодарностью глядя в глаза любимой. — У нас просто нет иного выхода, кроме как довериться ему. Ни у нас, ни у нашего народа.       Ториэль опустила голову, не переставая размышлять над ситуацией, и, чтобы ободрить и Асгора, и себя, крепко обняла его, положив голову на наплечник. Владыка монстров, вначале опешив, ответил на её объятия, прикрыв глаза. Король и королева монстров стояли так в свете факела, тускло освещающего скромную кухню, и Души их были полны тревоги и боязни друг за друга и за их народ.       В таком виде их и застал ещё один член семьи, который забежал на кухню, быстро размахивая лапами. При этом он надел круглые очки, которые старательно закрасил в зелёный цвет, и теперь едва не врезался в стены и мебель, плохо видя, куда бежит.       — Папа, мама, смотрите! Я — бабочка, как в маминой книжке! — на всю комнату закричал Азриэль, начав бегать вокруг обнимающихся родителей. Ториэль и Асгор оба посмотрели на своего сына и, на секунду встретившись взглядами, в один голос засмеялись, и смеялись так, что на глазах у них выступили слёзы.       — Ну приветик, бабочка! — поздоровался сквозь смех старший Дримурр и вдруг, нагнувшись, быстро подхватил принца под руки, заставив того тоже засмеяться от щекотки подмышками.       — А что это мы обуглились раньше времени?! — поинтересовался с задорной улыбкой король, на что Азриэль, отодвинув на кончик носа очки, с удивлением взглянул ему в глаза.       — Па, не «обуглились», а «окуклились». — пожурил он отца, покачал пальцем. — Ты что, с мамой книжек не читал?       Морда Асгора стала более пурпурной, чем стены их старого поселения в Руинах, и Ториэль, не в силах сдержаться, согнулась пополам от смеха, едва не задыхаясь от недостатка воздуха.       — Ха-ха, да, Гори, мож-можно сказать, ч-что ты совсем-сем… — попыталась выдавить Леди Дримурр в перерывах между приступами смеха. — …с-совсем не книжный червь!       «Королева каламбуров» прикрыла морду лапой, вытирая слёзы, и Азриэль заливисто засмеялся вместе с ней. Очки едва не спадали с его носа, держась, наверное, благодаря одной лишь магии.       — Червь ведь даже не насекомое… — пробубнил Повелитель Монстров, но без какой-либо злобы. Вид его семьи, веселящейся и беззаботной, как во времена до Войны, перебивал все плохие мысли, которые гложили его ранее. А вскоре, когда у них вновь будет Свет, их нынешнее состояние перестанет быть такой редкостью.       — А ну-ка идите сюда, мои ириски с корицей! — с широкой улыбкой позвал Асгор и заключил уже обоих Дримурров в крепчайшие объятия. Ториэль, перестав давиться от смеха, продолжила искренне улыбаться и, прикрыв глаза, положила голову на его нагрудник, прямо на символ Руны Дельта. Одной рукой она обняла мужа, а вторую обвила вокруг сына, который теперь оказался в тисках между родителями, забавно морща нос.       — Па, ма, задушите! — будто бы с недовольством заявил маленький принц, но они оба знали, что Азриэль любит такие объятия больше всего в жизни.       Чувствуя, как его согревает тепло двух родных тел, Асгор Дримурр не в первый раз подумал, что истинный Свет на самом деле так и не покинул его.       Тьма притягивала его. Но без Света он не мог добраться до неё.       Из окна лаборатории открывался превосходный вид на остов его будущего детища, которому суждено будет снабдить Светом всё Подземелье.       Масштабные планы Доктора Вингдингс Гастера были как никогда близки к реализации.       Встреча с Королём Монстров прошла именно так, как он себе и представлял. Реальная личность Асгора Дримурра соответствовала его первоначальным предположениям: несмотря на внушительные габариты, Монстр-Босс действительно был мягким в общении, учтивым и искренне любящим свой народ. Всё это делало его весьма легко склоняемым к плодотворному диалогу, способному вылиться во взаимовыгодное сотрудничество. Всё это — и его невероятная, в какой-то степени детская наивность.       Доктору даже не пришлось врать в разговоре с владыкой монстров. Несколько полуправд было достаточно, чтобы надавить на больные места короля и добиться его расположения. Какая, в принципе, разница, сколько на самом деле монстры провели в Подземелье? И сколько им придётся провести вдали от Нового Дома?       Их чувства по этому поводу не так важны: единственное значение имело Высшее Благо. И только планы Гастера могли привести расу монстров к его достижению.       Но невозможно было достичь Высшего Блага, не добившись при этом своих личных целей. И вот о них Повелителю пока не следовало знать.       Разумеется, Асгору не стоило также знать о том, что Доктор Гастер начал постройку Ядра ещё до аудиенцию с ним. Как и о том, что его лаборатория была расположена под дворцом и Хотлендом ещё за долгое время до основания столицы. Однако, беря во внимание общую картину, осведомлённость короля об этих обстоятельствах не имела сильно важного значения: Ядро было бы построено так или иначе, а лаборатория продолжала бы существовать без каких-либо проблем. Всё это — лишь переменные в уравнении, которое имеет заранее закреплённый результат.       Но не стоило более обременять себя абстрактными мыслями. Реальность ведь теперь обещала стать куда интереснее.       Стоя со сведёнными за спиной руками и глядя в массивное, во весь рост, прочное окно на огромный металлический каркас, уходящий глубоко в магму и уже частично напоминающий формой рисунок в блокноте, Вингдингс Гастер широко улыбнулся и тщательно проштудировал в голове список намеченных целей на период ухода монстров из Нового Дома. Закончить постройку Ядра. Провести энергию от него в самые глубокие уголки Подземелья. Убедиться, что массивный аппарат работает бесперебойно и достаточно напитывается энергией.       И параллельно с этим — изучить Души монстров и исследовать Барьер.       Закрытый от наружного жара балкон лаборатории выходил из стены пещеры, и благодаря отражающемуся свету Ядра учёному было на нём достаточно светло даже без учёта нескольких обычных лампочек, тускло освещающих помещение. Свечение отражалось от пола цвета чёрного мрамора, который был разрезан полосами, напоминающими нити паутины. Магма бурлила далеко внизу, придавая пещере вид описываемого людьми мифического Ада.       Наступило время новых Записей.       Достав из карманов халата блокнот с ручкой, доктор, заставив себя отвести завороженный взгляд от будущего Ядра, нашёл чистый лист, где начал писать:       ЗАПИСЬ НОМЕР ОДИН:       СВЕТЛО, СВЕТЛЕЕ, ЕЩЁ СВЕТЛЕЕ.       БУДУЩЕЕ ЕЩЁ НИКОГДА НЕ БЫЛО НАСТОЛЬКО СВЕТЛЫМ.       АУДИЕНЦИЯ С КОРОЛЁМ МОНСТРОВ ПРОШЛА УСПЕШНО.       ОЧЕНЬ УСПЕШНО.       СВЕТ ЯДРА ОЗАРИТ ПОДЗЕМЕЛЬЕ, КОГДА ПРИДЁТ ВРЕМЯ.       НО СВЕТ БАРЬЕРА СИЯЕТ ДАЖЕ СЕЙЧАС.       НЕ ПРЕОДОЛЕВ ЕГО, НЕВОЗМОЖНО ДОСТИЧЬ ТЬМЫ.       НЕ ДОСТИГНУВ ТЬМЫ, НЕВОЗМОЖНО ОБРЕСТИ СИЛУ.       …       ПРИШЛА ПОРА НОВЫХ ЭКСПЕРИМЕНТОВ.       ОНИ ОБЕЩАЮТ БЫТЬ ОЧЕНЬ       ОЧЕНЬ       ИНТЕРЕСНЫМИ.       — пробормотал Гастер последние слова и взглянул на дверь балкона. Но не на ту, в которую раздался стук и которая спустя мгновение была открыта сгорбившейся крупноголовой жёлто-голубой птицей, держащей в крыльях стопку документов.       — Доктор Гастер, поступили данные о монстрах, которые будут направлены на строительство Ядра! — отрапортовала птица, при взгляде на учёного поднимая только глаза. — Их стоит отнести к Вам в кабинет?       — Ну разумеется. — ответил Вингдингс, кивнув подчинённому. — Я скоро подойду. Проследи, чтобы остальные Последователи рассортировали их в алфавитном порядке и начали определять в отдельный ряд тех, у кого нет родных и близких.       Птица ещё сильнее склонила и так согнутую голову и покинула комнату, как можно тише прикрыв дверь.       Доктор не сдержал лёгкой ухмылки. Последователи. Правильным термином было, скорее, «Изгои». Отдельные монстры, оставившие позади свою прошлую жизнь в кругу семьи ради великого будущего, обещанного Гастером. Существа, переставшие существовать для всех, кто не отобран учёным лично в свои ряды.       Когда его идеи будут реализованы, раса монстров примет их обратно в свои ряды, но уже как Героев, способствовавших величайшим свершениям.       Гастер вновь посмотрел в другой от главной двери край комнаты, где серебристая краска была нанесена на стену позже, чем на основную её часть. Убрав ручку с блокнотом обратно в халат, монстр отряхнул его и, подтянув рукава, широко улыбнулся, направляясь к стене. Положив руку на участок на уровне его лица, учёный подождал мгновение, пока не пискнул скрытый идентификатор, и часть стены мгновенно отъехала в сторону, впуская холод и синее сияние в нагретое мрачное помещение.       У всех были свои скелеты в шкафу. У Доктора Вингдингс Гастера их было больше, чем у остальных.       Скрытая дверь закрылась за доктором, когда он вошёл в тайную комнату, и смотровой балкон вновь погрузился во мрак, слабо перебиваемый светом, исходящим от ламп и из пещеры.
Примечания:
Интересный факт: В части с Записью хотел сменить шрифт на Астер, но на ФБ это, похоже, невозможно, жаль(
Может, сделаю это в следующий раз, если узнаю, как. Я не так умён, как Гастер (
И да: не мог сдержаться и не вставить эти строчки вначале. Уверен, что как минимум некоторые узнают их и, возможно, даже испугаются от воспоминаний...)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Undertale"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты